Научная статья на тему 'Проявление традиций русской художественной школы в творчестве современных художников Алтая'

Проявление традиций русской художественной школы в творчестве современных художников Алтая Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
1703
107
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТРАДИЦИЯ / ЖАНРЫ ЖИВОПИСИ / ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ШКОЛА / ОРНАМЕНТАЛЬНОСТЬ / АРХЕТИПИЧЕСКИЕ МОТИВЫ / ГРАФИКА / ЖИВОПИСЬ / БАТИК / TRADITION / GENRES OF PAINTING / ART SCHOOL / ORNAMENTAL-ITY / ARCHETYPICAL MOTIVES / GRAPHIC / BATIK

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Степанская Т. М.

В статье рассматривается влияние традиций русского искусства на живопись и графику алтайских художников. Подробно рассматривается творчество И.В. Щетининой. Характеризуются черты её творчества, особое внимание уделено формированию индивидуального стиля художницы. Подчеркиваются традиционные и новаторские средства художественного языка. Показана роль искусства И. Щетининой в художественной жизни Алтая.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Степанская Т. М.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE DEVELOPMENT OF RUSSIAN ART SCHOOL TRADITIONS IN THE ART OF MODERN ALTAIAN PAINTERS

The article discusses the influence of Russian art on the painting and graphic of Altaian painters. The art of I.V. Shetinina is closely analyzed. The article describes the traits of her art and focuses on the formation of individual style of the paintress. The accent is given to the traditional and innovatory art means. The article shows the role of Shetin-ina's art for art life of Altai.

Текст научной работы на тему «Проявление традиций русской художественной школы в творчестве современных художников Алтая»

В приведенном примере лингвистическое прогнозирование осуществляется через термины, входящие в прогностическую дугу, декодирование которых позволяет адресату адекватно объективировать информацию в тексте:

Специфическим признаком прогностической дуги является такая ее особенность как возможность прогнозирования содержания информации в процессе декодирования значений терминологических номинативных единиц: конечно, при условии, что адресат имеет хотя бы минимальное представление о том, какие значения вербализует тот или иной термин.

Пошаговое движение от одного компонента прогностической дуги к другому дают возможность определить, какую информацию передают в тексте терминологические единицы номинации:

Gum disease - болезнь десен; heart disease - болезнь

сердца; atherosclerosis - уплотнение артерий, вызывающее сердечные приступы и инфаркты; bacteria - бактерии; bloodstream - кровяное русло; arteries - артерии; plaque - бляшка; blood flow - кровоток.

В прогностическую дугу могут также быть включенными термины, входящие в заголовок, которые являются прогностическими сигналами на стадии, предшествующей опредмечиванию текстуального знания.

Известная условность и схематичность лингвистического прогнозирования через построение терминологической прогностической дуги (это может быть и не дуга, а цепочка, если среди терминов нет доминирующих, акцентирующих ту или иную часть информации) объясняется тем, что специфика самого объекта познания каждый раз несколько по-иному соотносит между собой этапы объективации научного познания. Вместе с тем, эта схема позволяет адресату прогнозировать предметную ситуацию в научно-популярном тексте не только с опорой на термины, но и другие лексические единицы, способные выстраиваться в прогностические ряды.

Таким образом, анализ терминологической лексики англоязычных научных медицинских текстов позволил выявить, что термин является доминантной единицей лингвистического прогнозирования в разных типах текстов, входящих в систему «функциональный стиль научной прозы». По всей видимости, указанное свойство терминологической лексики задается как системностью научного знания, так и принадлежностью к одной понятийной сфере, что позволяет в каждом конкретном тексте не только прогнозировать предметную ситуацию, но и адресата, для которого предназначен текст.

Библиографический список

1. Дорофеева, И. А. автореф. дис. ... канд. филол. наук. Коммуникативно-прагматический потенциал научно-медицинского дискурса в современном немецком языке. / И. А. Дорофеева. - Барнаул, 2003.

2. Разинкина, Н.М. Функциональная стилистика. / Н.М. Разинкина. - М.: Высшая школа, 1989.

