Научная статья на тему 'Прием художественного «Гипертекста» и проблема переводческого комментария в романе В. В. Набокова «Бледное пламя»'

Прием художественного «Гипертекста» и проблема переводческого комментария в романе В. В. Набокова «Бледное пламя» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
423
72
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГИПЕРТЕКСТ / ИНТЕРТЕКСТ / ТЕОРИЯ ТЕКСТА / НАБОКОВ / ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ / ФОРМАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД / HYPERTEXT / INTERTEXT / THE THEORY OF TEXT / NABOKOV / TRANSLATION COMMENTARY / FORMAL TRANSLATION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Богатикова Ю. А.

Статья посвящена «гипертексту» как формальному приему организации художественного произведения в соотношении с понятием «интертекста». На примере романа В.В. Набокова «Бледное пламя» показано функционирование приема в современной литературе. Набоков эстетизирует научный способ организации текста, заимствуя его из практики своей преподавательской и переводческой деятельности. В связи с этим обсуждается вопрос о способе создания переводческого комментария к роману-«гипертексту» и проблеме его смыслового содержания.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

«Hypertext» as a literary device and the problem of translation with commentaries in the novels by V. Nabokov

The article deals with the term hypertext as a literary device in contemporary novel and in its connection with the term intertext. The example of V. Nabokov's Pale Fire shows the functions of the academic device in fiction. Nabokov borrows the pragmatic academic way of textual organization into high literature, giving it a new aesthetic meaning. In connection with this the traditional form of translator's commentary and its influence on the original textual meaning is discussed.

Текст научной работы на тему «Прием художественного «Гипертекста» и проблема переводческого комментария в романе В. В. Набокова «Бледное пламя»»

Вестник Московского университета. Сер. 22. Теория перевода. 2009. № 3

МЕТОДОЛОГИЯ ПЕРЕВОДА Ю.А. Богатикова,

кандидат филологических наук, старший преподаватель факультета

Высшая школа перевода МГУ имени М.В.Ломоносова.

E-mail: bogatikova@gmail.com

ПРИЕМ ХУДОЖЕСТВЕННОГО «ГИПЕРТЕКСТА»

И ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДЧЕСКОГО КОММЕНТАРИЯ

В РОМАНЕ В.В. НАБОКОВА «БЛЕДНОЕ ПЛАМЯ»

Статья посвящена «гипертексту» как формальному приему организации художественного произведения в соотношении с понятием «интертекста». На примере романа В.В. Набокова «Бледное пламя» показано функционирование приема в современной литературе. Набоков эстетизирует научный способ организации текста, заимствуя его из практики своей преподавательской и переводческой деятельности. В связи с этим обсуждается вопрос о способе создания переводческого комментария к роману-«гипертексту» и проблеме его смыслового содержания.

Ключевые слова: гипертекст, интертекст, теория текста, Набоков, переводческий комментарий, формальный перевод.

Yulia A. Bogatikova,

PhD, Senior Lecturer at the Higher School of Translation and Interpretation, the Lomonosov State University of Moscow, Russia. E-mail: bogatikova@gmail.com

«Hypertext» as a literary device and the problem of translation with commentaries in the novels by V. Nabokov

The article deals with the term "hypertext" as a literary device in contemporary novel and in its connection with the term "intertext". The example of V. Nabokov's Pale Fire shows the functions of the academic device in fiction. Nabokov borrows the pragmatic academic way of textual organization into high literature, giving it a new aesthetic meaning. In connection with this the traditional form of translator's commentary and its influence on the original textual meaning is discussed.

Key words: hypertext, intertext, the theory of text, Nabokov, translation commentary, formal translation.

