Научная статья на тему 'К вопросу об отдельном виде социальных гарантий сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы'

К вопросу об отдельном виде социальных гарантий сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
105
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ / ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ПОСОБИЕ ПО УХОДУ ЗА РЕБЕНКОМ / СОТРУДНИК УЧРЕЖДЕНИЙ И ОРГАНОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ / МАТЕРИ / ПОДЛЕЖАЩИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОМУ СОЦИАЛЬНОМУ СТРАХОВАНИЮ / SOCIAL GUARANTEE / MONTHLY ALLOWANCE FOR CHILD CARE / EMPLOYEE OF INSTITUTIONS AND BODIES OF THE PENAL SYSTEM / MOTHERS SUBJECT TO COMPULSORY SOCIAL INSURANCE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Брылякова Екатерина Станиславовна

Статья посвящена отдельному виду социальных гарантий сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы праву на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком до достижения им полутора лет при сохранении своего рабочего места. Данная социальная гарантия не лишена нюансов: правовая проблема реализации права сотрудника учреждений и органов уголовно-исполнительной системы состоит в том, что он лишен права на «полноценное» ежемесячное пособие по уходу за ребенком. Актуальность данной темы обусловлена тем, что на сегодняшний день Федеральный закон от 19.05.1995 № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» устанавливает для сотрудников органов и учреждений уголовно-исполнительной системы ежемесячное пособие по уходу за ребенком в размере 40 процентов среднего денежного довольствия по месту службы за последние 12 календарных месяцев, предшествующих месяцу наступления отпуска по уходу за ребенком. При этом обозначенный нормативно-правовой акт регламентирует минимальный (1500 рублей) и максимальный размер пособия (6000 рублей) для данной категории лиц. Однако для такой категории лиц, как матери, осуществляющие уход за ребенком и подлежащие обязательному социальному страхованию, Федеральный закон № 81-ФЗ устанавливает пособие по уходу за ребенком в размере 40 процентов среднего заработка, на который начисляются страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством и не ограничивает максимальным размером. В связи с этим в правоприменительной сфере возникает дискуссионный вопрос относительно приоритетности ущемления прав одной категории граждан над другими в части размера пособия по уходу за ребенком. В статье предпринята попытка разобраться с регламентированным законодателем подходом к определению размеров выплаты пособия по уходу за ребенком определенному кругу субъектов и предложить рекомендации разрешения сложившейся ситуации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

To the question of the separate kind of social guarantees to employees of institutions and bodies of the penal system

The presented article is devoted to a separate type of social guarantees for employees of institutions and bodies of the penal system-the right to receive a monthly allowance for the care of a child up to the age of one and a half, while maintaining their jobs. However, this social guarantee is not devoid of nuances, namely, the legal problem of exercising the right of an employee of institutions and bodies of the penitentiary system is that he is deprived of the right to a “full-fledged” monthly child care benefit. The relevance of this topic is due to the fact that today the Federal law of 19.05.1995 No. 81-FZ “On state benefits to citizens with children” establishes for the employees of bodies and establishments of criminally-Executive system of monthly allowances for child care in the amount of 40 percent of the average monetary allowances at the place of service in the last 12 calendar months preceding the month of the onset of leave to care for a child. In this case, the designated legal act regulates the minimum (1500 rubles) and the maximum amount of benefits (6000 rubles) for this category of persons. However, such a category of persons as mothers who take care of a child and are subject to compulsory social insurance, Federal law No. 81-FZ establishes a child care allowance in the amount of 40 percent of the average wage, which is charged with insurance contributions for compulsory social insurance in case of temporary disability and in connection with motherhood, and does not limit the maximum amount. In this regard, in the field of law enforcement there is a debatable question about the priority, infringement of the rights of one category of citizens over others in terms of the amount of child care benefits. The article attempts to deal with a regulated by the legislator approach to determining the amount of payment of childcare benefits to a specific circle of subjects and to offer recommendations for resolving the current situation.

