Научная статья на тему 'Реалии свадебного обряда и их номинации в жанре свадебных приговоров (материалы к словарю «Духовная культура русских Вятки». Свадебный обряд]'

Реалии свадебного обряда и их номинации в жанре свадебных приговоров (материалы к словарю «Духовная культура русских Вятки». Свадебный обряд] Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
473
66
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД / СВАДЕБНЫЕ ПРИГОВОРЫ / РЕАЛИИ / НОМИНАЦИИ / СЕМАНТИКА / WEDDING CEREMONY / SPEECHES OF WEDDING GROOMSMAN / REALITIES / NOMINATIONS / SEMANTIC

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Крашенинникова Ю.А.

Статья посвящена проблеме реалий свадебного обряда и их номинаций в жанре приговоров свадебных дружек. Автор, используя опубликованные и архивные материалы XIX-XX вв., рассматривает лексику двух групп (Одежда и детали одежды; Свадебные чины]. Избирательность в выборе фольклорного материала, записанного в Вятском регионе в разные годы, позволяет увидеть частную систему реалий и их номинаций со своими доминантами и периферийными явлениями, свойственную одному фольклорному жанру, проследить диахронические изменения в мотивациях, увидеть предпочтения исполнителей свадебных приговоров в необходимости поэтической трактовки той или иной номинации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Realities of a wedding ceremony and their nominations in the genre of wedding speeches (materials to the «Dictionary of Spiritual Culture of Russians of Vyatka». Wedding ceremony)

Article is devoted to a problem of realities of wedding ceremony and their nominations in a genre of wedding groomsman's speeches. The author using the published and archival materials of XIX-XX centuries considers the vocabulary of two groups (Clothes and details of clothes; Wedding ranks). Selectivity in the choice of the folklore material which is written down in the Vyatka region in different years allows to see private system of realities and their nominations with the dominant and peripheral phenomena in one folklore genre, to observe diachronic changes in motivations, to see preferences of performers of wedding speeches in poetic interpretation of some nominations.

Текст научной работы на тему «Реалии свадебного обряда и их номинации в жанре свадебных приговоров (материалы к словарю «Духовная культура русских Вятки». Свадебный обряд]»

17. Gilyarova N. Novogodnie pozdravitel'nye pesni Ryazanskoj oblasti [New year greeting song of the Ryazan region]. M. Sov. Composer. 1985. P. 34.

18. Toporkov A. L. Resheto [Sieve] // lavyanskaya mifologiya: ehncikl. slovar' - Slavic mythology: Encyclopaedic dictionary. M. Ellis Lak. 1995. Pp. 334-335.

19. Vyatskij fol'klor. Narodnyj kalendar'[Vyatka folklore. Folk calendar] / comp. T. G. Gudgiy, A. A. Ivanova, N. D. Krylova, A. S. Satyrenko; under the editorship of A. A. Ivanova. Kotelnich. Vyatka regional center of Russian culture. 1995.

20. Korepova K. E. Kalendarnye obryady [Calendrical rituals]. 1997.

21. Poehziya krest'yanskih prazdnikov - Poetry of peasant holidays. P. 90.

22. Here and below: Oral-poetic creativity of the Mordovian people. Saransk. Mord. Institute of lang., lit., hist. and ekon. 1966 (PTMN: VII, 3, 20).

23. Vinogradova L. N. Zimnyaya kalendarnaya poehziya zapadnyh i vostochnyh slavyan. Genezis i tipologiya kolyadovaniya [Winter calendar poetry of Western and Eastern Slavs. Genesis and typology of caroling]. M. Nauka. 1982. Pp. 187-188.

24. Melnikov S. P. Ocherki mordvy [Essays of the Mordva]. Saransk. Mord. publishing house. 1981. Pp. 99-101.

25. Popov N. C. Pogrebal'nyj obryad marijcev v XIX - nachale XX v. [Burial rites of the Mari in the XIX - early XX century] // Arheologiya i Pogrebal'nyj obryad marijcev v XIX - nachale XX v.ehtnografiya marijskogo kraya. Vyp. V. Material'naya i duhovnaya kul'tura marijcev.- Archaeology and Ethnography of the Mari region. Is. V. Material and spiritual culture of the Mari. Yoshkar-Ola. Mari Scient-research institute at the Council of Ministers of MASSR. 1981. P. 161.

26. Mokshin N. F. Istoriya formirovaniya mordovskogo ehtnosa. YAzycheskie verovaniya mordvy i ee hristia-nizaciya [History of the formation of the Mordovian ethnos. Pagan beliefs of Mordovians and its Christianization] / / Mordva: Istoriko-kul'turnye ocherki - Mordva: Istoriko-cultural essays. Saransk. Mord. Book pibl. 1995. P.311.

27. Ibid.

28. Gilyarova N. Op. cit. P. 24.

29. Smirnov I. N. Mordva. Istoriko-ehtnograficheskij ocherk [Mordvinians. Historical-ethnographic essay]. Kazan. 1895. P. 175.

30. Mokshin N. F. Religioznye verovaniya mordvy [Religious beliefs of Mordovians]. Saransk. Istoriya formirovaniya mordovskogo ehtnosa - Mord. book publishing house. 1968. P. 47; History of the formation of the Mordovian ethnos. P. 308.

31. Smirnov I. N. Op. cit. P. 182.

32. Toporkov A. L. Op. cit. P. 335.

33. Hereinafter: Pamyatniki mordovskogo narodnogo muzykal'nogo iskusstva - Monuments of Mordovian folk music / comp. N. I. Boyarkin; edited by E. V. Gippius. Vol. 3. Saransk. Mord. book publishing house. 1988 (PTMI: 11).

34. Mokshin N. F. Religioznye verovaniya mordvy [Religious beliefs of Mordovians]. P. 31.

35. Ivleva L. M. Ryazhen'e v russkoj tradicionnoj kul'ture [Mummers' play in Russian traditional culture]. SPb. Russian Institute of history of art. 1994. P. 35.

36. Ibid.

37. N. I. Tolstoy. YAzyk i narodnaya kul'tura. Ocherki po slavyanskoj mifologii i ehtnolingvistike [Language and folk culture. Essays on Slavic mythology and ethnolinguistics]. M. Indrik. 1995. P. 64.