Статья поступила в редакцию 18.05.09

УДК 75: 7.036.1 (084)

Т.М. Степанская, д-р. искусств. наук, проф. АлтГУ, г. Барнаул, E- mail: stm@art.asu.ru

ПРОЯВЛЕНИЕ ТРАДИЦИЙ РУССКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ШКОЛЫ В ТВОРЧЕСТВЕ СОВРЕМЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ АЛТАЯ

К 50-летию со дня рождения члена Союза худжожников России И.В. Щетининой.

В статье рассматривается влияние традиций русского искусства на живопись и графику алтайских художников. Подробно рассматривается творчество И. В. Щетининой. Характеризуются черты её творчества, особое внимание уделено формированию индивидуального стиля художницы. Подчеркиваются традиционные и новаторские средства художественного языка. Показана роль искусства И. Щетининой в художественной жизни Алтая.

Ключевые слова: традиция, жанры живописи, художественная школа, орнаментальность, архетипические мотивы, графика, живопись, батик.

Художественная жизнь - это живой организм. В нем происходит борьба старых установившихся норм с новыми. В выставочном пространстве витают вопросы: расширяются ли задачи, завоевываются ли новые области художественной деятельности, просматривается ли будущее искусства? Какие идеалы и ценности утверждают современные художники?

Выставки произведений Ирины Щетининой представляют искусство светлого настроения. «Настроение» означает внутреннее душевное состояние, направление чувств и мыслей, склонность к какому-либо делу. Художник и зритель обращаются к искусству по внутренней необходимости, по своему дарованию и эстетической потребности. Созерцая произведения художницы - преображенные образы цветов и пейзажей, ритмы узоров батика, - зритель не может не ощутить, что перед ним результат большого труда, настоящего мастерства и проявления индивидуального художественного стиля. Рождение и развитие творческой индивидуальности

И. В. Щетининой - автора натюрмортов, непритязательных, а иногда и возвышенных морских и горных пейзажей, внимательных и быстрых набросков с натуры - пришлось на противоречивые годы конца XX - начала XXI столетия. Они характеризуются переоценкой реалистического искусства, отторжением идеи социалистического реализма, выходом на поверхность тех тенденций, которые оставались в тени в 1970 -1980-е годы, например, направления, получившего условное название «Сибирская нео-архаика». Свободное формотворчество - вот что влечет художников Алтая на рубеже веков. Художники ищут новых проявлений духа, новых средств обращения современного мира к духовности. Но есть мудрость и в том, чтобы бережно относиться к опыту прошлого, в том числе в искусстве. В подтверждение этого суждения можно вспомнить А.С. Пушкина, произнесшего когда-то: «Нет истины в поношении, и нет истины, где нет любви». Многое переменилось с началом XXI века. На культурную жизнь начинает существенное влияние оказывать складывающийся художест-

венный рынок - система социальных, экономических и культурных отношений, связанных с товарооборотом произведений изобразительного искусства и услуг по выполнению художественных работ. Основным механизмом рынка становится выставочно-коммерческая деятельность, появление кураторов, галеристов, коллекционеров. Ярким фактором развития искусства Алтая стали частные галереи, среди которых самой первой явилась Ай-галерея Щетининых, открывшаяся в Барнауле в 2003 году.

В водовороте перемен сложно остаться самим собой, но Ирине Витальевне удается сохранить верность своему мировосприятию и той художественной школе, к которой она приобщилась в процессе учебы и творчества. И. В. Щетинина родилась 12 апреля 1959 года в Барнауле. Желание учиться рисунку и живописи привело ее в 1973 году в единственную тогда в Алтайском крае детскую художественную школу, расположенную на высоком берегу р. Барнаулки в старинном деревянном здании на улице Аванесова, построенном в 1895 году для народной школы. К сентябрю 1973 года просторные классы с высокими окнами и большой школьный зал с пианино в красном углу поражали воображение пришедших сюда образами высокого искусства, представленными в виде гипсовых слепков с античных образцов в натуральную величину. «Венера Милосская», «Афродита с яблоком», «Дискобол» и, конечно, экспозиция акварелей, гуашей, рисунков учащихся создавали притягательную атмосферу, атмосферу общения с тем, чего не было в обыденной повседневности. Училась Ирина в классе педагога, увлеченно решающего проблемы детского художественного образования, И. И. Самозванцева, выпускника графического факультета Красноярского государственного педагогического института. Широко образованный, глубоко знающий не только русское, но и западноевропейсое искусство, он развивал в своих учениках образное мышление, умение творчески преобразовывать натуру. Продолжила Ирина образование в Новоалтайском государственном художественном училище, которое успешно закончила в 1978 году, испытав благотворное влияние таких преподавателей, как

