Научная статья на тему 'Преференциальная система Евразийского экономического союза: модернизационный потенциал'

Преференциальная система Евразийского экономического союза: модернизационный потенциал Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1553
149
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЕВРАЗИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ / EURASIAN ECONOMIC UNION / РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ / REGIONAL ECONOMIC INTEGRATION / ТАМОЖЕННО-ТАРИФНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ / CUSTOMS-TARIFF REGULATION / ТАРИФНЫЕ ПРЕФЕРЕНЦИИ / TARIFF PREFERENCES

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Хапилин С.А.

В статье раскрываются современное состояние, проблемные вопросы и перспективные направления развития системы предоставления тарифных преференций в Евразийском экономическом союзе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article describes the current state, concerns and perspective directions of development of the system of grant of tariff preferences in the Eurasian economic union

Текст научной работы на тему «Преференциальная система Евразийского экономического союза: модернизационный потенциал»

С. А. Хапилин

ПРЕФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА: МОДЕРНИЗАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

Аннотация

В статье раскрываются современное состояние, проблемные вопросы и перспективные направления развития системы предоставления тарифных преференций в Евразийском экономическом союзе.

Ключевые слова

Евразийский экономический союз, региональная экономическая интеграция, таможенно-тарифное регулирование, тарифные преференции.

S. A. Khapilin

PREFERENTIAL SYSTEM OF THE EURASIAN ECONOMIC UNION: MODERNIZATION POTENTIAL

Annotation

The article describes the current state, concerns and perspective directions of development of the system of grant of tariff preferences in the Eurasian economic union

Keywords

Eurasian economic union, regional economic integration, customs-tariff regulation, tariff preferences.

Государство как субъект, формирующий общие условия хозяйствования, располагает мощным инструментарием таможенного регулирования для стимулирования инновационно-инвестиционных процессов и поддержки структурных сдвигов в экономике в требуемом русле. Вместе с тем таможенное регулирование затрагивает как национальные интересы, так и интересы стран — торговых партнеров государства, в связи с

чем всегда носит компромиссный характер. В первую очередь это касается основного инструмента внешнеторговой политики — таможенно-тарифного регулирования внешнеэкономической деятельности, реализация которого напрямую связана с характером торгово-экономических и политических межгосударственных связей.

Неотъемлемым элементом таможенно-тарифного регулирования вы-

2015 № 1 (49) Вестник Ростовского государственного экономического университета (РИНХ)

ступает система предоставления тарифных преференций (преференциальная система), предполагающая возможность изъятия из базового принципа ВТО — режима наибольшего благоприятствования — в форме снижения ставок или полной отмены ввозных таможенных пошлин в отношении товаров, импортируемых из стран-получателей преференций как на взаимной основе, так и в одностороннем порядке.

Преференциальная система является мощным инструментом стратегического регулирования межгосударственных экономических связей, позволяющим получить дополнительные преимущества по доступу на рынки и усилить экономические позиции в странах-партнерах. Основы международной системы предоставления тарифных преференций, выработанные в 60-70-х гг. ХХ в. в рамках Всемирной торговой организации и Конференции ООН по торговле и развитию и нацеленные на увеличение экспортных доходов развивающихся государств, содействие их реализации и ускорение экономического роста, остаются неизменными до настоящего времени.

Ключевым вектором развития преференциальной системы развитых стран на современном этапе развития мировой экономики становится сокращение количества стран, получающих преференции в одностороннем невзаимном порядке в рамках Общей системы и заключение двухсторонних преференциальных соглашений, предоставляющих возможности применения более дифференцированного подхода к регулированию отношений с внешнеторговыми партнерами. Двусторонние преференциальные соглашения, заключаемые в формате зоны свободной торговли, распространяются также на торговлю услугами, движение капиталов, охрану прав интеллектуальной собственности и другие сферы.

