Научная статья на тему 'Репрезентация концепта "красота" в языковой картине мира арабского и русского языков'

Репрезентация концепта "красота" в языковой картине мира арабского и русского языков Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
530
97
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
CONCEPT / PICTURE OF THE WORLD / INTERNAL BEAUTY AND EXTERNAL BEAUTY / HAPPINESS / PLEASURE / КОНЦЕПТ / ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА / ВНЕШНЯЯ И ВНУТРЕННЯЯ КРАСОТА / АРАБСКИЙ ЯЗЫК / РУССКИЙ ЯЗЫК

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Гасанова М.А., Висаитова С.В.

В статье рассмотрена специфика репрезентации концепта «красота» в паремиологической картине мира арабского и русского языков. Описаны универсальные и специфические особенности актуализации рассматриваемого концепта в двух лингвокультурах, то есть рассматриваются лексемы, которая репрезентирует концепт «красота» в пословицах и поговорках арабского и русского языков. В результате которого были выявлены особенности семантики, которые образуют синонимический ряд. Концепт «красота» рассматриваема с разных точек зрения: эстетики, лингвистики, философии, также рассматриваются особенности метафоры в качестве основного способа вербализации концепта «красота» в арабской и русской лингвокультурах, при контрастивном описании позволяющая выявить схожие в рассматриваемых языках и культурах, национальные черты.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

REPRESENTATION OF THE CONCEPT OF BEAUTY IN ARABIC AND RUSSIAN LANGUAGE PICTURES OF THE WORLD

The work describes a concept of “beauty” in the Arabic and Russian languages, picture of the world based on proverbs and sayings. As a result of features of semantics which are revealed from different points of view: aesthetics of linguistics and philosophy also consider features of the metaphor as the main way of verbalizing the concept “beauty” in Arabic and Russian linguistic cultures, a good description allows to reveal national features that are similar in the languages and cultures under consideration. In the Arab culture, “beauty” has a more positive connotation than a negative connotation. And common to the Russian and Arabic linguocultures is the understanding of beauty as one of the values of man, which has a connection with other higher human values.

Текст научной работы на тему «Репрезентация концепта "красота" в языковой картине мира арабского и русского языков»

проявления. Заметим также, что в земной жизни воплощаются девять типов душ, и в каждом типе есть три варианта - низший (низкая по уровню развития душа), средний (душа, прошедшая ряд воплощений и достигшая прогресса в своём совершенствовании) и высший (высокоразвитая душа) [3].

В составе формулы тридевятое царство числу «девять» предшествует число «три», символизирующее триаду (триединство) тела, души ми духа. Само число «9» представляет собой утроенное число «три». Эта утроенная триада и лежит в основе наименования тридевятое царство, которое обозначает не просто потусторонний мир, где оказывается душа после окончания жизненной программы, но мир достаточно высокий и развитый. В эзотерической философии число «9» является символом не только завершения, но мтакже преображения и совершенства. Не случайно герои сказок возвращаются в земной мир из тридевятого царства преображёнными: Иван-дурак, например, становится Иваном-царевичем, а Заморышек превращается в красавца и богатыря.

Тридевятое царство в древнеславянском его понимании аллегорически указывало на эволюцию человека, которая понималась как последовательное прохождение через девять степеней совершенствования. Достигавшему тридевятого царства открывалась дорога в тридесятое государство. В данном случае

Библиографический список

мы также сталкиваемся с магией чисел. Числа следует воспринимать не только в количественном, но и в качественном плане: каждое число связано с определённой идеей, которая исходит из высших миров и реализуется в виде закономерностей в земной реальности. В любом явлении и событии, в сказанном слове заключены соответствующие числовые формулы. Числовая формула наименования тридесятое государство такова: 3 + 3 + 3 + 1 = 10 = 1 + 0 = 1. Число «один» означает, как мы сказали выше, начало процесса, а в данном случае - начало нового проявления, но на ином витке эволюции, на следующем круге в лабиринте жизней, то есть на более высоком уровне.

