Научная статья на тему 'Сотрудничество России и Китая в рамках сопряжения ЕАЭС и проекта "один пояс - один путь"'

Сотрудничество России и Китая в рамках сопряжения ЕАЭС и проекта "один пояс - один путь" Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
599
117
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЕАЭС / "ОДИН ПОЯС ОДИН ПУТЬ" / РОССИЯ / ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО / "БОЛЬШАЯ ЕВРАЗИЯ" / ТАМОЖЕННОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ / EAEU / "ONE BELT ONE WAY" / RUSSIA / ENERGY COOPERATION / "GREATER EURASIA" / CUSTOMS INTERACTION

Аннотация научной статьи по социальной и экономической географии, автор научной работы — Александрова Виктория Алексеевна

В данной статье проанализировано взаимодействие Китая и стран ЕАЭС, в частности России, в осуществлении сопряжения ЕАЭС и инициативы «Один пояс один путь». Выделены ключевые сферы и рассмотрены наиболее значимые бизнес-проекты по каждому из направлений сотрудничества сторон. Обозначены основные причины заинтересованности КНР и стран-участниц ЕАЭС в разработке проекта интеграции, а также сложности его практической реализации. Объяснены причины относительно невысоких темпов претворения сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса одного пути» в жизнь и небольшое число внушительных результатов на данный момент.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Russian-Chinese cooperation in the framework of the integration of the EAEU and the project “One belt - one way”

This article analyzes the interaction of China and the EAEU countries, in particular the Russian Federation, in the implementation of the integration of the EAEU and the initiative "One belt one way." It identifies key areas and regards the most significant business projects in each of the areas of cooperation between the parties. It identifies the main reasons for the interest of China and the EAEU member countries in the development of the integration project, as well as the difficulties of its practical implementation. It explains reasons for the relatively low pace of implementation of the pairing of the EAEU and the "One Belt One Way" into life and a small number of impressive results at the moment.

Текст научной работы на тему «Сотрудничество России и Китая в рамках сопряжения ЕАЭС и проекта "один пояс - один путь"»

Сотрудничество России и Китая в рамках сопряжения ЕАЭС и проекта «Один пояс -

один путь»

Russian-Chinese cooperation in the framework of the integration of the EAEU and the

project "One belt - one way"

Александрова Виктория Алексеевна

студент

Санкт-Петербургский государственный университет

Россия, Санкт-Петербург e-mail: aleksandrova. viktoriia@yandex. ru

Alexandrova Victoria Alekseevna

student

Saint Petersburg state University Russia, Saint Petersburg e-mail: aleksandrova. viktoriia@yandex. ru

Научный руководитель Подоба З. С.

кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики Санкт-Петербургский государственный университет

Россия, Санкт-Петербург

Scientific adviser Podoba Z. S.

candidate of economic Sciences, associate Professor of the Department of world economy

Saint Petersburg state University Russia, Saint Petersburg

Аннотация.

В данной статье проанализировано взаимодействие Китая и стран ЕАЭС, в частности России, в осуществлении сопряжения ЕАЭС и инициативы «Один пояс - один путь». Выделены ключевые сферы и рассмотрены наиболее значимые бизнес-проекты по каждому из направлений сотрудничества сторон. Обозначены основные причины заинтересованности КНР и стран-участниц ЕАЭС в разработке проекта интеграции, а также сложности его практической реализации. Объяснены причины относительно невысоких темпов претворения сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса - одного пути» в жизнь и небольшое число внушительных результатов на данный момент.

Annotation.

This article analyzes the interaction of China and the EAEU countries, in particular the Russian Federation, in the implementation of the integration of the EAEU and the initiative "One belt - one way." It identifies key areas and regards the most significant business projects in each of the areas of cooperation between the parties. It identifies the main reasons for the interest of China and the EAEU member countries in the development of the integration project, as well as the difficulties of its practical implementation. It explains reasons for the relatively low pace of implementation of the pairing of the EAEU and the "One Belt - One Way" into life and a small number of impressive results at the moment.

Ключевые слова: ЕАЭС, «Один пояс - один путь», Россия, энергетическое сотрудничество, «Большая Евразия», таможенное взаимодействие.

Key words: EAEU, "One belt - one way", Russia, energy cooperation, "Greater Eurasia", customs interaction.

