Научная статья на тему 'Психологический пол личности и его взаимосвязь с брачно-семейными установками на разных этапах семейных отношений'

Психологический пол личности и его взаимосвязь с брачно-семейными установками на разных этапах семейных отношений Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
2622
496
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
личность / психологический пол / брачно-семейные установки / ролевые ожидания и притязания / семейные отношения / динамика жизнедеятельности семьи / personality / psychological sex / matrimonial installations / role expectations and claims / family relations / dynamics of activity of a family

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Маленова Арина Юрьевна, Королева Ксения Владиславовна

Представлен анализ психологического пола мужчин и женщин в зависимости от этапа жизнедеятельности семьи. Изучены представления об идеальном партнере, ролевые ожидания и притязания в браке, семейные установки мужчин и женщин. Обнаружены взаимосвязи психологического пола и брачно-семейных установок у мужчин и женщин на разных этапах семейных отношений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Маленова Арина Юрьевна, Королева Ксения Владиславовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PSYCHOLOGICAL SEX OF THE PERSONALITY AND ITS INTERRELATION WITH MATRIMONIAL INSTALLATIONS AT DIFFERENT STAGES OF THE FAMILY RELATIONS

The analysis of a psychological sex of men and women depending on a stage of activity of a family is submitted. Ideas of the ideal partner, role expectations and claims in marriage, family installations of men and women are studied. Interrelations of a gender and matrimonial installations are found in men and women at different stages of the family relations.

Текст научной работы на тему «Психологический пол личности и его взаимосвязь с брачно-семейными установками на разных этапах семейных отношений»

семейная и гендерная психология

Вестник Омского университета. Серия «Психология». 2015. № 1. С. 67-78.

УДК 159.922.1+159.923.2

А. Ю. Маленова, К. В. Королева

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОЛ ЛИЧНОСТИ И ЕГО ВЗАИМОСВЯЗЬ С БРАЧНО-СЕМЕЙНЫМИ УСТАНОВКАМИ НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Представлен анализ психологического пола мужчин и женщин в зависимости от этапа жизнедеятельности семьи. Изучены представления об идеальном партнере, ролевые ожидания и притязания в браке, семейные установки мужчин и женщин. Обнаружены взаимосвязи психологического пола и брачно-семейных установок у мужчин и женщин на разных этапах семейных отношений.

Ключевые слова: личность; психологический пол; брачно-семейные установки; ролевые ожидания и притязания; семейные отношения; динамика жизнедеятельности семьи.

A. Yu. Malenova, K. V. Koroleva

Omsk State University n. a. F. M. Dostoevsky

PSYCHOLOGICAL SEX OF THE PERSONALITY AND ITS INTERRELATION WITH MATRIMONIAL INSTALLATIONS AT DIFFERENT STAGES OF THE FAMILY RELATIONS

The analysis of a psychological sex of men and women depending on a stage of activity of a family is submitted. Ideas of the ideal partner, role expectations and claims in marriage, family installations of men and women are studied. Interrelations of a gender and matrimonial installations are found in men and women at different stages of the family relations.

Keywords: personality; psychological sex; matrimonial installations; role expectations and claims; family relations; dynamics of activity of a family.

Одной из наиболее острых и актуальных была и остается проблема взаимоотношения полов. В науке уже давно доказан факт, что пол является многомерным феноменом и не сводится исключительно к биологическим признакам. В литературе помимо собственно биологического выделяется пол гормональный, морфологический, психологический, гражданский, воспитания и др. Таким образом, пол предстает в виде иерархически организованной системы, включающей врожденные биологические и социально обусловленные компоненты, образующие некоторое единство, не исключающее внутренних противоречий.

Отношение к противоположному и своему полу первоначально детерминировано биоло-

© Маленова А. Ю., Королева К. В., 2015

гическими признаками, задающими своеобразную траекторию социального развития, вплоть до формирования устойчивой половой идентичности личности, предполагающей «единство поведения и самосознания индивида, причисляющего себя к определенному полу и ориентирующегося на требования соответствующей половой роли» [1, с. 186].

Поскольку биологические характеристики являются инвариантными (мы не берем во внимание случаи физического изменения пола), видимо, основная проблема в современном обществе затрагивает социальные «половые» надстройки. Актуальным в данном случае становится термин «гендер», указывающий на социально-психологические характеристики личности, ее социальный статус,

который взаимосвязан с полом, но не является врожденным, а приобретается в результате социализации во взаимодействии с другими людьми [2]. Гендер - это социально-психологический пол человека, совокупность его характеристик и особенностей социального поведения, проявляющихся в общении и взаимодействии [3]. По мнению Э. Гидденса, это действительно не физические различия между мужчинами и женщинами, а социально формируемые особенности мужественности и женственности, в том числе включающие социальные ожидания относительно соответствующего поведения [2]. Таким образом, помимо осознания своей половой идентичности, психологический пол включает как психосексуальные, так и социосексуальные ориентации, выступая интериоризированной системой половых ролей, позволяющей не только различать критерии мужественности и женственности, но и оценивать себя по этим критериям, притязая на соответствующую деятельность и социальный статус [4; 5].

