Научная статья на тему 'Сохранение лагун аридных побережий западного Каспия, как важных рефугиумов фауны куликов'

Сохранение лагун аридных побережий западного Каспия, как важных рефугиумов фауны куликов Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
61
14
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Вилков Е.В.

With a sharp raising of a level of Caspian Sea (with 1978 on 1996 more than on 2 м) in central, arid part of the Dagestan coast it was generated ecologically new (for region), a steady complex of saltish lagoons. During long-term dynamics of a lagoon from open water areas were transformed to the freshened reservoirs with well advanced of hydrophilic flora. In structure of modern aqua a complex four large lagoons "Agrahan", "Sulak", "Turali" and "Turali-I". Extended меридионально along sea coast угодья reach 150-170 kms. General extent of water area of lagoons of 52 kms. Среднеоценочная the area 2630-3050 га at average width of 150-200 m. The age of lagoons varies within the limits of 10-25 years. The greatest interest, from the point of view of places of concentration sandpapers, represent "Sulak" (47 ° 34 ΄ N 43 ° 08 ΄ E) and "Turali" (42 ° 50 ΄ N 47 ° 39 ΄ E) lagoons. Through lagoons passes one of the migratory ways largest in Russia, connecting nested areas sandpipers the Western and the central Siberia with places of winterings in the Near East, in East and Southern Africa. Meridionally the arrangement new wetlands in area of the western coast of Average Caspian Sea predetermines presence here practically all-the-year-round миграционно-nomadic dynamics reaching 10-10,5 months in year. Migratory processes have the strongly pronounced specificity connected by that one of areas of researches is located in "bottle neck" rather narrow (4-5 kms in width) the migratory corridor arranged on type " a bottle neck ". In this connection, through lagoons overland migrants fly a local stream not only sandpipers-hydrohfilic, but also. Totally for the period monitoring researches in lagoons and adjacent sites 42 kinds sandpapers are registered, that makes 15,2 % from all variety avifauna area of researches (276 kinds). Among the registered kinds 8 concern to nesting flying (including nesting presumably flying), 31 flying, 8 wintering (including wintering-wandering), 3 stray from adjacent territories and 11 it is casual or seldom stray. On the basis of lead ranging "Sulak" and "Turali" lagoons are included in the list of Key ornithological territories of Russia (IBA's). By the author it is developed and now the nature protection project on the organization in limits "Sulak" and "Turali" lagoons same ornithological микрозаказников is carried out through the governmental structures of Republic Daghestan.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FAUNA AND ECOLOGY sandpipers OF LAGOONS OF COASTS ARIDNYH OF THE WESTERN CASPIAN SEA

With a sharp raising of a level of Caspian Sea (with 1978 on 1996 more than on 2 м) in central, arid part of the Dagestan coast it was generated ecologically new (for region), a steady complex of saltish lagoons. During long-term dynamics of a lagoon from open water areas were transformed to the freshened reservoirs with well advanced of hydrophilic flora. In structure of modern aqua a complex four large lagoons "Agrahan", "Sulak", "Turali" and "Turali-I". Extended меридионально along sea coast угодья reach 150-170 kms. General extent of water area of lagoons of 52 kms. Среднеоценочная the area 2630-3050 га at average width of 150-200 m. The age of lagoons varies within the limits of 10-25 years. The greatest interest, from the point of view of places of concentration sandpapers, represent "Sulak" (47 ° 34 ΄ N 43 ° 08 ΄ E) and "Turali" (42 ° 50 ΄ N 47 ° 39 ΄ E) lagoons. Through lagoons passes one of the migratory ways largest in Russia, connecting nested areas sandpipers the Western and the central Siberia with places of winterings in the Near East, in East and Southern Africa. Meridionally the arrangement new wetlands in area of the western coast of Average Caspian Sea predetermines presence here practically all-the-year-round миграционно-nomadic dynamics reaching 10-10,5 months in year. Migratory processes have the strongly pronounced specificity connected by that one of areas of researches is located in "bottle neck" rather narrow (4-5 kms in width) the migratory corridor arranged on type " a bottle neck ". In this connection, through lagoons overland migrants fly a local stream not only sandpipers-hydrohfilic, but also. Totally for the period monitoring researches in lagoons and adjacent sites 42 kinds sandpapers are registered, that makes 15,2 % from all variety avifauna area of researches (276 kinds). Among the registered kinds 8 concern to nesting flying (including nesting presumably flying), 31 flying, 8 wintering (including wintering-wandering), 3 stray from adjacent territories and 11 it is casual or seldom stray. On the basis of lead ranging "Sulak" and "Turali" lagoons are included in the list of Key ornithological territories of Russia (IBA's). By the author it is developed and now the nature protection project on the organization in limits "Sulak" and "Turali" lagoons same ornithological микрозаказников is carried out through the governmental structures of Republic Daghestan.

Текст научной работы на тему «Сохранение лагун аридных побережий западного Каспия, как важных рефугиумов фауны куликов»

======== ОХРАНЯЕМЫЕ ПРИРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ ======

УДК: 598.2/9

СОХРАНЕНИЕ ЛАГУН АРИДНЫХ ПОБЕРЕЖИЙ ЗАПАДНОГО КАСПИЯ, КАК ВАЖНЫХ РЕФУГИУМОВ ФАУНЫ КУЛИКОВ

© 2004 г. Е. В. Вилков

Прикаспийский институт биологических ресурсов Дагестанского научного центра РАН.

367025, Махачкала, ул. М.Гаджиева, 45, Россия.

Мелководья Каспийского моря и сопредельных водно-болотных угодий являются исконным местом массового обитания куликов. Динамика численности и видового состава последних наиболее ярко прослеживается в периоды сезонных миграций вдоль западного побережья Каспия, где проходит один из крупнейших в России миграционных путей (Михеев, 1997), соединяющий гнездовые ареалы куликов Западной и Центральной Сибири с местами зимовок на Ближнем Востоке, в Восточной и Южной Африке (Summers et al., 1978; Линдал, 1984). Тяготение данной группы птиц к западно-каспийскому пролетному пути связано с довольно южным положением моря, большой протяженности береговой линии (свыше 1200 км), мягким климатом и наличием значительного числа водно-болотных угодий (в отличие от восточного побережья) (Михеев, 1997), привлекающих куликов на отдых, кормежку (Шубин, 1991; Шубин, Большаков, 1997; Shubin 1998) и гнездование. В этой связи, величина миграционного потока на западном побережье Каспия в 14.9 раз выше, чем на юго-восточном (Михеев, 1997).

Исторически сложившиеся циклические трансгрессии и регрессии уровня Каспия вызывают адекватное перераспределение местообитаний куликов. В результате последней трансгрессии моря, длившейся с 1978 г. по 1996 г. (Свиточ, 1998; Сальников, Антонова, 1999), в пределах центрально-дагестанского участка, сформировался специфический комплекс солоноватых лагун свободных от надводной растительности. В процессе многолетней динамики лагуны из открытых акваторий преобразовались в опресненные водоемы с хорошо развитой гидрофильной флорой, что конструктивно трансформировало экологические условия района исследований из ксерофильного типа в мезофильно-гидрофильный (Вилков, 1999а,б,в; Вилков, 2000б,в; 2002; 2003; Vilkov, 1999). Оптимизация экологических условий на путях пролета куликов благоприятно отразилась на росте их численности и видовом разнообразии, а также на изменении сроков пребывания и статусе присутствия отдельных видов в регионе.

Наблюдения показали, что в лагунах западного побережья Среднего Каспия в последние годы наблюдается значительная концентрация куликов в различные биологические периоды, что позволяет рассматривать исследуемые угодья, как важные рефугиумы данной группы птиц, способствующие их сохранению и дальнейшему распространению вдоль западного Прикаспия в целом. Однако, в настоящее время над отдельными лагунами ("Туралинской" и "Сулакской" ) нависла угроза полного уничтожения, в связи с чем, возникла острая необходимость в принятии срочных мер по их охране. С этой целью часть исследований проведены в рамках трех международно-всероссийских программ - "Ключевые орнитологические территории России" (российская

Лагуна - мелководный естественный водоем, чаще с соленой или солоноватой водой, обычно обладающий высокой биологической продуктивностью, либо отделенный от моря, либо соединяющийся с ним узким проливом (Реймерс, 1980).

Ввиду того, что лагуны являются новыми ландшафтными образованиями для центрально-дагестанского побережья Среднего Каспия, они не отображены на картах и не имеют общепризнанных названий. В данной работе приводятся авторские наименования лагун, в связи с чем последние заключены в кавычки.

20 ВИЛКОВ

часть программы "Important Bird Areas"), "Wetlands International" и "ISAR's Caspian Program".

Цели и задачи исследований заключаются в: 1. определении видового состава и проведении комплексного анализа сезонной и многолетней динамики куликов в районе исследований; 2. выявлении характера корреляции населения куликов с сукцессионными трансформациями биоты лагун в многолетнем аспекте; 3. разработке проекта по организации орнитологических микрозаказников, как меры сохранения биоразнообразия лагун.