Не менее значимой тенденцией является смена модели пространственно ограниченного регионализма, основанной на классической теории международной интеграции Б. Балассы, на модель «нового регионализма», идеологию межрегиональной и трансконтинентальной интеграции, нацеленную на достижение наибольшего эффекта от интеграции в условиях посткризисного экономического развития. В рамках данной модели меняется содержательный характер преференциальных соглашений: от снижения тарифных и нетарифных барьеров к созданию углубленных и комплексных зон свободной торговли, включающих договоренности по инвестиционному, антимонопольному сотрудничеству, упрощению таможенных процедур, выравниванию условий для предпринимательской деятельности, защите прав интеллектуальной собственности, разработке мероприятий по снижению транзакционных издержек экспорта и импорта (включая гармонизацию таможенных процедур), разработке защитных мер. В формат преференциальных соглашений государства участники инкорпорируют обязательные для исполнения юридические нормы, что позволяет распространять лучшую практику государственного регулирования социально-экономических процессов, а также измерять последствия их реализации не в показателях отклонения торговых потоков, а в показателях производительности и эффективности, снижения издержек международных производственных систем, получения за счет гармонизации стандартов и технического регулирования экономии на масштабе [1, с. 13-14, 2, с. 25].

Вышеизложенное позволяет

утверждать, что традиционный регионализм, постепенно перерастающий в новое качество, входит в противоречие с действующей парадигмой регулирования внешней торговли ВТО. Важнейший принцип ВТО — режим наиболь-

шего благоприятствования — все больше теряет свое значение как средство обеспечения недискриминации и начинает замещаться своей противоположностью — режимом наименьшего благоприятствования для стран, не являющихся участниками РТС [3, с. 59-61]. Региональные торговые соглашения становятся неотъемлемой частью общей государственной стратегии интеграции в мировую экономику, а государства, входящие в РТС, рассматриваются как площадки для вхождения на общий рынок всего интеграционного объединения [4, с. 57]. Эти тенденции необходимо учитывать при реализации Россией интеграционных проектов и участии в региональных торговых соглашениях.

Несмотря на общую схожесть с аналогичными системами ведущих зарубежных государств, применяемая в Евразийском экономическом союзе система предоставления тарифных преференций характеризуется рядом существенных недостатков.

Одним из наиболее существенных недостатков является недостаточная гибкость преференциальной системы в части учета национальных интересов. Стратегическим вектором развития преференциальных систем зарубежных стран является введение широкого спектра дополнительных ограничений для предоставления односторонних преференций, не связанных с экономическими факторами. Так, Европейским союзом применяется трехуровневая система предоставления преференций: стандартная система преференций для стран, классифицируемых Всемирным банком как страны с низким или ниже среднего уровнем дохода; система «GSP+», предоставляемая странам, ратифицировавшим международные конвенции в области прав человека, защиты окружающей среды, совершенствования государственного управления; система «EBA» (Everything But Arms), предоставляющая наименее развитым стра-

нам права беспошлинного и неограниченного тарифными квотами ввоза товаров, за исключением оружия и вооружения.

Преференциальная система США в качестве препятствий для получения тарифных преференций рассматривает как экономические факторы, связанные со значимостью товара для экономики США, стоимостными и количественными ограничениями по импорту в США конкретных товаров, так и комплекс идеологических, международно-

правовых и военно-политических барьеров (коммунистический режим, поддержка международного терроризма, уровень торгово-экономического сотрудничества, защита прав интеллектуальной собственности, нарушение общепризнанных прав человека) [5].

Адаптация данного опыта к условиям функционирования Евразийского экономического союза предполагает необходимость трансформации подходов к формированию единой преференциальной системы по следующим направлениям.

В условиях формирования единого экономического пространства критически важной является унификация системы предоставления тарифных преференций, в связи с чем необходимо:

- исключить отсылочные нормы на национальное законодательство в части предоставления режима наибольшего благоприятствования, документального подтверждения страны происхождения товаров, принятия таможенными органами предварительных решений о стране происхождения товаров и включить в Таможенный кодекс Таможенного союза нормы прямого действия;

- сформировать порядок оформления и выдачи Единого сертификата происхождения товара из Евразийского экономического союза и обеспечить признание Единого сертификата происхождения товара таможенными службами иностранных государств (групп

государств) в качестве документа, подтверждающего происхождение товара.

Существенным для модернизации преференциальной системы Евразийского экономического союза является корректировка перечня стран — пользователей тарифных преференций. В настоящее время данный перечень включает 101 страну, по отношению к товарам из которых применяются ставки ввозных таможенных пошлин в размере 75 % от базовой ставки. При этом многие страны из данного перечня (Объединенные Арабские Эмираты, Республика Корея, Чили) не отвечают установленным критериям по отнесению их к развивающимся странам, поскольку, согласно оценке Всемирного банка, относятся к странам, имеющим высокий уровень дохода, что определяет возможность заключения с ними единых на уровне Евразийского экономического союза двухсторонних преференциальных соглашений и получения на взаимной основе благоприятных условий доступа предприятий ЕАЭС на внешние рынки.