Текст научной работы на тему «К вопросу об отдельном виде социальных гарантий сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы»

4. Tsindyaykina, E. P., Tsypkina, I. S. Labor contract: the procedure for the conclusion, amendment and termination [Trudovoj dogovor: poryadok zaklyucheniya, izmeneniya i rastorzheniya] / ed. K. N. Gusov. 3rd ed., rewr. and add. Moscow, Prospectus, 2008.

Сведения об авторах

Борзенко Юлия Александровна: ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России (г. Новокузнецк, Российская Федерация), начальник кафедры гражданско-правовых дисциплин, кандидат юридических наук, доцент. E-mail: borzenkoua@mail.ru Косарев Кирилл Викторович ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России (г. Новокузнецк, Российская Федерация), преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин. E-mail: writer999@mail.ru

Information about the author

Borzenko Julia Alexandrovna: Kuzbass Institute of the FPS of Russia (Novokuznetsk, Russia), chief of the Chair of Civil Law Disciplines, candidate of law, associate professor. E-mail: borzenkoua@mail.ru Kosarev Kirill Viktorovich: Kuzbass Institute of the FPS of Russia (Novokuznetsk, Russia), lecturer of the Chair of Civil Law Disciplines. E-mail: writer999@mail.ru

УДК 343.83

Е. С. Брылякова

К ВОПРОСУ ОБ ОТДЕЛЬНОМ ВИДЕ СОЦИАЛЬНЫХ ГАРАНТИЙ СОТРУДНИКАМ УЧРЕЖДЕНИЙ И ОРГАНОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Статья посвящена отдельному виду социальных гарантий сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы — праву на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком до достижения им полутора лет при сохранении своего рабочего места. Данная социальная гарантия не лишена нюансов: правовая проблема реализации права сотрудника учреждений и органов уголовно-исполнительной системы состоит в том, что он лишен права на «полноценное» ежемесячное пособие по уходу за ребенком. Актуальность данной темы обусловлена тем, что на сегодняшний день Федеральный закон от 19.05.1995 № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» устанавливает для сотрудников органов и учреждений уголовно-исполнительной системы ежемесячное пособие по уходу за ребенком в размере 40 процентов среднего денежного довольствия по месту службы за последние 12 календарных месяцев, предшествующих месяцу наступления отпуска по уходу за ребенком. При этом обозначенный нормативно-правовой акт регламентирует минимальный (1500 рублей) и максимальный размер пособия (6000 рублей) для данной категории лиц. Однако для такой категории лиц, как матери, осуществляющие уход за ребенком и подлежащие обязательному социальному страхованию, Федеральный закон № 81-ФЗ устанавливает пособие по уходу за ребенком в размере 40 процентов среднего заработка, на который начисляются страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством и не

© Брылякова Е. С., 2019 © Brylyakova E. S., 2019

ограничивает максимальным размером. В связи с этим в правоприменительной сфере возникает дискуссионный вопрос относительно приоритетности ущемления прав одной категории граждан над другими в части размера пособия по уходу за ребенком. В статье предпринята попытка разобраться с регламентированным законодателем подходом к определению размеров выплаты пособия по уходу за ребенком определенному кругу субъектов и предложить рекомендации разрешения сложившейся ситуации.

Ключевые слова: социальные гарантии; ежемесячное пособие по уходу за ребенком; сотрудник учреждений и органов уголовно-исполнительной системы; матери, подлежащие обязательному социальному страхованию.