С учетом всего отмеченного выше, трудно не согласиться, что использование числового символизма - это многолетняя традиция, дошедшая до наших дней и способная реконструировать историко-культурную память. «Память символа древнее, чем память его несимволического текстового окружения» [5, с. 148], - пишет Ю.М. Лотман.

Многочисленные исследования антропологов, психологов, этнографов, искусствоведов, литературоведов позволяют делать вывод о том, что «ЧИСЛО» -это природно-культурный феномен [6 - 8].

Символы генерируют ключевые стереотипы национального менталитета и своей архаической констатацией воспроизводят самобытность памяти.

1. Богатырева Ж.В. От мифа к сказке (сравнительный анализ). Мир науки, культуры, образования. 2014; 6 (49): 510 - 511.

2. Шейнина Е.Я. Энциклопедия символов. Москва: ООО «Издательство АСТ»; Харьков: «Тросинг», 2003.

3. Зимина Н.Ю. Использование тропов и выявление их символики в орнаментальном стиле Виктора Пелевина. Актуальные вопросы филологических исследований. Краснодар, 2013: 168 - 171.

4. Яньшин П.В. Психология цвета: эстетико-феноменологический подход Гете против механизма И. Ньютона. Прикладная психология. 1999; 2: 8 - 15.

5. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек - текст - семиосфера - история. Москва: Язык русской культуры, 1996.

6. Богатырева Ж.В., Зимина Н.Ю. Сказка как феномен культуры. Мир науки, культуры, образования. 2015; 3 (52): 293 - 295.

7. Обухов Я.Л. Символ драма и современный психоанализ. Харьков: Регион-информ. 1999.

8. Энциклопедия символов, знаков, эмблем. Москва: Локид-Миф, 1999.

References

1. Bogatyreva Zh.V. Ot mifa k skazke (sravnitel'nyj analiz). Mirnauki, kul'tury, obrazovaniya. 2014; 6 (49): 510 - 511.

2. Shejnina E.Ya. 'Enciklopediya simvolov. Moskva: OOO «Izdatel'stvo AST»; Har'kov: «Trosing», 2003.

3. Zimina N.Yu. Ispol'zovanie tropov i vyyavlenie ih simvoliki v ornamental'nom stile Viktora Pelevina. Aktual'nye voprosy filologicheskih issledovanij. Krasnodar, 2013: 168 - 171.

4. Yan'shin P.V. Psihologiya cveta: 'estetiko-fenomenologicheskij podhod Gete protiv mehanizma I. N'yutona. Prikladnaya psihologiya. 1999; 2: 8 - 15.

5. Lotman Yu.M. Vnutri myslyaschih mirov. Chelovek - tekst - semiosfera - istoriya. Moskva: Yazyk russkoj kul'tury, 1996.

6. Bogatyreva Zh.V., Zimina N.Yu. Skazka kak fenomen kul'tury. Mir nauki, kul'tury, obrazovaniya. 2015; 3 (52): 293 - 295.

7. Obuhov Ya.L. Simvol drama isovremennyjpsihoanaliz. Har'kov: Region-inform. 1999.

8. 'Enciklopediya simvolov, znakov, 'emblem. Moskva: Lokid-Mif, 1999.

Статья поступила в редакцию 09.04.19

УДК 82

Gasanova M.A., Cand. of Sciences (Philology), senior lecturer, Dagestan State University (Makhachkala, Russia), E-mail: gas.marina@mail.ru

Visaitova S.V., student, Faculty of Oriental Studies, Dagestan State University (Makhachkala, Russia), E-mail: Saniyat.v@mail.ru

REPRESENTATION OF THE CONCEPT OF BEAUTY IN ARABIC AND RUSSIAN LANGUAGE PICTURES OF THE WORLD. The work describes a concept of "beauty" in the Arabic and Russian languages, picture of the world based on proverbs and sayings. As a result of features of semantics which are revealed from different points of view: aesthetics of linguistics and philosophy also consider features of the metaphor as the main way of verbalizing the concept "beauty" in Arabic and Russian linguistic cultures, a good description allows to reveal national features that are similar in the languages and cultures under consideration. In the Arab culture, "beauty" has a more positive connotation than a negative connotation. And common to the Russian and Arabic linguocultures is the understanding of beauty as one of the values of man, which has a connection with other higher human values.