Новый всплеск интереса к проблеме пола в современном обществе и науке связан с серьезными трансформациями в области взаимоотношений между мужчинами и женщинами. Демократизация, эмансипация, эга-литаризация - лишь некоторые термины, описывающие в целом тенденции к «половому равенству», освобождению от навязываемых стереотипов и паттернов, изменению ролевого поведения, вплоть до упразднения полоролевой дифференциации в разных сферах жизнедеятельности. К числу последних, безусловно, относится область брачно-семейных отношений, которая изначально строится на взаимодействии мужчин и женщин. Но на современном этапе развития цивилизации оспаривается и эта область, доказательством чему является, например, не только увеличение в некоторых странах однополых браков, но и их закрепление на законодательном уровне. Вместе с тем совершенно очевидно, что для создания семьи, рождения и воспитания детей межполовые отношения всё же предпочтительнее. При этом остаться прежними они также не могут, поскольку отражают социальные изменения, являясь, по сути, их продуктом.

В целом можно констатировать, что важным, а порой и определяющим фактором выбора брачного партнера выступает предпочитаемая модель семьи. На данный момент, на

наш взгляд, наиболее распространенными и одновременно конкурирующими в нашей стране являются традиционная (патриархальная / матриархальная) и эгалитарная (равноправная) модели отношений. Основное отличие касается наличия или отсутствия полоролевой дифференциации в реализации семейных функций. Любая модель, таким образом, позволяет формулировать критерии к будущему супругу / супруге, в том числе включающие требования к их гендерным особенностям.

Как известно, содержательные составляющие психологического пола раскрываются через понятия маскулинности (мужественность), фемининности (женственность) и андрогинии (одновременной выраженности и маскулинных, и фемининных черт). Последний термин введен в науку С. Бем, которая понимает гендер как концепт, имеющий аффективно-когнитивную структуру, созданную для упорядочивания индивидуального опыта и организации человеком своего поведения [6]. Автор теории выделяет четыре конструкции психологического пола: маскулинный, фемининный, андрогинный и неопределенный. Маскулинный полоролевой тип обладает выраженными мужскими качествами, такими как агрессивность, доминантность, честолюбие, сила, напористость и т. д. Фемининный тип демонстрирует набор свойств и черт, присущих женщинам: мягкость, сентиментальность, зависимость, заботливость и пр. Андрогиния рассматривается как характеристика людей, гармонично сочетающих в себе как традиционно мужские, так и традиционно женские психологические качества. Неопределенный полоролевой тип (редкое явление, по мнению автора) объединяет людей, у которых не выражены ни фемининные, ни маскулинные черты [6]. Таким образом, концепция С. Бем позволяет преодолеть суждение о том, психологический пол включает только две полярные категории - маскулинность и феминность, задавая контрастное развитие в этих направлениях. Любой человек, независимо от биологического пола, может иметь набор качеств, позволяющих отнести его к одному из четырех указанных типов. И, действительно, достаточно часто можно встретить как мужественных женщин и женственных мужчин, так и столкнуться с трудностью отнесения человека к этим типам за счет демонстрации «смешенного», или андрогинно-го, поведения.

Возвращаясь к нашей идее о семейных моделях, можно предположить, что придерживающиеся традиционных взглядов мужчины, скорее, будут обладать набором маскулинных черт, предъявляя высокие требования к феминности будущей супруги, и, соответственно, маскулинные женщины, скорее, будут стремиться к матриархальной модели отношений, выбирая в качестве потенциального партнера более феминных мужчин. Тогда как эгалитарная модель актуализирует ярко выраженные андрогинные характеристики, способствующие бесконфликтному распределению семейных ролей за счет их взаимозаменяемости, и требует их от супругов.

Еще одна идея, привлекающая наше внимание, связана с установлением связи психологического пола с дальнейшей динамикой ролевой структуры семьи. Логично предположить, что оптимальная для молодых, активно работающих супругов эгалитарная форма семьи может претерпеть серьезные изменения в связи с появлением ребенка, «вернув» их на время к традиционному ролевому распределению. В свою очередь, такой переход может потребовать и перестройки в иерархии качеств психологического пола -приоритетными для женщин станут фемининные, необходимые для заботы о потомстве, а для мужчин - маскулинные, направленные на его защиту. В связи с этим закономерно возникает еще один вопрос: является ли психологический пол как социальный феномен настолько гибким, чтобы измениться в связи с новыми условиями жизнедеятельности?

В поисках ответов на эти вопросы мы организовали исследование, ограничившись пока изучением брачно-семейных установок, психологического пола личности и установлением связи между ними на разных этапах семейных отношений.

