Научная статья на тему 'Практика применения закона "о персональных данных" и его место в уголовно-исполнительной системе'

Практика применения закона "о персональных данных" и его место в уголовно-исполнительной системе Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
139
30
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА / ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ / ЗАЩИТА ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ / PENAL SYSTEM / PERSONAL DATA / PROTECTION OF PERSONAL LIFE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Косарев Кирилл Викторович

Закон «О персональных данных», принятый 27 июня 2006 г., является одним из важнейших в современной системе российского права. Данный закон призван регламентировать защиту персональных данных граждан и является неотъемлемой частью системы охраны частной жизни граждан. При этом закон содержит в себе некоторые спорные положения, которые не позволяют в полной мере достичь тех целей, которые возлагает на данный нормативный акт законодатель. Автором предпринята попытка выделения некоторых спорных положений данного закона и предложены пути по их устранению. При написании статьи автором проанализировано значительное количество судебных актов, которые и легли в основу данной статьи. Применение Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» занимает важное место в деятельности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы. Практически любой аспект деятельности в уголовно-исполнительной системе, так или иначе, связан с обработкой персональных данных, более того, учреждения уголовно-исполнительной системы становятся участниками судебных споров в сфере защиты персональных данных.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Косарев Кирилл Викторович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PRACTICE OF APPLICATION OF THE LAW "ON PERSONAL DATA" AND ITS PLACE IN THE PENAL SYSTEM

The Law “On Personal Data” adopted on June 27, 2006 is one of the most important in the modern system of Russian law. This law is designed to regulate the protection of personal data of citizens and is an integral part of the system of protecting the privacy of citizens. At the same time, the law contains some controversial provisions that do not allow to fully achieve the goals that the legislator entrusts with this normative act. The author has attempted to highlight some controversial provisions of this law and suggest ways to address them. When writing the article, the author analyzed a significant number of judicial acts, which formed the basis of this article. It is worth noting that the application of the Federal Law of July 27, 2006 No. 152-FZ “On Personal Data” occupies an important place in the penal system. Almost any aspect of the activity in the penitentiary system is somehow related to the processing of personal data, moreover, as it will be indicated later in the article, the institutions of the penitentiary system become parties to judicial disputes in the field of personal data protection.

Текст научной работы на тему «Практика применения закона "о персональных данных" и его место в уголовно-исполнительной системе»

Penal System] // Vestnik Samarskogo yuridicheskogo instituta [Journal of the Samara Law Institute], 2018, no. 5, p. 9-13.

5. Dvizhenie i konkurs Kalina Krasnaya Movement and contest Kalina Krasnaya. URL: https://www.kalinakrasnaya.ru/ (accessed 7/20/2019).

6. Kommentarij k Grazhdanskomu kodeksu Rossijskoj Federacii (chasti chetvertoj): v 2 t. (postatejnyj [Commentary to the Civil Code of the Russian Federation (part four)] / S. A. Gorlenko, V. O. Kalyatin, L. L. Kirij and others; gen. ed. L. A. Traxtengercz. — 2nd iss. Moscow, INFRA-M, 2016. Vol. 1. 485 p.

7. Poeticheskij Vserossijskij Ezhegodny'j Konkurs sredi osuzhdenny'x [Poetry All-Russian Annual Competition among Convicts]. URL: http://popechsovet.ru/poe4icheskij/ (accessed 1/31/2019).

8. Press-sluzhba GUFSIN Rossii po Samarskoj oblasti [Press service of the Main Department of the FPS of Russia in Samara region]. URL: http://www.63.fsin.su/news/ detail.php?ELEMENT_ID=162017 (accessed 1/31/2019).

9. Serebrovskij, V. I. Voprosy' sovetskogo avtorskogo prava [Issues of Soviet Copyright]. Moscow, Academy of Sciences of USSR Publishing, 1956. 283 p.

10. Federakny'j institut promy'shlennoj sobstvennosti [Federal Institute of Industrial Property]. URL: http://new.fips.ru/ (accessed 1/31/2019).