Key words: concept, picture of the world, internal beauty and external beauty, happiness, pleasure.

М.А. Гасанова, канд. филол. наук, доц., Дагестанский государственный университет, г. Махачкала, E-mail: gas.marina@mail.ru

С.В. Висаитова, студентка 2-го года обучения Дагестанский государственный университет, г. Махачкала, E-mail: Saniyat.v@mail.ru

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «КРАСОТА» В ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА АРАБСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ

В статье рассмотрена специфика репрезентации концепта «красота» в паремиологической картине мира арабского и русского языков. Описаны универсальные и специфические особенности актуализации рассматриваемого концепта в двух лингвокультурах, то есть рассматриваются лексемы, которая репрезентирует концепт «красота» в пословицах и поговорках арабского и русского языков. В результате которого были выявлены особенности семантики, которые образуют синонимический ряд. Концепт «красота» рассматриваема с разных точек зрения: эстетики, лингвистики, философии, также рассматриваются особенности метафоры в качестве основного способа вербализации концепта «красота» в арабской и русской лингвокультурах, при контрастивном описании позволяющая выявить схожие в рассматриваемых языках и культурах, национальные черты.

Ключевые слова: концепт, паремиологическая картина мира, внешняя и внутренняя красота, арабский язык, русский язык.

Язык теснейшим образом связан с культурой: он прорастает в ней, развивается в ней и выражает её. Сегодня как аксиома воспринимается утверждения, что язык - это зеркало народной культуры, народной психологии и философии. Язык по отношению к культуре обладает кумулятивным свойством - накапливать и её наследовать. Языковая картина мира и национальная культуры каждого народа характеризуется как универсальными, так и этноспецифическими особенностями.

Концепт считается универсальным феноменом, использование которого помогает определить особенности национальной картины мира. Совокупность концептов, характерных для одной, определенной нации, составляют этническую концептосферу, которая отличается от концептосфер других национальностей. Концептом становятся только те явления, которые в действительности ценны и актуальны для данной культуры [1 - 4].

Под концептом понимается сгусток культуры в человеческом сознании, концепт также рассматривается как то, посредством чего человек входит в культуру, а также и влияет на нее или, наоборот, в виде чего культура входит в умственный мир человека.

Понятие «концепт» у разных авторов получает разную трактовку, что приводит к разногласиям среди исследователей, к примеру, в своем сборнике «Русская речь» С.А. Аскольдов-Алексеев дает следующее определение: Концепт - это мысленное образование, замещающее нам в процессе мысли множество предметов одного и того же рода. Концепт одновременно может быть заместителем некоторых реальных действий и некоторых сторон предмета.

В сознании человека концепты возникают не только как намеки на возможные значения, но и как отклики на языковой опыт человека. По сущности каждый концепт может быть расшифрован по-разному, в зависимости от культурного опыта или даже сиюминутного контекста.

В.Н. Телия считает, что концепт - это все то, что мы знаем об объекте во всей макроэстезии этого знания.

Исследователи рассматривая саму сущность концепта, отмечают принадлежность концепта этнокультурному миру человека.

Ю.С. Степанов в своих терминах дает определение концепту как микромодель культуры, порождающее её и порождаемое ею. Также концепт обладает прагматической, экстралингвистической или же внеязыковой информацией [5, с. 144].

Цель данной работы заключается в комплексной характеристике концепта «красота» в арабском и русском языках. В основе эстетической оценки лежит функция, выполняемая искусственным объектом или природной вещью в общественной жизни. Именно эта функция характеризует практически всю практическую деятельность людей и отражается и в языковом сознании и коммуникативном поведении.

