Научная статья на тему 'Специфические особенности молодежного экстремизма на Северном Кавказе'

Специфические особенности молодежного экстремизма на Северном Кавказе Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
438
91
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МОЛОДЕЖНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ / ФАКТОРЫ ПРЕСТУПНОСТИ / СТАТИСТИКА / ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ / ОРУЖИЕ / YOUTH EXTREMISM / FACTORS OF CRIME / STATISTICS / COUNTERACTION / WEAPON

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Татаров Леон Анатольевич

В статье рассматриваются основные причины возникновения и развития молодежного экстремизма как в Российской Федерации в целом, так и в Северо-Кавказском регионе в частности. Автором исследованы основные атрибутивные признаки молодежного религиозного экстремизма и вопросы противодействия ему. На примере спецоперации в Нальчике в октябре 2005 г. показаны силовые методы противостояния терроризму и экстремизму в России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Specific features of youth extremism I N THE NORTH CAUCASUS

The article considers the main reasons for the emergence and development of youth extremism both in the Russian Federation in general and in the North Caucasus region. The author investigates the main attributive features of the youth religious extremism and the issues of combating it. By case study of the special operation in Nalchik in October 2005 the author discusses the power methods of terrorism and extremism counteraction in Russia.

Текст научной работы на тему «Специфические особенности молодежного экстремизма на Северном Кавказе»

УДК 343.9:316.346.32-053.6 Татаров Леон Анатольевич

кандидат юридических наук, заместитель начальника кафедры организации правоохранительной деятельности Северо-Кавказского института повышения квалификации сотрудников МВД России (филиала) Краснодарского университета МВД России

СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МОЛОДЕЖНОГО ЭКСТРЕМИЗМА НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Tatarov Leon Anatolyevich

PhD in Law, Deputy Head of the Department for Organization of Law Enforcement Activities, North Caucasus Institute for Advanced Training, branch of Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of Russia

SPECIFIC FEATURES OF YOUTH EXTREMISM IN THE NORTH CAUCASUS

Аннотация:

В статье рассматриваются основные причины возникновения и развития молодежного экстремизма как в Российской Федерации в целом, так и в Северо-Кавказском регионе в частности. Автором исследованы основные атрибутивные признаки молодежного религиозного экстремизма и вопросы противодействия ему. На примере спецоперации в Нальчике в октябре 2005 г. показаны силовые методы противостояния терроризму и экстремизму в России.

Ключевые слова:

молодежный экстремизм, факторы преступности, статистика, противодействие, оружие.

Summary:

The article considers the main reasons for the emergence and development of youth extremism both in the Russian Federation in general and in the North Caucasus region. The author investigates the main attributive features of the youth religious extremism and the issues of combating it. By case study of the special operation in Nalchik in October 2005 the author discusses the power methods of terrorism and extremism counteraction in Russia.

Keywords:

youth extremism, factors of crime, statistics, counteraction, weapon.

Социология молодежи становится одной из актуальнейших областей знаний сегодняшнего дня. Современная молодежь проходит свое становление в очень сложных условиях ломки старых ценностей и формирования новых социальных отношений. Следствие тому - растерянность, пессимизм, неверие в будущее. Наблюдается рост агрессивности, экстремизма, шовинизма и криминальности. Поэтому такие аспекты социологии молодежи, как молодежный экстремизм и молодежная субкультура, весьма актуальны. Можно уверенно говорить об отсутствии единой системы гуманитарного воспитания. Нормы и ценности высокой культуры подменяются усредненными типовыми образцами массовой культуры. Молодежь нужно рассматривать как особую социальную группу, имеющую специфические социальные и психологические черты, которые определяются в первую очередь возрастными особенностями этих людей и тем, что их социально-экономическое и политическое положение, духовный мир находятся в состоянии становления [1, с. 21]. Низкое качество жизни, социальное неравенство, желание самоутвердиться в мире взрослых, реальное отсутствие гарантий трудоустройства и стабильного благополучия, недостаточные социальная зрелость, профессиональный и жизненный опыт, а следовательно, и сравнительно невысокий (маргинальный) социальный статус, рассогласованность влияния агентов и институтов политической социализации - таковы основные факторы подверженности части молодежи экстремистским настроениям. Учеными выделяется такая характеристика поведения молодежи, как «экстремальность», под которой понимаются различные формы проявления максимализма в сознании и крайностей в поведении на групповом и индивидуально-личностном уровнях. Экстремальный тип сознания проявляется в специфических формах поведения, характеризующихся импульсивностью мотивации, агрессивностью, склонностью к риску, эпатажем, отклонениями от принятых норм или, наоборот, подавленностью, депрессией, пассивностью [2, с. 38-39].

В условиях экономического и социального кризиса, слабости политических институтов противодействия экстремизм активизируется. Молодежь как особая социально-демографическая группа общества находится в числе наиболее уязвимых для распространения экстремизма. Основным критерием, позволяющим отграничивать молодежный экстремизм от экстремизма вообще, является возраст его приверженцев - 14-30 лет.