В.А. Раменский, Т.А. Конькова и др. Отныне жизнь и деятельность И.В. Щетининой навсегда оказались связанными с той или иной гранью художественного творчества.

Особым периодом в жизни И.В. Щетининой стали 1982 -1989 годы - годы работы в художественной мастерской Барнаульского хлопчатобумажного комбината, основанной в 1962 году потомственным текстильщиком из города Иваново, членом Союза художников СССР с 1957 года Г. А. Белышевым. Здесь приобщилась Ирина к профессиональному творчеству художника по текстилю, и не только приобщилась, но и в полной мере овладела искусством рисунка для ткани и разнообразной техникой батика. В 1980-х годах Г. А. Белышев ставил задачу сделать сатины и ситцы хлопчатобумажного Барнаульского комбината узнаваемыми. Работа Ирины в художественной текстильной мастерской ХБК пришлась на время ее расцвета. В орнаментальные композиции для тканей включаются мотивы вологодского кружева, русских народных промыслов, солярной символики домовой резьбы, национальный «рогатый» орнамент, берущий начало в искусстве степных кочевников. Для юбилейных тканей разрабатывается сюжетный орнамент. И.В. Щетинина - автор композиций «50 лет Алтайскому краю» (1985), «Русь» (1985), крока «Золотая хохлома» (1984), крока «Русская вышивка» (1988) и многих других рисунков для ткани. Как художник мастерской хлопчатобумажного барнаульского комбината Ирина часто направлялась в творческие поездки в различные культурные центры Советского Союза, в том числе, в национальные республики -в Молдавию, Эстонию, Латвию, Литву. Это существенно обогащало ее творческий опыт, знакомило с особенностями этнической культуры. Ирину влекли приметы традиций русского быта, красота русского орнамента, вышивки; все это она использовала в постановках для своих тематических натюрмортов и в рисунках для текстиля. Текстильная композиция обладает спецификой в основе которой лежит орнаментальность, подчиняющаяся законам ритма, соподчинения, доминанты,

контраста, трехкомпонентности, требующая от художника умения стилизовать, например, природный источник - лист, цветок, траву, камень, птицу и т. п. Стилизация - необходимый метод декоративно-прикладного искусства. И.В. Щетинина владеет им в полной мере. На Алтае сложилась художественная школа по текстилю, имеющая свое лицо, свои мотивы, свой колорит и нашедшая признание на конкурсах и выставках, в том числе, международных, всесоюзных и таких, как «Сибирь социалистическая» в городе Кемерово в 1984 году. Художники-текстильщики Г.Б. Белышев и его супруга

С.И. Игумнова одарили своих учеников духом интеллигентности, главной чертой которого является служение избранному делу. Эта черта ярко характеризует И.В. Щетинину.

В течение всего творчества художница работает в технике «Батик», склоняющей автора к экспериментированию. Роспись на шелковой ткани часто напоминает свободно текущий поток цвета. Мотивами для батика служат цветы, травы и все проявления природы. С любовью были воплощены в этой акварельно-графической технике сюжеты для шалей и палантинов «Желтые цветы» (1993), «Подсолнухи» (2002), «Гладиолусы. Белый сон» (2003), «Вешний сад» (2007), «Архаика» (2007). Определенное место в сюжетах батика принадлежит городским мотивам. Когда-то Рига произвела на Ирину Витальевну яркое впечатление узкими средневековыми улочками, плотной застройкой, удлиненными силуэтами архитектурных объемов и их завершений. По материалам набросков, зарисовок и акварелей («Улочка в Риге») родился эскиз, а затем и композиция для батика, которая в наши дни представляет значительный художественный интерес как характерное для 80-х годов произведение на тему европейского города. Нашла в батике отражение и морская тема - художница разработала для него декоративные сюжеты, используя образы морских камней, раковин и обитателя водной стихии - краба.

