Научная статья на тему 'Правовой режим как общетеоретическая категория: проблемные аспекты понимания'

Правовой режим как общетеоретическая категория: проблемные аспекты понимания Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
845
103
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВОВОЙ РЕЖИМ / СТРУКТУРА ПРАВОВОГО РЕЖИМА / ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ / МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ / ПРАВОВОЕ СОСТОЯНИЕ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Романовская Вера Борисовна, Пужаев Владимир Владимирович

В статье рассматриваются существующие в юридической науке подходы к определению правового режима, отмечается общетеоретический характер данной категории, определяется структура правового режима и соотношение со смежными правовыми явлениями.

Legal regime as a general theoretic category: problematic aspects of understanding

The article is devoted to some existing approaches to the definition of legal regime in jurisprudence, highlights the general theoretic nature of this category and determines the structure of legal regime and its correlation with other related legal notions.

Текст научной работы на тему «Правовой режим как общетеоретическая категория: проблемные аспекты понимания»

5. За всю (95-летнюю) историю МОТ был накоплен бесценный опыт многих стран, сконцентрированный в международных трудовых стандартах, которые, в свою очередь, составили своего рода международный кодекс труда. В настоящее время международные стандарты труда являются достижением современной цивилизации. Их прогрессивные положения являются надёжными ориентирами для разработки и совершенствования национальной системы трудового права любого государства (в т.ч. РФ), взявшего курс на соответствие общецивилизационным ценностям.

Библиографический список

1. Вестник Народного комиссариата труда. -1918. - № 1.

2. Гусов К.Н., Толкунова В.Н. Трудовое право России. - М.: Проспект, 2003. - 496 с.

3. Костин Л.А. Международная организация труда. - М.: «Экзамен», 2002. 416 с.

4. Конвенция № 1 МОТ «Об ограничении рабочего времени на промышленных предприятиях до

восьми часов в день и сорока восьми часов в неделю» // СПС «Консультант Плюс», раздел «Законодательство».

5. Конвенция МОТ №9 2 «О безработице» // СПС «Консультант Плюс», раздел «Законодательство».

6. Конвенция МОТ № 3 «Об охране материнства» // СПС «Консультант Плюс», раздел «Законодательство».

7. Конвенция МОТ №2 4 «О труде женщин в ночное время» // СПС «Консультант Плюс», раздел «Законодательство».

8. Конвенция МОТ № 5 «О минимальном возрасте приёма детей на работу в промышленности» // СПС «Консультант Плюс», раздел «Законодательство».

9. Конвенция Мот № 6 «О ночном труде подростков в промышленности» // СПС «Консультант Плюс», раздел «Законодательство».

10. Линдов Г. Детский труд. - Петроград: Изд-во «Муравей», 1917. - 32 с.

11. Собрание Узаконений РСФСР. - 1918. - № 8.

12. Собрание Узаконений РСФСР. - 1918. - № 21.

УДК 340.1

Романовская Вера Борисовна

доктор юридических наук, профессор Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

tigpnngu@yandex.ru

Пужаев Владимир Владимирович

Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

notionn@mail.ru

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ КАК ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ: ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ ПОНИМАНИЯ

В статье рассматриваются существующие в юридической науке подходы к определению правового режима, отмечается общетеоретический характер данной категории, определяется структура правового режима и соотношение со смежными правовыми явлениями.

Ключевые слова: правовой режим, структура правового режима, политический режим, механизм правового регулирования, правовое состояние.

Современные вызовы политико-правовому развитию российского общества, порождаемые, с одной стороны, мировыми глобализационными и интеграционными процессами, а с другой - специфическими внутренними особенностями функционирования отечественной правовой системы, с неизбежностью влекут необходимость модернизации различных сфер общественной жизни в целях их наиболее адекватного соответствия изменяющимся условиям. Особую значимость при этом приобретает поиск эффективных форм, путей регламентирующего воздействия права на общественные отношения - правового регулирования, осуществляемого «с помощью системы специальных правовых средств» [3, с. 299]. Вместе с тем давно замечено, что успешное «использование правовых средств при решении тех или иных специальных задач в значительной степени состоит в том, чтобы выбрать оптимальный

для решения соответствующей задачи правовой режим...» [1, с. 264]. Иными словами, именно с категорией «правовой режим» во многом связана возможность совершенствования процессов юридической регламентации общественных отношений, что и предопределило интерес к её исследованию в рамках настоящей статьи.