Каждый народ обладает пословичным фондом, который дает возможность на сопоставительный анализ, для выявления сходства и различия, а также лингвокультурологических особенностей ЯКМ народов. Таким образом, пословицы и поговорки - это языковая картина мира, определяющая восприятие мира носителями того или иного языка. Картина мира языка, как не раз отмечалась исследователями, антропоцентрична. Человек выступает мерилом всего, точкой отсчета для интерпретации фактов и событий действительности.

В арабском языке пословицы и поговорки употребляются словом '¡А! (Ци) [масалун] или же '¿^ (^У) [аквалун] которые помимо значений «пословица» и «поговорка» обладают еще другими значениями как: «подобие», «сравнение», «образ», «образец» «высказывание», «изречение»,

Доктор Юсуф Иззаддин говорит: «Масал - это правдивая картина состояния этноса и нации. Она же является итогом народного опыта, который приобретается им на протяжении многих лет существования той или иной цивилизации. Как В.И. Даль определил признаки пословицы, так же и арабский поэт и оратор Ибрагим ан-Наззам дал характеристику «масал» четырьмя признаками:

Меткость; лаконичность; красота сравнения; совершенство иносказания.

Изучение поговорок и пословиц в каждой из рассматриваемых языков имеет свою историю. А накопление данных паремиологических единиц происходило веками в языке. Таким образом арабские поговорки и пословицы можно подразделить на три периода:

1) пословицы доисламского периода (V - VIII в.);

Пословицы доисламского периода - это пословицы периода «джахилийи» т. е периода неведения, до возникновения религии ислам.

2) пословицы исламского периода (классический период VIII - XI в.);

К пословицам уже исламского периода относят пословицы, взятые из изречений пророка Мухаммада (мир ему и благословение), а также из Священного Корана.

3) пословицы послеклассического периода (XI - XV в.).

Помимо упомянутых источников, также можно обнаружить пословицы, взятые из поэзии арабов, шутки Абу Нуваса или «Книга скупых» Джахиза рассказы Хаджи Насреддина. Пословицы, что в свою очередь отличают от поговорок, обладают грамматической завершенностью, а поговорки являются частью предложений, в итоге, раз пословица выражает суждение, то поговорка - это часть суждения.

Разграничение пословиц и поговорок осуществляется при помощи разных критериев, параметров: смыслового; структурно-грамматического; критерия наличия-отсутствия образного /переносного значения.

Согласно выделенным критериям, поговорка даёт оценочную характеристику действию или же предмету. Однако пословицы, как правило, бывают оформлены побудительными или повествовательными предложениями, но не посредством восклицательных и вопросительных конструкций.

Пословице характерна обобщенная семантика, а поговорке обобщенность окказионального, определяющийся функционально-коммуникативной направленностью, характера.

Как показал анализ отличительных и общих призанков пословиц и поговорок, на лицо перевес в расхождении их структурной организации. Однако для лингвокультурологического анализа не совсем обязательна их дифференциация.

Пословицы и поговорки считаются ценнейшим материалом для истори-ко-типологических и лингвокультурологических наблюдений и обобщений, в них

отражены исторические факты и памятники духовной и материальной культуры, которые уже ушли в прошлое (это атрибуты быта народа), его менталитет, специфика мировосприятия и эмоционально-интеллектуального осмысления реальности носителями русского и арабского языков в древности.

Концепт «красота» является одним из ключевых и универсальных концептом и языковой, и философской картин мира. Концепт «красота» с философской точки зрения определяется как универсальная форма бытия материального мира в человеческом сознании, в общем понимании красота раскрывает эстетический смысл явлений, внутренние и внешние качества которого вызывают в сознании человека удовольствие, моральное удовлетворение и наслаждение.

В разные времена и в разные этнических регионах в концепт «красота» вкладывалось свое толкование и следует отметить, что концепт «красота» - понятие вечное.

