Научная статья на тему 'Присутствие в правовых отношениях иностранного элемента в виде юридического факта'

Присутствие в правовых отношениях иностранного элемента в виде юридического факта Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
881
49
Поделиться
Ключевые слова
ИНОСТРАННЫЙ ЭЛЕМЕНТ / ПРАВООТНОШЕНИЕ / ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКТ / МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ / FOREIGN ELEMENT / LEGAL RELATIONSHIP / LEGAL FACT / MECHANISM OF LEGAL REGULATION

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Завьялова Наталья Юрьевна

В статье анализируется иностранный элемент в фактическом составе правоотношения. Автор рассматривает частноправовые и публичные правоотношения, содержащие иностранный элемент, исключительно в виде конкретных жизненных обстоятельств, имеющих место за границей, и приходит к выводу о том, что наличие иностранного элемента в фактическом составе всегда свидетельствует о коллизионности регулирования правоотношения.

Presence at legal relations of a foreign element in the form of the legal fact

The article is devoted to the analysis of a foreign element in the actual structure of legal relationship. The author in detail analyzes the private-law and public legal relationship containing a foreign element only in the form of the concrete vital circumstances taking place abroad and comes to a conclusion that existence of a foreign element in the actual structure always testifies to a collisions in legal relationship of regulation of legal relationship.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Присутствие в правовых отношениях иностранного элемента в виде юридического факта»

Завьялова Наталья Юрьевна

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры специальных дисциплин Краснодарского университета МВД России (e-mail: zavyalovan1@rambler.ru)

Присутствие в правовых отношениях

иностранного элемента в виде юридического факта

В статье анализируется иностранный элемент в фактическом составе правоотношения. Автор рассматривает частноправовые и публичные правоотношения, содержащие иностранный элемент, исключительно в виде конкретных жизненных обстоятельств, имеющих место за границей, и приходит к выводу о том, что наличие иностранного элемента в фактическом составе всегда свидетельствует о коллизионности регулирования правоотношения.

Ключевые слова: иностранный элемент, правоотношение, юридический факт, механизм правового регулирования.

N.Yu. Zavyalova, Master of Law, Senior Lecturer of the Chair of Special Disciplines of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; e -mail: zavyalovan1@rambler.ru

Presence at legal relations of a foreign element in the form of the legal fact

The article is devoted to the analysis of a foreign element in the actual structure of legal relationship. The author in detail analyzes the private-law and public legal relationship containing a foreign element only in the form of the concrete vital circumstances taking place abroad and comes to a conclusion that existence of a foreign element in the actual structure always testifies to a collisions in legal relationship of regulation of legal relationship.

Key words: foreign element, legal relationship, legal fact, mechanism of legal regulation.

Традиционно в отечественной науке различают три вида иностранного элемента, наличие которого свидетельствует о коллизионности правоотношения и необходимости обращения при его регулировании к международному либо иностранному праву: а) иностранный субъект; б) объект, находящийся на территории иностранного государства; в) юридический факт, имеющий место за рубежом. Отмечается, что в конкретном правоотношении подобные варианты могут присутствовать в любых сочетаниях, включая и такие случаи, когда все три изложенных выше схемы воплощаются в одной практической ситуации. Тем не менее, в составе правоотношения достаточно наличия хотя бы одного из указанных элементов, чтобы оно имело международный характер [1, с. 11-12].

Действительно, субъект и объект являются элементами правоотношения, а юридический факт есть предпосылка и условие вступления субъектов в правоотношение.

Проанализируем ситуацию, когда проявлением иностранного элемента в правоотношении является наличие юридического факта, имеющего место за пределами государства, на

территории которого осуществляется правовая связь между субъектами.