Признанным фактом в литературоведении считается, что произведения В.В. Набокова объединены единой тематической чертой: мотивом памяти, воспоминания, соединяющим произведения разных лет. Время является определяющей категорией, в соответствии с которой строится и внутренняя композиция произведений. Набоков стремится завершить и объединить малейшие детали и сюжетные ходы внутри не только одного произведения, но и соединить комплекс своих произведений в единое смысловое целое, где доминантой становится именно тема времени и памяти. Мир романов писателя можно сравнить с постепенно складываю-

щимся рисунком, в котором взаимосвязанные элементы переходят друг в друга, и в узоре которого нет ни одной незавершённой линии. Возникающие повторы тех или иных деталей, мотивов, — считает Б.В. Аверин, — это ключ к тексту, имманентный самому тексту1.

Набоков утверждал, что подлинная биография художника прослеживается только в истории его стиля2, основная ценность произведения литературы — слово: «Мне нравится, когда слово — есть то единственное, что составляет истинную ценность шедевра. Принцип настолько же старый, насколько верный. Нет необходимости объяснять что бы то ни было. Мы опознаём друг друга благодаря языку знаков и через знаки языка»3.

Память приобретает в таком контексте новый аспект значения: важна память языка как такового, память формы, знака, из которых складываются художественные образы. Для обозначения формального приёма, объединяющего такие элементы произведений в единую взаимосвязанную систему, мы предлагаем использовать понятие «гипертекст».

Термин «гипертекст» уже широко используется в теории интертекста4 и в генетической критике5, однако, вернемся к более узкому первоначальному пониманию термина: «Гипертекст — текст, устроенный таким образом, что он превращается в систему, иерархию текстов, одновременно составляя единство и множество текстов»6. Гипертекст — это фрагментированный текст, связь между фрагментами которого обеспечивает система ссылок, он имеет разветвлённую структуру и предполагает наличие нескольких равноправных стратегий чтения. Гипертекст является системой представления информации, которая создаёт семантическую сеть сложной топологии, позволяющую организовывать информацию на разных уровнях обобщения. Гипертекст в таком случае понимается в узком смысле, как один из художественных приемов, организующих взаимосвязь разноуровневых элементов текста в романах.

Гипертекст в самом общем понимании — это текст, ключевые элементы которого объединены связями-ссылками и который

1 Аверин Б.В. Романы В.В. Набокова в контексте русской автобиографической прозы: Дис. ... докт. филол. наук. СПб, 1999. С. 242.

2 Nabokov V. Strong Opinions. P. 155.

3 Из интервью Бернару Пиво на Французском Телевидении. 1975 г. // Звезда. 1999. № 4. С. 54.

4 См. например: Riffaterre M. La production du texte. Paris, 1979; Genette G. Palip-sestes: La litérature au second degree. Paris, 1982.

5 Вайнштейн О. Удовольствие от гипертекста (генетическая критика во Франции) // НЛО. 1995. № 13. С. 383—388; Ferrand N. Banques de donnes et hypertexts pour l'etude du roman. Paris, 1997.

6 Руднев В.П. Словарь культуры 20 века. М., 1999.

позволяет читателю непоследовательное перемещение в информационном поле7. Термин первоначально введён Т.Г. Нельсоном в 1965: «Под словом "гипертекст" я понимаю непоследовательное письмо — ветвящийся текст, который дает читателю выбор и который лучше всего читать с помощью интерактивного экрана»8. Нельсон представлял гипертекст в виде утопического собрания всех существующих печатных текстов в глобальной гипертекстовой издательской системе «Xanady». В 1973 г. вышла его книга «Литературные машины», структура которой представляет собой реализацию этой идеи. «В ней есть вступительная глава, несколько первых глав, одна вторая глава, несколько третьих глав... Таким образом чтение не требует строгой пространственной и временной последовательности... Книга представляет собой открытый текст, который воспринимается только в совмещении глав и фрагментов»9.

Определим основные составляющие гипертекста. Гипертекст состоит из нескольких типов элементов: узлов и связей.

