Научная статья на тему 'Проблема отсутствия стандартной перформативной формулы для экспликации коммуникативных интенций говорящего'

Проблема отсутствия стандартной перформативной формулы для экспликации коммуникативных интенций говорящего Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

165
55
Поделиться
Ключевые слова
ПЕРФОРМАТИВ И ПЕРФОРМАТИВНОЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ / СТАНДАРТНАЯ ПЕРФОРМАТИВНАЯ ФОРМУЛА / ПРИНЦИП ВЕЖЛИВОСТИ / ПОСТУЛАТЫ ОБЩЕНИЯ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Пугачева О. В.

В статье освещается проблема отсутствия стандартной перформативной формулы для экспликации некоторых речевых актов. Исследуется семантика глаголов речи, препятствующая их перформативному употреблению в процессе выражения коммуникативных интенций говорящего. Рассматриваются вопросы влияния Принципа вежливости и основных его постулатов на трудность применения стандартной перформативной формулы в определенных условиях коммуникации.

THE PROBLEM OF ABSENCE OF THE STANDARD PERFORMATIVE FORMULA FOR THE EXPLICATION OF SPEAKER'S COMMUNICATIVE INTENTIONS

This article deals with the problem of the standard performative formula and its absence for the explication of some speech acts. A number of speech verbs is analysed in respect of their semantics that impedes their performative use in the course of expression of speakers communicative intentions. Infl uence of the Grices Cooperative Principle on possibility to express communicative intention with the help of explicit performative verb under certain communication conditions is also examined.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Проблема отсутствия стандартной перформативной формулы для экспликации коммуникативных интенций говорящего»

----------------УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

О.В. ПУГАЧЕВА

аспирант Орловского государственного университета

E-mail: pugacheva-olesya@mail.ru

ПРОБЛЕМА ОТСУТСТВИЯ СТАНДАРТНОЙ ПЕРФОРМАТИВНОЙ ФОРМУЛЫ ДЛЯ ЭКСПЛИКАЦИИ КОММУНИКАТИВНЫХ ИНТЕНЦИЙ ГОВОРЯЩЕГО

В статье освещается проблема отсутствия стандартной перформативной формулы для экспликации некоторых речевых актов. Исследуется семантика глаголов речи, препятствующая их перформативному употреблению в процессе выражения коммуникативных интенций говорящего. Рассматриваются вопросы влияния Принципа вежливости и основных его постулатов на трудность применения стандартной перформативной формулы в определенных условиях коммуникации.

Ключевые слова: перформатив и перформативное высказывание, стандартная перформативная формула, Принцип вежливости, постулаты общения.

Вторая половина 20 века в лингвистике ознаменовалась проявлением особенного интереса к таким теориям и научным направлениям, объектом исследования которых стали проблемы функционирования языка в человеческом обществе. В числе таких направлений оказалась лингвистическая прагматика, изучающая условия использования языка коммуникантами в актах речевого общения. Одним из центральных понятий теории речевых актов стало явление перформативности, которое наряду с понятием стандартной перформативной формулы было представлено английским ученым-логиком Дж. Остином, который указывал на отличие пер-формативных высказываний от констативных: если констативы лишь описывают, изображают окружающую действительность, то перформативы производят положения дел, имеющие определенные последствия и для говорящего, и для окружающих: само произнесение данных высказываний является осуществлением некоторого акта [Остин, 1986].

Проблема перформативности широко разрабатывалась как представителями западных лингвистических школ (Э. Бенвенист, Э. Кошмидер, Дж. Остин, Дж. Серль, П.Ф. Стросон, Г.П. Грайс,

A. Вежбицка, З. Вендлер, Дж. Лич, Дж. Сейдок, К. Бах, М.Харниш и др.), так и многими отечественными лингвистами (Ю.Д. Апресян, Е.В. Падучева, И.М. Кобозева, Н.Д. Арутюнова, В.В. Богданов,

B.З. Демьянков, В.А. Звегинцев, В.И. Карасик, Г.Г. Почепцов, А.А. Романов, И.П. Сусов, и др.).

