Научная статья на тему 'Скажи «Арфа»: прп. Иоанникий великий как логопед'

Скажи «Арфа»: прп. Иоанникий великий как логопед Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
111
9
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДЕФЕКТЫ РЕЧИ / ЧУДЕСА / ГРЕЧЕСКИЙ ЯЗЫК / ПРОИЗНОШЕНИЕ / АГИОГРАФИЯ / ВИЗАНТИЯ / HAGIOGRAPHY / BYZANTIUM / MIRACLES / GREEK LANGUAGE / SPEECH IMPEDIMENTS / PRONUNCIATION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Луховицкий Лев Всеволодович

Чудесное исцеление немоты общее место византийской агиографии, в то же время рассказы об избавлении от отдельных дефектов речи весьма редки. Контекст из жития Иоанникия (середина IX в.) может быть интересен как лингвистам, так и историкам византийской медицины. Согласно этому источнику, святой избавил некоего юношу от картавости, причем замена звука [r] на [l] описана при помощи выражения ψελλίζων ἐτραύλιζεν. Этот эпизод может пролить свет на проблему сохранения античной медицинской терминологии в Средние века, а также позволяет приблизиться к ответу на вопрос об отношении византийцев к речевым дефектам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Say ‘arpha': St. Ioannikios the Great as a Speech Therapist

Miraculous cure of dumbness or speechlessness by a saint is a topos of Byzantine hagiography, whereas instances of miraculous healing of particular speech defects (stammering or inability to utter certain sounds) are relatively rare. The paper discusses a mid-9th century context, namely the Life of St. Ioannikios the Great. According to its author Sabas the Monk, Ioannikios cured his devotee's son of a speech impediment consisting of an inability to pronounce proper r and substituting this sound with l. His manner of speech is described by ψελλίζων ἐτραύλιζεν. This episode, absent in an earlier version of St. Ioannikios' Life composed by Peter the Monk, remains unknown either to linguists, or historians of Byzantine medicine. It may shed light on a problem of transmission of ancient terminology of speech disorders (Aristotle, Galen) into the Middle Ages and also (if compared with data provided by Byzantine historians and literati, Michael the Grammarian, Michael Psellos, Anna Komnene, Nikephoros Bryennios and Eustathios of Thessalonica) allows to speculate on the Byzantine attitude towards defective vs. normative pronunciation.

Текст научной работы на тему «Скажи «Арфа»: прп. Иоанникий великий как логопед»

СКАЖИ «АРФА»:

ПРП. ИОАННИКИЙ ВЕЛИКИЙ КАК ЛОГОПЕД

Резюме: Чудесное исцеление немоты - общее место византийской агиографии, в то же время рассказы об избавлении от отдельных дефектов речи весьма редки. Контекст из жития Иоанникия (середина IX в.) может быть интересен как лингвистам, так и историкам византийской медицины. Согласно этому источнику, святой избавил некоего юношу от картавости, причем замена звука [г] на [1] описана при помощи выражения ^>гАА(.С^ етраиЛ^^. Этот эпизод может пролить свет на проблему сохранения античной медицинской терминологии в Средние века, а также позволяет приблизиться к ответу на вопрос об отношении византийцев к речевым дефектам.

Ключевые слова: дефекты речи, чудеса, греческий язык, произношение, агиография, Византия.

Чудо исцеления Иисусом «глуха и гугнива» (кюф6v ка! дoYlЯdЯov), описанное в Евангелии от Марка (Мк 7: 32-34), в византийской агиографии стало образцом для множества сходных по структуре эпизодов, в которых главными действующими лицами были уже византийские святые. Впрочем, в подавляющем большинстве случаев средневековые агиографы обращались с этим образцом достаточно вольно и предпочитали рассказывать о чудесном избавлении не от «гугнивости», то есть всего лишь некоего дефекта речи, а от полной (приобретенной или же врожденной) немоты, когда Иисус «плюнув, коснуся языка его», и страждущий не просто обрел дар речи, а «глаголаше право» - орВюс;. Несомненно, подобные

случаи представлялись авторам более удивительными и, как следствие, заслуживающими более пристального внимания. Именно поэтому эпизоды, в которых описывалось бы чудесное избавление от того или иного отдельного дефекта речи (заикания, картавости и т. п.), исключительно редки. В настоящей заметке мы бы хотели привлечь внимание к одному малоизвестному контексту середины IX в., который может быть интересен не только исследователям византийской агиографии, но и лингвистам, изучающим, во-первых, исторические

изменения греческой фонетики, а во-вторых, трансмиссию античной лингвистической терминологии в Средние века.