Сведения об авторе

Владимирова Оксана Алексеевна: Самарский юридический институт ФСИН России (г. Самара, Российская Федерация), заместитель начальника кафедры гражданско-правовых дисциплин, кандидат юридических наук. E-mail: Vladimirova.ox@yandex.ru

Information about the author

Vladimirova Oksana Alekseevna: Samara Law Institute of the FPS of Russia (Samara, Russia), deputy chief of the Chair of Civil Law Disciplines, candidate of law. E-mail: Vladimirova.ox@yandex.ru

УДК 342.72

К. В. Косарев

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНА «О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ» И ЕГО МЕСТО В УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ

Закон «О персональных данных», принятый 27 июня 2006 г., является одним из важнейших в современной системе российского права. Данный закон призван регламентировать защиту персональных данных граждан и является неотъемлемой частью системы охраны частной жизни граждан. При этом закон содержит в себе некоторые спорные положения, которые не позволяют в полной мере достичь тех целей, которые возлагает на данный нормативный акт законодатель. Автором предпринята попытка выделения некоторых спорных положений данного закона и предложены пути по их устранению. При написании статьи автором проанализировано значительное количество судебных актов, которые и легли в основу данной статьи.

© Косарев К. В., 2020 © Kosarev K. V., 2020

Применение Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» занимает важное место в деятельности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы. Практически любой аспект деятельности в уголовно-исполнительной системе, так или иначе, связан с обработкой персональных данных, более того, учреждения уголовно-исполнительной системы становятся участниками судебных споров в сфере защиты персональных данных.

Ключевые слова: уголовно-исполнительная система; персональные данные; защита личной жизни.

K. V. Kosarev

PRACTICE OF APPLICATION OF THE LAW "ON PERSONAL DATA" AND ITS PLACE IN THE PENAL SYSTEM

The Law "On Personal Data" adopted on June 27, 2006 is one of the most important in the modern system of Russian law. This law is designed to regulate the protection ofpersonal data of citizens and is an integral part of the system of protecting the privacy of citizens. At the same time, the law contains some controversial provisions that do not allow to fully achieve the goals that the legislator entrusts with this normative act. The author has attempted to highlight some controversial provisions of this law and suggest ways to address them. When writing the article, the author analyzed a significant number of judicial acts, which formed the basis of this article.

It is worth noting that the application of the Federal Law of July 27, 2006 No. 152-FZ "On Personal Data" occupies an important place in the penal system. Almost any aspect of the activity in the penitentiary system is somehow related to the processing of personal data, moreover, as it will be indicated later in the article, the institutions of the penitentiary system become parties to judicial disputes in the field ofpersonal data protection.

Keywords: penal system; personal data; protection of personal life.

27 июня 2006 года был принят Федеральный закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «О персональных данных» (далее ФЗ-152). Принятый закон был призван регулировать отношения в сфере обработки персональных данных физических лиц. При этом следует отметить, что закон, несмотря на положительные отзывы правоприменителей, содержал различные проблемные места, поэтому в закон неоднократно вносились дополнения и изменения. Несмотря на усилия законодателя по устранению проблемных моментов, правоприменение некоторых положений закона вызывает ряд сложностей.

В данной статье выявлено несовершенное, с точки зрения автора, правовое регулирование общественных отношений, возникающих в сфере оборота персональных данных.

Уголовно-исполнительная система (УИС) не стоит особняком в рамках данных отношений и является субъектом отношений по обработке персональных данных, причем спектр субъектов данных отношений достаточно широк: это сотрудники УИС, гражданский персонал, лица, проходящие обучение в образовательных организациях ФСИН России, лица, в отношении которых исполняются уголовные наказания. По сути, любой аспект деятельности УИС так или иначе затрагивает отношения в сфере защиты персональных данных.

Защита персональных данных имеет конституционную основу: в ст. 24 Конституции Российской Федерации указано, что «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».

Прежде всего стоит разобраться с тем, что такое персональные данные. Ес-

ли попытаться классифицировать «персональные данные» как объект прав, то, по мнению автора, персональные данные представляют собой «информацию», которая, в свою очередь, относится к частной жизни гражданина. Данный объект регулируется и охраняется различными отраслями права, что свидетельствует комплексном характере отношений по защите персональных данных. Так, если рассматривать персональные данные с точки зрения регуляции нормами гражданского законодательства, то на ум сразу приходит защита «частной жизни». Говоря о соотношении «частной жизни» и «персональных данных», уместно привести высказывание М. Н. Малеиной: «Тайну частной жизни можно представить как общую родовую категорию, включающую профессиональные и непрофессиональные (иные) тайны; тайна персональных данных — одна из видов тайн» [1]. Автором полностью поддерживается данная позиция. Таким образом, персональные данные — это информация о частной жизни лица.