Основные исследования проводились по методике маршрутного учета численности птиц по средней дальности обнаружения Ю.С. Равкина (1967).

При оценке обилия (относительной численности) населения куликов использовался принцип бальных оценок А.П. Кузякина (1962), несколько расширенный мною в целях внесения дополнительной информации по вариации трендов численности для каждого фенологического цикла и на ближайшую перспективу (используемая кодировка представлена в табл. 2).

Фауно-генетическая группировка определялась согласно классификации Б.К. Штегмана (1938) (табл. 1). Доказанность гнездования основана на принципах, предложенных С.А. Букреевым (1999). Систематическое положение птиц и объемы видовых таксонов приняты по Л.С. Степаняну (1990). Таблица 1. Список куликов лагун Дагестана с указанием фауно-генетической и биотопической групп [видовая номенклатура и таксономия птиц приведены по сводке Л.С. Степаняна (1990)] Table 1. List of sandpiper species from Daghestanian lagoons with indication of faunal-genetic and biotopic groups.

Отряд Ржанкообразные - CHARADRIIFORMES Семейство Авдотковые - Burhinidae

1 Burhinus oedicnemus L. Авдотка средиземноморский полупустынно-степной, влажных побережий

Семейство Ржанковые - Charadriida

2 Pluvialis squatarola L. Тулес средиземноморский отмелей

3 Pluvialis apricaria L. Золотистая ржанка арктический отмелей, морское побережье

4 Charadrius hiaticula L. Галстучник арктический отмелей

5 Charadrius dubius Scop. Малый зуек широкораспространенный отмелей, морское побережье

6 Charadrius asiaticus Pall. Каспийский зуек среднеазиатско-средиземноморский отмелей

7 Charadrius alexandrinus L. Морской зуек широкораспространенный отмелей, морское побережье

8 Vanellus vanellus L. Чибис широкораспространенный степно-луговой, влажных побережий

9 Vanellochettusia leucura Licht. Белохвостая пигалица среднеазиатско-средиземноморский степно-луговой, влажных побережий

10 Arenaria interpes L. Камнешарка широкораспространенный морское побережье

Семейство Шилоклювковые - Recurvirostridae

11 Himantopus himantopus L. Ходулочник монгольский отмелей

12 Recurvirostra avosetta L. Шилоклювка монгольский отмелей

Семейство Кулики-сороки - Haematopodidae

13 Haematopus ostralegus L. Кулик-сорока широкораспространенный отмелей, морское побережье

ОБ ОХРАНЕ ЛАГУН АРИДНЫХ ПОБЕРЕЖИЙ ЗАПАДНОГО КАСПИЯ 21

Семейство Бекасовые - Scolopacidae

14 Tringa ochropus L. Черныш широкораспространенный отмелей

15 Tringa glareola L. Фифи широкораспространенный отмелей

16 Tringa nebularia Gull. Большой улит сибирский отмелей

1l Tringa totanus L. Травник широкораспространенный отмелей, влажных побережий

18 Tringa eritropus Pall. Щеголь сибирский отмелей

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

19 Tringa stagnatilis Bechst. Поручейник широкораспространенный отмелей

20 Actitis hypoleucos L. Перевозчик широкораспространенный отмелей

21 Xenus cinereus Guld. Мородунка сибирский отмелей

22 Phalaropus lobatus L. Круглоносый плавунчик арктический отмелей

23 Phylomachus pugnax L. Турухтан сибирский отмелей

24 Calidris minutus Leisler Кулик-воробей арктический отмелей

25 Calidris temminckii Leisler Белохвостый песочник арктический отмелей

26 Calidris ferruginea Pontopp. Краснозобик арктический отмелей

2l Calidris alpina L. Чернозобик арктический отмелей

28 Calidris maritima Brunn. Морской песочник арктический морское побережье

29 Calidris canutus L. Исландский песочник арктический отмелей

30 Calidris ruficollis Pall. Песочник-красношейка арктический морское побережье

31 Calidris alba Pall. Песчанка арктический морское побережье

32 Limicola falcinellus Pontopp. Грязовик сибирский отмелей

33 Lymnocryptes minimus Brunn. Гаршнеп сибирский отмелей, влажных побережий

34 Gallinago gallinago L. Бекас широкораспространенный отмелей, влажных побережий

35 Scolopax rusticola L. Дупель широкораспространенный отмелей, влажных побережий

36 Gallinago media Latham. Вальдшнеп широкораспространенный лесной, древесно-кустарниковый

3l Numenius arquata L. Большой кроншнеп широкораспространенный отмелей, морское побережье

38 Numenius phaeopus L. Средний кроншнеп сибирский отмелей, морское побережье

39 Limosa limosa L. Большой веретенник широкораспространенный отмелей

40 Limosa lapponica L. Малый веретенник арктический отмелей

Семейство Тиркушковые - Glareolidae

41 Glareola pratincola L. Луговая тиркушка средиземноморский степно-луговой, влажных побережий

42 Glareola nordmanni Nord. Степная тиркушка широкораспространенный степно-луговой, влажных побережий

Таблица 2. Видовой состав куликов лагун Дагестана с указанием статуса пребывания, тренда численности и охранного статуса (пояснения в конце таблицы) [видовая номенклатура и таксономия птиц даются по сводке Л.С. Степаняна (1990)]. Table 2. List of sandpiper species from Daghestanian lagoons with specified status of residence? Population trend and conservation status.

№ № Вид Статус пребывания в лагунах Тренд численности соответствует статусу пребывания Охранный статус

1 Burhinus oedicnemus B, P, S L?, LF, LF SP.3, D (I)

2 Pluvialis squatarola P ReF

3 P. apricaria P ReF SP. 4, R

4 Charadrius hiaticula P ReF

5 Ch. dubius B, P O-1, O-1

6 Ch. asiaticus P ReF SP. 3, R

7 Ch. alexandrinus P ReF SP. 3

8 Vanellus vanellus B, P, S, WT LF, O-1, LF, UF

9 V. leucura I-P Re? D (II)

10 Arenaria interpes P Оo

11 Himantopus himantopus PB, P, S L+1, O-1, UF R, D (II)

12 Recurvirostra avocetta P Lo SP. 4/3, R, D(III)

13 Haematopus ostralegus PB, P L+1, O+1 R, D (IV)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14 Tringa ochropus PB, P, W LF, Oo, LF

15 T. glareola P O-1 SP. 3

16 T. nebularia I-P ReF

17 T. totanus PB, P, WT L+1, LF, LF SP. 2

18 T. eritropus I-P LF

19 T. stagnatilis I-P, WT LF, ReF

20 Actitis hypoleucos PB, P Lo, Oo

21 Xenus cinereus P LF

22 Phalaropus lobatus P ОF

23 Phylomachus pugnax P O-1 SP. 4

24 Calidris minutus P Oo

25 C. temminckii I-P LF

26 C. ferruginea P LF

27 C. alpina P LF SP. 3

28 C. maritima I-P Ф однокр. 14 ос. 21.08.97 г SP. 4

29 C. canutus I-P Ф однокр. 3 ос. 26.07.96 г

30 C. ruficollis I-P Ф однокр. 1 ос. 21.07.98 г.

31 C. alba P Оo

32 Limicola falcinellus P LF SP. 3

33 Lymnocryptes minimus P, W L-1, L-1 SP. 3

34 Gallinago gallinago P, W М+1, О-1

35 Scolopax rusticola I-P U? SP. 2

36 Gallinago media I-P Ф U?

37 Numenius arquata P Lo SP. 3, R

38 N. phaeopus P Lo SP. 4

ОБ ОХРАНЕ ЛАГУН АРИДНЫХ ПОБЕРЕЖИЙ ЗАПАДНОГО КАСПИЯ 23 Таблица 2 (окончание).

№ № Вид Статус пребывания в лагунах Тренд численности соответствует статусу пребывания Охранный статус

39 Limosa limosa P, WT O-1, L? SP. 2

40 L. lapponica I-P U? SP. 3

41 Glareola pratincola P О? SP. 3

42 G. nordmanni P О? SP. 3, R

Пояснения к таблице:

Статус пребывания вида в районе исследований:

Коды:

B - гнездящийся-перелетный (встречается на территории в гнездовое время);

PB - предположительно гнездящийся-перелетный (факт гнездования основан на наблюдении одной из концепций, предложенных С.А.Букреевым (1999); P - встречается на пролете (включая виды гнездящихся популяций); W - зимующий (пребывающий в зимнее время не менее 10 дней);

WT - зимующе-кочующий (периодически появляющийся в зимнее время на срок от 1 до 5 дней); S - залетный с сопредельных территорий (виды-посетители);

I-P - редкозалетный, пролетный (появление на территории случайно и незакономерно).