Соловьев В.С. считает красоту воплощением идеи, гармоний идеального и материального, а также Соловьев В.С. полагал, что природная красота разрушена, и человек будучи существом природы признан увековечить её через искусство [6].

Концепт «красота» с языковедческой точки зрения необходимо исследовать, упираясь на основные положения когнитивной лингвистики.

Красота - это общеэстетический разряд, который обозначает гармоничное сочетание, совершенство, вызывающее у созерцателя эстетическое наслаждение. Красота считается важнейшей из категорий культуры, это общее и многогранное понятие.

Прилагательное «красивый» в русском языке появилось довольно позже существительного «краса». Существительное «краса» по своему происхождению является устаревшей старославянской лексемой, которая восходит к индоевропейской основе «кго8-1^» имевшая первоначальное значение у славян «жертвенный огонь».

Ведущим значением слову «краса» считается обозначение процесса создания вещи или же явления, привлекающие к себе внимание, то есть основным значением данной лексемы «краса» является «украшать»

В словаре фиксируются наиболее оформившиеся и устоявшиеся определения. При лексико-семантическом анализе концепта красота в русском языке мы нашли следующее определение у С.И. Ожегова:

Красота же свойство прекрасного, изящество, отвлеченное понятие красивого. Красота лица, пригожество. Красивый, прекрасный, красный, одаренный красотою, нравный чувству изящного, уряженный красотою, красови-тый, прекрасный. Привлекательная внешность, украшение, прелесть. Качество доставляющее радость и удовольствие чувствам (глаз, ушей) [6, с. 797].

Аристотель, Эпикур, Демокрит, Лукреций Кар утверждали объективную основу прекрасного, находившуюся в реальной действительности, в вещественных свойствах, отношениях связях и т. д. По мнению Ф.К. Шиллера, красота соответствует сокровенной природе человека, она духовна действенна как и сам человек, материальна субъективна и объективна [7].

В русской культуре красота считается одной из высших ценностей человека, доказательством которому служат разные характеристики, данные понятию «красота» русскими писателями и поэтами:

«Красота спасет мир» (Ф.М. Достоевский)

«В человеке должно быть все прекрасно: и мысли, и душа, и одежда, и лицо» (А.П. Чехов)

«Это страшная ошибка - думать, что прекрасное может быть бессмысленным» (Л.Н. Толстой)

Для сопоставительного анализа мы обратились к определение "^"данного понятия в арабских словарях - "«Лисану ль-араб», "^лИ 11 Камусу ль-мухит,"иН у^ 11 Китабу ль-айни,Тахзиб аль-Луга, аль-Азхари, аль-Мухкам, Ибн Сиды, ас-Сихах» аль-Джаухари, Хашия ас-Сихах» Ибн Бари, ан-Нихая» Ибн аль-Асира»

В названных словарях актуализируются следующие значения: - д^оставляющие радость чувствам глаз, ушей качество, качество облагораживающее душу, превосходное утонченное качество, ангел, великолепие, очарование, блеск, свежесть, радость, загипнотизированность, магия, одержимость, свет. Именно выше перечисленные признаки являются составляющими ядром концепта "д^" в арабском языке.

В русском языкекрасото сравиивается сомногими положительным и и отрицательными ценностсмич^л^ов^!^^, поэтомуногоьорки »пословицы, веpаелизyю-щие концепт «иpоеoта» нребродима иазделитт уо наврoлька фуст:

И) Oбмaевивaя 1«нсзсшик/ красота, ану«^ рycmoк-a; лиоомоо-рош, душат не омккоo; крарос вьo<Эa,Hб оаецус арьке; пороши maou, кJaекркк Hoс^aрeн,аяеа оечuол Mепeнхко, Ра рсксму малсреко;

В- Красота Нлз уми: (Туз равума лусту; xраляm це оевте шeоо,

цог<Ва в сасов демке еошь оцлам аскоьe - ^снта, нeyтомеe - рраmoощ; не 6у<Эв отмаж, а брон оеокoPео;

м) Внутос- няя нpаcотa:удрмaеыaезбaотлaмр -рpaено л;^poгдмл;ллгло-<Oонaввлo,aеляЛинa обыцай; а лиыа вoPонeеощя; т одежке встреаают- по уму провожают.