Важной особенностью перформативного предложения является то, что оно не описывает соответствующее действие, а равносильно самому осуществлению этого действия. Высказывание Я обещаю, что приду вовремя - является обещанием; Советую купить эту книгу - это совет. Для образования таких высказываний служат перформативные

глаголы. Чтобы предложение с перформативным глаголом могло служить для осуществления соответствующего действия, глагол должен быть в 1-м лице настоящего времени. Предложение Он поклялся ей, что впредь это не повторится нельзя рассматривать как акт клятвы. Бенвенист объясняет это так: «Высказывание Я клянусь есть сам акт принятия на себя обязательства, а не описание выполняемого акта. Различие окажется заметным, если заменить Я клянусь на Он клянется. В то время как Я клянусь является обязательством, Он клянется -всего лишь описание, того же рода, что и Он бежит, Он курит» [Бенвенист, 2004].

Одним из слабых звеньев теории Остина является то, что он не разграничивает термины «перформатив» и «перформативное предложение», в его трактовке они выступают как синонимичные. «Перформативным предложением» Остин называет лишь высказывания в перформативном употреблении (ср. клянусь - клясться). Т.е. для того, чтобы считаться перформативом, предложение должно быть реализовано в речевой ситуации, и действие, называемое им, должно быть выполнено. Согласно Остину, потенциальной возможности перформатив-ного употребления недостаточно для того, чтобы высказывание считалось перформативным.

Такой подход к определению понятия перформативности не мог не вызвать критических замечаний в свой адрес. Падучева предлагает понимать под перформативным глаголом любой глагол, допускающий перформативное употребление, а под перформативом - перформативный глагол в перформативном употреблении [Падучева, 1996]. Следует также отличать понятие перформативного предложения как единицы синтаксиса, употребление которой эквивалентно совершению действия.

Помимо самого определения понятия перфор-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

© О.В. Пугачева

ФИЛОЛОГИЯ

мативности камнем преткновения для исследователей стал вопрос, какие именно высказывания считать перформативными. Ряд лингвистов вслед за основоположником теории Остином ограничивают перформативные речевые акты обязательным включением в них перформативов (т.е. перформативных глаголов или глаголов в перформативном употреблении). Другие ученые, напротив, предлагают расширить понимание перформативного акта и включать в него практически любые речевые акты, имеющие целью воздействие на собеседника.

Кобозева, ставя вопрос о том, можно ли по лексическому значению глагола судить о его способности к перформативному употреблению, приходит к выводу, что перформативным является всякий глагол речи, лексическое значение которого удовлетворяет двум условиям. Во-первых, он не должен содержать компонентов, противоречащих сущности перформативного употребления или делающих такое употребление абсурдным; во-вторых, он должен содержать семантические компоненты, оправдывающие затрату усилий, связанную с введением в высказывание перформативной формулы [Кобозева, 1986]. Глаголы речи, лексико-семантическая структура которых не удовлетворяет ни одному из указанных условий, являются принципиально неперформативными глаголами.

Первое условие требует отсутствия в значении глагола компонентов, противоречащих сущности перформативного употребления. Семантическая сущность перформативного употребления глагола состоит в том, что произнесение предложения, содержащего этот глагол, равносильно выполнению обозначаемого данным глаголом действия. Следовательно, если глагол обозначает действие, которое в принципе нельзя выполнить с помощью произнесения одного предложения, то этот глагол не может быть перформативным. По этой причине неперформативны все глаголы, обозначающие комплексные речевые действия, т.е. речевые действия, представляющие собой последовательности по меньшей мере двух элементарных актов произнесения предложения либо с одним субъектом речи: рассказывать, уговаривать, докладывать, излагать, наставлять и т.д., либо с разными субъектами речи: разговаривать, договариваться, спорить, обсуждать.

Семантической сущности перформативного употребления противоречит значение тех глаголов речи, которые в совершенном виде обозначают достижение некоторого эффекта, результата в ходе речевого действия - убеждать, успокаивать, обижать. Поскольку перформативное высказывание эквивалентно действию, перформативное употре-

бление таких глаголов означало бы, что говорящий совершает некоторое речевое действие, одновременно высказывая свое отрицательное к нему отношение, что противоречит общепринятой практике.