В мае 2015 года президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин подписали соглашение о сопряжении экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС) «в целях практической реализации намерений о сопряжении инициатив Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шёлкового пути» и создания в будущем единого экономического пространства и зоны свободной торговли между ЕАЭС и Китаем. [14] Согласно договору, Шанхайская Организация Сотрудничества

становится главной дискуссионной площадкой для обоих проектов. Объединение ЕАЭС и ЭПШП несёт с собой ряд экономических выгод и преимуществ для стран - участниц. Прежде всего, это - упрощение торгового и инвестиционного режима между КНР и странами-участницами ЕАЭС. Сопряжение проектов открывает для членов ЕАЭС, в том числе для России, выход на огромную транзитную зону для грузопотоков из Европы в Азии, даёт возможность расширить азиатский рынок сбыта их продукции. Что касается Китая, то для китайских производителей тоже открываются новые рынки сбыта. КНР также получает доступ к источникам сырья и энергоресурсов, что делает поддержку ЭПШП ведущими странами ЕАЭС необходимым условием успешной реализации проекта. Не менее важна для КНР и возможность снижения объёма накопившихся после Глобального финансового кризиса 2008 - 2009 годов производственных мощностей особенно в тяжёлом машиностроении, производстве потребительских товаров, цемента, стали и других видов металлов за счёт выхода на новые рынки.

«Дальнейшее сопряжение Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайской инициативы "Один пояс - один путь" позволит заложить основу для формирования в Евразии нового геополитического контура», -считает министр иностранных дел России Сергей Лавров. [5] Экономическое и политическое сотрудничество и интеграция в условиях сложившейся геополитической ситуации являются приоритетами взаимодействия для стран - лидеров проектов по ЕАЭС и ЭПШП В частности, для Китая сотрудничество с ЕАЭС - это возможность минимизировать риски, в том числе возникающие в результате проведения «не всегда предсказуемых мер со стороны США» [13], за счёт альтернативного взаимодействия с другими странами. На межрегиональном уровне взаимоотношения России и Китая в данный момент заключаются в совмещении концепции евразийской интеграции и китайской концепции создания сети партнерских отношений в зоне интересов ЕАЭС. Сопряжение этих проектов предполагает возможность создания «Большой Евразии» - единого экономического пространства, основанного на партнёрстве и политическом диалоге, с Шанхайской организацией сотрудничества в качестве регулирующего органа. [10]

Согласно мнению декана института современных китайских исследований Ху Аньган, Экономический пояс Шёлкового пути делится на три основные части: «ядро» проекта составляют страны Центральной Азии, члены СНГ, например, Казахстан и Киргизия. Россия же находится в зоне, примыкающей к «ядру». [13] Что касается России, то с 2019 года эксперты рассматривают её вместе с Казахстаном и Сингапуром как страну, наиболее тесно связанную с проектом «Один пояс - один путь». Этот подход ясно демонстрирует принцип «держаться крепко на Севере, стабилизировать Запад, продвигаться на Юг», которого придерживается Китай в своей внешнеэкономической деятельности. Под странами Севера подразумеваются прежде всего Россия и Казахстан - основные экспортёры энергоресурсов, а также вооружения в КНР. [6]

Интеграция ЕАЭС и проекта «Один пояс - один путь» прежде всего предполагает упрощение таможенных процедур и устранение таможенных тарифов в торговле. Сотрудничество Китая со всем ЕАЭС вместо отдельно России и государств Центральной Азии значительно упрощает таможенные процедуры, тем более в условиях отсутствия в ЕАЭС внутренних таможенных границ, создавая возможности для образования в будущем евразийской зоны свободной торговли ЕАЭС + Китай. Кроме этого направления в заявлении о сопряжении ЕАЭС и ЭПШП была фактически представлена предполагаемая «дорожная карта» процесса интеграции, которая предполагала упрощение инвестиций и реализацию крупных совместных проектов индустриальных парков, трансграничных зон экономического сотрудничества; осуществление проектов совместного развития логистики, транспортной инфраструктуры и интермодальных перевозок; обеспечение совместимости правил и норм в области торгово-экономических связей; расширение сферы расчетов в

национальных валютах, укрепление сотрудничества финансовых институтов, включая Фонд Шелкового пути, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, а также Межбанковское объединение ШОС. [9]