E. S. Brylyakova

TO THE QUESTION OF THE SEPARATE KIND OF SOCIAL GUARANTEES TO EMPLOYEES OF INSTITUTIONS AND BODIES OF THE PENAL SYSTEM

The presented article is devoted to a separate type of social guarantees for employees of institutions and bodies of the penal system-the right to receive a monthly allowance for the care of a child up to the age of one and a half, while maintaining their jobs. However, this social guarantee is not devoid of nuances, namely, the legal problem of exercising the right of an employee of institutions and bodies of the penitentiary system is that he is deprived of the right to a "full-fledged" monthly child care benefit. The relevance of this topic is due to the fact that today the Federal law of 19.05.1995 No. 81-FZ "On state benefits to citizens with children" establishes for the employees of bodies and establishments of criminally-Executive system of monthly allowances for child care in the amount of 40 percent of the average monetary allowances at the place of service in the last 12 calendar months preceding the month of the onset of leave to care for a child. In this case, the designated legal act regulates the minimum (1500 rubles) and the maximum amount of benefits (6000 rubles) for this category of persons. However, such a category of persons as mothers who take care of a child and are subject to compulsory social insurance, Federal law No. 81-FZ establishes a child care allowance in the amount of 40 percent of the average wage, which is charged with insurance contributions for compulsory social insurance in case of temporary disability and in connection with motherhood, and does not limit the maximum amount. In this regard, in the field of law enforcement there is a debatable question about the priority, infringement of the rights of one category of citizens over others in terms of the amount of child care benefits. The article attempts to deal with a regulated by the legislator approach to determining the amount of payment of childcare benefits to a specific circle of subjects and to offer recommendations for resolving the current situation.

Keywords: social guarantee; monthly allowance for child care; employee of institutions and bodies of the penal system; mothers subject to compulsory social insurance.

В соответствии со ст. 10 Федерально- лишения свободы"» (далее — ФЗ № 197-

го закона от 19.07.2018 № 197-ФЗ «О ФЗ) на сотрудника уголовно-

службе в уголовно-исполнительной си- исполнительной системы возлагаются

стеме Российской Федерации и о внесе- обязанности, связанные с выполнением

нии изменений в Закон Российской Фе- поставленных перед ним задач, в том

дерации "Об учреждениях и органах, ис- числе и с риском для жизни, что пред-

полняющих уголовные наказания в виде определяет предоставление ему опреде-

ленного пакета социальных гарантий и компенсаций, установленных законодательством Российской Федерации, в частности, Федеральным законом от 30.12.2012 № 283-Ф3 «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — ФЗ № 183-ФЗ).

Одной из социальных гарантий при уходе сотрудника органов и учреждений уголовно-исполнительной системы в отпуск по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет выступает выплата ежемесячного пособия. Данная социальная гарантия предоставляется матерям, отцам, другим родственникам, опекунам, фактически осуществляющим уход за ребенком, подлежащим обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, что закреплено Федеральным законом от 19.05.1995 № 81-ФЗ (ред. от 29.07.2018) «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» (далее — ФЗ № 81-ФЗ).

Однако анализ обозначенных нормативно-правовых актов позволяет констатировать, что у сотрудников органов и учреждений уголовно-исполнительной системы данная социальная гарантия представлена в несколько ограниченном размере. Это выражается: во-первых, в ограниченном субъектном составе; во-вторых, в фиксированном максимальном размере пособия по уходу за ребенком. Остановимся более подробно на каждом из обозначенных моментов.

Обращаясь к п. 10 ст. 58 ФЗ № 197-ФЗ, мы сталкиваемся с таким фактом, что отпуск по уходу за ребенком до достижения им трех лет предоставляется сотруднику — матери (усыновителю, опекуну), либо сотруднику — отцу (усыновителю, опекуну), при условии, что последний воспитывает ребенка без матери (в случае ее смерти, лишения ее родительских прав, длительного пребывания в меди-

цинской организации и в других случаях отсутствия материнского попечения по объективным причинам). Аналогичное положение касаемо субъектного состава, имеющего право ухода в отпуск по уходу за ребенком, находит свое отражение в абз. 3 ч. 1 ст. 13 ФЗ № 81-ФЗ, п. б ст. 1 постановления Правительства РФ о 29.12.2009 № 1100 «Об утверждении Положения об исчислении среднего заработка (дохода, денежного довольствия) при назначении пособия по беременности и родам и ежемесячного пособия по уходу за ребенком отдельным категориям граждан» (далее — постановление Правительства № 1100): «Право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком имеют матери либо отцы, проходящие службу в качестве... сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы. и находящиеся в отпуске по уходу за ребенком». Что же касается лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию, то перечень субъектов, имеющих право на отпуск по уходу за ребенком, несколько шире, в частности, к такой категории граждан относятся: матери либо отцы (без каких-либо условий и ограничений — прим. автора), другие родственники, опекуны, фактически осуществляющие уход за ребенком. Подробная регламентация реализации данного права другими родственниками отражена в приказе Мин-здравсоцразвития России от 23.12.2009 № 1012н «Об утверждении Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей».