Интересующий нас текст - Житие прп. Иоанникия Великого, составленное монахом Саввой в период 1-го патриаршества Игнатия (847-858 гг.). Традиционно этот источник рассматривается как малоинформативная с точки зрения объективной передачи биографических и исторических сведений тенденциозная переработка более раннего жизнеописания того же подвижника, составленного монахом Петром в период патриаршества Мефодия (843-847 гг.) (Dobschutz 1909: 99-100; Mango 1983; Афиногенов 2004: 139, 143)1.

Эпизоды исцеления от (глухо-)немоты в житийной литературе средневизантийского периода, к которому относится интересующий нас памятник, встречаются достаточно часто и могут быть с полным правом причислены к агиографическим топосам. В то же время, чудеса, связанные с исправлением тех или иных особенностей произношения, в специальных справочниках не упомянуты (Pratsch 2005: 231-232). DOHD подтверждает это наблюдение: в то время как под Miracles / Healing / Cure of Speech Impediment проиндексирован только 1 (интересующий нас) контекст, под Miracles / Healing / Cure of Speechlessness проиндексировано уже 4 контекста в 4 текстах, а под Miracles / Healing / Cure of Dumbness - 28 контекстов в 18 текстах (в действительности, полноценно описаны только 22 случая, поскольку 7 контекстов - это не рассказы об отдельных эпизодах жизни святых, а только общая характеристика их чудесных деяний, а в Житии Макария Пелекитского как один контекст проиндексировано 2 исцеления). Поскольку 1 контекст (Житие Андрея Критского) проиндексирован и как Cure of Speechlessness, и как Cure of Dumbness, всего получаем 25 примеров, в которых святой исцеляет либо глухонемых от рождения детей (10 случаев), либо взрослых, лишившихся голоса из-за сверхъестественных (воздействие бесов) или естественных (например, эпилепсия) причин (15 случаев). Впрочем, последнее деление во многом условно, поскольку некоторые тексты не позволяют однозначно установить, идет ли речь о врожденной немоте или же о временном нарушении речи (Lascaratos et al. 1998: 25).

1 Впрочем, известен и противоположный подход, предполагающий независимость Саввы от Петра (Каждан 2002: 422-424).

Подобная ситуация типична и для ранней агиографии. В то время как чудеса избавления от (глухо-)немоты были излюбленными эпизодами авторов Чудес Космы и Дамиана (Magoulias 1964: 150), жизнеописаний Даниила Столпника, Феодора Сике-ота и Симеона Столпника Дивногорца (в этом памятнике «отоларингологические чудеса» составляют 13% от общего числа чудес (Lascaratos et al. 1998: 25)), рассказов об избавлении от отдельных дефектов речи мы почти не встречаем. Так, в житии Феодора Сикеота на 5 случаев немоты, в которых герой описан как аЯаЯо^ (Vita Theodori Syceotae: Cap. 61, 65, 95, 110, 156a), приходится лишь один эпизод, в котором святой исцеляет p,oyiXaXov, причем фонетические особенности его косноязычия остаются непроясненными (Ibid.: Cap. 67). Отметим, что последний термин может быть обманчив. Так, например, поздневизантийский агиограф Феоктист Студит (середина XIV в.) в Речи на перенесение мощей патриарха Константинопольского Афанасия I, отсылая к Ис 35:6 («ясен будет язык гугнивых»), называет святого «xpav®T^<; p,oyiXaX®v уЯюттп<;» (Translatio Athanasii: 60). В то же время, в чудесах, описанных агиографом дальше, вновь присутствуют лишь немые (Ibid.: 104-110), а не косноязычные.