Согласно замыслу, в исследовании приняли участие три группы респондентов: юноши и девушки, не состоящие в браке, семьи молодоженов и семьи с маленькими детьми (общее количество - 270 человек: по 90 в каждой группе, из них 45 мужчин и 45 женщин). Таким образом, мы пытались охватить несколько этапов жизнедеятельности семьи, которые условно можно обозначить, как добрачный, супружеский, родительский. На наш взгляд, данные группы помогут обнаружить закономерности, потенциально возникающие при «переходе» от одной роли к другой и

имеющие отражение не только в отношениях, но и в личности партнеров через призму психологического пола. Кроме того, в подборе испытуемых учитывался их возраст с целью контроля однородности выборки. Поскольку в период ранней взрослости, согласно позиции Э. Эриксона, происходит укрепление эмоциональных связей, а главной задачей является поиск спутника жизни и создание семьи [7], то нас заинтересовал возрастной промежуток от 20 до 25 лет. Однако общество значительно изменилось: в современном мире существует тенденция к более позднему вступлению в брак и, как следствие, рождению детей. Опираясь на данные РОССТАТа [8], нами было принято решение расширить границы возрастного диапазона респондентов до 30 лет, захватив таким образом период средней взрослости.

Таким образом, мы планировали выявить различия между молодыми людьми, состоящими и не состоящими в браке, а также между супругами, имеющими и не имеющими детей. Последний параметр является важным для семейной психологии, и многие авторы по критерию «детности» относят семью на тот или иной этап ее развития [9; 10; 11; 12 и др.].

Итак, главной целью нашего исследования стало изучение особенностей психологического пола личности и его взаимосвязи с брачно-семейными установками на разных этапах семейных отношений. Для сбора данных было использовано психологическое тестирование. Прежде всего необходимо было определить существующие тенденции к феминности, андрогинности или маскулинности, что позволила нам сделать классическая методика на выявление психологического пола личности С. Бэм (см.: [13]).

Был подобран инструментарий для решения задач, направленных на выявление особенностей брачно-семейных установок. Для изучения представлений об идеальном(й) супруге (оценка реального была невозможна в связи с изучением молодежи на добрачном этапе отношений) была использована «Тестовая методика личностного семантического дифференциала» О. Л. Кустовой (инструкция данной методики была модифицирована нами в соответствии с задачами исследования) [14]. Образ идеального партнера оценивался по таким критериям как:

• сила личности;

• внешняя привлекательность;

• эмоциональность;

• социальный статус;

• зависимость;

• эмпатия;

• современность;

• феминность;

• маскулинность;

• андрогинность.

Для изучения семейных ценностей был использован опросник «Ролевые ожидания и притязания в браке» А. Н. Волковой (см.: [15]). С помощью этой методики можно было выяснить не только ролевые установки, но и ценностое отношение к наиболее важным семейным сферам, таким как:

• интимно-сексуальная;

• идентификация с партнером;

• хозяйственно-бытовая;

• родительско-воспитательная;

• социальная активность;

• эмоционально-психотерапевтическая;

• внешняя привлекательность.

С помощью опросника «Измерение установок в супружеской паре» Ю. Е. Алешиной, И. Я. Гозмана, Е. М. Дубовской [16] были изучены семейные установки мужчин и женщин относительно:

• отношения к людям;

• альтернативы между чувством долга и удовольствием;

• отношения к детям;

• ориентации на преимущественно совместную или же преимущественно раздельную деятельность;

• отношения к разводу;

• отношения к любви романтического типа;

• значения сексуальной сферы в семейной жизни;

• отношения к «запретности секса»;

• отношения к патриархальному или эгалитарному устройству семьи;

• отношения к деньгам.

Для обработки полученных данных применялись программы вычисления MS Excel, SPSS с использованием следующих математических методов: первичная описательная статистика (средние значения и стандартные отклонения), критерии t Стьюдента, U Манна - Уитни и ф Фишера (выявление значимых различий показателей мужчин и женщин на разных этапах семейных отношений), коэффициент корреляции Пирсона (установление связи психологического пола и брачносемейных установок).

Основная гипотеза нашего исследования заключалась в предположении, что динамика семейных отношений может выступать фактором изменения психологического пола личности: поскольку последний является

продуктом социализации, трансформации в значимых сферах жизнедеятельности могут оказывать на него влияние. Мы осознаем, что более логичным в данном случае является лонгитюдное исследование, однако в связи с его невозможностью на этом этапе, остановимся на методе поперечных срезов, полагая, что он также позволит в какой-то степени приблизиться к решению поставленных задач. Таким образом, замеры, произведенные на добрачном этапе отношений, на стадии семьи без детей и на этапе родительства, по нашему мнению, позволят не только выявить различия в брачно-семейных установках, но и установить некоторые тенденции в изменении психологического пола, обусловленные новыми социальными ролями.

В ходе решения первой задачи - определения психологического пола мужчин и женщин с разным семейным статусом - мы предполагали, что появление семьи и особенно детей должно актуализировать эволюционную природу половых отношений, подкрепленную социумом - усиление маскулинности мужчин и феминности женщин. Однако данные оказались весьма противоречивы, но, как ни парадоксально, весьма логичны в современных социальных условиях.