Правовой режим представляет собой глубокое, богатое по содержанию и сферам применения правовое явление, олицетворяющее функциональную характеристику права, его нормативность. Основательно укоренившийся в научной литературе и широко используемый в российском внутригосударственном праве (нормативно-правовых актах различного уровня и содержания) и международных актах [17], термин «правовой режим» по-прежнему не имеет своего единообразного понимания и вызывает серьёзные дискуссии среди представителей юридического сообщества.

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова А>- № 4, 2014

© Романовская В.Б., Пужаев В.В., 2014

178

При этом очевидно, что исключительно отраслевой ракурс исследования категории «правовой режим» (именно он в настоящее время является преобладающим среди российских ученых) не способен в полной мере выявить как в целом её сущностные характеристики, так и потенциально возможные её проявления и сферы применения. Этим обстоятельством, на наш взгляд, во многом и определяется целесообразность общетеоретического изучения правовых режимов. Вместе с тем в современной российской юридической науке процесс теоретического осмысления правовых режимов также нельзя считать завершенным. Существующие исследования монографического характера [2; 18] хотя и внесли весомый вклад в изучение указанного вопроса, но всё же не исчерпали его по существу проблемной составляющей.

Прежде чем приступить к рассмотрению имеющихся в науке трактовок понятия «правовой режим», следует обратиться к уяснению значения самого термина «режим». В переводе с французского régime (от лат. regimen «правление») означает следующее: 1) государственный строй, совокупность средств, методов и способов осуществления власти; 2) строго установленный распорядок жизни (труда, отдыха и т.п.); 3) определенное состояние, положение, статус субъекта или объекта; 4) система обязательных норм, правил, требований, принципов, установленных для определенного вида деятельности [12, с. 7]. Таким образом, указанное понятие многозначно, а соответственно и вся категория «правовой режим» будет также иметь сложный в содержательном плане характер.

Исследование доктринальных источников позволило выявить несколько типичных позиций относительно понимания правовых режимов. Согласно первой и наиболее влиятельной из них, под правовым режимом следует понимать «порядок регулирования, который выражен в многообразном комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой дозволений и запретов (а также позитивных обязываний) и создающих особую направленность регулирования» [1, с. 264]. Однако стоит согласиться с мнением А.В. Малько, считающего основным минусом указанной формулировки акцентирование внимания сугубо на направленности правового регулирования (формальном признаке) и указывающего, что в информационно-психологическом аспекте правовой режим в большей мере раскрывает степень благоприятности либо неблагоприятности для интересов различных субъектов права (т.е. материальный признак) [6, с. 206, 208-209]. Тем не менее, именно этот подход так или иначе проводится в жизнь в работах многих ученых [2; 12; 16], которые, приняв за основу вырабатываемой ими дефиниции понимание правового режима в качестве «порядка регулирования», дорабатывают его,

исходя из собственных научных предпочтений или соображений иного толка.

В рамках второго подхода правовой режим определяется как «социальный режим некоторого объекта, закрепленный правовыми нормами и обеспеченный совокупностью юридических средств» [5, с. 258-259]. Вместе с тем, использование в определении не менее «сложного», чем рассматриваемая категория, термина «социальный режим» приводит к размытости полученной формулировки, отсутствию её универсальности.

Третье направление представлено позицией Л.А. Морозовой, определяющей правовой режим как «результат регулятивного воздействия на общественные отношения системы юридических средств, присущих конкретной отрасли права и обеспечивающих нормальное функционирование данного комплекса общественных отношений» [9, с. 123]. Подобное рассмотрение правового режима лишь в качестве итогов нормативного воздействия, на наш взгляд, не совсем приемлемо, так как не соответствуют как общему назначению правовых режимов в системе правового регулирования, так и их сущностным характеристикам. Поэтому следует согласиться с А.В. Малько, считающим, что правовой режим скорее «система условий и методик осуществления правового регулирования, определенный "распорядок" действия права» [6, с. 206-207], нежели его результат.

Неудачной видится и попытка ряда авторов определить правовой режим с позиции, которую можно условно обозначить как «содержательно-функциональную». Предельно узкая трактовка элементного состава и направлений возможного воздействия правовых режимов приводит исследователей к тому, что под ними понимается либо «сложное комплексное юридическое средство, предназначенное для регулирования, охраны общественных отношений и воздействия на поведение субъектов...» [11], либо «самостоятельное правовое средство государства, используемое в целях обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя, специализированный порядок деятельности субъектов права, предназначенный для решения специфических задач или функционирования публично-властных субъектов в особых обстоятельствах» [14, с. 11]. Однако достаточно очевидно, что правовые режимы не ограничиваются простой совокупностью (комплексом) юридических средств или каким-либо комплексным правовым средством, их функционал гораздо богаче, а сферы применения существенно шире. Помимо собственно юридических средств различного уровня организации (в разного рода сочетаниях и вариациях), в структуру правового режима входят также гарантии реализации требований режима и ответственность за нарушение данных требований, субъекты и объекты права и способы их

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 4, 2014

179

взаимной связи, принципы права, цели и способы правового регулирования.