Мы согласны с мнением С.Н. Фридинского, который указывает, что молодежный экстремизм обычно начинается с выражения пренебрежения к действующим в обществе правилам и нормам поведения или их отрицания, потому что молодежь во все времена была подвержена радикальным настроениям в силу ее возрастных свойств [3, с. 24]. Ю.М. Антонян выделяет такие

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ (2015, № 9)

неотъемлемые черты экстремистского сознания у молодежи, как: 1) разделение мира на две различные группы - «мы» (хорошие, умные, трудолюбивые и т. д.) и «они» (плохие, готовящиеся на нас напасть, угрожающие нам и т. д.) и 2) перенос негативных черт отдельных лиц на всю социальную (религиозную, национальную) группу [4, с. 58].

Экстремизм как пагубное явление для общества уже создало реальную угрозу национальной безопасности страны. Ежедневные публикации в средствах массовой информации, теле- и радиоэфиры по данной теме свидетельствуют о глобализации данного феномена.

Многие исследователи обеспокоены проявлениями экстремизма и терроризма в религиозно-политическом обличии в республиках Северного Кавказа. Действительно, данный регион является сложным с точки зрения социально-экономического развития, осуществления государственного управления, а также обеспечения национальной безопасности. Несмотря на попытки укрепления федеральной власти, здесь продолжают действовать конфликтогенные факторы. Именно в данном регионе наиболее рискогенным становится срастание молодежных экстремистских проявлений с этносепаратизмом и религиозной нетерпимостью. И, несмотря на то что в центре внимания остается Дагестан, ситуация в соседних республиках остается напряженной.

С начала 90-х гг. прошлого столетия пропагандой идей «чистого ислама» в Дагестане (как и в других республиках региона) занимались в том числе и иностранцы - преподаватели арабского языка и религиозных дисциплин, представители различных благотворительных и гуманитарных исламских организаций, которые открыли тогда ряд филиалов на Северном Кавказе. Разумеется, свою роль в распространении этих идей играли и интенсивные контакты Дагестана с внешним мусульманским миром, прежде всего - ежегодное паломничество к святым местам и обучение молодых дагестанцев в зарубежных исламских центрах. Тогда же ваххабизм, понимаемый сейчас как воинствующий фундаментализм, превратился в Дагестане в яркий социокультурный феномен. Ваххабитские общины (джамааты) возникли и по сей день функционируют во многих селах и городах республики. Следует отметить, что по причине многозначности этого термина происходит путаница. В самом общем смысле джамааты - общины мусульман отдельно взятого района (квартала). Словом «джамаат» также называют неформальное объединение (сообщество) верующих мусульман, живущих на территории нескольких районов (кварталов) или целого региона. Такого рода сообщества, как правило, имеют общепризнанного лидера. Кроме того, джамаатами нередко именуются вооруженные подпольные группы. Тем не менее, решающее значение имеет то, как сами мусульмане оценивают ту или иную группу.

Проникновение идей радикального ислама было также отмечено и в Кабардино-Балкарии. Первый президент республики Валерий Коков не раз говорил о чуждости идей ваххабизма народам Кабардино-Балкарии, возлагая ответственность за их распространение на духовное управление и глав городских и сельских администраций. Ваххабитам приписывался ряд совершенных в те годы в республике террористических актов, в том числе попытку взорвать в Нальчике в апреле 1997 г. памятник, посвященный 400-летию присоединения Кабарды к России.

Автор неслучайно заострил внимание на Кабардино-Балкарии. Действительно, к осени 2005 г. Кабардино-Балкария казалась исключением из «печального правила», характерного для большинства кавказских республик. В самом деле, второе десятилетие продолжалось «усмирение» мятежной Чечни, откуда пламя войны уже перекинулось в соседние Ингушетию и Северную Осетию. Чудовищный террористический акт в Беслане поставил на грань срыва урегулирование давнего конфликта в Пригородном районе. Сама же «вторая чеченская» начиналась не только из Дагестана, Карачаево-Черкессии.

На этом фоне Кабардино-Балкария могла показаться «островком стабильности». Для внешнего наблюдателя совершенно неожиданным стало вооруженное выступление в Нальчике - самое масштабное в регионе за последние несколько лет. Вооруженному нападению боевиков на Нальчик предшествовал целый ряд событий, связанных с взаимоотношениями властей и мусульманской уммы. С конца 1990-х гг. в регионе имела место антиваххабитская кампания, которая плавно перетекла в борьбу с экстремизмом.

Вооруженное и террористическое подполье в КБР оформилось после первой чеченской войны. Кроме того, в 1998-2005 гг. в Кабардино-Балкарии существовало сообщество неформальных мусульманских групп - джамаат Кабардино-Балкарии, члены которых участвовали и в событиях в Нальчике. Начало 2000-х гг. отмечено углублением противоречий между Духовным управлением мусульман КБР и членами местных мусульманских общин, входящих в джамаат. Представители последнего настаивали на соблюдении обрядовой чистоты и борьбе с полуязыческими ритуалами, а также выступали против коммерциализации ислама, выражавшейся в увеличении количества денежных подношений имамам (под предлогом достойного отправления обрядов). Идеологической основой джамаата стал салафизм, общины, входящие в джамаат, руководствовались нормами шариата.