Начнем с очевидного эффекта: независимо от семейного статуса у личности остается тенденция к проявлению психологических характеристик, свойственных биологическому полу. Различия были статистически подтверждены между мужчинами и женщинами, не состоящими в браке (U = 560,0 при p < 0,01), в молодых семьях (U = 714,0 при p < 0,01) и с маленькими детьми (U = 602,50 при p < 0,01). Таким образом, уровень феминности выше у женщин, маскулинности - у мужчин.

Вместе с тем нами было выявлено, что в зависимости от этапа семейных отношений уменьшается число андрогинных мужчин с тенденцией к маскулинности (ф = 2,13 при p < 0,01), при этом становится больше маскулинных мужчин (ф = 1,1 при p = 0,1). В то же время увеличивается число андрогинных мужчин с тенденцией к феминности, тогда как в женской выборке уменьшается число андрогинных женщин с тенденцией к фемин-

ности (ф = 1,47 при p = 0,07) на фоне увеличения феминных (ф = 1,1 при p = 0,1) и андро-гинных женщин с тенденцией к маскулинности (ф = 1,13 при p = 0,1). Что касается особенностей психологического пола мужчин и женщин на конкретном этапе брачно-семейных отношении, то можно обозначить следующие тенденции. На добрачном этапе преобладает андрогинный тип личности с тенденцией к маскулинности у юношей (60 % опрошенных, ф = 2,09 при p = 0,01) и к феминности у девушек (57,7 % опрошенных, ф = 3,03 при p < 0,01). На выборке молодых людей, состоящих в браке, как у мужчин, так и у женщин, эти два андрогинных типа лич-

ности - с тенденцией к маскулинности и феминности - представлены в равной степени, конкурируя друг с другом (37,7 % против 42,2 % у мужчин, 37,7 % против 44,4 % у женщин). Другими словами, мы можем с одинаковой вероятностью ожидать от супругов, не имеющих детей, как мужественные, так и женственные паттерны поведения, независимо от их биологического пола. Однако с появлением детей количество андрогинных мужчин с тенденцией к маскулинности увеличивается, доминируя по выборке (48,8 % опрошенных), как и число женщин, склонных к феминным проявлениям (42,2 % опрошенных) (см. рис. 1 и 2).

маскулинность фемининность андрогинность андрогинность андрогинность

с тенденцией с тенденцией

к маскулинности к фемининности

Психологический пол личности

Рис. 1. Психологический пол мужчин на разных этапах семейных отношений

(частота встречаемости, %)

%

маскулинность фемининность андрогинность андрогинность

с тенденцией с тенденцией

к маскулинности к фемининности

Психологический пол личности

Рис. 2. Психологический пол женщин на разных этапах семейных отношений

(частота встречаемости, %)

Полученные данные, с одной стороны, прогнозируемы: согласно современным условиям жизни андрогинные характеристики личности наиболее целесообразны, в том числе в семейных взаимоотношениях, но все же при склонности к феминизации у женщин и маскулинизации у мужчин. Именно такой тип партнеров, как правило, является более привлекательным при формировании межполовых интимно-личных отношений. Тогда как при устойчивых семейных отношениях, актуализирующих новые социальные роли «кормильца», «защитника», «родителя», к мужчинам начинают предъявляться одновременно требования и к их мужественности, и к женственности. Та же картина (но, соответственно, зеркальная) характерна и для женщин. Роль «хозяйки», «психотерапевта», «матери» усиливает феминные тенденции поведения. В то же время активная помощь в экономическом обеспечении семьи, свойственная российским женщинам, запускает маскулинные паттерны, актуализация которых необязательна в добрачный период. Таким образом, в целом можно констатировать следующую тенденцию: современные мужчины и женщины на фоне преобладающей андрогинности все же сохраняют гендерные особенности, обусловленные биологическим полом, однако создание и развитие семейных отношений усиливает и маскулинизацию, и феминизацию личности независимо от пола партнера. В какую именно сторону будут происходить гендерные изменения, зависит, видимо, от распределения в семье ролей, направленных на реализацию активности супругов внутри и вне семейной системы.

Следующий этап нашего исследования был направлен на изучение брачно-семейных установок, предположительно отличающихся у молодых людей на добрачном и семейном этапах отношений. Мы определяли установки личности к семье в целом, ролевые ожидания и притязания в браке, а также изучали представления об идеальном партнере. Обобщая полученные результаты, можно составить своеобразный психологический портрет молодого человека по заявленным параметрам в зависимости от пола и семейного статуса.