УДК 395.2

Ю. А. Крашенинникова

Реалии свадебного обряда и их номинации в жанре свадебных приговоров (материалы к Словарю «Духовная культура русских Вятки». Свадебный обряд)*

Статья посвящена проблеме реалий свадебного обряда и их номинаций в жанре приговоров свадебных дружек. Автор, используя опубликованные и архивные материалы Х1Х-ХХ вв., рассматривает лексику двух групп (Одежда и детали одежды; Свадебные чины). Избирательность в выборе фольклорного материала, записанного в Вятском регионе в разные годы, позволяет увидеть частную систему реалий и их номинаций со своими доминантами и периферийными явлениями, свойственную одному фольклорному жанру, проследить диахронические изменения в мотивациях, увидеть предпочтения исполнителей свадебных приговоров в необходимости поэтической трактовки той или иной номинации.

© Крашенинникова Ю. А., 2016

* Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 16-04-00137 «Инерция и новация в вятском этнофольклорном материале (проблема реалий и номинаций в народном сознании: семантический и поэтический уровни)». 94

Article is devoted to a problem of realities of wedding ceremony and their nominations in a genre of wedding groomsman's speeches. The author using the published and archival materials of XIX-XX centuries considers the vocabulary of two groups (Clothes and details of clothes; Wedding ranks). Selectivity in the choice of the folklore material which is written down in the Vyatka region in different years allows to see private system of realities and their nominations with the dominant and peripheral phenomena in one folklore genre, to observe diachronic changes in motivations, to see preferences of performers of wedding speeches in poetic interpretation of some nominations.

Ключевые слова: свадебный обряд, свадебные приговоры, реалии, номинации, семантика.

Keywords: wedding ceremony, speeches of wedding groomsman, realities, nominations, semantic.

Настоящая заметка затрагивает проблему реалий свадебного обряда и их номинаций в фольклорных текстах свадьбы - свадебных приговорах. Приговоры регулируют движение обряда, организуют и комментируют действия персонажей; помимо этого дружка формирует ответную реакцию и должен реагировать на изменения, которые привносятся другими участниками. Являясь по большей части мужским жанром, приговоры описывают преимущественно мужскую сторону ритуала (действия, эмоциональную составляющую, «портреты»]. С другой стороны, поскольку дружка организует обряд, комментирует его с момента сбора жениха в его доме до первой брачной ночи (в ряде локальных традиций активна роль дружки и на второй день свадьбы], включая перемещения свадебного поезда, действия участников свадьбы в доме невесты до венца и доме жениха до и после венца, предполагается внимание к невесте и ее стороне, другими словами, женская линия ритуала в свадебных приговорах также получает развитие.

Материалом для наших наблюдений послужили опубликованные и архивные записи фольклорных текстов, сделанные в XIX - конце XX в. на территории Вятской губернии, ныне Кировской области. Мы анализировали записи приговоров свадебных дружек, сделанные в разных уездах и районах Вятского края (в частности, Вятском, Глазовском, Котельничском, Сарапульс-ком, Слободском, Малмыжском, Нолинском, Яранском уездах], и архивные материалы, хранящиеся в научных и фольклорных архивах РГО, РЭМ, ГАКО, МГУ, СыктГУ [1].

Анализ имеющихся текстов и фрагментов вятских приговоров позволил выделить лексику, которая распределяется на несколько групп: одежда и детали одежды; свадебные чины; кухонная утварь; предметы и приспособления упряжи лошадей; внутреннее убранство дома; родство и родственные отношения, этапы обряда и ритуальные действия.

Очевидно, что перечень словарных статей, посвященных свадебному обряду, несомненно, был бы шире, если его составлять с максимальным учетом опубликованных и архивных материалов XIX-XXI вв., посвященных свадьбе, включая фольклорные жанры, фольклорно-этнографи-ческие описания, краеведческие очерки и проч.

С другой стороны, избирательность в выборе фольклорного материала, записанного в конкретном регионе в разные годы, хороша тем, что позволяет увидеть частную систему реалий и их номинаций со своими доминантами и периферийными явлениями, свойственную одному фольклорному жанру. Сопоставление разновременных записей одного региона показывает частотность лексических единиц, в ряде случаев позволяет проследить диахронические изменения в мотивациях, увидеть предпочтения исполнителей свадебных приговоров в необходимости поэтической трактовки той или иной номинации. Еще один аспект проблемы связан с интерпретацией и описанием реалий в поэтических текстах, статичностью и варьированием содержательного плана таких описаний, степенью соотнесенности с этнографическими комментариями.

В настоящей заметке мы уделим внимание двум группам - Одежда и детали одежды; Свадебные чины, напрямую и опосредованно связанным с персонажами свадебного обряда. Так, детали одежды упоминаются в приговорах при описании участников обряда - невесты, жениха, поезжан и присутствующих зрителей. Как правило, мужская сторона (жених, поезжане] получает развернутые портретные характеристики, напротив, в описаниях невесты и ее окружения, а также отдельных представителей крестьянского мира, присутствующих на свадьбе, выделяются од-на-две знаковых детали. В описаниях жениха и его окружения встречаем элементы верхней одежды (азям [2] фабричного сукна, кафтан [3] синий, тулуп суконный, поддевка [4] фабричная, че-желко [5]крытый], облачения (красная рубашка, плисовые шаровары], обуви (сапожки сафьяны / козловы, лапти липовые], аксессуары и головные уборы (шарф красный / вязаный, шапка каракульская / бухарчатая / бухарская / суконная, кушак малинового цвета, перчатки камчатные, чулки суконные, рукавки [6] лосинковые, опояска шелковая / гарусовая]. Так, жених «во сафьянных сапожках, // В плисовых шароварах, // Красной рубашке, // В синем кафтане, // В суконном тулупе, // Красном шарфе, // Каракульской шапке...» [7]. Примерно тот же «набор» элементов

одежды упоминается и в описаниях поезжан: «На наших поежжанах азямчики фабричнова сукна, кушачки малиновова цвету, перчаточки «жамчатные» [8], шапочки бухарчатые, шарфики у всех вязаны...» [9], «У всех поддевочки фабричные, // Шапочки бухарские, // Сапожки козловые, // Рукав-ки лосинковые, // Опоясочки шелковые, //На шеях шарфики вязаные...» [10], «Обуты на них [на поезжанах - Ю.К.] лапти липовы, // Чулки суконны, // Чежелки крыты, // Опояски гарусовы, // Шапки на них суконны...» [11] и др.