На основании приведенного выше обзора различных мнений ученых, позволим себе считать, что наибольшим познавательным потенциалом и степенью соответствия действительности обладает первый подход, который с учетом приведенных нами общих замечаний может быть принят в качестве основного.

Подчеркивая самостоятельное место «правового режима» в категориальном аппарате теоретико-правовой науки, представляется целесообразным провести его соотношение со смежными правовыми понятиями, такими, как политический режим, механизм правового регулирования, правовое состояние.

Традиционно в научной литературе правовой режим рассматривается в качестве важной органической составляющей режима политического [7; 18]. Указанное суждение в целом верно, по крайней мере в том смысле, что необходимо всегда учитывать взаимную связь правовых режимов, получивших своё официальное закрепление в нормативных актах той или иной страны, с существующей в ней в данный период времени политической конъюнктурой. Установление в государстве демократического, авторитарного или тоталитарного режимов неминуемо влечет за собой изменение и корректировку применяемых средств, методов регулирования общественных отношений. В то же время с помощью правовых режимов необходимым образом закрепляются и реально осуществляются сами государственные или политические режимы. Отмеченная взаимосвязь правовых и политических режимов является в своей основе частным случаем взаимодействия на более широком уровне - между правом как соционормативным регулятором общественных отношений и в целом политической реальностью. По данному поводу многими авторами справедливо указывается, что «политический подтекст многих юридических явлений, понятий, конструкций вполне очевиден» [8], а «содержание правовых предписаний, как правило, не противоречит доминирующему политическому курсу в том или ином государстве, фундаментальным основам политической идеологии» [15, с. 109].

В некоторых работах по праву можно встретить точку зрения, в соответствии с которой правовой режим, по сути, отождествляется с механизмом правового регулирования (взятой в единстве системой правовых средств, при помощи которой обеспечивается результативное воздействие права на общественные отношения). Однако представляется, что дело обстоит несколько иначе, и необходимо четко разграничивать эти довольно близкие понятия. Будучи, по выражению С.С. Алексеева, «высокозначными правовыми категориями», они позволяют представить различные явления право-

вой действительности в работающем и притом системном виде (в виде целостной динамической структуры). Каждая из них в той или иной степени раскрывает динамический характер права. В чём же тогда состоит их различие, если таковое имеется? На наш взгляд, оно касается нескольких принципиальных моментов. Во-первых, с точки зрения структуры категория «правовой режим» является более содержательной, и помимо элементов, составляющих механизм правового регулирования (норм права, юридических фактов, правоотношений, актов реализации права и т.д.), включает иные составляющие, на которые указывалось выше. Во-вторых, правовой режим практически реализуется через механизм правового регулирования. Большинство авторов вполне обоснованно замечают, что в данном аспекте правовой режим есть специфический механизм правового регулирования, который направлен на конкретные виды субъектов и объектов, привязанный к более широким и значимым социальным процессам, в пределах которых указанные субъекты и объекты взаимодействуют [8].

Категория «правовой режим» также тесно связана с понятием «правовое состояние», однако не тождественна ему. Объединяет указанные категории не только и не столько лексическая близость терминов, входящих в их состав («режим» и «состояние»), но в большей мере их обоюдная значимость в процессе правового регулирования. Наряду с правовыми режимами, «правовые состояния в качестве компонентов правового регулирования оказывают влияние на общественные отношения не только напрямую, но и опосредованно, через иные правовые явления» [4, с. 153]. Вместе с тем, между ними существуют определенные различия, которые кратко могут быть обозначены следующим образом: 1. Правовое состояние - это частица механизма правового регулирования, а правовой режим - его функциональная часть, нормативная основа. 2. Если правовой режим отвечает на вопрос: как и в каком порядке осуществляется регулирование общественных отношений, то правовое состояние - цель и результат правового опосредования, т.е. то, что регулируется [10, с. 134-135]. 3. Любой правовой режим представляет собой некое правовое состояние, но не всякое правовое состояние является правовым режимом.