Возникает вопрос относительно равенства в правовых возможностях реализации права на отпуск по уходу за ребенком сотруднику учреждений и органов уголовно-исполнительной системы. Не только отец, но и другие родственники (в частности, бабушка или дедушка), проходящие военную службу, службу в качестве лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, войск

национальной гвардии, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, таможенных органов, не могут реализовать данное право при возможности ухода в отпуск матери ребенка. Однако в практической ситуации не всегда матери ребенка выгодно находиться в отпуске по уходу за ребенком в силу занимаемой должности и возлагаемых на нее должностных обязанностей, денежного довольствия.

Что же касается второго аспекта — фиксированного максимального размера пособия по уходу за ребенком, то здесь мы также сталкиваемся с тем фактом, что для сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы абз. 4 ч. 1 ст. 15 ФЗ № 81-ФЗ установлен максимальный размер пособия по уходу за ребенком и не может превышать за полный календарный месяц 6000 рублей (с 1 февраля 2019 г. максимальный размер пособия по уходу за ребенком лицам, указанным в абз. 3 ч.1 ст. 13 ФЗ № 81-ФЗ, составляет 13 109 рублей 81 копейку). Говоря о матерях, на заработок которых начисляются страховые взносы на обязательное социальное страхование в связи с материнством, максимальный размер пособия по уходу за ребенком не определен ФЗ № 81-ФЗ (с 1 января 2019 г. максимальный размер пособия по уходу за ребенком лицам, подлежащим обязательному социальному страхованию, — 26 152 рубля 27 копеек). При этом ФЗ № 81-ФЗ ежемесячное пособие по уходу за ребенком определено в размере 40 % среднего заработка (денежного довольствия). В данном случае если пособие по уходу за ребенком сотруднику учреждений или органов уголовно-исполнительной системы, рассчитанное из денежного довольствия, получается больше по размеру максимального значения, установленного законодательством РФ, то выплачиваться будет только максимально установленная сумма.

В подтверждение сказанному приведем несколько примеров из правоприменительной практики, но только относительно сотрудника ОВД. «Сотруднице ОВД согласно ее заявлению и представленным документам с 2 февраля 2018 года предоставлен отпуск по уходу за ребенком. Размер среднего денежного довольствия, исчисленный за 12 календарных месяцев, предшествующих уходу женщины в отпуск, составляет 40 740,26 руб. Рассчитаем ежемесячное пособие по уходу за ребенком за полный календарный месяц.

Ежемесячное пособие по уходу за ребенком за полный календарный месяц составит 16 296,11 руб. (40 740,26 руб. х 40 %). Поскольку ст. 15 Закона № 81-ФЗ установлено ограничение максимального размера данного пособия, оно будет выплачено в сумме 12 569,33 руб.» [3].

Еще одним примером может выступать апелляционное определение Красноярского краевого суда относительно отказа в удовлетворении исковых требований гражданки Н. Н. к Межмуниципальному управлению МВД России «Красноярское» о взыскании пособия по уходу за ребенком, процентов, компенсации морального вреда. Исходя из определения, гражданка Н. Н. свои требования мотивировала тем, «что проходила службу в органах внутренних дел по контракту. Приказом № 408л/с от 12.08.2013 года ей предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения возраста трех лет с 06.08.2013 года. При этом ежемесячное пособие по уходу за ребенком ей не выплачивалось, несмотря на предоставление всех необходимых документов в июле 2013 года.

Н. Н. просила взыскать с ответчика пособие по уходу за ребенком в сумме 114 566,38 руб., проценты за несвоевременную выплату пособия в сумме 3 374,47 руб., компенсацию морального вреда 100 000 руб., судебные расходы на оплату юридических услуг 35 000 руб.