Детали одежды невесты в приговорах обычно упоминаются в перечне подарков, которые преподносит ей жених, например, бумажные чулки [12], сапожки сафьяновы, платок и проч. Отметим такую деталь одеяния,как цветное портное подвенечное платье, воплощающую, как следует из ремарки публикатора, набор даров, состоящий из подвенечного сарафана, чулков, башмаков, гребня, мыла и покрова или большого плата «(которым закрывают невесту при женихе в первые два дня свадьбы до венца и после венца, и который всякий жених непременно обязан доставить в дом невесты)» [13].

В собирательных характеристиках представителей крестьянского мира также используются отдельные элементы одежды. Речь пойдет, прежде всего, о коллективных описаниях пожилых людей («старых старух»), в которых упоминаются детали одежды, характеризуется их качество: «старые старушки, пожилые молодушки, набоковые шамшуры, толстые синюхи, косые заплаты» [14], «старые старушки, синие синюшки» [15], «старые старушки, сметанные полизушки, кривые шашмурки, косые заплатки» [16], «старые старушки, синие повязушки» [17], «Старые старухи, толстые синюхи //Белые повязухи, худые заплаты...» [18]. Так, «синие (вар.: белые) повязушки», «сини (вар.: толстые) синюхи», согласно их значениям [19], использовались в повседневных работах. Качество одежды подчеркивается с помощью сочетаний «косые заплатки», «худые заплаты», статус пожилых женщин - через травестийное упоминание традиционного головного убора замужних женщин («набоковые шамшуры» [20], «кривые шашмурки»).

В связи с этой группой реалий важно отметить наличие практически у каждого предмета одежды качественной характеристики (уточняется качество материала, цвет, способ изготовления). Из материалов упоминаются разные виды кожи (сафьян, выделанная лосиная кожа), ткани (сукно, плис, гарус, камчатная ткань, или камка), природные материалы (липовые лапти). Важен колористический код номинаций. Наши наблюдения позволяют говорить о многозначности синего цвета, имеющего в приговорах различные, зачастую полярные значения применительно к разному кругу свадебных персонажей и явлений. В описаниях нежелательных для молодоженов присутствующих (пожилых людей, детей) семантика хроматической характеристики синий наиболее близка к значению этого цветообозначения в народной культуре, где синий демонстрирует устойчивую связь с понятиями потустороннего, демонического, нечистого, испорченного, болезненности, бедности, повседневности. Относительно жениха и его окружения эпитет синий употребляется со значениями 'праздничный', 'дорогой', 'новый', 'лучший', используется для констатации особой ситуации: синие детали облачения выделяют жениха и поезжан среди присутствующих на свадьбе, воспринимаются как 'праздничная, богатая, предназначенная для исключительного события одежда'. Нерегулярно в поэтических текстах синий цвет сочетается с красным (см. выше фрагмент из публикации А. Васнецова), что указывает на близость символики этих цветообозначений, связанных с эстетической оценкой ('праздничный', 'красивый') [21]. Эпитет цветной используется в приговорах преимущественно к невесте: в частности, выражение «надеть (вар.: принять) цветно платье», употребляемое в приговорах дружек относительно невесты, символизирует психологическую и физиологическую готовность девушки к замужеству [22].

Вторую, довольно большую группу составили номинации свадебных чинов. Тексты строятся примерно по одной схеме: дружка, обращаясь к родителям жениха или невесты, присутствующим, высказывает просьбу о чем-нибудь или организует какое-либо действие (просит благословить / оказать хороший прием свадебному поезду / проверяет готовность поезжан к выезду за невестой или в церковь / рассаживает всех за свадебным столом и проч.) и перечисляет свадебщиков, например: «Батюшко новображного князя молодого, матушка новображнаго князя молодого! <...> благословили бы своего чада милого любезного, нового новображного князя молодого со всем князьим полком, со храбрым поездом, с тысяцким, большим боярином, середним и меньшим, схвахоньку с повозничком и меня, дружку, с поддружьем, по сужено ехать...» [23], «У столика был бы стольник, // У печки повари-хонька, // У дверей притворник, // У ворот привратник, // У коней конюшник...» [24]. Некоторые номинации (например, большие и меньшие бояра, гвоздарчики, караульщики, стольники, ямщики, придверники) употребляются во множественном числе. Функции отдельных свадебных чинов закреплены в поэтических текстах, однако чаще роль того или иного персонажа в обряде объясняется публикатором или писцом в сопровождающем текст этнографическом описании или ремарках. Ниже приведем список свадебных чинов, зафиксированный в свадебных приговорах; большая часть лексем 96

сопровождается значением из словарей, публикаций и архивных материалов, ряд значений нами конкретизирован и дополнен. Цифра в круглых скобках показывает частоту встречаемости слова в поэтических текстах:

Большой боярин (9). Большие бояра - родственники более близкие к жениху, которые за столом сидят возле тысяцкого [25]; боярин, чаще во мн. числе - почетное звание, даваемое во время свадеб ближайшему родственнику со стороны жениха, который следил за точностью исполнения свадебного обряда [26].

Гвоздарчик (1), вар. извозчичек пивной (1). Гвоздарь - пивовоз, пивной извозчик [27]; в свадебном обряде - тот, кто заведует пивом и вином на свадьбе [28].

Дружка (9), вар.: друженька (3), дружье (1)

Запечный (1) («к заслону - запешнова» [29]), заслонщик (1) («к печи - заслонщика» [30]). Исходя из контекста, предполагаем, тот, кто следит за состоянием печи, заслонкой, но не готовит блюда (см. также: припечник). «Словарь русских народных говоров» приводит фрагменты свадебного приговора и в числе значений дает: запечничек - перм., влгд. посетитель, пришедший из любопытства на свадьбу и расположившийся за печкой, слово запечный приведено без указания значения и комментирования [31].

Запятничек (2). Запятник, запяточник - слуга на запятках, находится (стоит или сидит) позади экипажа [32], ямщик [33].

Караульщик (коней) (6), вар.: караульчик (3), конюх (2), караульничек (1), конюшник (1)

Меньшой боярин (6), вар. малый боярин (3). Малые бояра - дальние родственники жениха [34]. «Словарь русских народных говоров» и «Областной словарь вятских говоров» дают менее конкретизированную характеристику этого свадебного чина партии жениха: «малый боярин -участник свадьбы со стороны жениха» [35], в этом контексте ремарки Н. Кибардина относительно больших (см. выше) и малых бояр уточняют условия выбора этих чинов, в числе которых характер родственных отношений, степень родства с женихом.