Неспособность к перформативному употреблению у глаголов типа хвастаться, упрекать, намекать, угрожать, осадить, срезать (которые, однако, могут служить для передачи высказываний 3-го лица) также имеет естественное объяснение. Нельзя считать перформативными и такие глаголы, как подстрекать, провоцировать, намекать, поэтому предложения типа я взбалтываю секрет; я хвастаюсь; я подстрекаю тебя; я провоцирую тебя; я намекаю тебе; я льщу тебе тоже неправомерны с точки зрения логики языка. Перформативное употребление таких глаголов было бы равносильно «иллокутивному самоубийству» говорящего, как это называет З. Вендлер. Он отмечает, что существует небольшая «причудливая группа глаголов, которые, с одной стороны, очевидным образом являются глаголами говорения, а с другой стороны, не отмечены «остиновской меткой», т.е. вообще не употребляются в 1-ом лице ед. числа настоящего времени». Такими глаголами также являются голословно заявлять, инсинуировать, похваляться, подбивать, поносить, высмеивать. Мы не употребляем эти глаголы в 1-ом лице ед. числа настоящего времени. Сказать, что я голословно заявляю, значит противоречить себе. Это все равно, что отрицать то, что пытаешься утверждать. Перформативное употребление таких глаголов невозможно, потому что мы произносим заведомо ложное заявление. Произнести высказывание типа Я голословно заявляю, все равно, что «рушить левой рукой то, что создал правой», т.е. совершить «иллокутивное самоубийство». Можно выделить значительное число речевых актов, таких как угроза, хвастовство, гордость, оценка, порицание, критика, похвала, которые не имеют базисного иллокутивного показателя [Вендлер, 1985: 242].

Падучева и Зализняк поддерживают данную мысль: те глаголы, перформативное употребление которых привело бы к «иллокутивному самоубийству», они называют глаголами со стереоскопической семантикой, которые предполагают взгляд на ситуацию с различных точек зрения. В значение таких глаголов (как, например, воображать, ошибаться, заблуждаться) входит особый компонент -«контрфактическая презумпция» - «утверждающий расхождение чьего-либо мнения с истиной, т.е. мнением говорящего». В случае перформативного употребления этих глаголов (в форме первого лица настоящего времени изъявительного наклонения) говорящий вынужден разойтись во мнении с собой

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

(ср. Я воображаю/ошибочно считаю, что я умен). Глаголы говорения, обладающие стереоскопической семантикой, могут быть использованы для описания речевого действия, но не для его произведения [Падучева, 1982].

В значение глаголов оскорблять, угрожать, подстрекать входит компонент, который, по аналогии с «контрфактической презумпцией» Падучевой и Зализняк, Семененко называет «контрэтической презумпцией». В данном случае также предполагается существование двух точек зрения, которые расходятся в этической оценке высказывания как правильного или неправильного, социально приемлемого или неприемлемого. Совершая речевое действие, сам говорящий не может в то же время признавать его неприемлемость. Это значит, что высказывание, которое со стороны (допустим, адресата или свидетеля разговора) будет охарактеризовано как оскорбление, а с позиции говорящего будет просто критикой, обвинением или даже обычным утверждением, констатацией факта. Отмечая, что оскорбленность может быть неассоциированным эффектом в самых разнообразных ситуациях (даже в случаях похвалы, комплимента или объяснения в любви), Семененко предлагает рассматривать ее как универсально неассоциированную перлокуцию, не являющуюся закономерным следствием какой-то определенной иллокуции [Семененко, 1987: 12]. Например, глагол критиковать, который мог бы служить для экспликации речевого акта критики, не имеет в своем значении контрэтической презумпции, но все же не может употребляться перформа-тивно. Здесь экспликация неприемлема формально: абстрактный перформативный глагол не представлен в структуре высказывания соответствующим поверхностным перформативным глаголом. Хотя употребление глагола критиковать от первого лица не делает высказывание аномальным, однако произнесение этого высказывания не является осуществлением акта критики [Семененко, 1987: 14].

Как было отмечено, возможность для глагола перформативного употребления также требует, чтобы лексическое значение его не содержало компонентов, делающих такое употребление абсурдным, невозможным с точки зрения общепринятых норм поведения. Это глаголы, в значение которых входит компонент отрицательной оценки действия со стороны говорящего: грубить, клянчить, оскорблять и т. п. Исходя из общепринятых норм поведения, неуместно перформативное использование глаголов типа лгать, клеветать, льстить, шутить.