Особую группу работ И. В. Щетининой составляют морские пейзажи, морские мотивы раковин, камней, побережий и далей. Их объединяет декоративность, ненавязчивая орнамен-тализация. В этой группе своей завершенностью выделяется пейзаж «Зимний пляж на закате». Орнаментальное мышление автора проявилось в композиционном решении картины: треугольники суши и водной стихии вписаны в вытянутый по горизонтали прямоугольник, над которым простирается почти равновеликая ему горизонталь предзакатного неба. Густым ковровым узором покрыли землю разнообразные по форме морские камушки, выражая твердь земли, подвижные гребни прибрежных волн образуют горизонтали ритмов, вторящих ритму небесных облаков. Большое море, водная стихия не заключает в себе опасности и образа пустынности. Особенность пейзажа состоит в его обжитости человеком, в присутствии в нем жанровых мотивов - это ритмы лодок, наполненных синевой морского воздуха, группки людей, собака, бегущая по урезу. В целом, в пейзаже царит спокойствие, только широкая горизонталь подвижного предзакатного неба вносит в вечернюю умиротворенность ощущение тревожности. Отметим, что включение в пейзажную композицию жанровых мотивов принадлежит к устойчивым традициям русской живописи.

Морской пейзаж с альбатросом «После шторма» (Илл. 1) интересными деталями, подробностями побуждает зрителя внимательно рассмотреть его. На прибрежной каменной россыпи гальки, словно розы, возлежат причудливых форм морские раковины, прихотливый узор морского прибоя распластался в виде огромного птичьего крыла, словно желая напугать птенцов альбатроса, поднявшегося над высокой бурной волной, пришедшей из далекого морского простора.

В узкой полосе неба господствует волнообразная гряда облаков, море непустынно - на линии горизонта видны небольшие темные

После шторма. 2008 Холст, масло. 50 х 80 силуэты кораблей. Как много увидел художник! Какую наблюдательность, какой интерес к окружающему миру проявлен здесь Ириной Щетининой, художницей, которую на Алтае не принято причислять к пейзажистам - такой сложился стереотип. Между тем, небольшие пейзажи художницы, разнообразные по фактуре, сюжетам, состоянию, не претендующие на глубокую философичность, обладают теми художественными достоинствами, которые позволяют увидеть и почуствовать их созвучие неувядающим традициям русского искусства.

Для творчества И.В. Щетининой характерен универсализм, то есть работа в различных видах, жанрах и техниках искусства. В связи с этим нельзя не рассмотреть его с позиций преемственности традиций, различных художественных связей. Современная искусствоведческая наука проявляет внимание к проблемам развития регионального искусства, к выявлению столичных и провинциальных взаимовлияний. В условиях существования мощного потока мирового обмена визуальной информацией особенно важно рассмотреть, в частности, степень влияния русской художественной традиции на творческий метод и стиль алтайских художников конца XX -начала XXI веков, чью среду представляет искусство И.В. Щетининой. В теории искусства в настоящее время наполняются новым содержанием такие понятия, как «национальная художественная школа», «национальная художественная традиция», «художественность». Творчество И.В. Щетининой имеет прямое отношение к перечисленным понятиям. Традиции художественной школы российского (ивановского) текстильного рисунка не только нашли отражение в произведениях художницы, но и обогатились элементами национального алтайского орнамента, изученного в музейных фондах и в непосредственном общении с произведениями декоративноприкладного искусства народов Республики Алтай. В этом процессе синтеза и модернизации национальных традиций существенное значение имело взаимодействие народной и профессиональной культур. Четко просматривается традиция русского национального пейзажа в работах И.В. Щетининой, посвященных образам природы. Источником национальной самобытности пейзажа России является природное многообразие. Оно оказывает решающее воздействие на художественное сознание. Красота и многоликость пейзажа во многом определяют сложение специфических черт пейзажной живописи Алтая, убедительно раскрывающей становление самобытной живописной школы в регионе, как в ее формальных проявлениях, так и в мировоззренческих основах, так как именно в пейзаже коренится арсенал архетипов и символов искусства. Одна из популярных тем алтайских художников -тема современной деревни. В раскрытие этой темы включается И.В. Щетинина. Ее небольшой этюд «Оттепель в феврале» (2002)