Накрайничек (1). Накрайнички - ямщики, сидящие по краям (т. е. на облучках) [36]; <...>вят. ямщики, сидящие по краям саней и помогающие в нужных случаях ямщику [37].

Повозничек (3). Повозчик или повозник - кто правит упряжной лошадью, повозкой; провожатый, проводник, погоняла, погонщик, возница, кучер, ямщик [38].

Поддружье (3), вар.: полудружье (4), полудружьице (1), полдружье (3) [39].

Поневес[т]ница (3), вар.: поневесенка (2). Поневестница - крестная мать [40], вят. твер. свадебный чин, вроде посаженой или свахи; она же провожает невесту в церковь. <...> Поне-вест(н)ница - пск. твер. одна из подруг невесты? [41].

Придверник (3) (к дверям), вар.: придверничек (3), притворщик, притворчик, притворник, приворотничек, приворотник (единичные упоминания). Придверник - устар. Сторож у дверей, у входа куда-л. [42]; дверник - приставник к дверям, воротам, ко входу; привратник, швейцар. <...> Дверничать, быть дверником, придверничать - стоять, ожидая у дверей, у порога [43].

Припечник (1) (к печи). Вероятно, тот, кто следит за печью, но не готовит блюда, см. в тексте: «Дайте нам: <...> К печке припечника, // Да и бабушку поварушку» [44].

Притворничек (3) (к воротам), вар.: привратник, приворотник, приворотничек (единичные упоминания). Притворник - привратник, придверник, прикалитник, сторож, швейцар. | Свадебный чин, того же значенья; притворник принимает поезжан у ворот, провожая их с приветами до порога избы[45].

Свахонька (5), вар.: свахонька-суредихонька [46] (2), сватушка, сватья (1).

Сватушко (5), сват.

Середний боярин (3). Середние бояра - перечисляются, как правило, в одном ряду с большими и малыми боярами; заключаем, что это родственники, которые не относятся к самым близким, но и не являются дальними.

Стольник (7), вар.: стольничек (9), застольник (1), столешничек (1). Стольник - первонач. придворный, прислуживавший за княжеским или царским столом [47], в приговорах - чин, отвечающий за свадебный стол и распоряжающийся за ним (готовность стола, смена блюд). Информанты упоминают, что «были отдельные люди, кто носил на столы. <...> Пиво и вино носили мужчины, а женщины носили еду» [48].

Поварихонька (2), вар.: стряпонька, стряпея, бабушка-поварушка, старушка-поварушка, повар, поварухонька, повар-поварихонька (единичные упоминания).

Тысяцкий (10)

Ямщик (3)

Некоторые номинации сопровождаются в текстах лаконичной характеристикой, благодаря которой подчеркивается возраст (повозничек молодой, ямщички молодые, гвоздарчик молодой), семейное положение (накрайничек холостой, запятнички холостые), функция в обряде (например, «стряпея, штобы печку открывала, бочечку оттыкала» [49]; «конюшник наших бы коней поил, кормил да повыгладил!» [50]), имплицитно статус чина (свахонька госпожа, тысяцкой господин), актуализируются нравственные характеристики («караульничек необлыжный и надежный» [51]), «сватушко милый, добрый, дорогой» [52] и проч. Упоминания свадебных чинов в вятских записях второй половины XX в. скудны, в опубликованных и архивных материалах стабильно встречаются дружка (вар.: друженька), его помощник (полдружье, полудружье), сватушко, в числе редких и единичных отметим столешничек, придверничек, караульщик [53], собирательное название поезжан сундушники [54] и называние дружки проводником: «[Дружка был?] Да, проводника-то надо. Он все тут-ока делает, дружка этот. Он, знаешь, как за жениха. Жених же не будет это все делать. Он везет, он все, он заходит первый. Это все проводник. Он проводничат на конях, обычно на конях. Просто был проводником и все. Конечно, за порядком следил, следил за порядком» [55]. Номинация «коням с автомашиной караульщика» [56] любопытна в связи с процессами инерции в народном сознании и механизмами номинации старых и новых реалий: традиционная для свадьбы модель «караульщик коней» перестала соответствовать действительности (в свадебном обряде стали использовать автомашины), дружка обращается с просьбой «поставить к коням с автомашиной караульщика».

Еще несколько наименований содержит информацию о характере родственных отношений присутствующих на свадьбе гостей и категориях зрителей. Обращение к гостям «кутина и пола-тина» [57], «кутяна, полотяна, середяна» [58] сообщает об их местоположении в доме. Однако, учитывая объяснительные ремарки публикаторов к текстам - «в кути или переди» располагались близкие родственники, «места задние под полатями» доставались дальней родне [59], заключаем, что эти номинации указывают на степень родства с главными участниками ритуала [60]. В экспедиционных материалах конца XX в. зафиксирован термин сухонцы, который употребляли относительно соседей, приходивших посмотреть на свадьбу и стоявших «в дверях» [61], т. е. неприглашенных гостей.

Таким образом, поэтические тексты свадьбы можно рассматривать в качестве «консерванта» этнодиалектного варьирования; разновременные фольклорные материалы демонстрируют процессы, происходящие со свадебной лексикой, в частности в современных материалах происходит уменьшение количества номинаций, обозначающих свадебные чины, снижение количества «портретных» описаний участников свадебного обряда, стремление этих описаний к лаконичности.

Сокращения

АКФ МГУ - архив кафедры фольклора Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Архив РГО - Архив Русского географического общества

Архив РЭМ - Архив Российского этнографического музея

ГАКО - Государственный архив Кировской области

СРНГ - Словарь русских народных говоров. Вып. 1-26. Л.: Наука, 1968-1991; Вып. 27-43. СПб.: Наука, 1992-2010.

СыктГУ - Фольклорный архив Сыктывкарского государственного университета

Примечания

1. Архив РЭМ. Ф.10. Оп.1. Ед.хр. 11, 48, 51 (полевые дневники сотрудников РЭМ с записями 1987, 1990, 1991 гг. из Лузского, Омутнинского, Яранского, Санчурского районов Кировской обл.). Архив РГО. Р. 10. Оп. 1. Ед. хр. 10, 15, 26, 28, 50 (рукописи корреспондентов РГО из Яранского, Уржумского, Котельнического, Вятского и Нолинского уездов Вятской губ., в основном датированы сер. XIX в.). ГАКО. Ф. 170. Оп. 1. Д. 130, 133 (записи из Орловского, Глазовского уездов); архив кафедры фольклора МГУ, записи из Шабалинского (1992 г.), Котельничского (1991, 1992 гг.), Лузского (1989, 1990, 1991 гг.), Опаринского (1990 г.), Подосинов-ского (1988 г.) районов. Фольклорный архив СыктГУ, записи из Опаринского (1992 г.), Нагорского (1997 г.), Мурашинского (1990 г.), Лузского (1991, 1992, 1995 гг.), Подосиновского (1993 г.) районов.