Узел — ячейка смысла, сущностный элемент структуры, логически завершенный фрагмент текста. Узлы взаимодействуют между собой с помощью различных типов связей. Узлы могут организовывать иерархическую или равноправную, децентрированную структуру. При этом в иерархической гипертекстовой структуре существует узел—ядро и дополнительные узлы, уточняющие информацию, а в равноправной гипертекстовой структуре узлы расположены в формально-логическом порядке и механизм их взаимодействия обеспечивается создателем или пользователем гипертекста. Узловые элементы в художественном тексте — это основные составляющие сюжета, которые выполняют динамическую роль в повествовании, они составляют суть и развитие сюжета произведения.

Связи между узлами текста устанавливаются посредством перекрёстно-ссылочного аппарата, работу которого обеспечивают ссылки-маркеры — элементы, включающие связь между двумя узловыми фрагментами. Перекрёстные ссылки представляют собой

7 На этом типе организации текста основана современная технология Интернет, начало которой положила статья, опубликованная в 1945 г. военным научным советником Ф.Д. Рузвельта по имени Ванневар Буш. Буш рассматривал возможность создания устройств для хранения информации, связанных между собой, которые давали бы ученым, исследователям и всем прочим людям доступ к большим объемам информации, не обремененной громоздкими методами хранения и классификации, традиционно принятыми в архивах и библиотеках. Буш предложил устройство под названием «Memex» с полупрозрачными экранами, рычагами и двигателями, которое позволяло бы пользователю аннотировать и связывать информацию, хранящуюся на микрофильмах.

8 Nelson T.H. Literary Machines. Sausalito, CA, 1993; Nelson T.H. Computer Lib: Dream Machines. Redmond, 1987.

9 Купер И.Р. Гипертекст как способ коммуникации // НИР. 2000. № 1/2. http:// www.nir.ru/socio/scipubl/sj/sj1-2-00kuper.html. (10.12.2003).

слова-маркеры, детали-маркеры, объединяющие два и более разделённых узловых фрагментов текста.

Форма гипертекста обладает следующими свойствами: нелинейность, ссылочная связь и отсутствие иерархичного центра. Это позволило некоторым исследователям (Ж. Деррида, Р. Барт и М. Фуко10) говорить о том, что гипертекст служит наглядным объяснением процессов чтения текста. В то же время такие критики, как Дж.П. Ландау11 и Дж.Д. Болтер12, заявляют, что гипертекст делает возможным более «естественный» и ассоциативно облегчающий понимание способ чтения. По их мнению, гипертекст наглядно демонстрирует и облегчает процессы чтения и восприятия тек-ста13. Дж.П. Ландау в книге «Гипертекст: взаимодействие современных критических теорий и технологий» заявляет, что «критическая теория обещает создать теорию гипертекста, а гипертекст обещает воплотить и тем самым проверить положения теории на практике, особенно ту ее часть, которая касается текстуальности, повествования, а также ролей и функций читателя и писателя»14.

Гипертекст — понятие, пока еще по большей части принадлежащее сфере информационных технологий и научному дискурсу. Правильно организованный научный текст предполагает наличие ссылок, комментариев, индексов, которые структурируют сам текст и вписывают его во внешнюю структуру сферы научного знания. По принципам гипертекста построены любая энциклопедия, тематический справочник, научная литература, комментарий к тексту, в том числе привычный нам литературоведческий комментарий к переводам художественного текста.

10 См.: Hypertext: Names and Terms // The Rutledge Companion to Postmodernism / Ed. by Stuart Sim. London; N.Y., 2002. P. 281—282.

11 Landow G.P. Hypertext: the Convergence of Contemporary Critical Theory and Technology. Baltimore, 1992.

12 Bolter J.D. Writing Space: the Computer, Hypertext and the History of Writing. New Jersey, 1991.

13 Понятие «гипертекст», кроме того, часто связывают с французской генетической критикой, задачей которой является сопоставление признанного печатного варианта текста с рукописью, черновиками, материалами, требовавшимися для создания произведения. На основе этих материалов формируется своеобразная иерархическая сеть, которая позволяет провести множественные связи между текстом и реальностью его создания. Однако этот вид гипертекста относится не к самому тексту произведения, а к методу исследования, при котором критик создаёт собственную гипертекстовую структуру, ядро которой составляет текст произведения, а элементами гипертекста являются другие тексты автора или тексты других авторов. Таким образом гипертекстовая структура навязывается произведению извне, отчасти лишая его автономности, самодостаточности. При таком текстологическом подходе из поля зрения ускользает другой аспект гипертекста, встречающийся в художественной литературе, когда по его принципам организовано само произведение.