Необходимость подчинять свое речевое поведение условиям коммуникации диктуется не только здравым смыслом. Это явление Остин ввел в ранг

С

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

обязательных постулатов, несоблюдение хотя бы одного из которых может создать коммуникативный дискомфорт или коммуникативную неудачу, и тогда перформативное высказывание нельзя будет оценить как успешное. Такие неудачи, возникающие по причине нарушения правил выполнения процедуры общения, ведут к разного рода «осечкам» или «злоупотреблениям». И хотя сформулированные Остином речевые постулаты не раз пересматривались и дополнялись: так Грайсом был предложен общий Принцип Кооперации, а Лич ввел понятие Принципа Вежливости, состоящий из шести максим, затем Гордон и Лакофф вывели более общие исходные принципы рациональности и блага («исходи из того, что в общении участвуют разумные люди, и что они не стремятся нанести друг другу вред»), акцентом в этих теориях является строгое соблюдение процедуры и сохранение кооперативных отношений участников диалога. Однако строгое соблюдение постулатов общения в свою очередь ограничивают диапазон тем дискурса. Важность согласовывать свое речевое поведение с универсальными условиями коммуникации может стать препятствием в реализации некоторых иллокутивных целей.

Второе условие, на семантическом уровне определяющее для глагола возможность перформа-тивного или неперформативного употребления, рассматривает естественность или оправданность для данного глагола перформативного употребления. У целого ряда глаголов речи отсутствие перформатив-ного использования можно объяснить действием одного из самых общих принципов деятельности -принципа экономии усилий. Применительно к речевой деятельности этот принцип констатирует, что дополнительные речевые усилия должны быть оправданы повышением ее информативности речи, ясности, выразительности, вежливости и т.п.

Как отмечает И.М. Кобозева, употребление перформативного зачина, или префикса - яркий пример дополнительного речевого усилия. Известно, что существуют функциональные эквиваленты перфор-мативных предложений, не имеющих такого префикса. Для того, чтобы пообещать прийти, можно сказать просто Я приду. Для того, чтобы побудить кого-либо к совершению определенного действия, можно просто использовать побудительное наклонение и т. д. Следовательно, должны быть причины, побуждающие говорящего к введению перформа-тивного префикса в свое высказывание.

В естественной речи иллокутивную силу высказывания нельзя исчерпать значением перфор-мативной формулы, иначе высказывание страдало бы односторонностью и существовало бы в одной

I^jpK^I ФИЛОЛОГИЯ

единственной плоскости. Поэтому ряд ученых высказывают мысль о том, что каждому типу иллокутивных актов соответствует перформативный глагол, который адекватно выражает данную иллокутивную функцию [Арутюнова 1976: 28].

По мнению американского лингвиста Дж. Росса [Ross, 1970], для каждого типа высказывания существует поверхностный или абстрактный перформативный глагол, способный реализовать иллокутивную цель высказывания. Перформативность, вероятно, является универсальным семантическим свойством предложений, а способы поверхностной реализации (и степень представленности в поверхностной структуре) этого семантического свойства могут варьировать. Таким образом, любое предложение можно считать перформативным в том смысле, что на глубинном уровне в его структуру включен абстрактный перформативный компонент.

В пользу этой точки зрения говорит тот факт, что правомерность «жесткого привязывания свойства перформативности к единственной форме глагола» вызывает сомнение. Напомним, что перформативные предложения строятся по стандартной перформативной формуле, представленной Дж. Остином сочетанием I (hereby) + глагол, определяющий иллокутивную силу высказывания, + адресат: «Объявляю Вас мужем и женой!», «Нарекаю этот корабль «Королевой Елизаветой»» [Austin, 1962: 26]. Однако еще сам Остин отмечал, что перформативное употребление не является исключительной привилегией модели предложения с глаголом-сказуемым в названной форме. Кобозева отмечает, что для русского языка к вышеуказанной форме можно добавить следующие, отличающиеся от нее по линии любой из входящих в ее описание грамматических категорий: во-первых, лицо может быть не только первым, но и третьим, например, в тексте официального послания глагол в третьем лице благодарят употреблен перформативно: Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации и М.П.Иванова благодарят за приглашение...; во-вторых, число может быть множественным; в-третьих, время может быть будущим Напомню вам, что завтра заканчивается срок подписки; в-четвертых, залог может быть пассивным Вы назначаетесь моим заместителем; в-пятых, наклонение может быть сослагательным Я посове-

товал бы вам остаться. Кроме того, для перфор-мативного употребления глагола не обязательно даже, чтобы он был синтаксической вершиной (сказуемым) предложения: Хотелось бы поблагодарить выступавших за теплые слова. Спешу поздравить вас с рождением сына и т.п. [Кобозева, 1986: 178].

