Научная статья на тему 'Проблемы применения доктрины "снятия корпоративной вуали" в России'

Проблемы применения доктрины "снятия корпоративной вуали" в России Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1554
242
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
ДОКТРИНА "СНЯТИЯ КОРПОРАТИВНОЙ ВУАЛИ" / ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ / ОГРАНИЧЕННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Шишмарева Елена Сергеевна

Доктрина «снятия корпоративной вуали» возникла в странах англо-саксонского права в конце XIX в., а в России нашла свое применение только в 2012 году. В статье рассматривается практика применения доктрины «снятие корпоративной вуали» в судах Российской Федерации. Изучаются основания применения судами данной доктрины.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Проблемы применения доктрины "снятия корпоративной вуали" в России»

ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ДОКТРИНЫ «СНЯТИЯ КОРПОРАТИВНОЙ ВУАЛИ» В РОССИИ Шишмарева Е.С.

Шишмарева Елена Сергеевна - магистрант, магистерская программа: корпоративный юрист, Юридический институт Сибирский федеральный университет, г. Красноярск

Аннотация: доктрина «снятия корпоративной вуали» возникла в странах англосаксонского права в конце XIX в., а в России нашла свое применение только в 2012 году. В статье рассматривается практика применения доктрины «снятие корпоративной вуали» в судах Российской Федерации. Изучаются основания применения судами данной доктрины.

Ключевые слова: доктрина «снятия корпоративной вуали», практика применения, ограниченная ответственность, ответственность.

Принцип ограниченной ответственности корпораций был утвержден в англоамериканской системе права делом «Salomon v. Salomon and Co. Ltd» в конце XIX в. [10, с. 800]. Согласно данному принципу корпорации рассматриваются как самостоятельные субъекты гражданского оборота, следовательно, участники корпораций не отвечают по их обязательствам. Однако в условиях ограниченной ответственности некоторые участники корпорации стали «уходить» от личной ответственности и взятых на себя обязательств, под прикрытием корпоративной вуали. В итоге, это привело к нарушению прав кредиторов.

Выход из сложившейся ситуации был предложен англо-американским судом, который пришел к выводу о необходимости «снятия корпоративной вуали» в некоторых случаях, т.е. привлечение в судебном порядке к ответственности лиц, имеющих контролирующие функции в корпорации [3, с. 82].

В России доктрина «снятия корпоративной вуали» впервые была применена в постановлении Президиума Высший арбитражный суд РФ (далее - ВАС РФ) от 24.04.2012 г. по делу Банка «Парекс» (Parex bank) [6]. Однако никаких разъяснений по вопросам данной доктрины не последовало. В 2014 году ВАС РФ был упразднен, Верховный суд РФ не сформировал своих позиций. Несмотря на это после принятия постановления Президиума ВАС РФ от 24. 04. 2012 г. доктрина «снятия корпоративной вуали» неоднократно была упомянута, как в доводах сторон при обращении в суд, так и в мотивировочной части решений судов.

Так, в решении Арбитражного суда Краснодарского края от 10.04.2013 по делу № А32-8406/2011 суд указал, что «снятие корпоративной вуали» необходимо для понимания сущности юридического лица, для выяснения действительного субъекта, обладающего правами и обязанностями по отношению к юридическому лицу. В данном деле применение доктрины позволило узнать о том, что при совершении оспариваемых сделок воля истца была направлена на покрытие долга общества, в котором истец являлся руководителем, за счет общества фактически ему подконтрольного [7].

В решении Арбитражного суда Красноярского края № А33-18291/ 2011 от 15. 02. 2012 г. суд применил доктрину «снятия корпоративной вуали» со ссылкой на науку гражданского права, а также на Концепцию развития гражданского законодательства. Суть спора в данном деле заключалась в недобросовестном перезаключении ответчиком договоров арены, с целью переноса долгов с себя, как индивидуального предпринимателя, на подконтрольное юридическое лицо. Иск судом был удовлетворен, однако основным аргументом в принятии данного решения судом,

который в дальнейшем был подтвержден судом апелляционной инстанции, было нарушение процесса переоформления договора [5].

Позже в проекте федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [2] предлагалось дополнить ГК РФ ст. 53.4 следующего содержания: в случаях, когда юридическое лицо совершает действия по указанию контролирующих лиц, и данные действия причинили вред другому лицу, ответственность за такие действия несут контролирующие лица.

Таким образом, предусматривалось введение доктрины «снятия корпоративной вуали» на законодательном уровне, однако во втором чтении данного проекта названные положения были исключены.

Несмотря на то, что прямо доктрина «снятия корпоративной вуали» не была закреплена в законе, некоторые положения данной доктрины нашли свое отражение в положениях об ответственности основных обществ по обязательствам дочерних, а также в положениях об аффилированности [1].