2. «Словарь русских народных говоров» предлагает довольно много значений, в числе которых приведены и вятские, см.: Азям - верхняя одежда крестьян, мужская или женская, неодинакового по разным местностям покроя, сшитая из различного, в зависимости от местности и обстоятельств, материала. <...> Мужской суконный длинный кафтан без боров и из фабричного сукна, надеваемый поверх какой-либо другой одежды. Вят., 1896. <...> Длинный кафтан из серого сукна. Орл. Вят., Добротворский, 1882. <...> Суконный кафтан. Вят., Вят. календ., 1880. <...> Верхняя мужская одежда из домотканного сукна вроде халата. Вят., Васнецов, 1907. <...> Широкополая верхняя одежда, надеваемая зимой на полушубок. Вят., Вятские промыслы, I, 63. (СРНГ. Вып. 1. Л., 1965. С. 215-216).

3. Кафтан - татарск. верхнее, долгополое мужское платье разного покроя: запашное, с косым воротом, чапан, сермяга, суконник, армяк; обычно кафтан шьется не из домотканины, а из синего сукна (Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М.: Изд. центр «Терра», 1995. Т. 2. С. 98).

4. Поддевка или поддевок - полукафтанье или безрукавый кафтанчик, поддеваемый под верхний кафтан (Даль В. И. Указ. соч. Т. 3. С. 171).

5. Чежелко (чажелко) ср. тяжелко - рабочий сермяжный кафтан, обычно крытый холстом (Даль В. И. Указ. соч. Т. 4. С. 586).

6. Так в ркп., следует читать рукавички.

7. Васнецов АПесни северо-восточной России. Песни, величания и причеты, записанные в Вятской губернии в 1868-1894 гг. Киров, 1949. С. 209.

8. Так в публикации, от камчатный, т. е. сделанный из камчатной льняной ткани (Даль В. И. Указ. соч. Т. 2. С. 82).

9. Аргентов Г. Наговоры дружки // Прикамье. Литературно-художественный сборник. 1941. № 2.

С. 101.

10. Архив РГО. Р. 10. Оп. 1. Ед.хр. 50. Л. 7об. - 8. Зап. Н. Кибардин в Вятском или Нолинском у.? до

1893 г.

11. Зеленин Д.К.Свадебные приговоры Вятской губернии / записал и снабдил комментариями Д.К. Зеленин. Вятка, 1904. С. 30.

12. Изготовленные из хлопчатобумажной ткани (СРНГ. Вып. 3. Л., 1968. С. 275).

13. Осокин С.Сельская свадьба в Малмыжском уезде // Современник. 1857. № 1. С. 77.

14. Аргентов Г. Указ. соч. С. 104.

15. Суслов И. Из свадебных обрядов Малмыжского уезда // Вятские губернские ведомости. 1901. № 33. С. 1.

16. Тронин П. Шестой земский участок Нолинского уезда // Календарь и памятная книжка Вятской губернии на 1896 год. Вятка, 1895. С. 232. Шашмурки - так в публикации.

17. Русский фольклор Удмуртии. Ижевск, 1990. С. 50.

18. Архив РГО. Р. 10. Оп. 1. Ед. хр. 50. Л. 9-9 об. Зап. Н. Кибардин в Вятском или Нолинском у.? до

1893 г.

19. Синюха - вят. синетина, пск. домашний синий крашенинный сарафан (Даль В. И. Указ. соч. Т. 4. С. 187), вят. верхняя женская одежда из грубого, окрашенного в синюю краску холста (Архив РГО. Р. 10. Оп. 1. Ед. хр. 50. Л. 9), здесь же отметим: синятье - синее портяное тряпье, ветошь, ценимое при скупке подешевле (Даль В. И. Указ. соч. Т. 4. С. 187), синяк - повседневный рабочий сарафан из синей крашенины (Ба-хилина Н. Б. История цветообозначений в русском языке. М.: Наука, 1975. С. 182) и др.; повязуха - вят., пск. холщевый головной платок (СРНГ. Вып. 27. СПб., 1992. С. 284), повязка (Архив РГО. Р. 10. Оп. 1. Ед. хр. 50. Л. 9).

20. Шамшура - головной убор замужних женщин у народов Восточной Европы на твёрдой круглой или полукруглой основе (Этнографический словарь 2014. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/etno/723/ %D0%A8%D0%B0%D0%BC%D1%88%D1%83%D1%80%D0%B0. Дата доступа: 25.11.2016)

21. О символике синего цвета в приговорах: Крашенинникова Ю. А. Из наблюдений над символикой цвета в русских свадебных приговорах / / Славяноведение. 2011. № 2. С. 71-77.

22. О символике «цветного» в приговорах см.: Крашенинникова Ю. А. Символика цвета в свадебных приговорах // Антропологический форум. 2011. № 14 Online. С. 106-109.

23. Осокин С. Указ. соч. С. 74.

24. Зеленин Д.К. Указ. соч. С. 26.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25. Примеч. Н. Кибардина к тексту (Архив РГО. Р. 10. Оп. 1. Ед. хр. 50. Л. 6 об. Зап. в Вятском или Нолинском у.? до 1893 г.).

26. Областной словарь вятских говоров: Вып. 1-2. А-В / под ред. В. Г. Долгушева, З. В. Сметаниной. 2-е изд., испр. и доп. Киров: Изд-во ООО «Коннектика», 2012. С. 99.

27. Примеч. Д. К. Зеленина к тексту (Зеленин Д. К. Указ. соч. С. 16).

28. СРНГ. Вып. 6. Л., 1970. С. 159.

29. Шейн П. В. Великорусс в своих песнях, обрядах, обычаях, сказках, легендах:материалы, собранные и приведенные в порядок П. В. Шейном. Т. I. СПб., 1900. С. 484.

30. Русский фольклор Удмуртии. С. 53.

31. СРНГ. Вып. 10. Л., 1974. С. 316.