В ст. 3 ФЗ-152 дано следующее определение персональных данных: это «любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному, или определяемому физическому лицу». Данное определение представляется достаточно широким, что позволяет включать в персональные данные все что угодно. Иными словами, персональными данными может являться любая информация о гражданине.

Кроме того, приведенная статья содержит определение «обработки персональных данных», под которой понимается «любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение

персональных данных». В данном определении, по мнению автора, законодателем допущена аналогичная ошибка: дано определение, позволяющее необоснованно широко его трактовать, что позволяет относить к обработке информации любое действие, связанное с персональными данными.

Из-за столь «широких» формулировок рождаются «странные» судебные споры. Рассмотрим решение Судебной коллегии по административным делам Верховного суда РФ от 14.06.2017 № АКПИ17-259 [2]. Истец обратился в суд с иском о признании части постановления Правительства РФ от 21.03.2006 № 153 «Об утверждении Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов» недействующим. Истица является владельцем государственного жилищного сертификата о предоставлении социальной выплаты на приобретение жилого помещения. По мнению истицы, приведенный нормативный акт нарушает положения ФЗ-152, которые «предусматривают указание в договоре купли-продажи жилого помещения ее персональных данных в виде номера банковского счета, что затрагивает ее права, так как после подписания договора купли-продажи он передается оператору Росреестра, затем регистратору Росре-естра, после регистрации договора один экземпляр его передается продавцу (продавцам), честность, добросовестность и законопослушность которых никто не гарантирует, то есть ее персональные данные становятся известными посторонним лицам». Иными словами, истицу смущает то обстоятельство, что номер ее банковского счета станет известен субъектам, осуществляющим регистрацию ее прав на недвижимое имущество, и продавцу, с которым она заключает сделку. Исходя из буквального толкования закона, выводы истицы верны, так как номер банковского счета является информацией о физическом лице, а продавец и сотрудники Росреестра в том или ином виде осуществляют какие-то действия с информацией о ее банковском счете.

В удовлетворении исковых требований Верховный суд РФ справедливо отказал, мотивируя это положениями ст. 6 ФЗ-152: «Не может рассматриваться нарушением закона существование нормативного акта, регулирующего порядок безналичных расчетов в какой-либо сфере». Руководствуясь логикой истицы, сотрудники коммунальных служб, выставляющих коммунальные счета жильцам, должны получить добровольное согласие на заполнение счетов.

По мнению автора, данный спор является показательным и обнажает главное несовершенство рассматриваемого закона — чересчур широкое толкование его фундаментальных понятий.

А. И. Савельев отмечает, что «невозможно формирование единого перечня персональных данных на уровне закона»

[3]. Однако отсутствие данного перечня будет приводить неизбежно к вопросам в духе «относить ли адрес электронной почты к персональным данным или нет». С. Шнайдер была подготовлена интересная работа под названием «Новое в законодательстве о персональных данных»

[4]. Автор приводит примерный перечень персональных данных работника, с которыми приходится работать работодателю: перечень содержит 22 пункта, каждый из которых может быть отнесен к персональным данным.

Безусловно, данный довод также ставит под сомнение позицию о конкретизации положений ФЗ-152. Однако обратим внимание на следующий спор — решение Алтайского краевого УФАС России от 04.12.2014 по делу № 650/14.

По мнению заявителя, нарушением ФЗ-152 явилось установление заказчиком в конкурсной документации требования о предоставлении копий дипломов о высшем образовании работников по соответствующим специальностям в подтверждение наличия у участника закупки квалифицированных трудовых ресурсов. По мнению заявителя, данные документы содержат персональные данные и не могут быть переданы третьим лицам без согласия субъекта персональных. Автор

полагает, что требования истца абсурдны, и в данном случае истец допускает «злоупотребление правом», так как возможность установления такого требования предусмотрена законодательством в сфере государственных закупок, например, Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». В удовлетворении жалобы было отказано. Суды тратят значительное количество времени, рассматривая споры, которые не имеют под собой правового основания.

В судебной практике содержится множество дел, в которых встречается определение того, что является персональными данными, например:

- сведения, указанные в документе, удостоверяющем личность, ИНН, СНИЛС (апелляционное определение Новосибирского областного суда от 04.07.2017 по делу № 33-6394/2017);

- банковский счет, номер банковской карты (апелляционное определение Новосибирского областного суда от 04.07.2017 по делу № 33-6394/2017);

- адрес электронной почты (апелляционное определение Новосибирского областного суда от 27.09.2016 № 339626/2016).