Анализ стоимостных объемов импорта России в разрезе стран — торговых партнеров в 2014 г. также показывает, что основными торговыми партнерами из числа стран, пользующихся преференциальным режимом, являются страны Содружества независимых государств (за исключением государств — членов ЕАЭС) и развивающиеся страны — пользователи преференциального режима, в первую очередь Китай и Турция. При этом в настоящее время, по данным Евразийской экономической комиссии, против товаров стран ЕАЭС применяется более 100 действующих ограничений в виде дискриминационных квот, антидемпинговых пошлин, акцизов, дополнительных таможенных сборов, специальных технических мер. Наибольшее количество мер принимается странами-членами СНГ и другими странами — бенефициарами получателями тарифных преференций: Индией, Китаем, государствами-членами СНГ (рис. 1).

Рисунок 1 — Страны, применяющие ограничительные меры в отношении товаров государств-членов Таможенного союза в 2014 г. [6]

По оценке Минэкономразвития России, ущерб от действия ограничительных мер по отношению к российским экспортным товарам составляет примерно 1,5 млрд долл. ежегодно. В

данных условиях предоставление тарифных преференций на невзаимной основе при отсутствии возможности приостановления преференциального режима является контрпродуктивным.

Тарифные преференции в современных условиях должны выполнять роль инструмента обеспечения региональной безопасности [7, с. 106-109].

Наряду с этим целесообразно дальнейшее углубление категорирова-ния развивающихся стран, не классифицируемых как страны с высоким уровнем дохода в соответствии с применяемым Всемирным банком подходом, на страны с низким уровнем дохода и страны со средним уровнем дохода (дифференцируемые, в свою очередь, на страны со средним уровнем дохода и уровнем дохода выше среднего). Такое категорирование позволит исключить из перечня бенефициаров тарифных преференций страны с динамично развивающейся экономикой (Бразилия, Венесуэла, Китай, Кувейт, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, Специальный административный район Китая Гонконг, Тринидад и Тобаго, Хорватия, Южно-Африканская Республика).

Принципиально значимым вопросом совершенствования преференциальной системы ЕАЭС является развитие принципа тарифной дифференциации, предполагающее разделение товарной номенклатуры на группы в зависимости от их чувствительности для общего рынка Таможенного союза, определяемой с учетом доли импорта на рынке данного товара и степени его влияния на соответствующий сектор экономики стран Таможенного союза (занятость, производительность труда и т. п.). В данном контексте целесообразно использование опыта ЕС, в котором применяются четыре градации ставки таможенных пошлин (85 % от базовой ставки для очень чувствительных товаров, 70 % для чувствительных товаров, 35 % для получувствительных товаров и 0 % для нечувствительных товаров).

Одним из ключевых недостатков преференциальной системы Таможенного союза в условиях перехода к обязательному декларированию товаров в

электронной форме и развитию технологий межведомственного взаимодействия является комплекс вопросов, связанных с определением страны происхождения товаров. Принятая в рамках Общей системы преференции система, основанная на подтверждении страны происхождения для целей предоставления тарифных преференций сертификатом о происхождении товара формы «А», имеет ряд существенных недостатков, в первую очередь связанных с невозможностью получения таможенными органами электронных копий подписей и печатей уполномоченных на выдачу сертификатов государственных органов и, как следствие, необходимостью предоставления декларантами сертификатов страны происхождения на бумажных носителях. В результате возрастают риски заявления участниками внешнеэкономической деятельности недостоверных сведений, сокращается потенциал использования технологии электронного декларирования товаров, полноценное функционирование которого возможно лишь в случае исключения бумажного документооборота. В перспективе данный архаичный порядок в государствах — основных торговых партнерах России будет трансформироваться в рамках новой системы, основанной на заявлениях о происхождении, которые будут подаваться в таможенные органы непосредственно зарегистрированными экспортерами, и внедрении электронной системы контроля за достоверностью сертификатов о происхождении товаров.

На основании вышеизложенного представляется возможным сделать вывод о том, что мобилизация возможностей и преимуществ международного экономического сотрудничества для продвижения интересов России на мировом рынке связана с настоятельной необходимостью дополнения интеграционной модели ЕАЭС инструментами, присущими модели «нового региона-

лизма», и развитием инструментария предоставления тарифных преференций в ЕАЭС по следующим концептуальным направлениям.