Однако, хотя законодатель и отказался от закрепления доктрины «снятия корпоративной вуали», суды продолжают выносить решения, в которых фигурируют ссылки на данную доктрину.

Так, в решении Арбитражного суда Красноярского края от 16.12.2014 по делу № А33-3867/2014 суд указал, что в рассматриваемом деле доктрина «снятия корпоративной вуали» не подлежит применению, так как она применяется для защиты прав кредиторов юридического лица, ущемления прав которых в данном деле не произошло [8].

В Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2017 № 17АП-5217/2016-ГК по делу № А60-21564/2014 суд обращает внимание, что допускается игнорирование «оболочки» юридического лица в случаях, когда фикция юридического лица используется ненадлежащим образом (снятие корпоративной вуали). В таких случаях, по мнению суда, обязанность по предотвращению подобных действий, которые позволяют скрывать имущества от кредиторов лежит непосредственно на судебной власти [4].

В решении арбитражного суда Краснодарского края от 06. 08. 2014 г. по делу № А32-1966/2014 суд обратил внимание, что доктрина «снятия корпоративной вуали» не является только теоретической конструкцией. Общая идея данной доктрины заключается в том, что правовые свойства одного субъекта (юридического лица) могут быть, при условии наличия действий в обход закона, вменены другому субъекту (участнику юридического лица) [9].

В приведенных судебных актах суды анализировали доктрину «снятия корпоративной вуали», рассматривали возможность ее применения в каждом конкретном случае, хотя и указывали на данную доктрину в качестве дополнительного аргумента.

Как уже говорилось выше, в связи с изменениями в АПК РФ правовые позиции Президиума ВАС утратили свою силу, другие же Верховным судом РФ сформулированы не были. Законодатель, в свою очередь, отказался от норм об ответственности контролирующего субъекта юридического лица перед кредиторами общества. Следовательно, действующее законодательство, а также практика Верховного суда РФ не содержит «права» суда применять рассматриваемую доктрину, однако суды нередко упоминают доктрину «снятия корпоративной вуали», а стороны просят ее применить. Таким образом, можно говорить о том, что практика идет в разрез с законодательством, на опережение, применяя доктрину для необходимой правовой защиты.

Список литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51 -ФЗ (в посл. ред.) // Собрание законодательства РФ, 1994. № 32. Ст. 330.

2. Законопроект № 47538-6/7 «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». [Электронный ресурс] // Государственная дума: офиц. сайт. Режим доступа: http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=47538-6/ (дата обращения: 17.03.2018).

3. Будылин С.Л., Иванец Ю.Л. Срывая покровы. Доктрины снятия корпоративной вуали в зарубежных странах и в России. // Вестник ВАС РФ, 2013. № 7. С. 80-125.

4. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2017 г. № 17АП-5217/2016-ГК по делу № А60-21564/2014. [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 20.03.2018).

5. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 29.05.2012 по делу № А33-18291/2011. [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru (дата обращения: 15. 03. 2018).

6. Постановление Президиума ВАС РФ от 24.04.2012 № 16404/11 по делу № А40-21127/11-98-184. [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 13. 03. 2018).

7. Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 10 апреля 2013 г. по делу № А32-8406/2011. [Электронный ресурс] // Судебные и нормативные акты РФ. Режим доступа: http://sudact.ru/ (дата обращения: 15. 03. 2018).

8. Решение Арбитражного суда Красноярского от 16 декабря 2014 г. по делу № А33 -3867/2014 [Электронный ресурс] // Судебные и нормативные акты РФ. Режим доступа: http://sudact.ru/ (дата обращения: 20.03. 2018).

9. Решение Арбитражного суда Краснодарского края 06.08.2014 по делу № А32-1966/2014. [Электронный ресурс] // Судебные и нормативные акты РФ. Режим доступа: http://sudact.ru/ (дата обращения: 20.03. 2018).

10. Шашкова А.В. Появление корпораций в качестве самостоятельных субъектов права (анализ дела «Salomon v. Salomon and Co. Ltd») // Право и политика, 2016. № 6. C. 799-805.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНСТИТУТА ЗАЛОГОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПО КРЕДИТНЫМ

ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ Петрова Ю.Е.

Петрова Юлия Евгеньевна - студент магистратуры, юридический факультет, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, г. Москва

Аннотация: в статье исследуется один из самых эффективных институтов обеспечения кредитных обязательств - залог. Рассматриваются некоторые проблемные аспекты нормативного регулирования данного института, анализируются практические аспекты реализации залоговых прав в контексте как российской, так и зарубежной правоприменительной практики.

Ключевые слова: банк, должник, залог, кредитные обязательства, кредитный договор, кредитор, обеспечение исполнения кредитных обязательств.

50

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.