Создание единого транспортно-логистического пространства - не менее важное направление взаимодействия сторон. Интеграция двух проектов даёт Китаю возможность сокращения транспортных издержек за счёт организации новых транспортных путей в Европе и Азии, в чём КНР, как одна из ведущих торговых держав мира крайне заинтересована. Для России и других участников ЕАЭС - это означает значительные масштабные транзитные поступления в бюджеты, а также появление необходимой инфраструктуры и логистических центров, призванных обеспечить странам выход на новые для них рынки партнёров. В этом направлении уже имеются существенные результаты. Ещё в марте 2017 г. был согласован список инфраструктурных проектов, которые будут реализованы странами Евразийского экономического союза и поддержат формирование Экономического пояса Шелкового пути, в их числе: строительство новых и модернизация существующих дорог, создание транспортно-логистических центров, развития ключевых транспортных узлов. [11] В настоящий момент завершается строительство автодорог международного транспортного коридора «Западная Европа - Западный Китай», который соединяет Санкт-Петербург и Ляньюньган и проходит по территориям России, Казахстана и Китая. [8]

Новой вехой в деятельности по интеграции ЕАЭС и проекта «Один пояс - один путь» стало подписанное 17 мая 2018 года в рамках Астанинского экономического форума Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом и Китайской Народной Республикой. Соглашение открывает новые экономические возможности для государств - членов ЕАЭС. [4] Так, например, для Казахстана наиболее приоритетным направлением сотрудничества с Китаем на данный момент является транспортная инфраструктура. Проект предусматривает прокладывание нескольких торговых маршрутов по территории РФ и открывает странам ЕАЭС выход на рынок Юго-Восточной Азии. Достигнутые в рамках Соглашения договорённости обеспечивают приток необходимого Казахстану объёма китайских инвестиций, в частности, для реализации таких проектов, как автомобильная дорога Западная Европа - Западный Китай. [8] Для России же наиболее благоприятными являются действующие Северный евразийский (проходит через порт Владивосток, по суше - через Забайкальск, Читу, Улан-Удэ и Иркутск, далее выходит на Москву и Санкт-Петербург, в конце морем - в Европу) и Центральный евразийский коридоры (проходит через Шанхай, далее по территории Центрального Китая через Сиань и Урумчи, далее - доходит до пограничного пункта Достык на территории Казахстана и переходит в магистраль Пекин-Москва-Берлин). Важной составной частью Центрального евразийского коридора является высокоскоростная магистраль (ВСМ) «Евразия». Её общая протяженность составляет 9,5 тысячи километров, из которых 2, 366 тысячи километров проходят по территории России. Однако в данный момент реализация этого масштабного проекта приостановлена. В 2019 году от строительства первого участка ВСМ - Москва-Казань, запланированного на 2018 год, отказались, поскольку участники не смогли прийти к согласию по поводу условий будущего сотрудничества. [2] Некоторые условия китайской стороны, в частности требования о ведении строительства китайскими рабочими, обязательном импорте китайских технологий и техники, а также о предоставлении государственных гарантий на предоставляемые кредиты, были крайне невыгодны для России.

Говоря о направлениях сотрудничества в рамках инициативы интеграции ЕАЭС и ЭПШП, стоит упомянуть о производственной кооперации приграничных регионов России и Китая, а именно о возобновлении проекта «Большой Алтай» между Алтайским краем и Республикой Алтаем с российской стороны, с казахской — Восточно-Казахстанской области и Алтайским округом Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) - с

китайской стороны, цель которого - развитие регионального сотрудничества государств в торгово-экономической, кредитно-финансовой, научно-технической, энергетической, транспортной, агропромышленной и других областях. [12] Также важный аспект - создание совместной приграничной инфраструктуры. В том числе: мостовая часть железнодорожного перехода через Амур Нижнеленинское - Тунцзян (Китай), завершённое в июле 2019 года; [7] инвестиционный проект мостового перехода между Хэйхэ и Благовещенском, который планируется закончить к концу текущего года; международные транспортные коридоры на территории Примормкого края "Приморье-1" и "Приморье-2", обеспечивающие северо-восточным китайским провинциям Хэйлунцзян и Цзилинь выход к морским портам на юге Приморья при кратчайших сроках транспортировки грузов. [3]