Принимая решение об отказе Н. Н. в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции не установил предусмотренных законом оснований для их удовлетворения.

На основании полученных документов 20.03.2014 на лицевой счет истицы перечислено ежемесячное пособие по уходу за ребенком за период с 06.08.2013 по март 2014 г. включительно в размере 94 097,83 руб. Факт получения указанной суммы истица не оспаривает.

Проверяя расчет выплаченного истице пособия, суд первой инстанции пришел к выводу о правильности его начисления. Как указал суд, размер пособия, исчисленного в размере 40 % денежного довольствия истицы, составляет 24 510,91 руб., ответчиком правомерно исчислено пособие в максимальном размере, установленном ст. 15 Федерального закона № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» с учетом ежегодных индексаций в соответствии с федеральными законами о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год и с применением районного коэффициента 1,2.

Общая сумма пособия, выплаченного истице, составила: 26 дней августа 9 879,03 руб. (11 778,85 руб. /31 х 26 дней), сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь 2013 г. — по 11 778,85 руб. ежемесячно; январь, февраль, март 2014 г. — по 12 367,80 руб. ежемесячно, а всего 94 097,83 руб.

В силу изложенного, учитывая, что пособие по уходу за ребенком за спорный период выплачено истице в полном объеме, оснований для взыскания в ее пользу пособия по уходу за ребенком за период с августа 2013 года по февраль 2014 года суд не установил.

Принимая во внимание, что нарушения права истицы на социальные гарантии ответчиком не допущено, суд верно указал на отсутствие оснований для взыскания в ее пользу компенсации мо-

рального вреда, а также судебных расходов на оплату услуг представителя.

При указанных обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам жалобы не установлено» [1].

Таким образом, поскольку сотрудники органов внутренних дел, сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы не являются застрахованными лицами по обязательному социальному страхованию и, соответственно, не имеют права на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком в максимальном размере, установленном для застрахованных по обязательному социальному страхованию лиц. Получается, что если денежное довольствие не облагается страховыми взносами, то законодатель избрал несколько иной способ ограничения размера пособия.

Как верно заметил И. А. Михайлов, «применение этого способа иногда приводит к "перегибам". Ранее Конституционный суд РФ неоднократно заявлял, что правила назначения ежемесячного пособия по уходу за ребенком могут предусматривать дифференциацию размеров и условий его выплаты, однако такая дифференциация, исходя из требований Конституции РФ, в том числе вытекающих из закрепленного ею принципа равенства, допустима, если она объективно оправданна, обоснованна и преследует конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (см. постановления Конституционного суда РФ от 24.05.2001 № 8-П, от 03.06.2004 № 11-П, от 15.06.2006 № 6-П и от 05.04.2007 № 5-П, определения Конституционного суда РФ от 04.12.2003 № 415-О, от 27.06.2005 № 231-О и от 01.12.2005 № 428-О)» [2].

Более того, эмпирические данные (опрос 100 респондентов — сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Алтайского

края, Забайкальского края, Кемеровской области) позволили констатировать, что ряд сотрудников, которые не получали ежемесячное пособие по уходу за ребенком, были уверены в назначении пособия в размере: 1. 40 % от денежного довольствия без ограничения максимального размера (60 % респондентов), 2. с ограничением суммы пособия, но равной для всех граждан, имеющих право на данную социальную гарантию (40 %).

Во второй группе респондентов, которые уже получали данное пособие, 100 % выразили свое отрицательное отношение к ограничению размера данного пособия по отношению к размеру пособия, выплачиваемого лицам, подлежащим обязательному социальному страхованию, касаемо данной социальной гарантии. В данной ситуации сотрудники усматривали нарушение принципа равенства женщины, реализующей свое право на гарантированную государством поддержку материнства и детства, исходя из дифференциации ее по подпадающей под

обязательное социальное страхование или нет.