Итак, молодые мужчины, не состоящие в браке, в отличие от женатых, предъявляют более высокие требования к будущей супруге по таким параметрам, как «Внешняя привлекательность» (U = 133,0 при p < 0,01), «Эмо-

циональность» (U = 86,50 при p < 0,01), «Социальный статус» (U = 93,50 при p < 0,01), «Зависимость» (U = 148,50 при p < 0,01),

«Эмпатия» (t = 2,00 при p < 0,05), «Феминность» (t = 3,89 при p < 0,00), «Маскулинность» (t = 6,91 при p < 0,00), «Андрогин-ность» (t = 4,68 при p < 0,00). Таким образом, юноши наделяют современных женщин как феминными, так и маскулинными чертами, считая такое сочетание оптимальным для супружества. Что касается прогноза ролевого функционирования семьи, то эти мужчины явно ориентированы на материальное обеспечение семьи и профессиональную самореализацию, пока не очень понимая «свое место» в хозяйственно-бытовой и родительской сферах. Об этом свидетельствуют и результаты исследования семейных установок в целом -роль детей в жизни юношей пока еще не определена (t = -1,99 при p < 0,05), как и значимость совместной семейной деятельности (U = 690,0 при p < 0,01). Таким образом, можно четко проследить приоритетность задач для этого периода, с одной стороны, и их последовательность - с другой: сначала нужно создать условия для жизни, потом думать о «расширении» семьи. При этом юноши подтверждают данные, полученные ранее, - требования к внешней привлекательности и эмпатийности будущей супруги сохраняются. Вместе с тем, несмотря на стремление к романтической любви, отношение к людям на добрачном этапе у мужчин более критично (t = -2,29 и -2,06 при p < 0,05), а отношение к разводу более лояльно (t = -3,29 приp < 0,001).

Мужчин, создавших семью, отличает повышение уровня значимости всех сфер семейных отношений - бытовой, воспитательной, экономической, эмоциональной, эстетической. Их терпимость к людям повышается, а лояльность к разводу понижается. В образе идеала происходят значительные коррективы - супруга, по их мнению, все же не должна быть зависимой и излишне эмоциональной, но вместе с тем ее статус все же не должен быть выше, чем у мужа. В свою очередь, идеал женщины при появлении детей усиливает свои позиции - практически по всем параметрам он приближается к образу, сформированному в юности, отличая группу молодых отцов от мужчин, не имеющих детей: «Внешняя привлекательность» (U = 312,50 при p < 0,01), «Эмоциональность» (U = 446,0 при p < 0,01), «Социальный статус» (U = 277,00 при p < 0,01),

«Зависимость» (U = 352,50 при p < 0,01), «Феминность» (U = 720,50 при p < 0,01), «Маскулинность» (U = 533,50 при p < 0,01), «Андрогинность» (U = 519,0 при p < 0,01). При этом ролевые притязания у мужчин, ставших родителями, заметно возрастают в сферах воспитания и организации быта, по сравнению с неженатыми (U = 740,0 при p < 0,05 и t = -2,61 при p < 0,01) и женатыми (U = 704,50 при p < 0,01 и t = -2,77 при p < 0,01) мужчинами. Но и ожидают они от своей супруги также достаточной активности, как в воспитании детей (t = -2,70 при p < 0,001), так и в сферах «Эмоциональнопсихотерапевтической» (t = -2,41 при p < 0,05) и «Внешней привлекательности» (t = -2,09 при p < 0,05). У молодых отцов в большей степени, по сравнению с другими группами, выражены чувство долга, ориентация на совместную семейную деятельность, в том числе воспитательную, бережливое отношение к деньгам, нетерпимость к распаду отношений с партнером.

Что касается женщин, то на предбрачном этапе будущий партер в идеале наделяется многочисленными качествами, свойственными, скорее, андрогинному типу личности с ярко выраженной тенденцией к маскулинности. Их показатели заметно выше, чем у замужних женщин по многим параметрам: «Сила личности» (t = 9,09 при p < 0,000), «Внешняя привлекательность» (U = 78,00 при p < 0,01), «Эмоциональность» (U = 30,50 при p < 0,01), «Социальный статус» (U = 00,00 при p < 0,05), «Зависимость» (U = 213,00 при p < 0,01), «Эмпатия» (t = 6,51 при p < 0,000), «Феминность» (U = 157,00 при p < 0,01),

«Андрогинность» (t = 6,62 при p < 0,000). При этом внешняя привлекательность супруга оказывается более значимой в ожиданиях замужних женщин, по сравнению с женщинами, не имеющими семьи (U = 738,50 при p < 0,05), и молодыми матерями (U = 750,50 при p < 0,05). Но и к собственному внешнему виду они также предъявляют высокие требования, что отличает их от других групп (t = 2,10 и t = 2,17 при p < 0,05 соответственно). Именно замужние женщины не только стремятся сами к профессиональной самореализации (это характерно и для других групп), но и готовы стимулировать социальную активность супруга (U = 746,00 при p < 0,05), эмоционально поддерживать его в любых начинаниях (U = 748,50 приp < 0,05).

С появлением детей от мужчины требуется усиление одновременно и маскулинных, и феминных черт, о чем свидетельствуют различия по шкалам между матерями и женщинами, не имеющими детей: «Сила личности» (U = 326,00 приp < 0,01), «Внешняя привлекательность» (U = 174,00 при p < 0,01), «Эмоциональность» (U = 174,50 при p < 0,01), «Социальный статус» (U = 102,50 при p < 0,01), «Зависимость» (U = 146,00 при p < 0,01),

«Эмпатия» (U = 260,0 при p < 0,01), «Феминность» (U = 150,00 при p < 0,01), «Андрогинность» (U = 325,50 при p < 0,01). При этом отношение к другим людям (t = -4,13 при p < 0,000 и t = -2,06 при p < 0,05), особенно к детям, у молодых матерей более оптимистичное, а также более легкое отношение к деньгам (t = 2,39 при p < 0,01 и t = 2,21 при p < 0,05), чем у женщин других групп. Кроме этого, несмотря на то, что уровень ожиданий в области родительства у матерей достаточно высок, возрастает также и уровень их притязаний в этой сфере, что закономерно их отличает от женщин других групп (t = 2,00 при p < 0,05).