Наконец, немаловажным направлением в рамках сопряжения проектов ЕАЭС и «Один пояс - один путь» является сотрудничество Китая и стран ЕАЭС, в том числе России в энергетической сфере. В глобальной структуре запасов энергоносителей удельный вес стран-участниц ЕАЭС составляет по нефти - 8%, газу - 18%, углю - 20%, урану - 21%. Кроме того, размер доказанных запасов ресурсов на территории государств ЕАЭС превышает таковые в КНР в 9 раз по газу, в 7 раз по нефти, в 1,5 раза по углю. РФ на данный момент - крупнейший поставщик энергоресурсов в Китай. Российская нефть обеспечивает наибольшую долю среди стран - импортёров в КНР - около 16%; после запуска «Силы Сибири» Россия также станет основным экспортёром природного газа в Китай, оставив позади США. Не менее важным энергетическим партнёром Китая является Казахстан - среди стран ЕАЭС он занимает второе место по объёмам экспорта энергоресурсов в КНР. На уголь, нефть и газ ПНГ 24 соответственно приходится 33%, 13% и 7% разведанных запасов природных энергоресурсов на территории ЕАЭС. [6] Заметное в последние несколько лет снижение импорта Китаем казахстанской нефти эксперты связывают не с экономическими причинами, такими как возможная переориентация КНР на других поставщиков энергоресурсов, а с падением добычи на ключевых месторождениях Кызылординской и Актюбинской областей (рис. 1, табл. 1). [1]

45.00 40,00 35.00 30,00 25.00

Объём торта Китаем энергоресурсов из ^^^^^ Казахстана

0,00

2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018

Рисунок 1. Динамика объёмов импорта энергоресурсов Китаем из РФ и Казахстана Источник: составлено автором по данным https://www.trademap.org/

Таблица 1. Объём импорта Китаем энергоресурсов из Российской Федерации и Казахстана, млн доллар США.

Год РФ Казахстан

2009 9,39 2,81

2010 12,85 5,80

2011 22,92 9,66

2012 29,52 8,79

2013 26,88 10,09

2014 29,72 4,57

2015 20,19 2,04

2016 19,02 0,97

2017 27,43 1,17

2018 42,11 2,46

Источник: составлено автором по данным https://www.trademap.org/ КНР - крупнейший в мире потребитель энергоресурсов, причём его потребности с каждым годом неуклонно возрастают (рис. 2).

400

2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018

Рисунок 2. Потребление Китаем энергоресурсов

Источник: https://www.trademap.org/

На сегодняшний день существует двенадцать маршрутов, используемых при экспорте энергоносителей из России в КНР: четыре - в газовой сфере, шесть - в нефтяной, по одному - в угольной отрасли (с использованием портов Дальнего Востока России) и 3 линии передач секторе электроэнергетики. [10] Каждый из этих маршрутов совпадает соответствует северному транспортному коридору Экономического пояса Шелкового пути, который включает в себя Транссибирскую железная дорога, порты Приморья, а также объекты транспортной и логистической инфраструктуры Сибири и Тихоокеанской России.

Основные маршруты экспорта энергоресурсов, включая два маршрута экспорта электроэнергии из России в Китай:

• восточный маршрут «Силы Сибири-1»: газ из Ковыктинского и Чаяндинского меторождений через Амурский газоперерабатывающий завод в Благовещенск;

• западный маршрут «Силы Сибири-2»: газ из месторождений Западной Сибири через Алтай в Синьцзян-Уйгурским автономный район;

• Транссахалинская газопроводная система: трубопроводные поставки по газотранспортной системе «Сахалин-Хабаровск-Владивосток»;

• проект «Ямал СПГ»: поставка СПГ на рынки стран Северо-Восточной Азии в летний период времени будет осуществляться по Северному морскому пути, а в зимний - по западному маршруту (газопроводу "Сила Сибири - 2") с перевалкой СПГ на одном из европейских терминалов;

• «ВСТО-1» (восточный нефтепровод): г. Тайшета (Иркутская область) - Сковородино (Железнодорожная станция на Транссибирской магистрали, Амурская область);

• «ВСТО-2»: г. Тайшет - порт Козьмино в заливе Находка;

• «Сахалин-1»: транспортировка по транссахалинской транспортной системе с перевалкой в экспортном терминале Де-Кастри Хабаровского края;

• «Сахалин-2»: доставка по транссахалинской транспортной системе и перевалка вблизи г. Корсаков в Сахалинской области;

• Иркутская область - Монголия - Китай: доставка нефти по трубопроводу АК «Транснефть» до наливного пункта, расположенного в п. Мегет Иркутской области, затем по железной дороге транзитом через территорию Монголии;

• Энергомост РФ - КНР: по линии электропередач «Амурская-Хэйхэ»;

• Энергомост РФ - Монголия: по линии электропередач «Селендума - Дархан»;

• Поставка угля в Азиатско-Тихоокеанский регион: из Кузбасса по железной дороге и морским транспортом с перевалкой в портах Востока России; часть угля - с месторождений Сибири и Дальнего Востока, в т. ч. с острова Сахалин.