Тем ярче на этом фоне выступает контекст из Жития Иоан-никия. В гл. 37 агиограф рассказывает, что некий благочестивый человек по имени Константин имел обыкновение навещать святого, однако как-то раз «по божественному устроению» (oIkovo^ik®^) не смог прийти к нему лично и отправил вместо себя своего сына Никифора. Иоанникий принял его и стал расспрашивать об отце (Vita Ioannicii [Sabas]: 366AB):

'О Se ye^MZ®v expav^iZsv акрю^, юалер naiSiov. "О Kai aia0op,evo<; o aoiSipo Xeyei awra^ ТеЯею<; vnap%®v xfl етг x^v yX&rrav атеЯ^ яергферек^ ow s’uSok® tovto vnap%eiv ev aoi, ovSe po'uXouar sine ‘арфа’. О Se ф^оту ‘аЯфа’. АвитероТ то avxo Kai na^iv ф^а^ ‘аЯфа’, Kai Яеуег npoxeivov aou r^v yX&aaav е^ю, 0eaao^ai avx^v. TovSe то to%o<;, юд npoaexayn, npoxeivavxo^, ф^оту o nax^p, anopXeya<; xfl уЯюса^ Xpiaxo^ Tnaov<;, o 0ed<; Kai Sn^ioupyoq aou, o та p,oyiXaX®v Kai ^ф^ Siapp^ac; Seap,a Kai XaXov yXroaaav xol^ Kaxa фто™ XoyiKolq anoSop,evo<; naXai evxeXXexai aoi, Kai vvv Siep,ov tov xaneivov Kai a^apx®Xov АяЯеТу то рю yeXMZouaav етг. Kai ф^а™ тф av0pron9^ Eine ‘арфa’, Kai sinsv ‘арфa’. Se

6р0оЯ£ктnGsv то рю трavоXоyюv o veютepoc;, s^aiaiov 0a^poq sni те avrov eKelvov Kai той; napovrai; sneneaev sni тф тл; napaSo^onoia; тavтn; npopX^pmi.

Приведенный фрагмент интересен в нескольких аспектах.

Прежде всего, обращает на себя внимание терминология, использованная Саввой для описания особенностей произношения юноши. Если выбор X для передачи звука (предположительно, увулярного (Wollock 1997: 252, n. 42)), заменявшего в речи Никифора дрожащий альвеолярный [r], вполне тради-ционен (вспомним «oXa;; 0e®Xo; ^v кeфaX^v KoXaKo; e%ei» -Аристофан «Осы» 45), то одновременное использование глаголов yeXXlZ® и тpauX^Zю несколько неожиданно. Действительно, употребление соответствующих терминов в античности не было последовательным: Г иппократ, Аристотель и Гален использовали одни и те же слова ^auX^^o; / тpauX6тn;, yeXXiapoc; / yeXXornc;, p,oyiXaX(a, ^a%voфюv^a) в разных значениях (Rieber, Wollock 1977: 3). Так, для Аристотеля тpauX6тn; - это «неумение удерживать отдельный звук, причем не произвольный» (тф ypdццaт6c; тlvo; цп кpaтe'^v, Kai тойто ov то toxov), а ^eXXo^; -«опущение некоего элемента, звука или слога» (тф e^alpeiv тг, ^ ypd^^a ^ auXXap^v - Arist. Probl. 902b22-25) (Wollock 1997: 6263).

В то же время Гален, не знакомый с такой интерпретацией (Ibid.: 56), предложил более узкое понимание тpauX6тnc, точнее соответствующее примеру из Аристофана (Ibid.: 191-195; Wollock 1982: 202-203): по его словам, этот дефект речи возникает, когда «язык не может членораздельно произнести слова, в которых сочетаются т и р <...>, поскольку для всех таких слов нужно, чтобы язык распластался и прижался к передним зубам. Но у некоторых он оказывается слабее, прижимается хуже и не справляется с сочетанием т и р, превращая его в т и X» (ц^ Suva^evn; т^; yXronnc aKpip&c; eKelva; Siap0povv та; фюvac;, oaai Sia той т Kai p Xeyovтal <...> Seovтal yap al тolavтal naaai т^; yXюттnc цгта той nXawvea0ai aтnplZoцsvnc sni то!;; npoa0(oi; oSovaiv. ^av ovv aтovютepa тlai vndp%fl, a^p^^ai xeipov Kai ov Siap0pol т6v той т Kai p ф06yyov, aXX’ sni т6v т Kai X цeтaл^лтel -Galenus. In Hipp. aphor.: 51, l. 2-10).