Тренд численности вида (использован принцип бальных оценок А.П. Кузякина [1962]):

Коды:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

F - численность флуктуирует без определенной тенденции;

Ф - новый вид появившийся в районе исследований за последние 9 лет;

U - единичные особи (менее 0.1 ос/км2 );

Re - вид редок (0.1-1.0 ос/км2);

L - вид немногочислен (1.1-10.0 ос/км2);

О - вид обычен (10.1-100.0 ос/км2);

М - вид многочислен (более 100 ос/км2);

+1 - численность увеличивается;

о - численность стабильная;

-1 - слабо снижающаяся численность;

? - численность флуктуирует без определенной тенденции.

Охранный статус: Коды:

SP. 1 - глобально угрожаемый вид;

SP. 2 - состояние вида в Европе неблагополучно, здесь же расположен основной ареал вида; SP. 3 - состояние вида в Европе не благополучно, но основной ареал лежит за ее преде-лами; SP. 4 - виды, состояние в которых в Европе благополучно, но основной ареал сосредото-чен в Европе;

R - вид занесен в Красную книгу России;

D - вид занесен в Красную книгу Дагестана (охранный статус).

SPECs (SP.) - виды птиц, характеризующиеся разным статусом сохранности в Европе (Species of European Cnservation Concern, или виды Общеевропейской Природоохранной Значимости) (Tucker & Heath, 1994).

Мониторинг фауны куликов проводился с 1995 по 2004 гг. на двух ключевых маршрутах, расположенных в районах "Туралинской" и "Сулакской" лагун. Выходы на "Туралинскую" лагуну осуществлялись круглогодично с частотой 1-4 однодневные экскурсии в месяц, на "Сулакскую"1-2 двухдневные экспедиции в полугодие. За период исследований проведено 254 выхода. Пройдено пешим ходом 1681 км (согласно карточкам учета), на что затрачено 1100 часов учетного времени. Отснято более тысячи авторских

фотоснимков птиц лагунного комплекса. Часть фотоматериалов расположено на финском

vut/AnserErythropus/hanhitarha.html.

Результаты и их обсуждение

Лагуны сформировались в результате последней резкой трансгрессии Каспия, вследствие которой уровень моря поднялся от -29.03 м абс. выс. в 1978 г. до -25.79 м абс. выс. в 1996 г. (Свиточ, 1998; Сальников, Антонова, 1999). В составе современного аквального комплекса четыре крупных лагуны "Аграханская", "Сулакская", "Туралинская" и "Турали-I" (рис. 1). Вытянутые меридионально вдоль морского побережья угодья простираются на 150-170 км. Общая протяженность акватории лагун 52 км. Среднеоценочная площадь 2630-3050 га при среднестатистической ширине 150-200 м. Возраст лагун варьирует в пределах 10-25 лет (Вилков, 1999а,б,в; 2000б,в; 2002; 2003; Vilkov, 1999).

Наибольший интерес, с точки зрения мест концентрации куликов, представляют "Сулакская" (47° 34' СШ 43° 08' ВД) и "Туралинская" (42° 50' СШ 47° 39' ВД) лагуны, так как в них, в отличие от

"Аграханской" лагуны и "Турали-I", впадают крупные пресноводные водотоки, придающие

* ^

им статус псевдоэстуариев . В этой связи, уровень воды в заливах определяется не столько трансгрессивно-регрессивными процессами Каспия и грунтовых вод, сколько дебетом речных стоков, впадающих в угодья. В настоящее время в лагунах сформировались благоприятные условия для поддержания относительно стабильного уровня воды (не зависящего кардинально от флуктуации Каспия и грунтовых вод), ее проточности и постоянного опреснения, препятствующего заболачиванию. Сложившийся тип гидрологического режима новых аквальных образований создает реальные предпосылки для их сохранения, как уникальных экосистем и рефугиумов биоразнообразия, даже в случае значительного понижения уровня моря в будущем.

Современный биотопический комплекс лагун в радиусе до 150 м включает такие местообитания, как лесные биотопы (интразональные лесополосы ленточно-колочного типа и лохово-тамариксовый комплекс (Elaeagnus argentea, Tamarix ramosissima) вдоль побережий), зональные полупустынно-степные ландшафты, луговые участки, солончаки, прибрежно-болотную полосу, открытые мелководья, морское побережье и множество переходных микроэкологических ниш.

Наблюдения показали, что относительная мелководность (0.2-1.3 м), опресненность лагун (1.5-3 %о), избыточная инсоляция (12.4-17.4 ккал/см2) и высокая температура в летний период в значительной мере стимулируют скорость метаболических процессов, протекающих в заливах. В этой связи, биота лагун в настоящее время приобрела хорошо выраженную структурированность и легко подразделяется на зрелые участки в возрасте -17-25 лет (протяженность в "Туралинской" лагуне 1,5-2.0 км в "Сулакской" 7-9 км), средневозрастные - 12-17 лет (протяженность в "Туралинской" лагуне 1-1.5 км в "Сулакской" 3-5 км) и молодые - 10-12 лет (протяженность в "Туралинской" лагуне 0,7-1 км, в "Сулакской" 1,5-2 км) (рис. 2; рис. 3 а,б,в). Каждый из территориально-возрастных

сайте: http://matserver.math.jyu.fi/Kot

Уч-Коскнская прорвяь

|Аграквнсмя" лагуна

Туралинская" лагун*

Масштаб 1:1500000 0 15 км

К А С П И Й С К

о

Е

М

О Р

Схема расположения лагун Дагестана

Псевдоэстуарий (авт. неологизм) - сильно расширенное устье водотока, где произошло зарождение и дальнейшее развитие лагуны.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ОБ ОХРАНЕ ЛАГУН АРИДНЫХ ПОБЕРЕЖИЙ ЗАПАДНОГО КАСПИЯ 25 выделов отличается глубиной, площадью зеркал свободной от растительности, степенью и характером зарастания гидромакрофитами (Вилков, 1999а,б,в; 2000б,в; 2002; 2003).

Рис. 2. Возрастная структура полнопрофильной лагуны (псевдоэстуария). Примечания. 1. полнопрофильная лагуна (псевдоэстуарий); 2. береговой бар; 3. первичное устье водотока; 4. русло водотока; 5. вторичное устье водотока; 6. направление течения воды в лагуне; I - зрелый, наиболее развитый в биотопическом отношении участок лагуны в возрасте 17-25 лет; II - средневозрастной участок лагуны в возрасте 12-17 лет; III -молодой участок лагуны в возрасте 10-12 лет.

а I - зрелый участок лагуны

II - средневозрастной участок лагуны

б

Рис. 3, а,б,в. Структура биотопов лагун и сопредельных участков. Условные обозначения: 1. Литораль Каспия; 2. морское побережье - супралитораль (зона заплеска волн Каспия); 3. береговой бар с разреженной псаммофитной растительностью; 4. переувлажненные берега, заросшие ситнико-осоково-солянковой

26 ВИЛКОВ

растительностью; 5. мелководные участки лагун с зарослями макрофитов; 6. открытые плесы с подводными лугами; 7. песчаные островки ("гривки") с псаммофитной растительностью и тростником; 8. луговые и степно-луговые участки с лохово-тамариксовыми зарослями; 9. полупустынные участки с псаммофитной растительностью и лохово-тамариксовыми зарослями; 10. лесополоса ленточно-колочного типа. Продолжение рис. 3.

III - молодой участок лагуны

в

Суммарно за период исследований в лагунах и сопредельных участках

*

зарегистрировано 42 вида куликов , что составляет 15.2% от всего разнообразия авифауны района исследований (276 видов). Зарегистрированные виды входят в 6 семейств -Burhinidae, Charadriida, КеситжозгМае, Иаета1орой1йае, 8со1ораМае, 01атеоШае, из которых 8 - относятся к гнездящимся-перелетным (включая предположительно гнездящихся-перелетных), 31 - пролетный, 8 - зимующих (включая зимующе-кочующих), 3 - залетных с сопредельных территорий и 11 - случайно или редко залетных (Вилков, 2000б). К наиболее богатым в видовом отношении семействам относятся 8со1ораМае (27 видов) и Charadriida (9 видов).

Видовое разнообразие куликов определяется рядом природных особенностей исследуемых угодий:

- под влиянием средообразующей деятельности биоценоза лагуны в настоящее время приобрели облик хорошо развитых водно-болотных экосистем, обладающих обильной кормовой базой и разнообразными местообитаниями;

- лагуны выгодно расположены на глобальном пролетном пути палеарктических мигрантов, активно использующих ресурсы угодий в течение большей части года;

- южное расположение лагун в регионе Каспийского бассейна предопределяет их принадлежность к зонам "мягких" или "теплых" зимовок, в связи с чем, последние используются отдельными видами куликов как комфортные зимовья;

- лагуны расположены в урбанизированных районах Дагестана, где ведется широкомасштабное освоение природных территорий, ведущее к серьезному изменению ландшафтов. Как следствие, в настоящее время здесь наблюдается перераспределение фауны куликов, оттесняемых в пригодные для жизни рефугиумы (лагуны в частности);

- с появлением лагун, обладающих определенным ресурсом гнездопригодных условий, в их пределах сформировалась гнездовая популяция куликов, ранее не свойственная для большей части аридных районов центрально-дагестанского Прикаспия.