32. Даль В. И. Указ. соч. Т. 1. С. 626.

33. СРНГ. Вып. 10. Л., 1974. С. 375.

34. Примеч. Н. Кибардина к тексту (Архив РГО. Р. 10. Оп. 1. Ед. хр. 50. Л. 6 об. Зап. в Вятском или Нолинском у.? до 1893 г.).

35. СРГН. Вып. 3. Л.:, 1968. С. 144; Областной словарь вятских говоров. С. 99.

36. Примеч. И. Софийского к текстам, подготовленным А. Л. Полушкиной (Полушкина А. Л. Поверья, обряды и обычаи при рождении, браке и смерти крестьян Слободского уезда Вятской губернии. Подгот. к изд. И. Софийский. Вятка, 1892. С. 26).

37. СРНГ. Вып. 19. Л., 1983. С. 346.

38. Даль В. И. Указ. соч. Т. 3. С. 140.

39. Номинации помощника дружки - подружье, полдружье, поддружий, подружка - на материалах XIX - нач. XX вв. разных локальных традиций выделяет П. С. Богословский (Богословский П. С. К номенклатуре, топографии и хронологии свадебных чинов. Пермь, 1927. С. 20-21).

40. Судя по тексту и комментариям (он читался после того, как свадебный поезд отъехал от дома жениха «саженей десять»], крестная мать жениха. Примеч. Н. Кибардина к тексту (Архив РГО. Р. 10. Оп. 1. Ед. хр. 50. Л. 6 об. Зап. в Вятском или Нолинском у.? до 1893 г.].

41. Даль В. И. Указ. соч. Т. 3. С. 285-286.

42. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М.: Рус. яз., 2000. URL:http://www.efremova.info/word/pridvernik.html#.WBHkkdSLTGg,дата доступа: 25.11.2016]

43. Даль В. И. Указ. соч. Т. 1. С. 418.

44. Суслов И. Указ. соч. С. 1.

45. Даль В. И. Указ. соч. Т. 3. С. 451.

46. «Словарь русских народных говоров» предлагает рассматривать как фольклорный ласкательный эпитет (СРНГ. Вып. 42. СПб., 2008. С. 292], но нам думается, что эта конкретизирующая часть номинации несет определенную смысловую нагрузку: речь идет о сватье жениха, которая, исходя из содержания поэтических текстов, собирает поезжан в дорогу («усаживает по козелкам», Аргентов Г. Указ. соч. С. 101], отвечает за подарки для невесты («весь поезд снарядила, все ли ты взяла? Взяли ли ты... (далее перечисляются подарки, предназначенные для невесты. - Ю. К.]» (Тронин П. Указ. соч. С. 230].

47. Толковый словарь русского языка / гл. ред. Б. М. Волин и Д. Н. Ушаков. Т. 4. М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1940. Стлб. 532.

48. Семейные обряды Вятского края / под ред. А. А. Ивановой. М.; Котельнич, 2003. С. 59.

49. Аргентов Г. Указ. соч. С. 103.

50. Зеленин Д. К. Указ. соч. С. 26.

51. Свадебная молитва дружки (записана в с. Кумены Вятской губернии в 1917 г.]. Из репертуара В. Егошина // Скоморошина: материалы IV регион. науч.-практ. конф. «Вятский фольклор. Традиции и современное бытование народного юмора и сатиры». Киров, 1997. С. 39. Необлыжный - противоп. Облыжный - пск., смол., волог. лживый, коварный, такой, которому нельзя доверять (СРНГ. Вып. 22. Л., 1987. С. 114].

52. Свадебные обряды Вятского края. С. 198.

53. Все примеры см.: Свадебные обряды Вятского края. С. 87, 89, 91, 92, 196, 202.

54. АКФ МГУ: ФЭ-17:7977, № 180. Зап. 17.07.1991 г. от З. А. Олюниной, 1916 г.р., с. Варюховщина Ко-тельничского р-на.

55. СыктГУ: 2009-30. Зап. Ю. А. Крашенинникова 3.07.1991 г. от М. С. Лузгаревой, 1913 г.р., д. Ярцево Лальского с/с Лузского р-на Кировской обл.

56. Свадебные обряды Вятского края. С. 92.

57. Осокин С. Указ. соч. С. 74.

58. Шейн П. В. Указ. соч. С. 483.

59. Осокин С. Указ. соч. С. 74.

60. Ср.: в записях из Вилегодского района Архангельской области обращение к присутствующим гостям позволяет судить об их статусе и родстве (приглашенный, неприглашенный; расположение гостей в доме - в сутном, т. е. в красном углу, кутном углу, за печью, на пороге]: «Вы, гостеньки суточны, куточны, / / Званы и незваны, запечина, подпорожина, // Все говорите: Бог благословит.» (см.: Крашенинникова Ю. А. Свадебные приговоры Вилегодского района Архангельской области в записях второй половины XX в. // Русский фольклор. СПб., 2011. Т. 34. С. 372].

61. Свадебные обряды Вятского края. С. 59.

Notes

1. Archive of Russian Ethnographical Museum (REM). F. 10. Sh.1. Item. 11, 48, 51 (field diaries of the employees of REM with records of 1987, 1990, 1991, from Luza, Omutninsk, Yaransk, Sanchursk regions of the Kirov region). Archive of Russian Geographical Society (RGS). R. 10. Inv.1. Item 10, 15, 26, 28, 50 (manuscripts of correspondents of RGS of Yaransk, Urzhum, Kotelnich, Vyatka and Nolinsk counties of Vyatka province, mostly dated mid. XIX century). GAKO. F. 170. Inv. 1. File 130, 133 (records from Orlov, Glazov districts); the archive of the folklore Department of the MSU, records from Shabalino (1992), Kotelnich (1991, 1992), Luza (1989, 1990, 1991), Oparino (1990), Podosinovskiy (1988) areas. The folklore archive of Syktyvkar State University, the records of Oparino (1992), Nagorsk (1997), Murashi (1990), Luza (1991, 1992, 1995), Podosinovskiy (1993) areas.

2. "The dictionary of Russian folk dialects" offers quite manu meanings, including Vyatka ones, see: Azyam -peasants, male or female, outerware, unequal in different areas of fashion, made of various, depending on location and circumstances material. <... > Men's woolen long coat without burs and from factory cloth worn over any other clothing. Vyat., 1896. <...> Long coat of grey cloth. Orl. Vyat., Dobrotvorskiy. 1882. <...> Cloth coat. Vyat., Vyat. calendar. 1880. <...> The top men's clothing from homemade cloth like a robe. Vyat., Vasnetsov. 1907. <...> A broad upper garment, worn in winter coat. Vyat., Vyatka crafts, I, 63. (SRNG. Is. 1. L., 1965. Pp. 215-216).