Изучение брачно-семейных установок было необходимым этапом, приближающим нас к достижению главной задачи исследования - установлению их связи с психологическим полом личности на разных этапах семейных отношений. И эти связи нами, действительно, были обнаружены, хотя не в таком объеме, как мы предполагали. В частности, не удалось установить связь между изучаемыми характеристиками на группе замужних женщин. Однако и в таких условиях всё же можно продвинуться к доказательству изначальной гипотезы.

Наибольшее количество связей было выявлено между установками в брачно-семейной сфере и психологическим полом личности в группе незамужних девушек, что может свидетельствовать, на наш взгляд, о возможной прогностической ценности результатов. Обнаруженные связи имеют преимущественно прямой характер, за исключением ориентации на традиционную или модную модель супружества (см. рис. 3).

Таким образом, чем выше показатели феминности у девушек, тем в большей степени ценность супружества связана для них с наличием общих интересов с партнером, его способностью к доверительному общению и пониманию (г = 0,301 при p = 0,045), готовностью к активному взаимодействию, органи-

зации совместной внутри- и внесемейной деятельности (г = 0,352 при p = 0,018). В целом такой тип женщин стремится к традиционной модели семьи, в которой центром являются дети (г = 0,521 при p = 0,000) и присутствует четкое полоролевое распределение.

В будущем от этого типа женщин можно ожидать закрепления эмоционально-терапевтической функции (г = 0,304 при p = 0,042) и роли воспитателя (г = 0,362 при p = 0,014). При этом активность супруга в качестве отца для феминных женщин также имеет значение (г = 0,348 при p = 0,019), позволяя говорить о неопатриархальной модели отношений партнеров. В свою очередь, девушки маскулинного типа, скорее, ориентированы на равноправие отношений между супругами, выбирая в качестве приоритетной эгалитарную модель (г = -0,402 при p = 0,006). В этом случае ве-

лика вероятность самореализации за пределами семьи, «бикарьерность» профессио-

нального развития супругов и, как следствие, отсрочка деторождения, которое на добрачном этапе даже не закрепляется в ближайших планах.

В свою очередь, на выборке юношей была обнаружена только одна взаимосвязь обратного характера между психологическим полом и притязаниями в области внешней привлекательности (г = -0,365 при p = 0,014). Несмотря на некоторую феминизацию современных мужчин, которая в том числе отражается в их внешности, прическе, одежде, стиле поведения, результаты свидетельствуют, что с увеличением феминности притязания к собственной внешности уменьшаются и, наоборот, для маскулинных мужчин их внешность имеет особую ценность (см. рис. 4).

Ожидания:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Идентификация с партнером; Родительсковоспитательная

Притязания:

Родительско-

воспитательная;

Эмоционально-

психотерапевтическая

Психологический

пол

Установки:

• Значимость детей

Установки:

Отношение к патриархальной модели семьи

Установки:

Отношение к людям; Отношение к совместной деятельности

Рис. 3. Взаимосвязь психологического пола и брачно-семейных установок незамужних женщин:

М----► обратная взаимосвязь при р<0,01; -+---->■ прямая взаимосвязь при р<0,05;

j Е прямая взаимосвязь при p<0,001

Рис. 4. Взаимосвязь психологического пола и брачно-семейных установок неженатых мужчин:

М-----► обратная взаимосвязь при p < 0,05

Обнаруженная закономерность на первый взгляд кажется весьма противоречивой, так как в обыденном сознании, скорее, складывается обратная картина. Принято считать, что регулярный уход за собой, стремление модно и красиво одеваться - прерогатива феминных мужчин. Однако в современном мире, где тенденции к маскулинизации чрезвычайно сильны, мужчинам сложнее оставаться мужчинами, чем это может показаться на первый взгляд. Вероятно, внешний облик (крепкое телосложение, физическая сила, исключительно мужской стиль в одежде) - способ мужчин сохранить и закрепить за собой свою мужественность. Чем маскулиннее мужчина, тем выше он ценивает свою внешнюю привлекательность, тем более высокие требования предъявляет к своему внешнему виду. Примером в данном случае может выступать мода на «легкую небритость» или отращивание бороды. Если в самом начале волны массовой феминизации мужчин существовала мода на «гладковыбритость», то сегодня все больше набирает обороты мода на брутальность мужчины, что является своеобразным вызовом современным существующим тенденциям. Таким образом, возможно, внутренние тенденции к феминизации у современных мужчин и присутствуют, однако в большинстве случаев внешне мужчины стараются это не демонстрировать и даже скрывать, маскируясь под ярко выраженный «маскулинный тип» личности. Еще одной интерпретацией уже в рамках брачно-семейного контекста может быть следующая гипотеза. Одной из задач добрачного этапа отношений является поиск партнера и формирование интимных

связей. Поскольку многие мужчины отдают предпочтение фемининным женщинам, возможно, они считают, что подчеркивание собственной мужественности может привлечь внимание такого типа девушек в большей степени.