14 Цит. по: Hypertext: Names and Terms // The Rutledge Companion to Postmodernism. P. 285.

Применительно к традиционной книжной форме бытования художественной литературы термин «гипертекст» может употребляться в качестве обозначения приёма, существовавшего продолжительное время, но только сейчас, с развитием технологий, получившего возможность наглядного применения. Так, по словам одного из исследователей этого явления в европейской культуре, «Первой системой гипертекста принято считать толкование Книги псалмов Гильберта Порретанского из Пуатье (1150 г.). Специальные пометки на полях отсылали читателя на страницы в других местах книги. Не хватало только компьютера, чтобы гиперссылками стало удобно пользоваться»15. Однако сам способ перекрёстно-ссылочного комментирования восходит еще к традиции толкования Талмуда. Обобщая свои наблюдения, критики перевода древнееврейских текстов отмечают, что происходят «резкие перемены в европейской культуре. Она становится космополитической, от единого канона переходит к множественности. И самое неожиданное — обращается к такому типу творчества, который удивительно напоминает мидраш (творение новых текстов из старых с помощью художественного и ассоциативного толкования). Все больше авторов настаивает, что мидраш — это и есть язык постмодернизма»16. В связи с таким выводом необходимо более подробно очертить сферу применения понятия «гипертекст», в том числе по отношению к термину «интертекст».

Термин «интертекст» введен в 1967 г. Ю.Кристевой17. Её определение и определение Р. Барта стали классическими18. Эти определения тщательно разработаны и переосмыслены в теории литературы, однако постоянной особенностью толкования интертекста становится концентрация внимания на его смыслопорождающем аспекте. Сама концепция интертекста выросла из переосмысления работ М.М. Бахтина, его идеи о «диалоге» литератур и борьбы писателя с существующими литературными формами19. Р. Барт также выводит смысловое значение на первый план: «Тексту присуща множественность. Это значит, что у него не просто несколько смыслов, но что в нём осуществляется сама множественность смысла как таковая — множественность неустранимая, а не просто допустимая — текст пересекает их, движется сквозь них, поэтому он не поддается

15 Лебедев А. Краткий курс в историю гипертекста. М., 2003. С. 54.

16 http://www.judaicaru.org/tora/talmud/intro_6.html (9/07/2009)

17 Кристева Ю. Бахтин, слово, диалог и роман // Избранные труды: разрушение поэтики. М., 2004.

18 Барт Р. От произведения к тексту // Барт Р. Избранные работы: Семиотика: Поэтика. М., 1989. С. 417.

19 Бахтин М.М. К методологии гуманитарных наук // Эстетика словесного творчества. М., 1979. С.373.

даже плюралистическому толкованию, в нем происходит взрыв, рассеяние смысла»20.

В противоположность рецептивной смыслопорождающей функции интертекста, вытекающей из формулы Р. Барта о «смерти автора», понятие «гипертекст» предполагает особое внимание к форме организации текста. Особенно важной при этом становится ограничительная функция гипертекстовой структуры по отношению к его содержанию. С позиции автора это становится незаменимым приемом введения в текст необходимого и достаточного объёма информации, требуемой для адекватной интерпретации. В частности, в произведениях Набокова этот приём «отсекает» возможные, но не релевантные тексту интертекстуальные связи. В результате автор сам обозначает сферу возможных интерпретаций, а выход за её пределы становится со-творчеством, частью самостоятельной рецептивной стратегии читателя. Таким образом гипертекст в художественной литературе рассматривается как особая форма организации произведения, техническая форма воплощения авторского замысла, основной функциональной нагрузкой которой является упорядочивание дополнительной интертекстуальной информации. Здесь можно продолжить высказывание Р. Барта «Каждый текст — это интертекст»21, но не каждый текст — это гипертекст.