* В список видов куликов, населяющих район исследований не включены тонкоклювый кроншнеп (Ыитетш tenuirostris) и кроншнеп малютка (Ы. ттШш), зарегистрированных автором в "Туралинской" лагуне в 2000-01 гг. (Вилков, 2000г; 2001). Отсутствие последних в сводном списке объясняется недостатком фактов (дериватов, фотографий и пр.), подтверждающих их регистрацию в угодье и, соответственно, не принятие этих сообщений (в качестве достоверных) фаунистической комиссией. Однако в правильности видовой идентификации указанных выше видов куликов автор не сомневается.

ОБ ОХРАНЕ ЛАГУН АРИДНЫХ ПОБЕРЕЖИЙ ЗАПАДНОГО КАСПИЯ 27 В настоящее время лагуны, включая сопредельные участки в радиусе до 100 м, населяют различные виды куликов, численность и видовой состав которых флуктуируют в широких пределах в зависимости от характеристик исследуемых биотопов.

Для определения качества оптимальных местообитаний большинства видов куликов были выделены три стенобионтных вида - гаршнеп, бекас и вальдшнеп. Примечательно, что динамика численности первых двух видов весьма тонко реагирует на изменения экопараметров в различных территориально-возрастных выделах лагун, что позволяет судить о направленности и темпах сукцессионных трансформаций. Так, присутствие гаршнепа, бекаса в заливах, говорит о наличии вдоль побережий хорошо заиленных участков (толщина иловых наносов от 3-5 см и более), средне и густо заросших лугово-болотной растительностью. В то же время, проникновение вальдшнепа в пограничные с лагунами участки побережий происходит только после их зарастания древесно-кустарниковой растительностью, сформировавшейся здесь в последние 5-6 лет. В качестве косвенного доказательства, подтверждающего наличие на берегах лагун хорошо развитого древесно-кустарникового комплекса, говорит гнездование в последние 2-3 года двух исключительно стенобионтных видов воробьиных птиц - белоусой славки (Sylvia mystacea) и обыкновенного ремеза (Remiz pendulinus).

Фауну индикационных видов куликов дополняет ряд лимнофильных представителей -малый зуек, чибис, черныш, фифи, травник и перевозчик. Последние отличаются повышенной стратегией выживания, что позволяет им адаптироваться к жестким и весьма динамичным условиям водно-болотных экосистем аридных побережий Прикаспия. В результате именно стенобионтные и лимнофильные виды представляют динамичное ядро населения куликов лагунных угодий, к которым примыкают остальные виды куликов с усредненной амплитудой экологической толерантности, "заполняющие" в итоге, весь спектр предпочитаемых биотопов.

На территориальное распределение куликов в заливах влияет сукцессионная (биотопическая) продвинутость различных по возрасту участков лагун и наличие в их пределах подходящих микробиотопов. Однако независимо также от возраста различных выделов лагун, каждый из них может включать мелководья со слабым течением воды, урезы илистых отмелей с подсыхающим влажным илом, грязевые агрегации с прерывистой пленкой воды, грязевые отмели мелководий глубиной до 3-7 см и др. Указанные фации существенно варьируют между собой по площадям, что, отчасти, объясняет разницу в численности населения куликов в схожих биотопах. При этом разница в численном соотношении микроместообитаний куликов в различных участках лагун не влияет на динамику их видового состава.

Рис. 4. Соотношение численности видового состава куликов различных по возрасту участков лагун и морского побережья. 1

- число видов куликов, населяющих молодые участки лагун; 2 -

- число видов куликов, населяющих средневозрастные участки лагун; 3 - число видов куликов, населяющих зрелые участки лагун; 4 - число видов куликов, населяющих морское побережье.

Так, максимальное видовое богатство куликов присуще зрелым и молодым участкам лагун (рис. 4), где превалирует култучное зарастание надводной растительностью и имеется основной комплекс

Сукцессионная (биотопическая) продвинутость (зрелость) - степень биологического развития определенного участка биотопа, соответствующая одному из трех территориально-возрастных выделов исследуемых лагун в возрасте 10-25 лет.

40

30

S 20

28 ВИЛКОВ

перечисленных выше микробиотопов. Вместе с тем, качественно-количественный состав сравниваемых орнитогруппировок все же отличается друг от друга. Связано это с тем, что, несмотря на наличие полного набора преферентных микроместообитаний, молодые участки заливов представляют собой всего лишь мезотрофные мелководья с умеренно развитой надводной и прибрежной растительностью. Присутствие же незначительного числа биокосных компонентов предопределяет ограниченность их кормовых ресурсов. Однако, несмотря на относительную обедненность этих участков лагун, они способны привлечь достаточное видовое разнообразие куликов (видимо в силу относительной свободы от надводных макрофитов и конкурирующих видов), но только на краткий отдых и/или кормежку. Поэтому, на оконечностях лагун эпизодически встречаются лишь небольшие стайки куликов (до 5-12 птиц) и единичные особи из числа мигрирующе-кочующих популяций. Среди гнездящихся куликов в сопредельных полупустынно-степных стациях, отмечены только чибис и авдотка.

Совершенно противоположны биотопические параметры зрелых участков лагун, где видовая насыщенность фауной куликов максимальна. Эти территориально-возрастные выделы обладают высокой биологической трофностью, крупными хорошо защищенными кулисами тростников (Fragmites аш^аЫз) мелководья открытой воды с обширными подводными лугами, периодически открывающиеся при обмелении заливов. В сопредельных участках расположены гнездовые территории гнездящихся популяций куликов и места концентраций мигрирующих видов (популяций) куликов, останавливающихся здесь в периоды сезонных миграций и зимовок. В этой связи, группировку куликов зрелых участков формируют пролетные, гнездящиеся-перелетные и зимующие виды, присутствующие здесь максимально продолжительный срок.

И, наконец, наименьшим фаунистическим разнообразием отличаются средневозрастные участки лагун. Связано это, предположительно, с наличием слишком густых зарослей тростника (густота зарастания в заломах до 137-253 стеблей на м2) и отсутствием крупных мелководных участков, ограничивающих жизненное пространство большинства видов куликов. В совокупности указанные экопараметры предопределяют присутствие здесь специфической агрегации куликов стенобионтных видов и видов с широкой экологической амплитудой, таких, как бекас, гаршнеп, фифи, черныш и травник.

Обсуждая вопрос о дополнительных источниках видового разнообразия куликов исследуемых угодий, следует отметить морское побережье. Последнее нельзя не упомянуть, так как оно простирается вдоль побережий всех лагун, отделяя их от Каспия песчаным баром шириной 10-60 м. Несмотря на незначительную дистанцированность от заливов, морское побережье необходимо рассматривать как неотъемлемый биотопический компонент всех лагун, так как отдельные виды "морских" куликов (т.е. встречающихся в основном на морском побережье), принимают активное участие в авифауне исследуемых экосистем, проникая на их берега в непогоду и/или во время кормежки (табл. 1). В то же время существует и ряд стенобионтных видов "морских" куликов, которые ни при каких условиях не встречаются в лагунах. В их числе камнешарка, мородунка, песчанка и некоторые редкозалетные виды.

Для характеристики динамики численности и видового разнообразия куликов за весь период исследований (табл. 3) были выделены 10 модельных видов (рис. 5 а,б). Приведенная дифференциация основана на том, что тестируемые виды ежегодно присутствуют в районе исследований в соответствующие их статусам временные интервалы. Отслеживая динамику их численности на протяжении многолетнего мониторинга, можно косвенно определить направленность трансформаций лагунных биотопов и общий тренд численности популяций модельных видов в глобальном масштабе. Так, на рис. 5 а,б, показано, что максимальный всплеск численности куликов в лагунах

ОБ ОХРАНЕ ЛАГУН АРИДНЫХ ПОБЕРЕЖИЙ ЗАПАДНОГО КАСПИЯ 29 пришелся на 1996-1999 гг. Связано это с тем, что в 1996 г. трансгрессия Каспия достигла своего максимума (Свиточ, 1998) и в последующие 1.5-2 года ее уровень находился на стадии относительной стабилизации. Вместе с тем, уровень воды в лагунах также достиг своей максимальной отметки (полного профиля), при которой обширные площади мелководий, изначально свободные от надводной растительности, стали привлекать в угодья значительное число куликов. На данном этапе устойчивый тренд роста численности положительно коррелировал с качественно-количественной прогрессией биоты угодий, что, вероятно, продолжалось бы и в дальнейшем. Однако, последующая в 1999-2000 гг. депрессия численности куликов была вызвана резким падением уровня воды в "Туралинской" лагуне, произошедшем не по причине деструктивных природных процессов, а вследствие антропогенного вмешательства, связанного со сбросом вод лагуны в море (стихийно продолжающееся в настоящее время). Периодически мелеющее угодье начало быстро зарастать по периферии мелководий надводной растительностью, что отрицательно сказалось на численности ряда видов куликов. Кроме того, в результате резкого сброса вод лагуны из центральных глубоководных участков были вымыты иловые наносы и уничтожена значительная часть высокопродуктивных подводных лугов, сформированных роголистником погруженным (Ceratophyllum demersum) и валлиснерией спиральной (Vallisneria spiralis), в которых аккумулировались значительные запасы беспозвоночной фауны, в частности личинки наиболее массового вида хирономид Chironomus plumosus, используемые большинством видов куликов в качестве приоритетных кормов (Шубин, 2002).