Юридические факты представляют собой конкретные жизненные обстоятельства (условия, ситуации), с которыми нормы права связывают возникновение, изменение или прекращение правоотношений. К таким фактам относятся, например, факт рождения ребенка, нахождения лица на иждивении, владения и пользования имуществом, факт принятия наследства, причинения вреда и т.п. Следует иметь в виду, что не всякий жизненный факт является юридическим. Таковым может считаться только то обстоятельство, которое предусмотрено нормами права. Без наличия же соответствующего правового предписания о том, что то или иное обстоятельство реальной жизни может вызвать определенные правовые последствия, любое движение или развитие правоотношения оказывается невозможным. Изучая юридические факты в гражданском праве, А.Н. Махиева отметила, что «без наличия в законе соответствующего указания на то, что то или иное обстоятельство реальной жизни может вызвать определенные правовые последствия, любое движение или развитие

23

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

гражданского правоотношения оказывается невозможным» [2, с. 4]. Можем к этому добавить, что высказанное положение справедливо не только по отношению к гражданскому праву, но может быть отнесено и к любой другой отрасли права. При этом, как представляется, юридическими фактами становятся только обстоятельства, имеющие социальную значимость, т.е. такие, которые влекут появление интересов не только вступающих в отношение лиц, но и интересов общества, государства, иных коллективных субъектов. Кроме того, чтобы быть опосредованным правом, отношение должно входить в сферу правового регулирования.

Признание факта юридически значимым осуществляется путем фиксации того или иного обстоятельства в гипотезе правовой нормы. Остается выяснить, правом какого государства то или иное обстоятельство может быть признано юридическим фактом. Иными словами, в праве какого государства следует искать гипотезу, фиксирующую то или иное обстоятельство (либо совокупность обстоятельств) как основание для перераспределения прав и обязанностей между субъектами. По сути, вопрос сводится к тому, какое государство должно реагировать на социально значимые фактические обстоятельства, признавая их в качестве основания для урегулирования отношения между субъектами, вступающими в социальную связь.

Представляются два возможных варианта: 1) юридический факт имел место на территории того же государства, где реализуется правоотношение; 2) юридический факт произошел на территории другого государства относительно реализуемой правовой связи между субъектами. Обе эти ситуации можно разбить еще на подгруппы в зависимости от того, являются ли стороны иностранными относительно друг друга и находится ли объект правоотношения не в том государстве, где реализуется само правоотношение. Эти случаи нами рассмотрены в других публикациях [3; 4], поэтому, учитывая ограниченный объем настоящей статьи, здесь мы проанализируем только те варианты, когда стороны имеют одну и ту же национальность и предмет их интереса находится в пределах того же государства, где находятся сами стороны.

Итак, начнем с анализа первого случая.

Для этого сначала вспомним, что норма права, предусматривающая регулирование отношений сторон, «оживает», воплощаясь в практику распределения прав и обязательств контрагентов правовой связи, благодаря по-

явлению в реальности всех необходимых для этого юридических фактов, являющихся основанием для включения механизма применяемой правовой нормы. Как справедливо заметила А.З. Долова, «способность вызывать наступление правовых последствий» [5, с. 15] является важнейшим признаком юридического факта.

Однако для того, чтобы норма права сработала, необходимо, как минимум, возникшие или существующие явления правовой действительности квалифицировать как юридические факты. Таким образом, чтобы реализовать ту правовую конструкцию, которая запрограммирована в конкретной правовой норме, следует осуществить определенную правовую деятельность, а именно квалификацию конкретных обстоятельств действительности как юридических фактов, соответствующих правовой модели. Только положительное решение вопроса о квалификации дает основание применить правила нормы права к конкретному отношению между субъектами.

Представляется, что определенное влияние на процесс квалификации оказывают господствующая в обществе идеология, общественное сознание, нравственные ориентиры, достигнутый уровень развития правовой деятельности, иные факторы. А это, в свою очередь, означает, что не всегда одни и те же обстоятельства квалифицируются одинаково, по крайней мере, на территории разных государств отношение к ряду явлений социальной действительности как к юридическим фактам неоднозначно. И действительно, можно привести множество примеров в подтверждение этого положения. Так, одни государства со смертью лица, не имеющего наследников, признают факт появления выморочного имущества, другие - факт появления бесхозного имущества; в одних государствах факт заключения договора ассоциируется с моментом направления оферты, в других - с моментом ее получения.