Однако усиление мужественности, как оказалось, «заявляет» о себе и на выборке женатых мужчин, которые уже совершили выбор брачного партнера (г = - 0,352 при p = 0,018). Также была обнаружена взаимосвязь между психологическим полом и параметром «Эмоциональность» в образе идеального партнера (г = - 0,352 при p = 0,018). Обратный характер связи на этом этапе отношений в целом поддерживает выдвинутую ранее гипотезу: более мужественному мужчине

нужна более женственная, эмоциональная женщина. В свою очередь, «женственного» мужчину скорее привлечет женщина более сдержанная, способная контролировать его эмоциональность (см. рис. 5).

Что касается супругов с детьми, то в нашем исследовании взаимосвязи психологического пола были обнаружены как с представлениями об идеальном партнере, так и в сферах ролевых установок. Стремление к романтической любви более свойственно феминному типу личности независимо от пола (г = 0,304 при p = 0,04 у мужчин и г = 0,306 при p = 0,04 у женщин). При этом с увеличением феминности мужчин наблюдается более бережливое отношение к деньгам (г = 0,331 при p = 0,026), соответственно, маскулинные мужчины более спокойно относятся к денежным тратам, но при этом они менее доверчивы к людям (см. рис. 6).

Рис. 5. Взаимосвязь психологического пола и брачно-семейных установок женатых мужчин

Рис. 6. Взаимосвязь психологического пола и брачно-семейных установок

женатых мужчин с детьми

Возможно, закрепление экономической функции за супругом, с одной стороны, выдвигает в связи с этим требования к повышению его мужественности: он должен защитить семью и обеспечить удовлетворение основных потребностей. Это, в свою очередь, предполагает, а при наличии детей особенно, многочисленные траты, постепенно толерантность к которым повышается. В то же время такой мужчина из-за взятой ответственности может чувствовать себя и более свободным в материальном плане, так как сам является источником дохода семьи. Он, возможно, даже получает удовольствие от того, что может достаточно легко тратить деньги, так как способен компенсировать эти траты в дальнейшем. Феминные мужчины, напротив, могут

не чувствовать этой свободы, выбирая иную стратегию экономического поведения, например, предпочитая удерживаться от нецелесообразных материальных вложений.

В женской выборке, помимо уже указанной прямой связи психологического пола с ориентацией на любовь романтического типа, были обнаружены связи и в области ожиданий внешней привлекательности партнера и требований к идеалу, в частности, к уровню его зависимости (r = 0,328 при p = 0,028) и эмпатии (г = 0,349 при p = 0,019). Таким образом, молодые матери феминного типа испытывают острую потребность в эмоциональной поддержке партнера, его способности к сочувствию, сензитивности к настроению и состоянию супруги (см. рис. 7).

Рис. 7. Взаимосвязь психологического пола и брачно-семейных установок у замужних женщин с детьми

В связи с появлением ребенка особую ценность для матери приобретает «тяготение» супруга к семье, даже некоторая зависимость от нее, что, по мнению женщины, свидетельствует о любви к ней и детям. Тогда как авто-

номность, излишняя самостоятельность и самодостаточность партнера, напротив, расценивается как проявление пониженного интереса к супружеским и детско-родительским отношениям. Такая реакция также может

быть обусловлена излишней центрацией женщины на ребенке с осознанием того, что супруг, чувствуя это, пытается отстраниться, удовлетворяя свои потребности, в том числе эмоциональные, за пределами семьи. Об этом также может косвенно свидетельствовать связь между феминностью женщины и снижением притязаний к внешней привлекательности партнера. Слишком красивый и ухоженный мужчина может привлекать излишнее внимание других женщин, что в ситуации «ухода» в воспитание ребенка и снижения в связи с этим притязаний к собственной внешности, а также контроля над поведением супруга вне семьи представляет реальную опасность для молодой матери. Тогда как женщины более маскулинные, наоборот, могут повышать требования к внешности партнера, например, осознавая ее связь с достижением необходимого для семьи социально-экономического статуса, который на этом этапе преимущественного зависит от активности мужчины. Молодые матери, имеющие тенденцию к маскулинному поведению, допуская повышение занятости супруга на работе, не нуждаются в его постоянном присутствии, напротив, поощряя его независимость и рациональность.

В целом результаты, полученные в ходе исследования, позволяют не только сформулировать достаточно конкретные выводы, но и наметить дальнейшие перспективы изучения психологического пола личности и проявления его особенностей в разных сферах жизнедеятельности, в том числе в области брачно-семейных отношений.