Что касается Казахстана, то наиболее известным и масштабным по объёмам поставок энергоресурсов является нефтепровод Казахстан - КНР (Атасу - Алашанькоу). По этому нефтепроводу, длина которого составляет 965 км, а мощность - 14 млн тонн (с 2015 г. - 20 млн тонн на некоторых участках), в КНР транспортируется не только казахстанская, но и российская нефть. С 2017 года по договору между КазТрансОйл и Роснефть объём транзита нефти из России достиг 10 млн тонн в год. [6]

Тем не менее, проект сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса - одного пути» не лишён недостатков и сложностей реализации. Прежде всего это различия в институциональных структурах: ЕАЭС имеет устоявшиеся институциональные механизмы, в то время как «Один пояс - один путь» практически не имеет институционализации. Китайская инициатива не имеет понимаемой в широком смысле организационной инфраструктуры. ЕАЭС - представляет собой традиционную региональную интеграцию, в то время как к китайскому проекту применяется функциональный, а не региональный подход - «Один пояс - один путь» не ограничен жёсткими географическими рамками, в частности, он включает в себя Полярный шёлковый путь, Экономический пояс Шёлкового пути, его участниками являются некоторые страны Латинской Америки и Северной Африки. Кроме того, существуют значительные различия в экономическом потенциале Китая и ЕАЭС. Так, КНР, на данный момент по ВВП по номинальному курсу является второй экономикой мира, уступая только США, а по ППС - первой, при этом совокупный ВВП официальных стран - участниц ЕАЭС в 2017 году составил 1,8 миллиардов долларов США. Также уставной капитал Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ) по учредительным документам составил 100 млрд долл., а Евразийского банка развития - только 7 млрд долл. США. [4] Именно несовпадение экономической, в первую очередь, финансовой мощи государств является одним из основных опасений России относительно сотрудничества с Китаем в Центральной Азии. Огромный запас финансовых средств позволяет КНР, в отличие от России, чьё положение ещё и осложнено действием санкций, проводить активную экономическую политику в регионе. Также стоит учитывать, что ЭПШП - чисто коммерческий проект, основной целью инициативы «Один пояс - один путь» является помощь слаборазвитым

регионам, в частности, западным и центральным районам Китая. Поэтому КНР в рамках ЭПШП первую очередь стремится реализовывать инфраструктурные проекты, основная доля китайских инвестиций приходится именно на инфраструктуру, а не на реальный сектор экономики. Однако сотрудничество только в части инфраструктуры не вполне соответствует целям стран ЕАЭС, таким как развитие и модернизация экономик государств -участников и защита их внутренних рынков. Ускорение темпов роста экономик участниц ЕАЭС также идёт вразрез с интересами Китая, который склонен рассматривать Центральную Азию как большой рынок для экспорта. Наконец, КНР настаивает на привлечении китайских рабочих к реализации проектов. Это означает увеличение числа мигрантов и, соответственно, рост присутствия Китая, нежелательного как для России, так и для стран ЦА.

Указанные сложности обуславливают относительные невысокие темпы осуществления проекта интеграции, а также отсутствие значительных результатов. «За без малого три года так и не создана зона свободной торговли. В разработке остаются менее масштабные, но не менее важные соглашения.» - говорит эксперт МЭФ, профессор РУДН Юрий Тавровский. Действительно, реализация многих масштабных проектов, предполагаемых к осуществлению, в данный момент приостановлена или же откладывается. Например, строительство автомобильной дороги Западная Европа - Западный Китай и газопровода «Сила Сибири - 2» не осуществляется из-за сложности достижения соглашения между сторонами. Фактически, большинство проектов, действующих в рамках сопряжения ЭПШП и ЕАЭС, были начаты до подписания соглашения об интеграции, то есть они не являются прямым результатом успешного и продуктивного сотрудничества стран. Таким образом, основной целью России, Китая и стран ЕАЭС на данном этапе является укрепление междустороннего взаимодействия, способствование активному диалогу между странами и расширение сфер сотрудничества.