Таким образом, анализ существующих в юридической литературе подходов к пониманию правового режима свидетельствует о дискуссионности и неоднозначности восприятия указанной категории в современной науке (во многом это обусловлено сложностью и многоаспектностью самого рассматриваемого феномена). Приходится также констатировать отсутствие среди ученых согласия и по вопросам о структуре правовых режимов, их функциональной роли. В этой связи, несомненно, актуализируется потребность в общетеоретиче-

180

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 4, 2014

ском исследовании как отмеченных нами в рамках данной статьи, так и оставшихся за её пределами проблемных аспектов заявленной темы.

В заключение статьи хотелось бы согласиться со справедливым утверждением о том, что «поскольку право всегда связано с конкретным обществом, социально определено, то вопросы соответствия, адекватности права, его категорий и понятий регулируемым общественным отношениям и их участникам, способности их отражать объективные потребности общества всегда будут стоять на «передовой» юридической науки» [13, с. 329]. А потому не приходится сомневаться, что механизмы регулятивного воздействия права, в рамках которых значимое место занимают правовые режимы, еще не раз привлекут к себе пристальное внимание современных ученых.

Библиографический список

1. Алексеев С.С. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 6: Восхождение к праву. - М.: Статут, 2010. - 558 с.

2. Беляева Г.С. Правовой режим: общетеоретическое исследование: Автореф. дис. ... д-ра. юрид. наук. - Курск, 2013. - 45 с.

3. Груздев В.В. Вопросы соотношения правового воздействия и правового регулирования // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2011. - №2. - С. 297-310.

4. Груздев В.В. Преемственность в научном знании: опыт разработки категории «правовое состояние» // Юридическая техника. - 2011. - №5. -С. 144-153.

5. Исаков В.Б. Механизм правового регулирования и правовые режимы // Проблемы теории государства и права / под ред. С.С. Алексеева. - М., 1987. - С. 245-267.

6. Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2004. -250 с.

7. Малько А.В., Родионов О.С. Правовые режимы в российском законодательстве // Журнал российского права. - 2001. - №9. - С. 19-25.

8. Матузов Н.И., Малько А.В. Правовые режимы: вопросы теории и практики // Правоведение. -1996. - №1. - С. 16-29.

9. Морозова Л.А. Конституционное регулирование в СССР. - М.: Юрид. лит., 1985. - 144 с.

10. Новикова Ю.С. Правовое состояние и правовой режим: вопросы разграничения понятий // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. - 2006. - №13(68). -

С. 131-135.

11. Осипов П.И. К вопросу о конституционно-правовом режиме // Материалы международной научно-практической конференции «Государство, Конституция, Родина». 23 мая 2013 г. / под ред. д.ю.н. Л.В. Голоскокова. - М.: Изд-во Финансовый университет при Правительстве РФ, 2013. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: Ы1р:// kalinovsky-k.narod.rU/b/gkr_2013/source/authors/ Osipov.pdf. (дата обращения: 01.07.2014).

12. Придворов Н.А., Брыксина Г.С. Правовой режим органа государственной власти (теоретико-правовой аспект) // Ленинградский юридический журнал. - 2007. - №3-9. - С. 5-21.

13. Романовская В.Б. Новое исследование по теории правового состояния личности // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2011. - Т.17. - №5-6. - С. 329330.

14. Ситников А.П. Вопросы соотношения категорий «правовой режим», «правовое состояние», «правовой порядок» // Вестник Челябинского государственного университета. - 2009. - №31 (169). Право. Вып. 21. - С. 9-11.

15. ТирскихМ.Г. Право в государствах с авторитарным политическим режимом // Сибирский юридический вестник. - 2011. - №3(54). - С. 109-115.

16. Утяшов Э.К. Правовые режимы: понятие, признаки, структура, методы правового регулирования // Право и политика. - 2014. - №2. - С. 252259.

17. Федеральный конституционный закон от 30.01.2002 N 1-ФКЗ «О военном положении» // СЗ РФ, 04.02.2002, N 5, ст. 375; Федеральный конституционный закон от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» // СЗ РФ», 04.06.2001, N 23, ст. 2277; ст. 59 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» // СЗ РФ, 14.01.2002, N 2, ст. 133; ст.4 Федерального закона от 09.07.1999 N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» // СЗ РФ», 12.07.1999, N 28, ст. 3493; §2 «Правовой режим и защита инвестиций» Договора о Евразийском экономическом союзе (Подписан в г. Астане 29.05.2014) и многие другие.

18. Шамсумова Э.Ф. Правовые режимы (теоретический аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2001.

19. Шанин А.А. Правовой режим в структуре режима политического // Актуальные проблемы российского права. - 2009. - №3(12). - С. 4-10.

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова № 4, 2014

181