И предпочтение отд ается внутренней краcврe.

В арабском языке пословицы и поговорки употребляются словом (ИЦ 'ды[масалун], что можно перевести как «пословица», «пример»,

«сравнение», «подобие», «образ», «образец». Также пословицы и поговорки означаются терминами (^1) ^'«высказывание», «изречение», «поговорка».

В русском языке «красота» также ассоциируется больше с ценностями социально-эстетического и социально-гендерного характеров, а арабском языке, в отличие от русского «красота/^» больше - с духовными и сакральными ценностями.

Таблица 1

^kl Ml jJiJI fi Глаза в сурьме краше

Jld^Jl u—j Jj.a jl Всевышний прекрасен, и Любит красоту

Красивый дом - благословение, уродливый - проклятие

¿La, ¿ads Твой нрав - твоя красота

J.a 'Ujl liJj J^ j^-l liJ Если любить, то люблю я луну, если ездить, то езжу я на верблюде

В арабской культуре считается, внутренняя и внешняя красота не могут быть противопоставлены друг другу, поскольку каждая обладает своим значением и уникальной ценностью. Духовная красота, облагораживающая нрав человека и наделяющая нравственными ценностями, воспитывает скромность и терпение. Что касается внешней красоты, то особое внимание требует женская

Библиографический список

Изображение героя нового типа в разнообразных связях с миром является задачей творчески трудной и ответственной. И если писатель нашел правильные пути решения этой задачи, то его произведение, помимо других достоинств, сле-

красота, так как в арабской культуре её сравнивают с жемчужиной, сокрытой от посторонних глаз, являясь успокоением и украшением для глаз супруга. «Женщина украшение дома», «Ешь только яблоки и женись лишь на красавицах» «Женись на красавице и наслаждайся» [7, с. 326]. По этой причине она занимает особое положение, доказательством тому служат выше приведенные в пример пословицы и поговорки.

Таким образом, концепт «красота» получает разнообразную характеристику в русской культуре, и следует отметить, что в русском языке «красота» воспринимается как положительно, так и отрицательно, тому служат примером выше указанные поговорки и пословицы. Именно в тех же самых пословицах и поговорках можно проследить четкое разграничение внешней и внутренней красоты, при котором русская культура отдает предпочтение внутренней красоте, и ценит в человеке его ум, трудолюбие и его доброту. В арабской культуре «красота» наделена больше положительной коннотацией, нежели отрицательной. А общим для обеих лингвокультур выступает понимание красоты как одной из наивысших ценностей человека, имеющей связь и с другими высшими ценностями. Но все же существующие различия носят глубинный характер, по причине которого следует учитывать их в процессе межкультурной коммуникации. Они обусловлены ментальностью и своеобразием культур народов. А язык и культура взаимосвязаны. Язык является зеркалом культуры, в котором отражается помимо реального мира, который окружает человека, общественное самосознание этноса, с его национальным характером, традициями, обычаями, менталитетом и системой ценностей

1.19

дует рассматривать как достижение прозы. Литературная жизнь общества того или иного времени охватывает различные, порой неоднородные явления и факты, ей свойственны противоречия и разнонаправленные тенденции, зависящие

1. Афоризмы. Электронная энциклопедия Кирилла и Мефодия. 2000.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Москва: «Терра», 1995.

3. Маслова В.А. Лингвокультурология: учебное пособие для студ. высш. учеб, заведений. Москва: Издательский центр «Академия», 2001.

4. Ожегов С.И. Словарь русского языка. Москва, 1986.

5. Степанов Ю.С Констаты: Словарь русской культуры: 3-е изд. Москва: Академический проект, 2004: 42 - 67.