Список используемой литературы:

1. Афанасьева А. Интервью - Казахстан развернёт экспорт 6 млн т нефти с запада на восток / А. Афанасьева. - Текст : электронный // Агентство новостей REUTERS. - 2019. - URL: https://ru.reuters.com/article/businessNews/idRUKCN1TY22E-ORUBS

2. Возможные варианты нового «Шелкового пути» из Китая в Европу. - Текст : электронный // Сайт Евразийской туристической организации. - 2018. - URL: http://eurasiatourism.org/newsETO/document1560.phtml

3. Дробышева И. Коридоры надежды / И. Дробышева. - Текст : электронный // Российская газета. - 2019. - № 11(7769). - URL: https://rg.ru/2019/01/20/reg-dfo/mezhdunarodnye-koridory-optimiziruiut-logistiku-gruzoperevozok-primoria. html

4. Капустин Н. Сопряжение Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути: дилемма интеграции? / Н. Капустин. - Текст: электронный // РСМД. - 2018. - URL: https://russiancouncil.ru

5. Лавров С. «Партнерство, устремленное в будущее». - Текст : электронный / С. Лавров // Российская газета - Федеральный выпуск. - 2019. - № 216 (7974). - URL: https://ria.ru/20190926/1559137435.html

6. Матвеев И. Е. Энергетическая политика ЕАЭС в ракурсе ЭПШП / И. Е. Матвеев. - Текст : электронный // Российский внешнеэкономический вестник. - 2017. - №3. - С. 11-33. - URL: http://www.rfej .ru/rvv/id/90041E3BC/$file/11 -3 3 .pdf

7. Международный автомобильный мост через Амур заработает весной 2020 года. - 2019. - URL: https ://primamedia. ru/news/792632/?from=3 7

8. Подоба З.С. Энергетические инициативы в рамках ШОС и сотрудничество России, Китая и Казахстана в нефтяной сфере / З. С. Подоба, Л.В. Попова, С.Ф. Сутырин // Известия Уральскогого сударственного экономического университета. - 2009. - No2 (24). - С. 109-115.

9. Сериккызы М. А. Автомагистраль "Западная Европа - Западный Китай" как первое воплощение идеи "Нового Шёлкового пути" / М. А. Сериккызы. - Текст : электронный // ACADEMY. - 2017. - №4 (19). - С. 35 -37. - URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_28910121_67647683.pdf

10. Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. -Текст : электронный // Сайт президента Российской Федерации. - URL: http://kremlin.ru/supplement/4971

11. Соколова, О. Ю. Евразийский экономический союз и Экономический пояс Шелкового пути: проблемы и перспективы сотрудничества / О. Ю. Соколова, В. А. Скворцова, Ю. И. Антипова. - Текст : электронный // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. - 2018. - № 2

(46). - С. 143-153. - URL: https://evraziyskiy-ekonomicheskiy-soyuz-i-ekonomicheskiy-poyas-shelkovogo-puti-problemy-i-perspektivy-sotrudnichestva.pdf

12. Сопряжение ЕАЭС и ЭПШП приобретает реальные очертания: согласован список инфраструктурных проектов. - Текст : электронный // Сайт Евразийской экономической комиссии. - URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/2-03-2017-1.aspx (дата обращения 28.10.2019)

13. Старцев А. В. Проект "Большой Алтай": Историческая ретроспектива и современное состояние / А. В. Старцев. - Текст : электронный // Развитие территорий. - 2016. - №. 1 (4) - С. 29 - 36. - URL: file:///C:/Users/User/Downloads/proekt-bolshoy-altay-istoricheskaya-retrospektiva-i-sovremennoe-sostoyanie%20.pdf

14. Титаренко М. Л. «Концепция Экономического пояса Шелкового пути и интересы России» / М. Л. Титаренко, А. Г. Ларин, В. А. Матвеев. - Текст : электронный // Вестник московского университета. Серия 25: Международные отношения и мировая политика. - 2015. - №1. - С. 3-43. - URL: file:///C:/Users/User/Desktop/elibrary_23639468_80490701.pdf

15. Яковлев А. А. Евразийский экономический союз и китайская инициатива " Один пояс - один путь". Возможности для сотрудничества. - Текст : электронный / А. А. Яковлев // Вестник Института экономики РАН. - 2018. - № 1. - С. 204 - 211. - URL: file:///C:/Users/User/Downloads/evraziyskiy-ekonomicheskiy-soyuz-i-kitayskaya-initsiativa-odin-poyas-odin-put-vozmozhnosti-dlya-sotrudnichestva.pdf

16. Podoba Z. Energy cooperation in the SCO region. In Economic theory and economic practice: global challenges. / Z. Podoba // Proceedings of the conference "Evolution of the international trading system: problems and perspectives". - 2014. - P. 45-51.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.