Именно такое понимание и стало определяющим для византийцев. Оно было известно не только византийским медикам,

например протоспафарию Феофилу2, который не смешивал уеЯЯюц6<; и тpauЯlGp,6<; (Wollock 1997: 2G2), но и неспециалистам, которые однозначно интерпретировали Tpau^io^6^ или Tpau^6Tn^ как неспособность произнести [r]. Евстафий Солун-ский (XII в.) отмечал, что «картавые избегают звука р, чтобы не обнажить своей картавости» (ol TpauMZpvTei;, dne%ovTai той p отоі%єюи, iva о тpauЯшц6(; amovi; вЯєу%^ - Eustathius. Comm. in Od.: 2), а Никифор Вриенний упоминал, что противники императора Алексея I Комнина (1G81-1118) называли его тpauЯ6^, поскольку тот «плохо справлялся с “рй”» (ойк dKpip®^ KarapBou то рй - Bryennios: 289).

В то же время, очевидна и противоположная тенденция, смешивающая термины тpauЯ6^ и уєЯЯ6<;: между ними не видят разницы ни автор Суды (уєЯЯ6<;: do^^ro^ Kai dvapBpro^ ^a^®v, тpauЯ6^ - Suda: 1148), ни Гесихий (Т 1274: тpаuЯ^Zє1,: уєЯЯІ^єі -Hesychius: 67; ¥ 112: уєЯЯІ^єіу- do[%]^^ro^ ^a^elv - Ibid.: 244). А самый известный косноязычный современник Иоанникия, император Михаил II (82G-829 гг.), попеременно называется византийскими авторами то уєЯЯ6<;, то тpauЯ6^ (PMBZ: N 499G), причем никто из них не конкретизирует, в чем именно заключался его речевой дефект.

Отражение этой тенденции мы и видим в житии Иоанникия: с одной стороны, Савва живо интересуется дефектами речи, а с другой, - не будучи медиком, использует уєЯЩю и тpauЯ^Zю как синонимы. Вопросы чистоты произношения, по-видимому, немало заботили агиографа. На это указывают несколько моментов. Во-первых, судя по словам Саввы, речь идет о чуде, свершившемся не по молитве самого юноши, а по воле святого, что сразу же противопоставляет этот эпизод другим рассказам о чудесах Иоанникия. Во-вторых, соответствующий эпизод отсутствует в ранней версии Петра, которую Савва использовал как основу (Vita Ioannicii [Petrus]). Кроме того, это чудо никак нельзя назвать зрелищным: Иоанникий совершил множество куда более удивительных деяний (он усмирял драконов, изгонял бесов, предсказывал смерть императорам), на фоне которых эпизод с исправлением произношения не кажется выигрышным. Учитывая отмеченное нами выше отсутствие аналогичных случаев в агиографической литературе эпохи, очевидно, что

2 Традиционная датировка жизни Феофила 1-й половиной VII в. остается условной (Hunger 1978: II, 299).

включение подобного эпизода могло быть только результатом осознанного авторского решения.

Отметим, что источники более позднего периода (по крайней мере, с начала XI в.) свидетельствуют о пристальном внимании византийцев к произношению. Особенности произношения тех или иных звуков могли служить социальным маркером. В 1030-е гг. Михаил Грамматик издевался над теми, кто произносит ^(Xov вместо ^uXov и Kplov вместо Kpuov (Lauritzen 2009). Приведенный выше контекст из Евстафия Солунского говорит о стремлении скрыть недостатки произношения как о чем-то самоочевидном.