Богданов считает, что в качестве перформатива вполне может употребляться глагол речевой деятельности со значением вопроса, утверждения, побуждения, обещания, гарантии, извинения и т. д.; единственным условием при этом должно быть то, что перформатив не может содержать в себе отрицательных или модальных слов [Богданов, 1990: 27].

В заключение хотелось бы отметить, что существует сложность в определении и описании стандартной перформативной формулы. Если расширить понимание перформативного акта, то в него можно включать практически любые речевые акты, имеющие целью воздействие на собеседника. Если согласиться с тем, что для каждого типа высказывания существует поверхностный или абстрактный перформативный глагол, способный реализовать иллокутивную цель высказывания, тогда любое предложение можно считать перформативным, поскольку на глубинном уровне в его структуре участвует абстрактный перформативный компонент. Если же ограничивать перформативные речевые акты обязательным включением в них перформа-тивных глаголов, то можно выделить ряд причин отсутствия стандартной перформативной формулы для экспликации коммуникативных интенций говорящего. Во-первых, неспособность экспликации адекватной перформативной формулой ряда высказываний кроется в специфике реализации некоторых иллокутивных сил и в неприемлемости с социальной точки зрения некоторых коммуникативных намерений. Постулаты общения диктуют необходимость подчинять свое речевое поведение условиям коммуникации. Во-вторых, существует ряд глаголов говорения, не способных служить для эксплицирования некоторых речевых актов. В данном случае причина заключается в семантике подобных глаголов, в слабой выраженности в них перформативных свойств и наличии семантических компонентов, мешающих их перформатив-ному употреблению в определенных условиях коммуникации.

Библиографический список

1. Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл. АН СССР. Ин-т языкознания. М.: Наука, 1976. С. 383.

2. Бенвенист Э. Общая лингвистика. Б.: БГК им. И.А. Бодуэна де Куртене, 2004. С. 227.

3. Богданов В.В. Речевое общение: прагматические и семантические аспекты. Л.: ЛГУ, 1990. С. 87.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Вендлер З. Иллокутивное самоубийство.// Новое в зарубежной лингвистике. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985. Вып. 16. С. 238-250.

--===ip^| УЧЕНЫЕЗАПИСК^^^-^Дд^--

5. Кобозева И.М. Перформативность глагола и его лексическое значение. // Linguistishe Arbeitsberichte B. 54/55. Leipzig, 1986. S. 176-189.

6. Остин Дж. Слово как действие. // Новое в зарубежной лингвистике. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. Вып. 17. С. 22-129.

7. Падучева Е.В. Семантические исследования: Семантика времени и вида в русском языке. Семантика нар-ратива. // М.: Языки русской культуры, 1996. С. 464.

8. Падучева Е.В. Тема языковой коммуникации в сказках Льюиса Кэрролла. // Семиотика и информатика. -М.: ВИНИТИ, 1982. Вып.18. С. 76-119.

9. Семененко Л. П. Несоответствия между речевым актом и средствами его экспликации. // Прагматические условия функционирования языков. Кемерово: Кемеровский гос. Ун-т, 1987. С.10-15.

10. Austin J.L. How to Do Things with Words / J.L. Austin // Oxford University Press. Oxford, 1962. Р. 167.

11. Ross J.R. On declarative sentences. / J.R. Ross // Readings in English transformational grammar. Waltham etc., 1970. Р. 222-272.

O.V. PUGACHEVA

THE PROBLEM OF ABSENCE OF THE STANDARD PERFORMATIVE

FORMULA FOR THE EXPLICATION OF SPEAKER'S COMMUNICATIVE INTENTIONS

This article deals with the problem of the standard performative formula and its absence for the explication of some speech acts. A number of speech verbs is analysed in respect of their semantics that impedes their performative use in the course of expression of speaker's communicative intentions. Influence of the Grice's Cooperative Principle on possibility to express communicative intention with the help of explicit performative verb under certain communication conditions is also examined.

Key words: performative verb, performative utterance, standard performative formula, Cooperative Principle.