Далее рассмотрим вариант, когда юридический факт произошел на территории другого государства относительно реализуемой правовой связи между субъектами. Высказанные выше положения дают основание задаться вопросом: может ли государство признавать жизненные обстоятельства, имеющие место за рубежом, в качестве юридических фактов, т.е. таких обстоятельств, которые бы приводили в действие механизм правовой нормы? Не будет ли квалификация социальной действительности иностранным государством означать вторжение в иностранную юрисдикцию? По нашему

24

мнению, любая юридическая деятельность на территории иностранного государства (а именно таковой, как представляется, следует считать квалификацию конкретных обстоятельств действительности как юридических фактов) должна обсуждаться государствами. Отсюда следует, что иностранный элемент в виде юридического факта, имеющего место за рубежом, всегда вызывает необходимость согласования воль заинтересованных государств.

Теперь второй вариант, т.е. ситуация, когда юридические факты имеют место на территории того же государства, где реализуется правовая связь между сторонами. Зададимся целью определить, могут ли в урегулировании такого правового отношения быть заинтересованы одновременно несколько государств? Напоминаем, мы намеренно условились, что стороны имеют одну и ту же национальность и предмет их интереса находится в пределах того же государства, где находятся сами стороны (чтобы исключить влияние на правовое отношение других проявлений иностранного элемента). При таких условиях иностранный элемент в правоотношении возможен только в случае, если стороны не имеют правовой связи с государством, где реализуется их связь. Регламентация этого правового отношения теоретически может осуществляться или правом государства гражданства сторон, или правом государства, где реализуется правоотношение. Если отношение между субъектами регламентируется не правом того государства, на территории которого реализуется, а правом страны гражданства сторон, то логично напрашивается вопрос: не противоречит ли регулирование такого правоотношения нормами иностранного права принципу государственного суверенитета? Очевидно, что применение иностранного права возможно при условии, что само правоотношение имеет частноправовой характер либо публичный характер, властным субъектом в котором выступает публичное образование (представитель публичного образования), не имеющее отношение к государству, на чьей территории правоотношение будет реализо-вываться. Отсюда следует, что прежде чем урегулировать правоотношение, которое может быть осуществлено за рубежом, следует убедиться в том, что оно не имеет публичного характера по отношению к государству, где в дальнейшем будет практически воплощаться; в противном случае юридическая конструкция правовой нормы не будет реализовываться, т.к. никто не вправе указывать государству, как оно должно выстраивать свои политические связи

на своей территории с кем бы то ни было, с любыми субъектами права.

Таким образом, если публичное правоотношение, одной из сторон которого является государство (государственные органы, должностные лица, иные структуры, наделенные властью от имени государства), окажется урегулированным иностранным правом, то такое иностранное правило не может быть применено, значит, оно не может иметь юридической силы. Отсюда следует, что независимо от того, на территории какого государства произошли юридические факты, указанные в гипотезе иностранной правовой нормы, она не может быть применена к публичным отношениям, где в качестве стороны-суверена выступает государство (его структуры), на территории которого реализуется правоотношение.

Представляется справедливым и обратное. Если реализуется публичное отношение, то оно должно подчиняться праву государства, которое (или органы которого) выступает в нем сувереном, независимо от того, на чьей территории реализуется это отношение, вне зависимости от того, на чьей территории возникли юридические факты, являющиеся «толчком» к включению действия правового механизма.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рассмотрим далее регулирование частноправовых правоотношений между субъектами, выстраиваемых «на равных».