1. Совершенствование подходов к практической реализации Общей системы преференций в контексте совершенствования механизма таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности в ЕАЭС, что предполагает минимизацию одностороннего предоставления тарифных преференций странам с динамично развивающейся экономикой и формирование стратегического двух- или многостороннего сотрудничества с развивающимися государствами, включающего, помимо взаимного предоставления тарифных преференций, вопросы торгово-экономического сотрудничества, доступа на рынки, взаимного соблюдения прав участников ВЭД.

2. Создание единого экономического пространства, формирование единой стратегии развития внешнеэкономических связей государств — членов Евразийского экономического союза, предполагающее необходимость унифицированного в рамках ЕАЭС подхода к определению стран-бенефициаров режима наибольшего благоприятствования и преференциального режима, порядка документального подтверждения страны происхождения товаров, принятия таможенными органами предварительных решений о стране происхождения товаров.

3. Полномасштабное внедрение в России технологии электронного декларирования товаров, непосредственно связанное с решением вопроса безбумажного подтверждения страны происхождения товаров, что может быть в полной мере реализовано при передаче на уровень одного из федеральных органов исполнительной власти России полномочий торгово-промышленных палат по выдаче сертификатов страны происхождения товаров и реализации

технологий межведомственного и межгосударственного взаимодействия в сфере подтверждения страны происхождения товаров.

Реализация указанных подходов будет способствовать совершенствованию единой системы предоставления тарифных преференций в целях превращения ее в эффективный инструмент регулирования торговых отношений с развивающимися странами, соответствующий принципам Общей системы тарифных преференций и нацеленный на модернизацию структуры внешней торговли государств- членов Евразийского экономического союза.

Библиографический список

1. Винокуров, Е. Ю., Пелипась, И. В., Точицкая, И. Э., Демиденко, М. В. Количественный анализ экономической интеграции Европейского союза и Евразийского экономического союза: методологические подходы. — ЦИИ ЕАБР, 2014.

2. Лихачев, А. Е., Спартак, А. Н. Новые явления и процессы в сфере регионализации мирового хозяйства // Российский внешнеэкономический вестник. — 2013. — № 5.

3. Спартак, А. Н. Евразийская экономическая интеграция — состоявшийся и открытый для широкого международного сотрудничества интеграционный проект // Международная экономика. — 2013. — № 1.

4. Турбан, Г. В. Таможенный союз России, Казахстана и Беларуси в контексте развития региональных торговых соглашений // Белорусский экономический журнал. — 2013. — № 3.

5. U. S. Generalized System of preferences (GSP) Guidebook [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://ctrc.sice.oas.org/Trade/GSP/US_GS P_guide.pdf.

6. Доклад «Об ограничительных мерах, применяемых к товарам госу-

дарств — членов Таможенного союза третьими странами за I полугодие 2014 г.» [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.eurasiancommission.org.

7. Косикова, Л. С. Евразийская стратегия России как форма участия в глобальной экономике. Евразийская интеграция в XXI веке / ред. группа: А. А. Климов, В. Н. Лексин, А. Н. Швецов. — М. : Ленанд, 2012.

Bibliographic list

1. Vinokurov, E. Y., Pelipas, I. C., Tochitskaya, I. E., Demidenko, M. V. Quantitative analysis of the economic integration of the European Union and the Eurasian economic union: methodological approaches. — EABR, 2014.

2. Likhachev, A. E., Spartak, A. N. New phenomena and processes in the field of regionalization of the world economy // Russian economic journal. — 2013. — № 5.

3. Spartak, A. N. Eurasian economic integration — held and open to broad in-

ternational cooperation integration project // The international economy. — 2013. — № 1.

4. Turban, G. V. Customs Union of Russia, Kazakhstan and Belarus in the context of developing regional trade agreements // Belarusian economic journal. — 2013. — № 3.

5. U. S. Generalized System of preferences (GSP) Guidebook [Electronic resource]. — Mode of access : http://ctrc.sice.oas.org/Trade/GSP/US_GS P_guide.pdf.

6. Report concerning restrictive measures applied to goods of the member states of the Customs Union from third countries for the first half of 2014 [Electronic resource]. — Mode of access : http://www.eurasiancommission.org.

7. Kosikova, L. S. Eurasian strategy of Russia as a form of participation in the global economy. Eurasian integration in the twenty-first century / ed. group: A. A. Klimov, V. N. Leksin, A. N. Shvetsov. — M. : Lenand, 2012.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.