(Илл.2) исполнен в традициях русского пейзажа с его непритязательным мотивом, серыми избами, влажным небом, ветхим забором и дорогой. Дорога - характерный для русского пейзажа образ. С ним связана идея пути, движения, надежды. В православной культуре дорога - образ земного пути человека. Низкий горизонт, небо, источающее мягкий свет, создают лирическое настроение, которое усиливается предчуствием весны. Простой будничный мотив И.В. Щетинина пытается своим личным отношением возвысить до того, что не поддается анализу, а постигается любовью, о которой написал А. Блок:

Россия, нищая Россия!

Мне избы серые твои,

Твои мне песни ветровые

Как слезы первые любви...

В основе пейзажей Ирины лежат непосредственные наблюдения природы. Она пишет этюды, находя в природе декоративную красоту. Таковы работы «Барнаулка разлилась», «Ледостав на Оби» (2004). К подобным мотивам художники Алтая обращаются редко, и в этом смысле пейзажи И.В. Щетининой представляют особый интерес. Живя на Алтае, художник не может не обратиться к сюжету хлебного поля, золотого поля пшеницы. Простор, ширь алтайского пейзажа и алтайского хлебного поля выражены сложным ритмом горизонталей в пейзаже «Золотая земля Змеиногорска» (2007). Тема хлебного поля, хлебного колоса, стерни столь присущая живописи Алтая второй половины XX века, негромкой, но выразительной, нередко повторяющейся мелодией звучит в творчестве Ирины Витальевны, это работы «Полюшко», «Хлебушко» (2006), «Сжатое поле» (2007).

Несколько в стороне от названных пейзажей находится работа «Ноябрь - время сбора хурмы» (2000). В южном пейзаже иной свет, иные дали, иные плоды и деревья, чем в алтайской природе. Есть и общее - дощатые забор и кровли из досок, от дождя и солнца ставших сиреневато-перламутровыми, простота и ветхость строений. Живопись пейзажа красива и выразительна плотностью и густотой фактуры, явным проявлением разнонаправленных ударов кисти, мазка. В этой работе автор соприкоснулся с традициями западноевропейской живописной школы начала XX века. Быть может, здесь аукнулось влияние уроков школьного учителя И. И. Са-мозванцева, сыгравшего большую роль в судьбе И.В. Щетининой? И не отозвалось ли здесь орнаментальное мышление мастера рисунка по текстилю в изображении ломких, хрупких, ритмично чередующихся ветвей с узорчато рассыпанными на них плодами? С пейзажем «Ноябрь - время сбора хурмы» соотносится художественный образ южных гор и цветов в картине «Весна в Чемитоквадже» (1997), здесь те же выразительность и ломкость линий, обилие света, прихотливость форм.

Цветы занимают исключительное место в творчестве Ирины. Натюрморты с цветами в большей степени, чем работы иного жанра, воспринимаются как беседы с природой. Основной принцип живописи Ирины - достижение теплой или холодной световой атмосферы посредством контрастногармонического сочетания красок. Изысканные, прихотливой формы ирисы - один из любимых цветочных мотивов худож-

ницы. В изображении цветов она находит свой собственный язык: форма сохраняет объем, но, как бы, утрачивает весомость, подчеркивается хрупкость, декоративность слегка гео-метризированных объемов, орнаментальность линий. В своих натюрмортах И. Щетинина стремится проникнуть в существо предмета, как бы, пытаясь воспроизвести его напряженную скрытую жизнь. Но это не холодная красота ритмов и декоративных поверхностей, а одухотворенность натуры, улавливание живой музыки жизни. Натюрморт - ведущий жанр в живописи И. Щетининой. Ее натюрморты объединены мотивами и темами: «Цветы сада», «Полевые цветы», «Плоды и дары Алтая». Плетеная корзина, наполненная ягодами, фруктами, облепихой - характерный сюжет натюрморта. Художница обращается к этническим мотивам, включая в композицию глиняную крынку, льняное полотенце с вышивкой, расписной жестовский поднос, самовар. Стилистика натюрмортов богата и разнообразна, в чем убеждает изысканная работа под названием «Пришла». Шляпка, зеркало, красные перчатки, бижутерия, косметика - все утонченно, рафинировано, стильно, и все создает элегантный образ той, кому принадлежат эти вещи. (Илл. 3).