Любопытно, что на фоне общей депрессии проявился всплеск численности бекаса, травника и в какой-то мере турухтана (рис. 5б), наблюдающийся в 2001 г. Произошло это, предположительно, по причине оптимизации их местообитаний в лагунах вследствие изменения направленности флористических сукцессий, протекающих вдоль влажных побережий (не пострадавших от смыва иловых наносов), где водно-болотная растительность начала замещаться лугово-болотной.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

500 450 400 350 300 250 200 150 100 50

---Vanellus vanellus

----Himantopus himantopus

---Tringa ochropus

......T. glareola

-Charadrius dubius

0

1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005

Рис. 5а. Динамика численности чибиса, ходулочника, черныша, фифи и малого зуйка в лагунах Дагестана за 1995-2004 гг.

В целях оптимизации графического изображения изменена последовательность таксономического состава отдельных видов куликов.

Таблица 3. Динамика численности куликов лагун Дагестана в весенне-осенне-зимний периоды 1995-2004 гг.

№ № Вид 1995г. 1996г. 1997г. 1998г. 1999г. 2000г. 2001 г. 2002г. 2003г. 200 4 г.

А Б А Б А Б А Б А Б А Б А Б А Б А Б

1 Burhinus oedicnеmus 1 - — 5 — — —

2 Pluvialis squatarola 3 — 2 (Л

3 P. apricaria 5

4 Charadrius hiaticula — 2

5 ^. dubius 5 4 5 9 7 ОЧ 7 7 4 ОЧ 5 2 2 3 9 8 3 3 7 4 4 3 04 4 3 2 7 3 3 9

6 ^. asiaticus — 3 — — —

7 ^. alexandrinus — — — —

8 Vanellus vanellus 2 (Л 5 4 ОЧ 8 3 04 — 3 7 2 — 4 7 5 7 — — 8 2 7 3 0 3 8 3 ОЧ 7 4 —

9 V. leucura 8

10 Arenaria interpes — 3 00 3 — — —

11 Himantopus himantopus 3 К» 6 8 3 3 8 3 9 иг 3 3 5 8 — — 8 ОЧ 0 9 8 4 5 ОЧ 3 (Л 4 4 5

12 Recurvirostra avocetta — 3 —

13 Haematopus ostralegus — 5 — — — 9

14 Tringa ochropus 9 5 ОЧ 9 9 ОЧ 2 8 9 — 2 3 5 9 3 4 — 7 2 9 5 о 0 3 5 5 3 04 3 — 3 7

Таблица 3 (продолжение).

№ Вид 1995г. 1996г. 1997г. 1998г. 1999г. 2000г. 2001 г. 2002г. 2003г. 2004г.

№ А Б А Б А Б А А Б А Б А Б А А Б

15 Tringa glareola 4 2 5 О 3 СЧ 9 3 7 4 9 3 7 (Л о СЧ 6 00 7 2 8 2 5 9 3 7 4 О 3 9 6 8 4 3 2

16 T. nebularia 5 2 2 2

17 T. totanus 6 9 7 8 2 6 (Л 2 4 2 6 О 2 О (Л 2 4 2 СЧ 4 СЧ 3 9 2 3 7 3 0 2 8 2 5 9 4 (Л 3 9

18 T. eritropus 3 6

19 T. stagnatilis 5 5 3 2 3 2 2 2

20 Actitis hypoleucos 3 9 4 7 2 9 4 00 2 3 3 3 3 2 2 2 5 1 9 9 2 2 4 2 3 О

21 Xenus ат^т 2 3 2 2

22 Phalaropus lobatus 2 2

23 Phylomachus pugnax 2 9 2 2 (Л 3 СЧ 3 4 4 3 5 2 4 00 5 (Л 6 (Л 7 3 2 4 О 2 2 9

24 Calidris minutus 2 2 О 6 2 2 2 2 4 2 3 7

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25 C. temminckii 2 2 2 2

26 C. ferruginea 3 2 2 8 9 2 2

27 C. alpina 2 2 2 9 4 5

28 C. maritima 4

29 C. canutus 3

Таблица 3 (окончание).

№ № Вид 1995г. 1996г. 1997г. 1998г. 1999г. 2000г. 2001 г. 2002г. 2003г. 2004г.

A W S A W S A W S A A W S A W S A W S A A W S

30 C. ruficollis 4

31 C. alba 2 (Л 3 4 4 2 ЧО 2 (Л 3 7 3 o 3 2 2 7 2 4 3 ЧО 3 8 2 CN 3 CN 3 <Jl 3 3 7 2 O

32 Limicola falcinellus 4 4 4

33 Lymnocryptes minimus 4 4 3 4 4 6 4 2 3 4 4 4 4 4 4 4

34 Gallinago gallinago 5 3 3 7 5 3 <Jl 4 (Л 7 7 2 O CN 6 7 3 2 4 8 CN 2 O 4 2 7 CN 0 (Л 6 4 2 4 2 8 4 3 2 2 4 0 8 5 4 5 3 9 Cn 7 O

35 G. media 2 4 2 4 6 4

36 G. media 4

37 Numenius arquata 4 3 4 4 3 8 4 4 2 O 4

38 N. phaeopus - 4 4

39 Limosa limosa 4 4 4 4 4 6 8 3 3 4 ЧО 4 3 2 8 4 4 4 8 4 6

40 L. lapponica 4

41 Glareola pratincola 2 5 4 3

42 G. nordmanni 4 4 8 1 3 4

500 450 400 350 300 250 200 150 100 50 0

---Vanellus vanellus

----Himantopus himantopus

---Tringa ochropus

T. glareola Charadrius dubius

1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005

Рис. 5а. Динамика численности чибиса, ходулочника, черныша, фифи и малого зуйка в лагунах Дагестана за 1995-2004 гг

500 -

450 -

400 -

350 -

300 - /

250 - //

200 - //

150 - //

100 - //

50 -

0 -

......Actitis hypoleucos

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

-Phylomachus pugnax

---Calidris alba

----GaШnago gaШnago

----T. totanus

1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005

Рис. 5б. Динамика численности перевозчика, турухтана, песчанки, бекаса и травника в лагунах Дагестана за 1995-2004 гг.

Данное предположение подкрепляется фактом продолжающейся прогрессии биоты угодья, проявляющейся в появлении новых видов позвоночно-беспозвоночной фауны и флоры, формировании новых микростаций в их пределах и пр. При этом необходимо учесть, что в "Туралинской" лагуне к 2000 году наиболее конструктивные процессы биоты сместились из центральных (осевых) участков залива к побережьям вследствие частичной деструкции подводных лугов.

Отслеживая этапы биотических сукцессий в лагунах за период многолетнего мониторинга можно констатировать, что последние фактически полностью согласуется с классическими принципами генезиса водно-болотных экосистем, предложенные В.Ф. Гавриным (1975) и В.Г. Кривенко (1977). По их мнению, последовательность биотических сукцессий включает: возникновение условий обитания (для отдельных видов или групп видов растений и животных), формирование оптимальных условий и их ухудшение. И, как справедливо указывает В.Ф. Гаврин (1975), численность водоплавающих птиц (в нашем

34 ВИЛКОВ

случае куликов) находится в строгом соответствии с сукцессиями тростниковых формаций в различных по возрасту участках лагун, изменяясь по 25-летним циклам.

Дальнейший анализ графической зависимости динамики численности куликов за 20002004гг. (рис. 5а,б), зарегистрированных на участках заливов в возрасте 17-25 лет, отчетливо показал постепенное снижение численности большинства модельных видов, что, по всей видимости, коррелирует с ростом плотности зарастания мелководий надводными макрофитами.

Что же касается динамики численности куликов в многолетнем аспекте (рис. 5 а, б), то и здесь совершенно очевиден отрицательный тренд. Последний объясняется не только возможным климаксом метаболических процессов в зрелых участках лагун, но и снижением численности всех видов куликов (таб. 3) в глобальном масштабе. В пользу данной концепции можно привести причины сокращения численности куликов луго-полевого комплекса на примере Фаустовской поймы (Свиридова, 2003), где наблюдающуюся депрессию автор связывает с интенсификацией сельскохозяйственного производства - 1) ранним сенокошением на зеленый корм; 2) ростом пастбищной и сенокосной нагрузки в 1983-1990 гг. Интересно, что депрессия численности начала проявляться не в годы интенсивного использования сельского хозяйства, а лишь в последующие 5-7 лет, наложившись на последствия интенсификации современности (Свиридова и др., 1998; Мищенко и др., 2002). Произошедший затем обвальный кризис производства "не дал времени" для восстановления гнездовых популяций птиц, а в последние годы именно он и определял продолжающееся снижение численности многих видов. Кроме того, схожее отстаивание реакции птиц на интенсификацию сельскохозяйственного производства показано на трех десятках видов на большом статистическом материале и в Англии (СЬашЬег1аеп й. а1. 2000).