Нас интересует все та же ситуация, обозначенная выше: стороны имеют принадлежность одного и того же государства и объект правоотношения находится на той же территории, где реализуется правовое отношение. Возможные варианты:

1) стороны находятся за рубежом по отношению к «своему» государству, а юридический факт произошел не в том государстве, где имела место их правовая связь;

2) стороны находятся на территории «своего» государства, а юридический факт произошел не в том государстве, где имела место их правовая связь;

3) и стороны находятся на территории «своего» государства, и юридический факт имел место в государстве, где реализуется их правовая связь;

4) стороны правоотношения находятся за рубежом по отношению к «своему» государству, при этом юридический факт произошел в том же государстве, где имела место их правовая связь.

Мы не будем анализировать два первых варианта из этого перечня, т.к. выше уже пришли к выводу о том, что необходимость квалифи-

25

кации обстоятельств, имеющих место за рубежом, выступает поводом для урегулирования интересов разных государств, независимо от того, имеет ли место публичное или частное правовое отношение.

Исключим также третий вариант, поскольку в таком «наборе» исходных условий иностранный элемент не усматривается, а, значит, такое правовое отношение регулируется исключительно нормами внутреннего права.

Проанализируем последний из обозначенных вариантов. Как видим, иностранный элемент в нем присутствует, хотя и не связанный с юридическими фактами, а относящийся к субъектам правового отношения. Нам видится, что при указанных условиях государство гражданства сторон не может не участвовать в регулировании правовой связи между субъектами, поскольку оно обязано в процессе ее реализации, а также после реализации всего правового отношения обеспечить защиту своих граждан, юридических лиц, иных субъектов права от неправомерных действий контрагента.

Итак, вышеизложенное позволяет сформулировать следующие выводы.

1. Если юридический факт произошел за пределами государства, в котором реализуется правовая связь между субъектами, то такое правовое отношение должно подчиняться не только праву страны реализации правоотношения, но и учитывать нормы иностранного и (или) международного права. Поводом к согласованию воль разных государств является необходимость осуществления квалификации конкретных обстоятельств действительности как юридических фактов.

2. Если же юридический факт имел место на территории государства, в котором реализуется правовое отношение, объект правоотношения также не выходит за пределы этого государства, а сами субъекты правоотношения не являются иностранными по отношению друг к другу, то необходимость согласования воль разных государств возникает в том случае, если стороны являются иностранными по отношению к государству, на чьей территории осуществляется взаимодействие между ними, только если отношение имеет частный характер. Если характер отношения публичный, то оно регламентируется исключительно правом того государства, чью национальность имеют стороны.

1. Международное частное право: учеб. / под ред. Г. К. Дмитриевой. М., 2004.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Махиева А.Х. Юридические факты в гражданском праве Кыргызской Республики: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Душанбе, 2011.

3. Завьялова Н.Ю. Влияние иностранного элемента на субъект правоотношений // Вестн. Краснодар. ун-та МВД России. 2013. № 1. С. 13-16.

4. Завьялова Н.Ю. Влияние иностранного элемента на объект правоотношений // Право и государство: проблемы методологии, теории, истории: материалы III Всерос. науч-практ. конф.: в 2 ч. / под ред. Е.О. Кубякина. Краснодар, 2013. Ч. 1. С. 275-279.

5. Долова А.З. Юридические факты в трудовом праве: автореф. дис.... д-ра юрид. наук. М., 2009.

1. International private law: textbook / ed. by G.K. Dmitriyeva. Moscow, 2004.

2. Makhiyeva A.Kh. The legal facts in civil law of the Kyrgyz Republic: auth. abstr. ... Master of Law. Dushanbe, 2011.

3. Zavyalova N.Yu. Influence of a foreign element on subject of legal relationship // Bull. of the Krasnodar university of the Russian MIA. 2013. № 1. P. 13-16.

4. Zavyalova N. Yu. Influence of a foreign element on object of legal relationship // Law and state: problems of methodology, theory, history: proc. of the III All-Russian sci. and pract. conf.: in 2 pt. /ed. by E.O. Kubyakin. Krasnodar, 2013. Pt. 1. P. 275-279.

5. Dolova A.Z. The legal facts in the labor law: auth. abstr. ... Dr of Law. Moscow, 2009.

26