3. Kaftan - Tatar top, long-skirted men's dress of different breed: wrapping, with an oblique collar, caftan, sermyaga, sukonnik, the coat; the coat is usually sewed not from homemade cloth, but of blue cloth (Dal V. I. Tol-kovyj slovar' zhivogo velikorusskogo yazyka [Explanatory dictionary of living great Russian language: in 4 vol]. M. Publ. center "Terra". 1995. Vol. 2. P. 98).

4. Poddevka - half-kaftan or sleeveless caftan, worn under the top coat (Dal V. I. Op. cit. Vol. 3. P.171).

5. Chegelko (chagelco), tyazhelko - worker's homespun coat, usually covered with canvas (Dal V. I. Op. cit Vol. 4. P. 586).

6. So in the RKP., one should read "gloves».

7. Vasnetsov A. Pesni severo-vostochnoj Rossii. Pesni, velichaniya i prichety, zapisannye v Vyatskoj gubernii v 1868-1894 gg. [Songs of North-Eastern Russia. Songs, glorification and the laments recorded in Vyatka province in 1868-1894]. Kirov. 1949. P. 209.

8. So in a publication from kamchatniy, i.e. made of kamchat linen fabric (Dal V. I. Op. cit. Vol. 2. P.82).

9. Argentov G. Nagovory druzhki [Slanders of groomsman] // Prikam'e. Literaturno-hudozhestvennyj sbor-nik - Kama. Literary-art collection. 1941. No. 2. P. 101.

10. Archive RGS. R. 10. Inv. 1. Item 50. Sh. 7 turn. - 8. Wrote N. Kibardin in Vyatka or Nolinsk? until 1893

11. Zelenin D. K. Svadebnye prigovory Vyatskoj gubernii [Wedding sentences of Vyatka province] / recorded and provided a review D. K. Zelenin. Vyatka. 1904. P. 30.

12. Made of cotton fabric (SRNG. Is. 3. L. 1968. P. 275).

13. Osokin S. Sel'skaya svad'ba v Malmyzhskom uezde [Rural wedding in Malmyzh County] / / Sovremennik -Contemporary. 1857, No. 1, p. 77.

14. G. Argentov Op. cit. P. 104.

15. Suslov I. Iz svadebnyh obryadov Malmyzhskogo uezda [From wedding ceremonies of Malmyzh district] / / Vyatskie gubernskie vedomosti - Vyatka province news. 1901, No. 33, p. 1.

16. Tronin P. SHestoj zemskij uchastok Nolinskogo uezda [Sixth zemsky plot of Nolinsk county] / / Kalendar' i pamyatnaya knizhka Vyatskoj gubernii na 1896 god - Calendar and the memorable book of Vyatka governorate in 1896. Vyatka. 1895. P. 232. Shashmurki - so is in the publication.

17. Russkij fol'klor Udmurtii - Russian folklore in Udmurtia. Izhevsk. 1990. P. 50.

18. Archive RGS. R. 10. Inv. 1. Item 50. Sh. 9-9 turn. Wrote N. Kibardin in Vyatka or Nolinsk? Until 1893.

19. Sinyukha - vyat sinetina, pskov. home blue dyed sundress (Dal V. I. Op. cit. Vol. 4. P. 187), vyat. top women's clothing of coarse, painted in blue canvas (Archive of the RGS. R. 10. Inv. 1. Item 50. Sh. 9) here note: sinyatje -blue cloth, rags, valued cheaper when bought (Dal V. I. Op. cit. Vol. 4. P. 187), sinyak - casual work sundress of blue dyed cloth (Bahilina N. B. Istoriya cvetooboznachenij v russkom yazyke [History of color terms in the Russian language]. M. Nauka. 1975. P. 182), etc.; povyazuha - vyat., pskov. linen headband (SRNG. Is. 27. SPb. 1992. P. 284), bandage (Archive of the RGS. R. 10. Inv. 1. Item 50. Sh. 9).

20. Shamshura - headdress of married women of the peoples of Eastern Europe on a solid circular or semicircular base (Ethnographic dictionary 2014. Available at: http://dic.academic.ru/dic.nsf/etno/723/ %D0%A8%D0%B0%D0%BC%D1%88%D1%83%D1%80%D0%B0. Date of access: 25.11.2016)

21. About the symbolism of blue in the sentences: Krasheninnikova Yu. A. Iz nablyudenij nad simvolikoj cveta v russkih svadebnyh prigovorah [From observations on the symbolism of colors in Russian wedding sentences] // Slavyanovedenie - Slavic studies. 2011, No. 2, pp. 71-77.

22. About the symbolism of "colored" in sentences see: Krasheninnikova Yu. A. Simvolika cveta v svadebnyh prigovorah [Color symbolism in the wedding sentences] // Antropologicheskij forum Anthropological forum. 2011, No. 14 Online. P.

106-109.

23. Osokin S. Op. cit. P. 74.

24. Zelenin D. K. Op. cit. P. 26.

25. Notes of N. Kibardin to the text (Archive of the RGS. R. 10. Inv. 1. Item 50. Sh. 6. Written in Vyatka or Nolinsk? up to 1893).

26. Oblastnoj slovar' vyatskih govorov - Regional dictionary of Vyatka dialects: Is. 1-2. A-B / under the editorship of V. G. Dolgushev, Z. B. Smetanina. 2nd publ., rev. and add. Kirov. LTD "Konnektika" Publ. 2012. P. 99.

27. Notes of D. K. Zelenin to the text (Zelenin D. K. Op. cit. P.16).

28. SRNG. Is. 6. L. 1970. P. 159.

29. Shane P. V. Velikoruss v svoih pesnyah, obryadah, obychayah, skazkah, legendah:materialy, sobrannye i privedennye v poryadok [The Great Russian in his songs, rituals, customs, tales, legends: the materials collected and ordered by P. V. Shane]. Vol. I. SPb. 1900. P. 484.