6. Соловьев В.С. Философский словарь. Москва, 1989.

7. Шиллер Ф.К. Каллий, или о красоте. Фридрих Шиллер. Собрание сочинений: в 7 томах, Москва, 1955 - 1957. References

1. Aforizmy. 'Elektronnaya 'enciklopediya Kirilla i Mefodiya. 2000.

2. Dal' V.I. Tolkovyj slovar'zhivogo velikorusskogo yazyka. Moskva: «Terra», 1995.

3. Maslova V.A. Lingvokul'turologiya: uchebnoe posobie dlya stud. vyssh. ucheb, zavedenij. Moskva: Izdatel'skij centr «Akademiya», 2001.

4. Ozhegov S.I. Slovar'russkogoyazyka. Moskva, 1986.

5. Ctepanov Yu.S Konstaty: Slovar'russkoj kul'tury: 3-e izd. Moskva: Akademicheskij proekt, 2004: 42 - 67.

6. Solov'ev V.S. Filosofskij slovar'. Moskva, 1989.

7. Shiller F.K. Kallij, ili o krasote. Fridrih Shiller. Sobranie sochinenij: v 7 tomah, Moskva, 1955 - 1957.

Статья поступила в редакцию 04.04

УДК 82.1.51.0

Olimova Kh.Kh., Cand. of Sciences (Philology), senior lecturer, doctoral postgraduate, Tajik State Institute of Languages n.a. Sotim Ulugzade (Dushambe,

Russia), E-mail: hosiyat.olimova@mail.ru

Dodkhudoeva Z., postgraduate, jik State Institute of Languages n.a. Sotim Ulugzade (Dushambe, Russia), E-mail: 838310zu@gmail.com

THE FIRST IMAGE OF WOMEN TAJIKS IN THE LITERATURE. The problem of character and circumstances in new prose is studied. The image of a hero - a new type in such various connections with the world was a task creatively difficult and responsible. And if relatively, the writer found the right way of solving this problem, it is his work, in addition to other advantages, should be regarded as an achievement of Russian prose. The experience of Luknitsky in the novel "Nisso" is instructive as one of the first attempts to get accustomed to the life of the people, geographically remote, to a certain extent even unfamiliar, mountain Pamirs. In this article the author notes that in the Soviet literature the most difficult task was to create a female character, developing in different, interrelated, changing circumstances, in conflicts.

Key words: image, society, activity, ideology, historical people, liberation, worldview, mountains, problem, women, moment, internationalist.

Х.Х. Олимова, канд. филол. наук, доц., докторант Таджикского государственного института языков имени Сотима Улугзада, г. Душанбе,

Таджикистан, E-mail: hosiyat.olimova@mail.ru

З. Додарходжаева, соискатель Таджикского государственного института языков имени Сотима Улугзада, г. Душанбе, Таджикистан,

E-mail: 838310zu@gmail.com

ПЕРВЫЙ ОБРАЗ ЖЕНЩИН-ТАДЖИЧЕК В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

В этой статье авторы отмечают, что в советской литературе самой сложной задачей было создание женского персонажа, развивающегося в разных, взаимосвязанных, меняющихся обстоятельствах, в конфликтах и столкновениях. Исследуя некоторые вопросы таджикско-русских литературных связей советских времен, можно увидеть богатый обширный фактический материал и интересные моменты в литературной жизни этого периода. В связи с этим Павел Лукницкий занял своё скромное и достойное место. Перу писателя принадлежит ряд исторических рассказов и повестей, из которых мы узнаем много нового об истории горного Таджикистана. Опыт Лукницкого в романе «Ниссо» поучителен как одна из первых попыток приглядеться к жизни народа, территориально отдаленного, в известной мере даже незнакомого, горного Памира.

Ключевые слова: общество, деятельность, идеология, исторические люди, образ женщины, интернационализм, освобождение, мировоззрение, горы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.