Лимитирующие свойства гипертекста отмечает Ж. Женетт: «гипертекст — это текст, ведущий свое начало от предшествующего текста путём простой трансформации или путём непрямой трансформации, которую мы назовём имитацией»22. «В противоположность интертекстуальности, которую прекрасно описал Риффа-терр, для смысла гипертекста никогда не требуется обязательного обращения к гипотексту. Любой гипертекст, например пастиш, может быть прочитан сам по себе без заметных искажений и может нести автономное, а потому, в той или иной мере, достаточное значение»23. Творчество Набокова автор труда относит к категории «автопастиша»24.

Женетт не упоминает о возможности нелинейного чтения, поскольку его гипотетические примеры не предполагают наличия в одном тексте одновременно гипо- и гипертекста, однако в более

20 Барт Р. Там же. С. 418.

21 Barthes R. Texte / Encyclopedia universalis. Paris, 1973. \fol. 15. P. 78. Цит. по: Люксембург А.М. Коварный конструктор игровых структур: организация набоков-ского метатекста в свете теории игровой поэтики // Набоковский сборник. Искусство как прием. Калининград, 2001. С. 15.

22 Genette G. Palimpsestes. La literature au second degree. Paris, 1982. P. 14 (перевод всех приведенных цитат мой. — Ю.Б.).

23 Genette G. Op.cit. P. 450.

24 Genette G. Op.cit. P. 136.

поздних исследованиях на эту тему широко обсуждается именно такой вариант структурной организации. Часть исследователей, например Е. Аарсет, доказывает, что линейный и нелинейный тип чтения — исключительно метафизическое разделение. Текст, в привычном понимании, предполагает наличие чтения, письма и стабильности. Линейный текст обладает семиотической возможностью казаться нелинейным, в то время как нелинейный текст не может предстать в виде линейного25. Вносится важное уточнение, что гипертекст в художественном произведении, существующем в форме книги, является вариантом формальной организации обычного линейного текста, который предполагает наличие нескольких вариантов стратегии чтения, но в результате читатель все равно воспринимает текст линейно протяженным во времени. При этом основное внимание художественного «гипертекста» сконцентрировано не на внешних связях текста с текстами-предшественниками, а на внутренних связях, объединяющих фрагменты или уровни повествования в единое целое.

В произведениях Набокова такая структурная форма обеспечивает функционирование темы памяти в произведениях, но при этом следует уточнить, что гипертекст имеет двоякое применение: как сознательно демонстрируемый литературный приём, и как аутентичный авторский приём или технический способ подачи материала в рамках полифонического повествования26.

Идея подобной организации текста возникает из особенностей писательской работы Набокова, который писал черновик на карточках и сортировал их в нужном порядке. Демонстрация приема в данном случае выражается в предельной фрагментации текста, которая в какой-то мере повторяет фрагментацию авторского черновика. Приведем два фрагмента интервью, в которых писатель рассказывает о своих методах работы:

«В настоящее время я считаю, что справочные карточки — это, пожалуй, лучший вид бумаги, который можно использовать для этой цели. Я не пишу последовательно от начала до следующей главы и так далее, до самого конца. Я просто заполняю пробелы в картине, в этой вырезной картинке, которую я совершенно ясно себе представляю, выбирая кусочек тут и кусочек там, заполняя часть неба, часть пейзажа, часть... не знаю чего — пирующих охотников»27.

25 Aarseth E.J. Nonlinearity and Literary Theory // Hypertext theory. Baltimore, London, 1994. P. 53—54.

26 О других критических определениях этого явления в творчестве Набокова см.: Богатикова Ю.А. Структурная организация романов В.В. Набокова 1960— 1970-х годов: Дис. ... канд. филол. наук. СПб., 2005. С. 147—148.