В результате, если приведенные данные дополнить множеством аналогичных примеров (добавив к ним целый спектр неучтенных депрессивных факторов современности) и экстраполировать на большую часть ареалов распространения куликов, то в своей совокупности будет получен ответ о причинах возникновения отрицательной корреляции численности куликов в глобальном масштабе. В свою очередь, данные, полученные в лагунах, дополнительно подтверждают высказанное предположение, так как на генеральных путях пролета особенно ярко просматривается динамика тренда численности куликов (впрочем, как и любых других мигрантов) в глобальном масштабе.

Характеризуя особенности миграции куликов в лагунах и примыкающих территориях, следует отметить, что меридиональное расположение угодий в районе западного побережья Среднего Каспия предопределяет наличие здесь практически круглогодичной миграционно-кочевой динамики, достигающей 10-10.5 месяцев в году.

Миграционные процессы имеют ярко выраженную специфику, связанную с тем, что один из районов исследований расположен в "устье" сравнительно узкого (4-5 км шириной) миграционного коридора, устроенного по типу "бутылочного горлышка". На данном участке миграционный коридор формируется с запада - барьером из цепи передовых хребтов Восточного Кавказа (высотой до 700-1000 м), выдвигающихся под углом на Прикаспийскую низменность, с востока - собственно урезом Каспия (рис. 6). Своеобразие условий пролетного пути вынуждает мигрирующих куликов образовывать клиновидный поток, следующий вдоль морского побережья в определенном географическом направлении. Вместе с тем, его сужение ведет к концентрации и смешению птиц из различных орнитокомплексов (Вилков, 1999а,б,в; 2000б,в; 2002; 2003). По этой причине через лагуны летят локальным потоком не только кулики-гидрофилы, но и сухопутные мигранты (авдотка, чибис, кречетка, белохвостая пигалица, степная и луговая тиркушки).

В целом миграции, проходящие вдоль западно-каспийского побережья, подразделяются

ОБ ОХРАНЕ ЛАГУН АРИДНЫХ ПОБЕРЕЖИИ ЗАПАДНОГО КАСПИЯ 35

на два хорошо обособленных сезонных пролета - весенний - с генеральным направлением -северо-запад, и осенний - с вектором - юго-восток.

Основу видового

разнообразия мигрирующих куликов составляют регулярные мигранты (т.е. виды, ежегодно мигрирующие через лагуны) (таб. 3; рис. 5а, б). Соотношение последних с эпизодическими мигрантами составляет 35.7%. Среди регулярных мигрантов к многочисленным (с

численностью более 100 ос./км2) относятся 2 вида (ходулочник, бекас), к обычным (с численностью от 10.1 до 100.0 ос./км2) - 12 (малый зуек, чибис, черныш, фифи, травник, перевозчик, турухтан, кулик-воробей, песчанка, гаршнеп, большой кроншнеп и большой веретенник), к редким (с численностью от 0.1-1.0 ос./км2) - 1 вид (авдотка).

Исследования показали, что пролет основной массы куликов проходит вдоль побережья Каспия, или же с не большим отклонением в сторону суши -до 300-500 м и на 150-300 м в сторону моря.

Весенняя миграция

начинается во 11-ой декаде марта. В это время на пролете

появляется группа

*

термопластичных видов -бекас, травник, чибис, большой кроншнеп, большой веретенник, тулес и черныш (рис. 5а). В начале апреля к ним присоединяются фифи, авдотка, шилоклювка, перевозчик, кулик воробей, краснозобик и чернозобик. В мае на пролете доминирует ходулочник, малый зуек, турухтан, кулик-воробей, песчанка и др.

Весенний пролет, как правило, достаточно напряжен. Идет круглосуточно с краткосрочными остановками мигрантов на отдых и/или кормежку. Валовой пролет наблюдается с Ш-ей декады апреля по Ш-ю декаду мая. В это время мигрирующие кулики образуют, как правило, моновидные стайки (численностью от 3-5 до 15-35 особей), летящие с большой скоростью на высотах от 2 до 10 м над сушей и 0.5-5 м над морем. Высота пролета зависит от времени суток (снижается в дневное время и увеличивается ночью), силы и направления ветра, и осадков (при сильном встречном ветре и осадках высота пролета снижается, при попутном, или средней силы встречном ветре и отсутствии осадков

Рис. 6. хема расположения миграционного коридора в районе центрально-дагестанского ддбшежья Среднего^Каиия. Высота хребтов:

- ниже 1000 м; - 1000 - 2000 м;

- 2000 - 3000 м.

* Термопластичные виды - виды куликов, мигрирующие в относительно холодное время года. АРИДНЫЕ ЭКОСИСТЕМЫ, 2004, том 10, № 22-23

36 ВИЛКОВ

- увеличивается). Примечательно, что все перечисленные виды поразительно точно соблюдают сроки пролета, в особенности в период весенней миграции, причем независимо от погодных условий, что, вероятно, связано с физиологической готовностью птиц к размножению и ограниченностью сроков гнездования в северных широтах (Линдал, 1984).

Иную картину можно наблюдать во время осенней миграции. В это время сроки пролета могут быть несколько увеличены, так как репродуктивный период завершен, погодные условия и кормовые ресурсы в местах остановок на путях пролета достаточны и поэтому нет повода для спешки. Однако расхождения в сроках прилета к местам зимовки в разных районах Африки не превышают двух недель (Линдал, 1984).

Хорошо заметная осенняя миграция куликов начинает проявляться в конце 1-ой -начале 11-ой декады июля. Тем не менее, отдельные особи черныша, фифи, поручейника, травника, турухтана, белохвостого песочника и среднего кроншнепа отмечаются на пролете уже в 1-ой пятидневке месяца (талб. 4). Предположительно, что в число "пионеров" условно осенней миграции входят особи из наиболее удаленных бореально-арктических популяций (дальние мигранты).

К середине 11-ой декады августа пик миграционной активности осенней миграции достигает своего максимума. В это время к указанным видам присоединяются популяции куликов, занимающие ниже расположенные широты (средние мигранты). Суммарно июльско-августовский миграционный поток включает - малого зуйка, чибиса, ходулочника, кулика-сороку, черныша, фифи, травника, перевозчика, турухтана, камнешарку, кулика-воробья, краснозобика, чернозобика, песчанку, грязовика, большого и среднего кроншнепов и др. Для обеих миграционных групп характерен весьма размеренный пролет, с частыми и довольно продолжительными остановками (от 3-5 дней до 1.5 недель), во время которых вдоль Каспийского побережья и на мелководьях лагун образуются "клубы" из различных видов куликов - травника, кулика-сороки, фифи, черныша, перевозчика, краснозобика, чернозобика,кроншнепов и др. Во время осеннего пролета мигранты обычно летят более широким фронтом, нежели весной, достигая при этом передовых хребтов Восточного Кавказа. В это время на пролете часто наблюдаются смешанно-видовые стайки по 5-15 и более особей, включающие 2-3 и более видов куликов (видимо из представителей эфемерных "куличьих клубов"). Мигрирующие кулики летят не спеша на средних высотах, порядка 7-25 м. Интенсивность пролета возрастает в утренние и вечерние часы. В целом, пролет напоминает, скорее, массовое кочевье куликов между мозаично расположенными вдоль западного Прикаспия рефугиумами, нежели сезонную миграцию, с той лишь разницей, что все пролетные стайки имеют определенную пространственную ориентацию -юго-восток.

Постепенно, со спадом миграционной активности дальних и средних мигрантов, инициируется пролет менее разнообразной в видовом отношении группы (популяций) куликов, чьи гнездовые ареалы расположены еще южнее. В их числе - авдотка, малый зуек, каспийский зуек, чибис, ходулочник, перевозчик, турухтан и др. Пик миграции данной группы куликов приходятся на 11-ую декаду сентября - Ш-ю декаду октября. И, наконец, замыкают осеннюю (поздне-осеннюю) миграцию зимовщики - бекас, гаршнеп и ряд не регулярно зимующих в лагунах куликов - травник, чибис, черныш, большой веретенник и др. (табл. 3).