Биографы Алексея I Комнина специально защищают его, подчеркивая незначительность его речевого дефекта. Так, Никифор Вриенний пишет, что противник Алексея Никифор Васи-лаки, «не зная, как бы иначе высмеять столь великого мужа, непрестанно ставил ему в вину этот ничтожный и невольный недостаток, связанный со звуком “рю”»: М^ e%rov yap exepov Ti катацюк^сасбш, той тоюйтои avSpo^, то o^iKpoxaTov eKelvo той рю Kai aяpoa^peтov атаца avro Kai гатю яpooфвpюv ^v (Bryennios: 291). Анна Комнина также считает своим долгом защитить отца: «Вообще мой отец Алексей говорил хорошо (еистто^о^) (не было другого такого прирожденного оратора в рассуждениях и доказательствах), только при произнесении звука “эр” его язык чуть-чуть запинался (ю^ шюХшбаше те ^eTp(ro^), хотя остальные буквы и произносил плавно (рош aKdBeKTOv е%оиоа)» (Алексиада: 71; Alexias: 30)3.

К сожалению, специфика дефекта речи Романа Воилы, одного из самых ярких персонажей эпохи правления Константина IX Мономаха (1042-1055 гг.), неизвестна. Историки, рассказывающие о нем, используют самые общие термины: «полунемая ('ПЦ^фюvov) тварь, которая еле ворочала языком и запиналась (SiroX(o0aive) при потугах что-либо произнести» (Пселл: 115; Psellos: II, 38); «его язык был полунем и неспособен правильно говорить, запинался и произносил звуки невнятно для слушателей»: x^v yXfiooav ei%ev ^ц^фюvov ^S^lav 6p0oeяe'^v, 6Xш0a^vouoav S’sv та!; o^iXlai^ Kai avena(o0nTa тоц а^оата!; ф0еууоце^^ (Zonaras: 645). Однако Роман не пытался исправить

3 И. Ласкаратос ошибочно утверждает, что Вриенний считал дефектом речи Алексея заикание: «...Bryennius, contradicting his wife, reveals that Alexius was a stammerer and spoke with a halting voice» (Lascaratos 1996: 915). В действительности же, оба источника говорят о картавости.

этот природный дефект, а напротив, подчеркивал его, желая войти в доверие к императору, поскольку того всегда привлекало, если «какой-нибудь от природы косноязычный (yXfiTTa в8в8ето фиожй^) человек неправильно выговаривал (6p0oeлe^v) слова» (Пселл: 115; Psellos: II, 38).

Все приведенные примеры, во-первых, относятся к более позднему, чем середина IX в., периоду, а во-вторых, рисуют картину аристократической придворной жизни, в которой тот или иной дефект речи становится предметом острого интереса, и как следствие - сплетен, шуток и интриг. Как правило, такая особенность оказывается социальным недостатком, но в некоторых случаях (как у Романа Воилы), напротив, может служить конкурентным преимуществом. Однако для эпохи, предшествующей комниновской аристократизации византийской культуры, интересующий нас контекст уникален. Из рассмотренного эпизода следует, что в середине IX в. неправильное произношение могло восприниматься как существенное препятствие на карьерной лестнице (обратим внимание, что отец юноши не простолюдин, а тп a^la ^naTOo;).

К сожалению, столь важное для Саввы чудо исцеления картавого было слишком необычно для византийского читателя. Именно поэтому в конце X в. Симеон Метафраст, перерабатывая в соответствии с изменившимися эстетическими запросами византийской публики версию Саввы, избавляется от большей части излишних, с его точки зрения, фонетических подробностей. Он использует более общие слова: «язык юноши был нетверд и слегка картавил» (q yXfiooa Se айтф oфaXepю^ ei%e Kai vnexpavXiZev - Vita Ioannicii [Metaphrastes]: 77B), не упоминает о звуках [r] и [l], опускает загадочное слово «арфа», использованное святым для проверки произношения Никифора. Более того, весь эпизод более традиционно оформлен с точки зрения соответствия агиографическим жанровым конвенциям: Метафраст, во-первых, забывает о том, что в версии Саввы инициатором чуда был сам святой, а во-вторых, добавляет, что Иоанникий не только «подарил ясность органу [речи] юноши» (тф veavioK9 то opyavov Siexpavrooev), но также побудил его душу к исполнению божественных заповедей (в то время как у Саввы избавление от картавости было самоценно). Таким образом, вымываются все неожиданные необязательные элементы. Остается лишь пожалеть, что византийцы последующих эпох составляли представление об Иоанникии скорее по переработке Метафраста, чем по