27 Набоков В.В. Интервью телевидению BBC, 1962 г. // Собр. соч. американского периода. Т. 1. С. 574.

Справочные карточки оказываются для писателя лучшим способом фиксации фрагментированного текста черновиков:

«Поскольку передо мной или надо мной с самого начала присутствует удивительно ясный предварительный образ романа, карточки кажутся мне особенно удобными, когда я не следую логической последовательности глав, сочиняя взамен тот или иной пассаж, который может занимать в романе какое угодно место, и заполняя оставшиеся прогалы также без соблюдения какого-либо порядка»28.

Из романов Набокова собственно в форме гипертекста полностью написан только один — «Бледное пламя». «Форма "Бледного пламени" нова в видовом, если не в родовом отношении», — отмечал сам автор29. Произведение состоит из «Предисловия», поэмы в четырех песнях «Бледное пламя», «Комментария» и «Указателя». Возникновение текста такой структуры в творчестве Набокова можно объяснить тем, что роман создавался одновременно с работой писателя над комментированным переводом «Евгения Онегина», который предполагал наличие обширнейшего страноведческого материала в качестве пояснения к тексту перевода романа в стихах.

«В десятилетней работе над "Евгением Онегиным" сказались мои пристрастия и неприязни. При переводе 5500 строк на английский язык пришлось выбирать между рифмой и разумом — я выбрал разум. Единственное мое устремление состояло в том, чтобы дать дотошный подстрочник, абсолютно буквальный перевод книги с обильными и педантичными примечаниями, объём которых превышает размеры текста поэмы. «Легко читаются» только переложения; мой перевод читается нелегко; он честен, неуклюж, тяжеловесен и рабски верен. К каждой строфе имеется по нескольку примечаний (а строф там более четырёхсот, считая и варианты). Комментарий посвящён мелодике оригинала и развёрнутому толкованию текста»30.

Поскольку перевод «Евгения Онегина» по мысли Набокова — это скорее не художественная, а научная работа, то гипертекст в данном случае можно с полным правом отнести к научному стилю письменной речи. В романе «Бледное пламя» научный приём организации текста подвергается художественному осмыслению и становится одним из приёмов, определяющих стиль автора.

28 Набоков В.В. Интервью Альфреду Аппелю, сентябрь 1966 г. // Собр. соч. американского периода. Т. 3. С. 595—596.

29 Там же. С. 603.

30 Набоков В.В. Интервью, Нью-Йорк, 5 июля 1962 г. // Собр. соч. американского периода. Т. 2. С. 582—583.

Роман оформлен в виде академического издания поэмы, а его части имеют форму сопроводительных исследовательских текстов. Системой перекрёстных ссылок обладает только Комментарий, релевантные комментарию фрагменты Поэмы не отмечены.

Гипертекст, приём научного стиля организации текста, подвергается в романе художественному переосмыслению и принимает различные формы. Феномен гипертекстовой структуры романа заключается в том, что история Кинбота стремится стать текстом-предшественником по отношению к Поэме Шейда: последующий Комментарий стремится доказать, что содержащаяся в нем история предшествует Поэме. Поэма является формальным ядром, центром гипертекста романа, Комментарий — это боковые ответвления, которые при этом формируют основное содержательное, сюжетное наполнение произведения.

При такой организации художественной формы встаёт вопрос о способе перевода и комментирования такого произведения. Так, перевод С. Ильина и А. Глебовской в Собрании сочинений американского периода в пяти томах31 сопровожден комментарием С. Ильина и А. Люксембурга. Перед составителями сразу же встала проблема разделения Комментария Кинбота и традиционных переводческих комментариев к произведению. Само наличие переводческого комментария как традиционной формы академического издания художественного произведения ставит вопрос о форме чтения гипертекстового романа и понимании смысла такой формы. Рассмотрим возможные варианты способов чтения и интерпретации.