Следует учесть, что, несмотря на представленную миграционную дифференциацию, последняя не имеет жестких ограничений в отношение соблюдения установленных сроков пролета, так как на миграционном пути в любое время могут оказаться особи самых различных географических популяций. Сходство в динамике пролета разных видов, вероятно, определяется не столько пространственной структурой популяций, сколько видоспецифичными экологическими особенностями использования времени в годовом

Та о лиц л 4. Статус и сроки пребьшЙЩй (встречаемость) куликов в лагунах и сопредельных участках с указанием средних сроков

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

гнечдоваши

№ Вид Месяцы, декады

П IE IV V Yl VI \тп IX X XI XD I

1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 И 12 и 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 Burkinus oedicnentus - Авдотка Pluvialis s guata г oía - Туле с Р. ар ri с а па Золотистая ржанка Charadnm hi tà cul а - Галстучник Ch. dubius - Малый зуек Ch. asi oticus - Каспийский зуек Ch. alexandrinus - Морской зуек Vanellus vanellus - Чибис V. ieiicura - Белохвостая пита лица Arenana ¡nterpes - Камнешарка Iñmantopus kimantapnis - Ходулочник Fíecurvi rostra avocetta - Шплоклювка Haematopus œtralegus - Кулик-с op ока Pringa о ehr opus -Черныш Т. glareolа - Фнфи Т. ne bui а па -Большой улит Т. tot arms -Травник T. entropie - Щеголь 7. st. agnati.ils - Поручейник A cri ti s hypoleiùoos - Перевозчик Хепш cine reus - Мородунка Phalaropi-is lobatus - Круг лоно сый плавунчик Phylomachus pugnay: - Турухтан CaUdris mim-iiL-ts Кулик-воробей С. iemminclcii - Белохвостый песочшж С. fe г rugi, ne а - Краснозобик С. alpina - Чернозобик — — - ,,,, — fc" - - - — —

- — - —

- — — -

— - "■é ■ ■

""

■■il.,. ■■ — —

- rï - -

- — — - -

■ ■ -

- - - -

Таблптя 4 Гпкпнчание!

№ Отряд, вид Месяцы, декады

П ш ту V VI vn ЛТП к X XI хп I

1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3

28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 С. mantima - Морской песочник С. caniäus - Исландский песочник С. пфCollis - Песочник-красношейка С. alba - Песчанка Liímcolajalcinellus - Грязовик L. тттш - Гаршнеп Gallmago gallinago - Бекас G. т edia - Дупель Sc al ар ах rusticóla - Вальдшнеп Mimemus arquata - Большой кроншнеп N. phaeopus - Средний кроншнеп Limosa limosa -Большой веретенник L. lappomea - Малый веретенник Gl areola pratíncola - Луговая тиркушка G. по г dm опт - Степная тиркушка - - - - — —

- - - - — - -

— - - — - — -

Условные обозначения:

Вид___- первая строка характеризует статус и сроки пребыв зга и вида из числа залетных и пролетных

популяции;

_______^^^^ ■; - вторая строка характеризует статус сроки пребывания б ид а из числа гнездящихся-перелетных

погтуляцЕШ с указанием средних сроков гнездования и пребывания отшездившихся птиц и молодых; _ . . ___ . . __ . . ___ . . л__ . - предположительно т^еддщцийся-перёпетньтй внд;

.............................................. - продолжительность гнездового периода (отмечены средние сроки периода).

ОБ ОХРАНЕ ЛАГУН АРИДНЫХ ПОБЕРЕЖИЙ ЗАПАДНОГО КАСПИЯ 39

цикле. Кроме того, значительная флуктуация численности отдельных видов куликов по годам (вплоть до полного отсутствия отдельных видов в отдельные годы) (табл. 3) связана с тем, что такие виды как ходулочник, чибис, большой веретенник, кулик-воробей и др. летят, как правило, одной большой стаей, которую не всегда удается зарегистрировать на пролете.

Детализируя особенности миграций, следует отметить, что с появлением лагун существенно изменился общий характер пролета в районе центрально-дагестанского побережья. В частности, в период весенней миграции при резких похолоданиях в высших широтах наблюдается возврат ранее отлетевших к северу куликов. Однако, до появления лагун "возвратные" мигранты пролетали транзитом Средний Прикаспий в южном направлении на гораздо большее расстояние, достигая, предположительно, крайне южных пределов республики и, возможно, проникая в Кызыл-Агачский залив. С возникновением же новых водно-болотных угодий значительная часть мигрантов начинает регулярно останавливаться на отдых и кормежку в экологически комфортных рефугиумах - лагунах. Как следствие, в вышеуказанных районах в последние годы все отчетливее стала проявляться своеобразная ступенчатая миграция, которую можно расценивать как адаптивную реакцию мигрирующих птиц на позитивно изменившиеся условия на путях пролета.

Таким образом, произошедшая трансформация стереотипа миграционного поведения, по-видимому, связана с тем, что поэтапный или ступенчатый тип перелета значительно эффективнее безостановочного транзитного пролета, так как позволяет мигрантам не только отдохнуть и сэкономить энергетические ресурсы, но и пополнить их при продвижении от зимовочных ареалов к местам гнездования.

Как показал многолетний мониторинг, постепенное обогащение лагунных биотопов в ходе естественных процессов, способствует росту видового разнообразия куликов и увеличению сроков их пребывания в заливах в различные периоды годового цикла. Отсюда можно предположить, что длительные остановки мигрирующих птиц в лагунах, обладающих определенным ресурсом гнездопригодных условий и, создают реальные предпосылки для гнездования куликов в новых, свободных от конкуренции угодьях. С течением времени тенденция гнездования приобретает устойчивый характер и приводит определенную часть куликов к регулярному использованию гнездовых территорий (табл. 5). В дальнейшем, процесс ведет не только к обогащению лагунного орнитоценоза новыми видами гнездовой фауны куликов, но и к более широкому их расселению вдоль центрально-дагестанского побережья Среднего Каспия, что в совокупности повышает общую стабильность лагунных экосистем, усиливая их экологическую значимость (Вилков, 1998). Высказанное предположение подтверждается фактом начала регулярного гнездования травника (с 2004 г.), произошедшего вследствие формирования в пределах лагун новых гнездовых стаций. Вместе с тем, в последние 3-4 года наметился тренд к снижению численности гнездящегося здесь малого зуйка (чьи гнездовые территории расположены, преимущественно, вдоль мористой части песчаного бара), что явилось прямым следствием роста антропогенной нагрузки со стороны отдыхающих и браконьеров.

В целях дополнительного обоснования орнитологической значимости исследуемых водно-болотных угодий и придания им соответствующего природоохранного статуса, нами было проведено ранжирование и выделена индицирующая группа птиц (включая куликов). В ее составе 45 видов, внесенных в Красные книги России и Дагестана и 134 вида обладающих различным природоохранным статусом в Европе (включая 11 видов с глобально сокращающейся численностью). Кроме того, по итогам ранжирования выделено 56 видов птиц, присутствие которых (согласно установленным критериям) доказывает соответствие "Сулакской" и "Туралинской" лагун требованиям ключевых орнитологических территорий (КОТР) международного и российского значений (Ключевые орнитологические территории России, 2000). На этом основании,

Таблица 5. Динамика гнездовой фауны куликов "Сулакской" и "Туралинской" лагун за период 1995-2004 гг. (виды, гнездящиеся в

радиусе от 10 до 100 м от побережий лагун, выделены тонированием).

№ Вид Лагуна Число гнездящихся пар

1995 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004

1 Burhinus oedicnеmus "Сулакская" 1

2 Charadrius ёпЫт "Туралинская" 3-4 3-4 3-4 4 4-5 5 5-6 4-5 1-2 2-3 1-2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

"Сулакская" 3-4 3-4 3-4 3 4-5 5 5-6 5-6 3-4 4-5 3-4

3 Vanellus vanellus "Туралинская" 1 1 1 2 2-3 1 1 2-3 1-2 1-2

"Сулакская" 3 3 2 2-3 3-4 1-2 1 1-2 1-2 1-2

4 Himantopus himantopus "Туралинская" 1-2 1-2 2-3 3 2-3 1-2 1

"Сулакская" 1 2

5 Haematopus ostralegus "Сулакская" 2-3 2-3 2-3 1-2 3-4

6 Tringa ochropus "Туралинская" 1 1 1 1-2 1 1 1-2 1-2 1-2 1-2 2

"Сулакская" 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

7 T. totanus "Туралинская" 1-2 1 1 1-2

"Сулакская" 1 1-2 1-2 1-2

8 Actitis hypoleucos "Туралинская" 1-2 1-2 1-2 2 2-3 2-3 2-3 2-3 1-2 1-2 2-3

"Сулакская" 1-2 1-2 1-2 2-3 2-3 3-4 1 1 1

вышеуказанные угодья включены в список КОТР (Вилков, Джамирзоев, 2000а), а автором разработан и в настоящее время лоббируется через правительственные структуры Республики Дагестан природоохранный проект по организации в пределах "Сулакской" и "Туралинской" лагун одноименных орнитологических микрозаказников.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Букреев С.А. Территориальные аспекты охраны птиц в Средней Азии и Казахстане. М., 1999. 121 с.

2. Вилков Е.В. Гнездящиеся кулики Дагестана. // Гнездящиеся кулики Восточной Европы - 2000. Том I. М.: СОПР. 1998. С. 84-90.

3. Вилков Е.В. Орнитофауна лагунного комплекса Среднего Каспия. // Биологические проблемы и перспективы их изучения в регионах Каспийского моря. (Материалы Всероссийской конференции, посвященной 25-летию Прикаспийского института биологических ресурсов ДНЦ РАН). Махачкала, 1999а. С. 207-220.