версии Саввы, поскольку распространение последней в рукописной традиции, конечно же, несопоставимо с популярностью

метафрастовского корпуса.

Источники

Алексиада - Анна Комнина. Алексиада / Пер. с греч. Я. Н. Любарского. СПб., 1996.

Пселл - Михаил Пселл. Хронография. Краткая история / Пер. Я. Н. Любарского, Д. А. Черноглазова, Д. Р. Абдрахмановой. СПб., 2003.

Alexias - Annae Comnenae Alexias / Rec. D. R. Reinsch, A. Kambylis. Pars 1. B.; N.-Y., 2001. (Corpus fontium historiae Byzantinae; 40/1).

Bryennios - Nicephore Bryennios. Histoire / Introd., texte, trad. et notes par P. Gautier. Brux., 1975. (Corpus fontium historiae Byzantinae; 9).

Eustathius. Comm. in Od. - Eustathii archiepiscopi Thessalonicensis Commentarii ad Homeri Odysseam / Ed. G. Stallbaum. Vol. 1. Lpz., 1825.

Hesychius - Hesychii Alexandrini Lexicon / Rec. et emend. P. A. Hansen, I. C. Cunningham. Vol. IV: T-Q. B., 2009.

Galenus. In Hipp. aphor. - Galenus. In Hippocratis aphorismos commentarii VII // Claudii Galeni opera omnia / Ed. C. G. Kuhn. Vol. 18/1. Lpz., 1829.

Psellos - Michel Psellos. Chronographie ou Histoire d’un siecle de Byzance (976-1077) / Texte etabli et trad. par E. Renauld. 2 vols. P., 1967.

Suda - Sudae Lexicon / Rec. I. Bekker. B., 1854.

Translatio Athanasii - Talbot A.-M. M. (ed.) Faith Healing in Late Byzantium: The Posthumous Miracles of the Patriarch Athanasios I of Constantinople by Theoktistos the Stoudite. Brookline (Mass.), 1983.

Vita Ioannicii [Metaphrastes] - Vita, res gestae et certamina sancti patris nostri Joannicii abbatis // Patrologia graeca. T. 116. Turnhout. Col. 3592.

Vita Ioannicii [Petrus] - Altera vita s. Ioannicii auctore Petro monacho // Acta sanctorum. Novembris. T. 2. Pars. 1. Brux., 1894. Col. 384-435.

Vita Ioannicii [Sabas] - Vita s. Ioannicii auctore Saba monacho // Acta sanctorum. Novembris. T. 2. Pars. 1. Brux., 1894. Col. 332-384.

Vita Theodori Syceotae - Festugiere A.-J. (ed.) Vie de Theodore de Sykeon. Vol. 1: Texte grec. Brux., 1970. (Subsidia hagiographica; 48).

Zonaras - Ioannis Zonarae Epitomae historiarum libri XIII-XVIII / Ed. T. Buttner-Wobst. Bonn, 1897.

Литература

Афиногенов 2004 - Афиногенов Д. Е. «Повесть о прощении императора Феофила» и Торжество Православия. М., 2004.

Каждан 2002 - Каждан А. П. (в сотрудничестве с Ли Ф. Шерри, Х. Ангелиди) История византийской литературы (650-850 гг.). СПб., 2002.

Dobschutz 1900 - Dobschutz E. von. Methodios und die Studiten: Stomun-gen und Gegenstromungen in der Hagiographie des 9. Jahrhunderts // Byzantinische Zeitschrift. 1909. Bd. 18. S. 41-105.