Таким образом, можно констатировать, что сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, реализуя право на отпуск по уходу за ребенком, выступают субъектами социального обеспечения, социально уязвимыми в данный момент и рассчитывающими на поддержку в первую очередь со стороны государства. Они могут быть ограничены в правах в той мере, если это необходимо для выполнения основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, и для обеспечения безопасности государства (п. 4 ст. 3 ФЗ № 197-ФЗ). В данном случае такое ограничение не оправданно и требует корректировки посредством внесения изменений в соответствующие нормативно-правовые акты, регламентирующие максимальный размер ежемесячного пособия по уходу за ребенком, сведя его к единому знаменателю.

Литература

1. Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 11.08.2014 по делу № 33-7751/2014 // СПС «КонсультантПлюс».

2. Михайлов, И. А. Разница в начислении пособий по уходу за ребенком для аттестованных сотрудников и гражданских служащих // Бюджетный учет и отчетность в вопросах и ответах. — 2012. — № 5.

3. Мухин, С. «Детские» пособия женщинам-военнослужащим в 2018 году // Силовые министерства и ведомства: бухгалтерский учет и налогообложение. — 2018. — № 3.

References

1. Apellyacionnoe opredelenie Krasnoyarskogo kraevogo suda ot 11.08.2014 po delu No. 33-7751/2014 [Appeal definition of the Krasnoyarsk regional court of 11.08.2014 on case No. 33-7751/2014] // ATP ConsultantPlus (accessed 02/19/2019).

2. Mihajlov, I. A. Raznica v nachislenii posobij po uhodu za rebenkom dlya attestovannyh sotrudnikov i grazhdanskih sluzhashchih [A difference in charge of child care allowances for the certified employees and civil servants] // Byudzhetnyj uchet i otchetnost' v vo-prosah i otvetah [The budgetary account and the reporting in questions and answers], 2012, no. 5.

3. Muhin, S. "Detskie" posobiya zhenshchinam-voennosluzhashchim v 2018 godu ["Children's" grants the female serviceman in 2018] // Silovye ministerstva i vedomstva: buhgalterskij uchet i nalogooblozhenie [Power ministries and departments: accounting and taxation], 2018, no. 3.

Сведения об авторе

Брылякова Екатерина Станиславовна: ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России (г. Новокузнецк, Российская Федерация), доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, кандидат юридических наук, доцент. E-mail: kots_es@mail.ru

Information about the author

Brylyakova Ekater^ Stanislavovna: Kuzbass Institute of the FPS of Russia (Novokuznetsk, Russia), associate professor of the Chair of Civil Law Disciplines, candidate of law, associate professor. E-mail: kots_es@mail.ru

УДК 347.441.12

Д. В. Хильман

О ПРЕДМЕТЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА И ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРАКТА НА ЗАКУПКУ ТОВАРОВ, РАБОТ И УСЛУГ ДЛЯ НУЖД УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

В статье анализируется правовая и экономическая сущность категории «предмет гражданско-правового договора», раскрывается авторский подход к его пониманию. Определяется практическое назначение и функции условия о предмете договора, выявляются составляющие его ключевые признаки.

Представлены выводы о специфике классификации договорных обязательств по критерию различности их предмета, анализируются особенности описания предмета государственного контракта на закупку товаров для нужд уголовно-исполнительной системы.

Ключевые слова: условия гражданско-правового договора; предмет обязательства; объект гражданских прав; объект гражданских правоотношений; классификация договоров; государственный контракт; уголовно-исполнительная система.

D. V. Khilman

ABOUT THE SUBJECT OF THE CIVIL CONTRACT AND GOVERNMENT CONTRACT FOR PURCHASE OF GOODS, WORKS AND SERVICES FOR NEEDS OF PENAL SYSTEM

In article the legal and economic essence of category "subject of the civil contract" is analyzed, author's approach to his understanding reveals. Practical appointment and functions of a condition about subject of the contract is defined, the key signs which are it come to light.

Conclusions about specifics of classification of contractual obligations by criterion of a difference of their subject are drawn, it is analyzed features of the description of a subject of the government contract on purchase of goods for the state needs.

© Хильман Д. В., 2019 © Khilman D. V., 2019

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.