Антиваххабитская кампания, развернутая властями КБР, привела к ограничению прав мусульманских организаций со стороны властей Кабардино-Балкарии. В частности, на территории мечетей и молитвенных домов запрещалась всякая просветительская деятельность. В Нальчике, Нарткале и Чегеме главы администраций грубо ущемляли автономный статус религиозных общин, неоднократно вмешивались в работу избранных общинами имамов, пытались сместить их с должностей и назначить на их место «своих людей». Следствием ужесточения давления властей на мусульманскую общину стало обращение лидера джамаата КБР Мусы Мукожева (убит в ночь с 10 на 11 мая 2009 г. в селении Дугулубгей КБР в результате спецоперации ФСБ - прим. авт.) с призывами поддержать вооруженное восстание против российской власти на Кавказе.

В нападении на Нальчик участвовали отряды боевиков «Кавказского фронта» ВС ЧРИ под общим командованием Шамиля Басаева (ликвидирован в ночь на 10 июля 2006 г. в районе с. Экажево (Назрановский район Ингушетии) в результате взрыва сопровождаемого им грузовика «КамАЗ» с оружием и боеприпасами - прим. авт.). Основную часть боевиков составили местные жители - приверженцы салафизма. Непосредственными организаторами и руководителями нападения на Нальчик были лидер кабардино-балкарского джамаата Анзор Астемиров (убит 24 марта 2010 г. в ходе спецоперации в Нальчике - прим. авт.) и лидер джамаата «Талибан» Илесс Горчханов (убит в ночь на 14 октября 2005 г. в ходе спецоперации в Нальчике - прим. авт.). По заявлениям чеченских сепаратистов, в операции активное участие принимали также члены джамаата «Ярмук», базировавшегося в Кабардино-Балкарии. По данным Генеральной прокуратуры РФ численность нападавших на город в октябре 2005 г. составляла не менее 250 человек. И большинство из них - молодежь республики. Именно социально незащищенная молодежь, которой вряд ли были известны истинные причины и последствия своих действий. Зомбированные, растерянные и, по большому счету, впервые взявшие в руки оружие молодые люди (хотя большинство жителей их людьми не назовут) сами стали в конечном счете жертвами. Хотя уйти в иной мир, преследуя цель освободить землю от нечисти, для них считалось прямой дорогой в рай. По официальным данным в результате нападения на Нальчик были убиты 35 сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, а также 15 лиц из числа гражданского населения, 129 силовиков и 66 гражданских лиц - ранены. Кроме того, было повреждено и уничтожено имущество на сумму более 54 млн рублей. По информации российских силовых ведомств в ходе боев в Нальчике были уничтожены 95 нападавших [5]. По версии органов предварительного расследования основной целью нападения на Нальчик было «изменение конституционного строя России, нарушение ее территориальной целостности и образование на территории Северо-Кавказского региона исламского государства» [6].

В числе основных атрибутивных признаков молодежного религиозного экстремизма можно выделить: а) стремление создать новый политический порядок, крайне противостоящий существующему; б) радикализм политических ориентаций и установок активности; в) крайние формы фанатизма или нигилизма. Отправной точкой экстремизма, способствующей объединению его сторонников в группы экстремистской направленности, является отсутствие «социальных лифтов», несформировавшиеся мотивации позитивных установок, кризис групповой идентичности и дезориентация. Так, у немалого числа молодых людей отсутствует четко выраженная личностная самоидентификация, сильны поведенческие стереотипы, обусловливающие деперсонализацию установок. Позиция отчуждения в его экзистенциональном преломлении просматривается как в отношении к социуму, так и в межгенерационном общении, в контркультурной направленности молодежного досуга. Социальное отчуждение проявляется чаще всего в апатии, безразличии к политической жизни общества, образно говоря, в позиции «стороннего наблюдателя».

Несмотря на то что власти большинства республик Северного Кавказа прилагают максимум усилий для воспитания здорового во всех смыслах молодого поколения, пока сохраняется определенное число экстремистски настроенных молодых людей. Хотя на сегодняшний день можно утверждать, что их количество заметно снизилось.

Ссылки:

1. Татаров Л.А. Молодежный экстремизм. Вопросы противодействия: отечественный и зарубежный опыт // Закон и право. 2014. № 6.

2. Зубок Ю.А., Чупров В.И. Молодежный экстремизм. Сущность и особенности проявления // Социс. 2008. № 5.

3. Фридинский С.Н. Молодежный экстремизм как особо опасная форма проявления экстремистской деятельности // Юридический мир. 2008. № 6.

4. Этнорелигиозный терроризм / под ред. Ю.М. Антоняна. М., 2006.

5. Гособвинение начало излагать обвинительное заключение по делу о нападении на Нальчик // РИА «Новости». 2009. 14 апр.

6. Генеральная прокуратура Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: http://www.genproc.gov.ru/ (дата обращения: 08.05.2015).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.