Итак, у современного человека сохраняется тенденция к проявлению психологических характеристик, свойственных биологическому полу, - склонность к феминности у женщин и маскулинности у мужчин на фоне преобладания в целом андрогинного типа личности. Последний в большей степени соответствует требованиям к личности в значимых сферах жизнедеятельности современного общества, особенно в области брачных и семейных отношений.

Появление новых ролей, обусловленных динамикой семейных отношений, способствует как усилению психологического пола личности, так и проявлению характеристик противоположного типа. Одновременно наблюдаются тенденции к усилению маскулинизации мужчин и женщин и росту показателей их феминности.

Семейный статус может выступать фактором анализа психологического пола личности, так как каждый этап предполагает решение задач, в том числе включающих ролевую дифференциацию. Наиболее целесообразным и привлекательным на добрачном этапе, направленном на поиск и выбор супруга(и), выступает андрогинный тип личности с тенденцией к маскулинности у юношей и феминности у девушек. Формирование супружеской пары и реализация в связи с этим функций по обеспечению жизнедеятельности семьи по принципу взаимозаменяемости способствует некоторой феминизации мужчин и маскулинизации женщин, содействуя тем самым максимальному развитию их андрогинности. Появление детей «возвращает» к эволюционной целесообразности, актуализируя маскулинные качества мужчин и феминные у женщин. Особенно такая тенденция - стремление к традиционной семье патриархального типа -свойственна изначально более феминным женщинам и маскулинным мужчинам. То есть не только модель семьи может детерминировать проявление тех или иных характеристик психологического пола личности, последний также может выступать как фактором, так и критерием выбора партнера и типа отношений с ним.

Таким образом, развитие брачно-семейных отношений и личности, включенной в них, может иметь разную траекторию, в частности в области распределения обязанностей, источником которой будут доминирующие гендерные характеристики, например, маскулинные у женщин и феминные у мужчин. В свою очередь, современное общество занимает достаточно толерантную позицию, создавая достаточно гибкие условия для их проявления, независимо от биологического диморфизма (например, возможность оформления отпуска по уходу за ребенком не матери, а отцу). В этом случае можно прогнозировать, что ныне модная эгалитарная модель отношений окажется более приемлемой для ярко выраженных андрогинных супругов, что потребует усиления маскулинного типа поведения от женщин и феминного от мужчин. Однако подобное «семейное равноправие» достижимо прежде всего бездетными партнерами и потребует некоторой коррекции в дальнейшем в связи с появлением ребенка.

Однако данные выводы требуют дальнейших эмпирических подтверждений, по-

скольку в нашем исследовании мы ограничились изучением брачно-семейных установок, не выходя на уровень реального распределения ролей и обязанностей между супругами, а также их удовлетворенности сложившимися отношениями. Полагаем, что проекция психологического пола личности непосредственно на функционально-ролевую структуру семьи позволит получить новые данные, расширяющие и углубляющие представления о гендерных особенностях брачно-семейных отношений в современном обществе.

ЛИТЕРАТУРА

1. Словарь практического психолога / сост. С. Ю. Головин. - Минск : Харвест, 1997. -800 с.

2. Кон И. С. Половые различия и дифференциация социальных ролей // Соотношение биологического и социального в человеке. -М., 1975. - С. 763-764.

3. Чекалина А. А. Гендерная психология : учебное пособие. - 2-е изд. - М. : Ось-89, 2009. - 240 с.

4. Кон И. С. Психология половых различий // Психология индивидуальных различий. Тексты / под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. - М. : Изд-во Моск. ун-та, 1982. -С. 78-83.

5. Кочарян А. С. Личность и половая роль (симптомокомплекс маскулинности / фемининности в норме и патологии) / отв. ред. член-кор. АПН Украины Л. Ф. Бурлачук. -Харьков : Основа, 1996. - 127 с.

6. Бем С. Линзы гендера: Трансформация

взглядов на проблему неравенства полов : пер. с англ. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004.

7. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. - М., 1996 ; Андреева Т. В. Семейная психология : учеб. пособие. - СПб. : Речь, 2004.

8. РОССТАТ. - URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/ connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/pop ulation/.

9. Васильева Э. К. Образ жизни городской семьи. - М., 1981.

10. Сысенко В. А. Устойчивость брака: проблемы, факторы, условия. - М. : Финансы и статистика, 1981. - 199 с.

11. Хейли Дж. Необычайная психотерапия. -

Нью-Йорк - Лондон, 1986.

12. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. В. Психология и психотерапия семьи. - СПб. : Питер, 2002. - 652 с.

13. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. - СПб. : Питер, 2003. - 544 с.

14. Практикум по гендерной психологии / под ред. И. С. Клециной.- СПб. : Питер, 2003. -479 с. - (Практикум по психологии).

15. Лидерс А. Г. Психологическое обследование семьи. - 2-е изд., - М. : Академия, 2007. -432 с.

16. Алешина Ю. Е., Гозман Л. Я., Дубовская Е. М. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений. - М. : МГУ, 2009. - 120 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.