DOHD - Dumbarton Oaks Hagiography Database [Электронная база данных] URL: http://www.doaks.org/research/byzantine/resources/

hagiography-database (дата обращения 3.05.2014).

Hunger 1978 - Hunger H. Die hochsprachliche profane Literatur der Byzantiner. 2 Bde. Munchen, 1978.

Lascaratos 1996 - Lascaratos J. Otorhinolaryngological Diseases in Byzantium (A.D. 324-1453): Information from Non-Medical Literary Sources // The Journal of Laryngology and Otology. 1996. Vol. 110. Issue 10. P. 913-917.

Lascaratos et al. 1998 - Lascaratos J., Poulacou-Rebelacou E., Yotakis J. Otolaryngological Treatments in Hagiographical Byzantine Texts (3241453 A.D.): Miracles or Reality? // The Journal of Laryngology and Otology. 1998. Vol. 112. Issue 1. P. 25-30.

Lauritzen 2009 - Lauritzen F. Michael the Grammarian’s Irony about Hypsilon: A Step towards Reconstructing Byzantine Pronunciation // Byzantinoslavica. 2009. Vol. 67. P. 161-168.

Magoulias 1964 - Magoulias H. J. The Lives of the Saints as Sources of Data for the History of Byzantine Medicine in the 6th and 7th Centuries // Byzantinische Zeitschrift. 1964. Bd. 57. S. 127-150.

Mango 1983 - Mango C. The Two Lives of St. Ioannikios and the Bulgarians // Harvard Ukrainian Studies. 1983. Vol. 7 (= Okeanos: Essays Presented to I. Sevcenko on his 60th Birthday by his Colleagues and Students / Ed. C. Mango, O. Pritsak). P. 393-404.

PMBZ - Prosopographie der mittelbyzantinischen Zeit. 1. Abteilung (641867) / Hg. R.-J. Lilie, C. Ludwig, Th. Pratsch, I. Rochow, B. Zielke. 6 Bde. B.; N.-Y., 1998-2001.

Pratsch 2005 - Pratsch Th. Der hagiographische Topos: Griechische Heiligenviten in Mittelbyzantinischer Zeit. B.; N.-Y., 2005.

(Millennium-Studien; 6).

Rieber, Wollock 1977 - Rieber R. W., Wollock J. The Historical Roots of the Theory and Therapy of Stuttering // Journal of Communication Disorders. 1977. Vol. 10. P. 3-24.

Wollock 1982 - Wollock J. Views on the Decline of Apical r in Europe: Historical Study // Folia linguistica. 1982. Vol. 16. Series Historica. Vol. 3. Issue 2. P. 185-238.

Wollock 1997 - Wollock J. The Noblest Animate Motion: Speech, Psychology and Medicine in Pre-Cartesian Linguistic Thought. Amsterdam, 1997.

L. V. Lukhovitskiy. Say ‘arpha’: St. Ioannikios the Great as a Speech Therapist

Miraculous cure of dumbness or speechlessness by a saint is a topos of Byzantine hagiography, whereas instances of miraculous healing of particular speech defects (stammering or inability to utter certain sounds) are relatively rare. The paper discusses a mid-9th century context, namely the Life of St. Ioannikios the Great. According to its author Sabas the Monk, Ioannikios cured his devotee’s son of a speech impediment consisting of an inability to pronounce proper r and substituting this sound with l. His manner of speech is described by ^eAAlCwv expabAiCev. This episode, absent in an earlier version of St. Ioannikios’ Life composed by Peter the Monk, remains unknown either to linguists, or historians of Byzantine medicine. It may shed light on a problem of transmission of ancient terminology of speech disorders (Aristotle, Galen) into the Middle Ages and also (if compared with data provided by Byzantine historians and literati, Michael the Grammarian, Michael Psellos, Anna Komnene, Nikephoros Bryennios and Eustathios of Thessalonica) allows to speculate on the Byzantine attitude towards defective vs. normative pronunciation.

Keywords: hagiography, Byzantium, miracles, Greek language, speech impediments, pronunciation.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.