30. Russkij fol'klor Udmurtii - Russian folklore in Udmurtia. P. 53.

31. SRNG. Is. 10. L. 1974. P. 316.

32. Dal V. I. Op. cit. Vol. 1. P. 626.

33. SRNG. Is. 10. Sh. 1974. P. 375.

34. Notes of N. Kibardin to the text (Archive of the RGS. R. 10. Inv. 1. Item 50. Sh. 6.Written in Vyatka or Nolinsk? up to 1893).

35. SRGN. Is. 3. Sh. 1968. P. 144; Regional dictionary of Vyatka dialects. P. 99.

36. Notes of I. Sophiyskiy to the texts prepared by A. L. Polushkina (Polushkina A. L. Pover'ya, obryady i oby-chai pri rozhdenii, brake i smerti krest'yan Slobodskogo uezda Vyatskoj gubernii [Beliefs, rituals and customs at birth, marriage and death of the peasants in Slobodsky uyezd, Vyatka province]. Prep. to ed. I. Sofiyskiy. Vyatka. 1892. P. 26).

37. SRNG. Is. 19. L. 1983. P. 346.

38. Dal V. I. Op. cit. Vol. 3. P. 140.

39. Nomination of groomsman's assistant - podruzhe, poldruzhe, poddruzhiy, podruzhka - on the materials of XIX - beg. XX centuries of different local traditions is distinguished by P. S. Bogoslovsky (Bogoslovsky P.S. K no-

menklature, topografii i hronologii svadebnyh chinov [To the nomenclature, topography and chronology of the wedding ranks]. Perm. 1927. Pp. 20-21).

40. Judging by the text and the comments (read after the wedding train pulled away from the house of the groom for "ten fathoms"), godmother of the groom. Notes of N. Kibardin to the text (Archive of the RGS. R. 10. Inv. 1. Item 50. Sh. 6. Written in Vyatka or Nolinsk? up to 1893).

41. Dal V. I. Op. cit. Vol. 3. Pp. 285-286.

42. Efremova T. F. Novyj slovar' russkogo yazyka. Tolkovo-slovoobrazovatel'nyj [New dictionary of Russian language. Sensible-word-formation]. M. Rus. yaz. 2000. Available at:http://www.efremova.info/word/ pridver-nik.html#.WBHkkdSLTGg,accessed 25.11.2016)

43. Dal V. I. Op. cit. Vol. 1. P. 418.

44. Suslov I. Op. cit. P. 1.

45. Dal V. I. Op. cit. Vol. 3. P. 451.

46. "The dictionary of Russian folk dialects" offers to consider how folklore endearing epithet (SRNG. Is. 42. SPb. 2008. P. 292), but we think that this elaborating part of the nomination has definite meaning: we are talking about the wedding guests of the bridegroom, which, based on the content of poetic texts, gets the passengers in the road ("seats on wheels", G. Argentov Op. cit. P. 101), is responsible for the gifts for the bride ("the whole tuple was fitted out, have you got everything? Did you take... (then lists the gifts meant for the bride. - Yu.K.)" (P. Tronin Op. cit. P. 230).

47. Tolkovyj slovar' russkogo yazyka - Explanatory dictionary of Russian language / ed. by B. M. Volin and D. N. Ushakov. Vol. 4. M. State Publ. of foreign and national dictionaries, 1940. Stlb. 532.

48. Semejnye obryady Vyatskogo kraya - Family rituals of Vyatka region / edited by A. A. Ivanova. M.; Kotel-nich. 2003. P. 59.

49. G. Argentov Op. cit. P. 103.

50. Zelenin D. K. Op. cit. P. 26.

51. Svadebnaya molitva druzhki (zapisana v s. Kumeny Vyatskoj gubernii v 1917 g.). Iz repertuara V. Egoshi-na - Wedding prayer of groomsman (recorded in the village of Kumeny of Vyatka province in 1917). From the repertoire of V. Egoshina // Skomoroshina: materialy IV region. nauch.-prakt. konf. «Vyatskij fol'klor. Tradicii i so-vremennoe bytovanie narodnogo yumora i satiry» - Buffonery: proceedings of the IV region. scientific-pract. conf. "Vyatka folklore. Tradition and modern existence of folk humor and satire". Kirov. 1997. P. 39. Neoblyzhniy and the opposite Oblyzhniy - pskov., smol., volog. deceitful, cunning, such that cannot be trusted (SRNG. Is. 22. L., 1987. P. 114).

52. Svadebnye obryady Vyatskogo kraya - The wedding ceremony of the Vyatka region. P. 198.

53. All examples see: Svadebnye obryady Vyatskogo kraya - Wedding ceremony of the Vyatka region. Pp. 87, 89, 91, 92, 196, 202.

54. ACF MSU: FE-17:7977, NO. 180. Written 17.07.1991 from Z. A. Olyunina, born 1916, country of Varyuk-hovshchina of Kotelnichsky district.

55. Syktyvkar State University: 2009-30. Written by Yu. A. Krasheninnikov 3.07.1991 from M. S. Luzgareva, born 1913, village Yartsevo of Lalsk country of Luza district of the Kirov region.

56. The wedding ceremony of the Vyatka region. P. 92.

57. Osokin S. Op. cit. P. 74.

58. Shane P. V. Op. cit. P. 483.

59. Osokin S. Op. cit. P. 74.

60. Comp.: in the records of Vilegodsk district, Arkhangelsk region, address to the guests attending the event allows you to judge their status and relationship (invited, uninvited; the location of the guests in the house - in the red corner, cutniy corner, behind the stove, on the threshold): "You, guests red-cornered, cutniy-cornered, // Called and uninvited, behind-the-stoved, under-the-threshold, // All say «God bless...»" (see: Krasheninnikova Yu. A. Svadebnye prigovory Vilegodskogo rajona Arhangel'skoj oblasti v zapisyah vtoroj poloviny XX v. [Wedding sentences, Vilegodsky district, Arkhangelsk region records of the second half of the XX century] / / Russkij fol'klor - Russian folklore. SPb. 2011. Vol. 34. P. 372).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

61. Svadebnye obryady Vyatskogo kraya - The wedding ceremony of the Vyatka region. P. 59.

УДК 81'42

Ф. А. Чебышев

Будущее время глагола и его связь с семантикой ожидания

В статье исследуется семантика ожидания и средства её выражения в русском языке на материале текстов печатных СМИ. Даётся краткий обзор аспектов изучения форм будущего времени в русском языке. Подробно анализируются формы будущего времени глагола ждать и однокоренных глаголов как наиболее

© Чебышев Ф. А., 2016 102

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.