Рисунок для художника - это постоянная творческая лабора-торрия. Быстрые натурные зарисовки уличных сценок, пейзажей, портретные рисунки составляют драгоценный материал для творческой памяти, упражнения глаза и руки, уникальную сокровищницу личных впечатлений, остановленных жизненных мгновений.

Особую ценность для художника имеют этнографические зарисовки. В архиве И. В. Щетининой хранятся папки с рисунками, выполненными в разной технике, многие из них достойны экспонирования. Таковы натурные зарисовки фломастером интерьера музея Тверского быта (1985)(Илл.4)

и небольшая церквушечка, увиденная в Торжке (Илл. 5), «Монголка в национальном костюме» (1984) (Илл. 6).

Твердое знание рисунка - хороший друг художника в путешествии.

Во время поездки в Монголию в 1984 году Ирина Витальевна под впечатлением природы степей, своеобразного быта ее жителей выполнила ряд особо талантливых работ. Обаятельна, свободна, красива предстает в акварели «Монгол в юрте» (Илл. 7) жизненная выразительность человеческого характера.

Несомненной удачей следует признать графический порт

Быстрая легкая в движении, со сдержанной восточной улыбкой в общении, она привлекла внимание художницы. Стройность и хрупкость модели подчеркнута удлиненными изящными украшениями, форматом портрета. Ощущается отстраненность модели от художника и от зрителя. В ней присутствует некоторая загадочность. Перед нами одухотворенный образ восточной женщины, приобщенной к европейской культуре.

Многообразна графика И.В. Щетининой. За годы творчества созданы акварели, рисунки углем, тушью, цветными карандашами, фломастером, пастели, произведения в смешанной технике. Традиционный мотив розы в стакане оригинален декоративностью пастельных штрихов фона, красив букет нарциссов, в котором звучит мелодия линий, проведенных восковой пастелью. Художница наслаждается разнообразием материалов и изобразительными возможностями графической техники.

Работа «В ожидании весны. Портрет мамы (Л.М. Колесниковой)» (Илл. 9) раскрывает новую грань творческой индивидуальности И.В. Щетининой: композиция построена в академических традициях, ясно, просто и убедительно. Фигура, изображенная крупным планом доминирует в пространстве картины, наполненном светом, льющимся из весеннего окна. Портрет лежит в русле концепции повышенного интереса к духовной жизни. Автор не прибегает к психологическому анализу, сосредотачиваясь на состоянии спокойствия, уравновешенности и внутренней гармонии. Свободно передавая внешнее сходство, И.В. Щетинина переносит в портретный образ свое душевное состояние любви и заботы по отношению к модели. В портрете присутствует живая и теплая атмосфера уюта и стабильности, и лишь мир за окном привносит в картину состояние движения и некоторого беспокойства, присущего переходному времени года. Как мастер в изображении фактуры различных поверхностей, автор применяет разнообразные средства с тем, чтобы выразительно показать пушистость меха, прозрачность стекла, легкость ткани.

лежат к единому эстетическому пространству. Даже в портретах художницы человек предстает как частица природы.