Рассмотрим пример судебной практики с участием Вологодского института права и экономики ФСИН России. Решением мирового суда Вологодский институт права и экономики ФСИН России был привлечен к административной ответственности: причиной явилось то, что институт предоставил в контролирующий орган неполные сведение относительно того, чьи персональные данные он обрабатывает (решение от 06.03.2017 по делу № 12-415/2017, Вологодский городской суд). Институт не указал, что обрабатывает персональные данные абитуриентов. Данное обстоятельство послужило поводом для привлечения к административной ответственности. Впоследствии данное решение было отменено. По мнению автора, данный спор стал возможен из-за

того, что ФЗ-152 не конкретизирует некоторые аспекты. Например, в данном случае в законе не дано понятие «категории субъектов персональных данных». Поэтому возникают разночтения: с одной стороны, субъекты, осуществляющие обработку персональных данных, могут информировать контролирующий орган в виде «мы обрабатываем персональные данные», а контролирующий орган считать это неправильным толкованием закона и требовать, чтобы указывали, чьи именно данные обрабатываете. Все это выливается в привлечение к административной ответственности и последующие судебные обжалования, что представляется неправильным.

Исходя из изложенного, представляется целесообразным предложить некоторые пути совершенствования современного законодательства, регулирующего вопросы обработки персональных данных.

1) Необходимо определить конкретный перечень того, что относится к пер-

сональным данным. Безусловно, указать конкретные документы не представляется возможным, но указать характер сведений, относящихся к персональным данным, считаем правильным.

2) В ФЗ-152 необходимо определить цели использования персональных данных. Полагаем, что цель использования персональных данных является необходимым элементом для отграничения правонарушения от правомерного использования персональных данных.

На сегодняшний день ФЗ-152 не содержит указание на цели использования, вместо этого можно увидеть бланкетную норму в ст. 5 ч. 4 ФЗ-152, где содержится отсылка к «Рекомендациям по составлению документа, определяющего политику оператора в отношении обработки персональных данных, в порядке, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ "О персональных данных"».

Литература

1. Малеина, М. Н. Право на тайну и неприкосновенность персональных данных // Журнал российского права. — 2010. — № 11. — С. 18-28.

2. Решение Судебной коллегии по административным делам Верховного суда РФ от 14.06.2017 № АКПИ17-259 // Бюллетень Верховного суда РФ. — 2018. — № 8.

3. Савельев, А. И. Направления регулирования Больших данных и защита неприкосновенности частной жизни в новых экономических реалиях // Закон. — 2018. — № 5. — С. 122-144.

4. Шнайдер, С. Новое в законодательстве о персональных данных // Кадровик.ру. — 2012. — № 1. — С. 50-55.

References

1. Maleina, M. N. Pravo na tainu i neprikosnovennost personalnykh dannykh [Right to Confidentiality and Inviolability of Personal Data] // Zhurnal rossiiskogo prava [Journal of Russian Law], 2010, no. 11, p. 18-28.

2. Reshenie Sudebnoi kollegii po administrativnym delam Verkhovnogo Suda RF ot 14.06.2017 № AKPI17-259 [Decision of Judicial board on administrative cases of the Supreme Court of the Russian Federation of 6/14/2017 N AKPI17-259] // Byulleten Verkhovnogo Suda RF [Bulletin of the Supreme Court of the Russian Federation], 2018, no. 8.

3. Savelyev, A. I. Napravleniia regulirovaniia Bolshikh dannykh i zashchita neprikosno-vennosti chastnoi zhizni v novykh ekonomicheskikh realiiakh [Directions of Regulation of Big Data and Protection of Privacy in New Economic Realities] // Zakon [Law], 2018, no. 5, p. 122-144.

4. Shnaider, S. Novoe v zakonodatelstve o personalnykh dannykh [New in personal data legislation] // Кадровик.ру, 2012, no. 1, p. 50-55.

Сведения об авторе

Косарев Кирилл Викторович: ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России (г. Новокузнецк, Российская Федерация), преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин. E-mail: writer999@mail.ru

Information about the author

Kosarev Kirill Viktorovich: Kuzbass Institute of the FPS of Russia (Novokuznetsk, Russia), lecturer of the Chair of Civil Law Disciplines. E-mail: writer999@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.