Автор предполагал два способа чтения, линейный и нелинейный — устами Кинбота: «мне представляется разумным обойтись без хлопотного перелистывания взад-вперед, для чего следует либо разрезать книгу и скрепить вместе соответственные листы произведения, либо, что много проще, купить сразу два экземпляра настоящего труда, которые можно будет затем разложить бок о бок на удобном столе...»32.

Третий (современный нам) способ — воспользоваться существующим электронным гипертекстом романа, где соответствующие строки поэмы помечены гиперссылками, которые мгновенно осуществляют связь Поэмы и Комментария. Фактически, создатели электронного гипертекста поверили совету вымышленного персонажа романа, что именно этот способ позволяет «правильно» понять произведение, и это свидетельствует о серьезной, но наивной читательской увлечённости именно формальной организацией романа.

31 Набоков В.В. Бледное пламя / Собр. соч. американского периода: В 5 т. Т. 3. СПб.: Симпозиум, 2000. 700 с.

32 Там же. С. 307.

Создание переводческого комментария предлагает, а возможно, и навязывает читателю еще один уровень интерпретации текста. С точки зрения содержания своего комментария С. Ильин и А. Люксембург раскрывают ряд существенных интертекстуальных и биографических внетекстовых связей романа. Необходимость такого пояснения для творчества Набокова представляется спорной, поскольку, как показывает более подробное изучение вопроса, автор чаще всего сам подсказывает читателю необходимые толкования интертекстуальных элементов текста. По сути, получается, что переводчик и комментатор, следуя академической традиции, невольно «разжёвывают» текст для читателя-профана, лишая произведение части сложного авторского игрового замысла, поскольку в идеале заинтересованный читатель Набокова использует лишь собственные фоновые знания, фантазию и словарь33.

При наличии переводческого комментария возникает четвёртый, самый запутанный способ чтения, при котором практически одновременно надо иметь перед собой Поэму, Комментарий Кин-бота и комментарий переводчика. При этом смешивается авторский и переводческий ссылочный аппарат, ведь при чтении Поэмы в одном случае следует читать Комментарий Кинбота (т.е. имманентный тексту), а в другом — комментарий переводчика. В наиболее тяжёлых случаях происходит переход от текста Поэмы к Комментарию Кинбота, затем переводческому комментарию поэмы и/или переводческому комментарию и Комментарию Кинбота. Таким образом, вместо двух ступеней нелинейного чтения возникает три или даже четыре, причём последние не имеют отношения к тексту оригинала, поскольку они добавлены переводчиком и комментатором.

Несомненно, подготовленный читатель способен разграничить авторский и переводческий гипертекст, однако при этом возникает противоречие: опытный читатель самостоятельно играет в разгадку текста с автором, и ему не требуется дополнительное разъяснение переводчика (чаще всего направленное на восполнение пробелов фоновых знаний). Для неподготовленного читателя изначально трудный текст становится непреодолимым, во-первых, по способу чтения — необходимо постоянно перелистывать книгу вперёд-назад, во-вторых, по способу интерпретации, поскольку гипертекст внутри романа сливается с переводческим гипертекстом. В такой ситуации «рама» переводческого комментария оказывается внутри «картины» романа, что вряд ли соответствует принципам адекватного перевода.

33 Набоков В.В. О хороших читателях и хороших писателях // Лекции по зарубежной литературе. М.: Независимая газета, 1998. С. 23—32.

В такой ситуации для переводоведения возникает больше вопросов, чем выводов. Нужен ли вообще традиционный комментарий к тексту, в котором уже есть внутренний авторский Комментарий? Не будет ли добавочная культурологическая справка переводчика излишне расширять смысловые границы произведения, тем самым противореча авторской интенции? В какой форме должен быть изложен комментарий переводчика, чтобы уточняющая справочная информация не сливалась с авторскими дополнениями? И в целом, что же может и должен комментировать переводчик: смысловые связи (которые не всегда оказываются релевантными), или сугубо формальные связи текста, или связь формы со смыслом текста? Каковы смысловые границы такого комментария?