На рубеже тысячелетий наблюдается сложение разных субкультур, возникающих на основании изменения ценностных ориентиров, общественного положения, возраста. Это вызывает многообразие эстетических и художественных вкусов и предпочтений. Творчество Ирины Щетининой сопрягается с новыми понятиями - «экология красоты», «экология жизни», оно как бы комплементарно по отношению к природе. В человеке живет понимание сущности жизни, и суть эта не в карьере, не в суете, а в полноте бытия. Многогранной художнической деятельностью И.В. Щетинина напоминает людям об этой истине. В наше сложное противоречивое настоящее ее произведения как бы смотрят на нас из вечного гармонического будущего. Проходят столетия, но не устаревает, а напротив - набирает силу известная формула «Прекрасное есть жизнь», потому что самое общее из того, что мило человеку, и самое дорогое ему на свете - это жизнь. Художественно-образное миропознание нельзя рассматривать как «донаучное» или «вненаучное», понимая под этим знание недостоверное; часто именно художественно-образное миро-познание оказывается достовернее и несомненнее всякого иного. Произведения И.В. Щетининой, созданные на переломе веков в противоречивое время, открывают зрителям радость общения с образами вечной природы, поднятыми ее творчеством на пьедестал красоты. И.В. Щетинина испытывает удивление и восторг перед неисчерпаемостью форм и тайн мира, ею все глубже осознается самоценность жизни и самоценность искусства. Что доминирует в современном искусстве Алтая - объединяющее начало, вытекающее из единой системы художественного образования, или различия, рождаемые своеобразием географических, климатических условий развития регионального искусства? Как расшифровывается такое художественно-эстетическое понятие, как «сибирский стиль»? Ответы на эти вопросы требуют специального исследования. Мы только можем с полным основанием утверждать - творчество Ирины Витальевны Щетининой развивается в русле традиций искусства России, отражая в то же время ярко выраженный индивидуальный художественный стиль.

Библиографический список

1. Художники Алтайского края: Биобиблиографический словарь / нучн. ред. Т.М. Степанская. Барнаул, 2006. - Т.2.

2. Степанская, Т.М. Ирина Щетинина: Альбом. Барнаул: Арт-галерея Щетининых, 2009.

Статья поступила в редакцию 9.06.09

УДК 745.52 (571.12) «19 / 20»

Н.И. Сезева, соискатель АлтГУ, г. Тюмень, E- mail: sezevani@yandex.ru

ТЮМЕНСКИЙ НАРОДНЫЙ КОВЕР В ТРУДАХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX вв.

Тюменский народный ковровый промысел становится предметом научного исследования впервые в материалах известных ученых, музейных и общественных деятелей второй половины XIX - начала XX вв.: Н.В. Шелгунова, П.М. Головачева, И.Я. Словцова, Н.Л. Скалозубова. В их исследованиях приводятся сведения об истории возникновения и современном состоянии тюменского коврового промысла, статистические материалы о степени его распространения, сведения о технике и технологии производства махровых и безворсовых ковров, их стоимости и системы сбыта. Среди исследователей тюменского коврового промысла особое место принадлежит выдающемуся деятелю культуры конца XIX - начала XX вв. С.А. Давыдовой. Ее труд " Производство ковров в Тюменском округе Тобольской губернии (СПб., 1894) признан самым значительным и фундаментальным исследованием в дореволюционный период".

Ключевые слова: архивно-документальные источники, С.А. Давыдова, историография, исследователи, каталоги, ковровый промысел, коллекции, мастерицы, орнамент, Сибирь, Н.Л. Скалозубов, И.Я Словцов, статистические сведения, технология изготовления, типы и виды ковров, Тобольская губерния, Тюменский район, выставки, центры ковроткачества.

Первые попытки серьезного исследования тюменского характерен интерес к русскому народному искусству. Во мно-

коврового промысла были предприняты в 60-70-е годы XIX гих губернских и уездных городах повсеместно были созданы

столетия. Для художественной культуры данного периода общественные и государственные организации, музеи и науч-

Главным в портрете является лицо, а в нем - внимательный взгляд, обращенный к художнику и зрителям. В образе сдержанно выражено чувство собственного достоинства и ощущение того, что жизнь состоялась и в ней, как бы не предвидится крупных перемен.

Жизненный путь каждого человека совершенно уникален, как уникально всякое творчество. Человеческую сущность Ирины Витальевны Щетининой определяет великолепное базовое качество - жизнелюбие.

В ее живописных произведениях сугубо личные переживания не выступают ярко и откровенно, но в них всегда присутствует состояние желания быть с природой, слиться с ее гармонией. Искусство и природа в творчестве Ирины принад-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.