4. Вилков Е. В. Новые ключевые орнитологические территории Дагестана: Туралинская и Сулакская лагуны. // Инвентаризация, мониторинг и охрана ключевых орнитологических территорий России. Сб. научных статей. М.: Союз охраны птиц России. 1999б. С. 54-60.

5. Вилков Е. В. Орнитофауна лагунного комплекса Среднего Каспия // Инвентаризация, мониторинг и охрана ключевых орнитологических территорий России. М.: Союз охраны птиц России. 1999в. С. 75-82.

6. Вилков Е.В., Джамирзоев Г.С. Сулакская лагуна. Туралинская лагуна. // Ключевые орнитологические территории России. Т. 1. Ключевые орнитологические территории международного значения в Европейской России. М.: Союз охраны птиц России. 2000а. С. 386-388.

7. Вилков Е.В. Лагуны Дагестана (Рамсарский проект). / Махачкала. 2000б. 76 с.

8. Вилков Е.В. Особенности формирования лагунного орнитокомплекса в аридных районах Дагестанского побережья Среднего Каспия. // Ж. Аридные экосистемы. Т. 6. № 11-12. 2000в. С. 103114.

9. Вилков Е.В. Тонкоклювый кроншнеп в Дагестане. // Кавказский орнитологический вестник. -Ставрополь, 2000г. Вып. 12. С. 166-167.

10. Вилков Е.В. Кроншнеп-малютка в Дагестане. // Кавказский орнитологический вестник. Ставрополь, 2001. Вып. 13. С. 152-153.

11. Вилков Е.В. Особенности лагун Дагестана и их влияние на фауну птиц Западного Каспия. // Птицы Южной России. Материалы Международной орнитологической конференции "Итоги и перспективы развития орнитологии на Северном Кавказе в XXI веке", посвященной 20-летию деятельности Северокавказской орнитологической группы (24-27 октября 2002 года). Тебердинский заповедник. Ростов-на-Дону. 2002. С. 53-61.

12. Вилков Е.В. Лагуны Дагестана и их влияние на орнитологические комплексы аридных побережий западного Каспия. Аридные экосистемы. Т. 9, № 19-20. 2003. С. 65-78.

13. Гаврин В.Ф. Птицы и охотничье хозяйство (охотничье-промысловое направление в работе координационного совета). // В книге: Ориентация и миграции птиц. М.: Наука. 1975. С. 174-178.

14. Кай Карри-Линдал. Птицы над сушей и морем. М.; Мысль, 1984. С. 40-173.

15. Ключевые орнитологические территории России. // Ключевые орнитологические территории международного значения в Европейской России. М.: Союз охраны птиц России. 2000. Том 1. С.1-702.

16. Кривенко В.Г. Состояние водно-болотных угодий и численности водоплавающих птиц в Прикаспии и Предкавказье. // Ресурсы водоплавающих птиц СССР, их воспроизводство и использование. МОИП. М. 1977. С. 44-46.

17. Кузякин А.П. Зоогеография СССР. // Ученые записки МОПИ им. Н.К. Крупской. 1962. Т. 109. С. 3 -182.

18. Михеев А.В. Видимый дневной пролет водных и околоводных птиц по западному побережью Каспийского моря. Ставрополь: СГУ, 1997. 160 с.

19. Мищенко А.Л., Суханова О.В., Харитонов С.П. Современное состояние редких, уязвимых и охотничье-промысловых птиц в Виноградовской пойме (Московская область) // Инвентаризация, мониторинг и охрана ключевых орнитологических территорий России. М., 2002. Вып. 4. С. 87-107.

20. Равкин Ю.С. К методике учета птиц лесных ландшафтов. // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск, 1967. С. 66-75.

21. Сальников Н.Е., Антонова А.Д. Влияние подъема уровня Каспия на социально-экономическое положение рыбацкого населения дельты р. Волги. // Материалы IV ассамблеи ассоциации университетов прикаспийских государств. Махачкала. 1999. С. 120.

22. Свиридова Т.В., Авилова К.В. Антропогенная трансформация Деджиновской поймы реки Оки и ее влияние на фауну и населения птиц// Орнитология. М.: МГУ, 1998. Вып. 28.С. 82-91.

23. Свиридова Т.В. Изучение истории природопользования - важный инструмент мониторинга и сохранения ключевых орнитологических территорий (на примере сельскохозяйственных земель Московской области) // Ключевые орнитологические территории России, информационный бюллетень №2 (18). М. 2003. С. 24-27.

24. Свиточ А.А. Геоэкологическая катастрофа в приморских городах Дагестана // Природа. 1998. №5 (993). С. 16-17.

25. Степанян Л.С. Конспект орнитологической фауны СССР. - М.: Наука. 1990. 728 с.

26. Реймерс Н. Ф. Азбука природы (микроэнциклопедия биосферы). - М.: Знание. 1980. 206 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

27. Штегман Б.К. Основы орнитогеографического деления Палеарктики. // Фауна СССР. Птицы. М.-Л.: изд-во АН СССР. 1938. Т.1. Вып. 2. 165 с.

28. Шубин А. О. Миграции краснозобика в Каспийском регионе // Изучение куликов Восточной Европы и Северной Азии на рубеже столетий. М. 2002. С. 66-77.

29. Chamberlaen D.E., Fuller R.J, Bunce R.G.H., Duckworth J.C, Shrubb M. Changes in abundance of farmlandbirds in relation to the timing of agricultural intensification in England and Wales // Jour. of Applied Ecology. 2000. V. 37. Iss. 5. P. 771-785.

30. Vilkov E.V. Fauna, population and ecology of the birds of lagoon complex of Daghestan. // The "Ring". International Ornitological Jornal. Abstracts of the 2nd Meeting of the European Ornithologist Union and 3rd International Shrike Symposium. 15-18 September 1999, Gdansk, Poland. 1999. p. 177.

31. Summers R.W., Underhill L.G., Syroechkovski E.E. Jr. The breeding productivity of dark-bellied brent geese and curlew sandpipers in relation to changes in the numbers of arctic foxes and lemmings on the Taimyr Penensula, Siberia. Ecography. 1978. V 21. N 6. P. 573-580.

32. Tacker, G.M. M.F. Heath. Birds in Europe: their conservation status. Cambridge, U.K.: BirdLife International (BirdLife Conservation Series, #3). 1994. P. 1-600.

FAUNA AND ECOLOGY SANDPIPERS OF LAGOONS OF COASTS ARIDNYH OF THE

WESTERN CASPIAN SEA

© 2004 E.V. Vilkov

Caspian Institute of Biological Resourses, Daghestan Scientific Centre Russian Academy Sciences 367025, Makhachkala, 45, Gadjiev str., Russia.

With a sharp raising of a level of Caspian Sea (with 1978 on 1996 more than on 2 м) in central, arid part of the Dagestan coast it was generated ecologically new (for region), a steady complex of saltish lagoons. During long-term dynamics of a lagoon from open water areas were transformed to the freshened reservoirs with well advanced of hydrophilic flora. In structure of modern aqua a complex four large lagoons "Agrahan", "Sulak", "Turali" and "Turali-I". Extended меридионально along sea coast угодья reach 150-170 kms. General extent of water area of lagoons of 52 kms. Среднеоценочная the area 2630-3050 га at average width of 150-200 m. The age of lagoons varies within the limits of 10-25 years. The greatest interest, from the point of view of places of concentration sandpapers, represent "Sulak" (47 ° 34 ' N 43 ° 08 ' E) and "Turali" (42 ° 50 ' N 47 ° 39 ' E) lagoons.

Through lagoons passes one of the migratory ways largest in Russia, connecting nested areas sandpipers the Western and the central Siberia with places of winterings in the Near East, in East and Southern Africa.

Meridionally the arrangement new wetlands in area of the western coast of Average Caspian Sea predetermines presence here practically all-the-year-round миграционно-nomadic dynamics reaching 10-10,5 months in year. Migratory processes have the strongly pronounced specificity connected by that one of areas of researches is located in "bottle neck" rather narrow (4-5 kms in width) the migratory corridor arranged on type " a bottle neck ". In this connection, through lagoons overland migrants fly a local stream not only sandpipers-hydrohfilic, but also.

Totally for the period monitoring researches in lagoons and adjacent sites 42 kinds sandpapers are registered, that makes 15,2 % from all variety avifauna area of researches (276 kinds). Among the registered kinds 8 - concern to nesting - flying (including nesting presumably - flying), 31 - flying, 8 - wintering (including wintering-wandering), 3 - stray from adjacent territories and 11 - it is casual or seldom stray.

On the basis of lead ranging "Sulak" and "Turali" lagoons are included in the list of Key ornithological territories of Russia (IBA's). By the author it is developed and now the nature protection project on the organization in limits "Sulak" and "Turali" lagoons same ornithological микрозаказников is carried out through the governmental structures of Republic Daghestan.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.