В случае перевода романа «Бледное пламя» новаторский художественный приём, эстетизирующий научную организацию текста, входит в противоречие с традиционной формой бытования перевода с комментарием (и/или примечаниями переводчика), который способен существенно исказить авторский замысел. С очевидностью можно утверждать только одно: в подобном случае переводить следует не просто смысл или форму, а смысл формы.

Литература

Аверин Б.В. Романы В.В. Набокова в контексте русской автобиографической

прозы: Дис. ... д-ра филол. наук. СПб., 1999. С. 242. Барт Р. От произведения к тексту // Барт Р Избранные работы: Семиотика:

Поэтика. М., 1989. — С. 417. Бахтин М.М. К методологии гуманитарных наук // Эстетика словесного

творчества. М., 1979. С. 373. Богатикова Ю.А. Структурная организация романов В.В. Набокова

1960— 1970-х годов: Дис. ... канд. филол. наук. СПб., 2005. 205 с. Вайнштейн О. Удовольствие от гипертекста (генетическая критика во Франции) // НЛО. 1995. № 13. С. 383—388. Кристева Ю. Бахтин, слово, диалог и роман // Избранные труды: разрушение поэтики. М., 2004. Купер И.Р. Гипертекст как способ коммуникации // НИР. 2000. № 1/2.

http://www.nir.ru/socio/scipubl/sj/sj1-2-00kuper.html. (10.12.2003). Лебедев А. Краткий курс в историю гипертекста. М., 2003. Набоков В.В. Бледное пламя / Собр. соч. американского периода: В 5 т.

Т. 3. СПб.: Симпозиум, 2000. 700 с. Набоков В.В. Интервью Альфреду Аппелю, сентябрь 1966 г. // Собр. соч.

американского периода. Т. 3. СПб.: Симпозиум, 2000. 700 с. Набоков В.В. Из интервью Бернару Пиво на Французском Телевидении.

1975 г. // Звезда. 1999. № 4. Набоков В.В. Интервью, Нью-Йорк, 5 июля 1962 г. // Собр. соч. американского периода. Т. 2. СПб.: Симпозиум, 2000. 700 с.

Набоков В.В. Интервью телевидению BBC, 1962 г. // Собр. соч. американского периода. Т. 1. СПб.: Симпозиум, 2000. 700 с.

Набоков В.В. О хороших читателях и хороших писателях // Лекции по зарубежной литературе. М.: Независимая газета. 1998. 507 с.

Пояснения к принципам перевода // http://www.judaicaru.org/tora/talmud/ intro_6.html (9/07/2009)

Руднев В.П. Словарь культуры 20 века. М., 1999. 275 с.

Aarseth E.J. Nonlinearity and Literary Theory // Hypertext theory. Baltimore; London, 1994.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Barthes R. Texte / Encyclopedia universalis. Paris, 1973. Vol. 15. P. 78. Цит. по: Люксембург А.М. Коварный конструктор игровых структур: организация набоковского метатекста в свете теории игровой поэтики // Набо-ковский сборник. Искусство как прием. Калининград, 2001. С. 15.

Bolter J.D. Writing Space: the Computer, Hypertext and the History of Writing. New Jersey, 1991.

FerrandN. Banques de donnes et hypertexts pour l'etude du roman. Paris, 1997.

Genette G. Palipsestes: La literature au second degree. Paris, 1982.

Landow G.P. Hypertext: The Convergence Of Contemporary Critical Theory And Technology. Baltimore, 1992.

Nabokov V. Strong Opinions. N.Y, 1973. P. 155.

Nelson T.H. Literary Machines. Sausalito, CA, 1993.

Nelson T.H. Computer Lib: Dream Machines. Redmond, 1987.

Riffaterre Michael. La production du texte. Paris, 1979.

Stuart S. Hypertext: Names and Terms // The Rutledge Companion to Postmodernism / Ed. by Stuart Sim. London; N.Y., 2002. P. 281—282.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.