Научная статья на тему 'Понятие и сущность уголовной ответственности'

Понятие и сущность уголовной ответственности Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
111
16
Поделиться
Ключевые слова
уголовная ответственность / понятие / сущность / уголовно-правовые отношения / механизм правового регулирования / реализация

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Дворецкий Михаил Юрьевич

В представленной публикации рассматрива-ются понятие и сущность уголовной ответственности. Автор исследует ее соотношение с уголовно-правовыми отношениями в механизме правового регулирования.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Дворецкий Михаил Юрьевич,

THE CONCEPT AND ESSENCE OF CRIMINAL RESPONSIBILITY

The concept and essence of criminal responsibility covers the submitted publication. The author explores its relation-ship to criminal legal relations in the mechanism of legal regulation

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Понятие и сущность уголовной ответственности»

9.4. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Дворецкий Михаил Юрьевич, кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовного права и процесса Место учебы: Институт права и национальной безопасности. Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина

dvoretskiy-68@mail.ru

Аннотация: В представленной публикации рассматриваются понятие и сущность уголовной ответственности. Автор исследует ее соотношение с уголовно-правовыми отношениями в механизме правового регулирования. Ключевые слова: уголовная ответственность; понятие; сущность; уголовно-правовые отношения; механизм правового регулирования; реализация.

THE CONCEPT AND ESSENCE OF CRIMINAL RESPONSIBILITY

Dvoretskiy Mikhail Yu., PhD, Associate Professor, Professor of Criminal Law and Law

Study place: Institute and the national security of the process. Tambov State University named after GR Derzhavin

dvoretskiy-68@mail.ru

Annotation: The concept and essence of criminal responsibility covers the submitted publication. The author explores its relationship to criminal legal relations in the mechanism of legal regulation. Keywords: criminal liability; concept; the essence; Criminal-law relationship; regulatory mechanism; implementation.

Как нам представляется, фактически реализация уголовной ответственности, ее форм и их видов невозможна без наличия соответствующих норм уголовно-процессуального законодательства. Вследствие того, что именно согласно положениям УПК РФ непосредственно происходит уголовный процесс, то, соответственно, исключив нормы данной отрасли законодательства, правоприменительные органы не реализуют оптимально уголовную ответственность. На наш взгляд, аналогичный эффект наблюдается и в отношении норм уголовно-исполнительного права, поскольку данная отрасль, прежде всего, регулируют ее реализацию. Умозаключение Н. А. Огурцова, по своей сути, имеет доктринальный для теории уголовного права характер и, соответственно, предполагает наличие целого ряда фактических обстоятельств 1. Так, фактически, содержательно непосредственно уголовная ответственность (ее формы, их виды) это реально реализация принудительно-воспитательных мер. Именно поэтому Н. А. Огурцов вполне логично и достаточно обоснованно и включает

1 См.: Огурцов Н. А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Рязань, 1976. С. 177.

туда, в первую очередь, так называемые «Меры пресечения» соответствующим образом.

Поскольку, их реализация УК РФ никак не урегулирована, выступая сферой УПК РФ, то соответственно, оно регламентируется этой отраслью. В свою очередь меры пресечения являются правовой мерой принуждения, фактически основываясь на УПК РФ. Так, Л. М. Корнеева констатирует, что сам акт привлечения к уголовной ответственности и фактически принуждение, непосредственно применяемое к виновному в связи с этим, соответствующим образом носят не уголовный, а реально процессуальный характер... и в действительности осуществляются в рамках уголовного процесса2. Однако, наиболее определеннее позиционируется В. Н. Кудрявцев: «.меры пресечения, назначаемые в отношении обвиняемого по уголовному делу, нельзя рассматривать как последствие преступления. а потому и признавать элементом уголовной ответственности, ибо до вынесения судебного приговора еще неизвестно, было ли преступление данным лицом совершено»3. Как нам представляется, в следственно-судебной практике вполне возможны такие ситуации, когда именно в отношении фактически обвиненного, виновного в совершенном общественно-опасном деянии непосредственно осуществлялась какая-либо мера принуждения, а реально в итоге судебная инстанция пришла к выводу о его невиновности, вынеся оправдательный приговор, то уголовной ответственности нет. И, соответственно отсутствует осуждения за конкретное общественно-опасное деяние. Однако, безусловно, должны быть и, фактически имеется ряд принудительно-воспитательных мер, в структуре которых находится и именно эта мера, предусмотренная законодателем в УПК РФ. Данная ситуация, согласно Н. А. Огурцова, непосредственно подпадает под уголовную ответственность4. Следовательно, реально получается то, что лицо и фактически, и юридически непосредственно обвинялось реально в совершении конкретного преступления, соответственно это, на наш взгляд, основывается, как на уголовно-процессуальных, так и уголовно-правовых правоотношениях. Таким образом, хотя и фактическим, и юридическим образом по отношению виновного непосредственно применялась «Мера пресечения», реально основанная на данных правоотношениях, тем не менее, присутствия уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность» ученый не усматривает. Полемизируя с Н. А. Огурцовым, Б. Т. Разгильди-ев констатирует противоречие конституционному и уголовно-процессуальному принципу «Презумпции неви-новности»5.

2 См.: Корнеева Л. М. Привлечение к уголовной ответственности. М., 1971. С. 15.

3 См.: Кудрявцев В. Н. Право и поведение. М., 1978. С. 137.

4 См.: Огурцов Н. А. Указ. соч. С. 167.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

5 См., напр.: Разгильдиев Б. Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовного права РФ. Саратов, 1995. С. 275-276.

Бизнес в законе.

Экономико-юридический журнал

Представляется, что вышеизложенное фактически относительно непосредственно включения мер пресечения в содержание уголовной ответственности реально дает нам определенные основания для предположения об их непосредственном выступлении ее элементом. По нашему мнению, непосредственно ими являются именно те из них, которые фактически основываются непосредственно на виновности субъекта преступления, совершившего конкретное преступление, реально подтверждаемое обвинительным приговором определенного суда. На наш взгляд, другим признаком, включаемым рядом ученых в содержание уголовной ответственности, выступает судимость. Согласно позиции Н. И. Загородникова: «Судимость выступает составной частью категории «уголовная ответственности»6. На основании же суждения А. А. Пионтковского: «...судимость фактически является непосредственно последствием уголовной ответственности. а, не процессом ее отбывания. в реальной действительности»7. Поскольку данные мнения, по сути, похожи, то, следовательно, судимость как ее последствие подчеркивает производный, сопровождающий характер, без которого она фактически невозможна. Так как судимость может возникать только лишь на основе реализации уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность», не существуя самостоятельно8.

Поскольку категория «судимость» традиционно воспроизводится в отечественном уголовном законодательстве, то согласно положениям части 1 ст. 86 УК РФ она фактически должна соответствующим образом учитываться непосредственно при рецидиве преступлений и реально при назначении наказания в действительности. Следовательно, исходя из УК РФ, законодатель не раскрывает понятие «судимость», т.к. непосредственно в данной норме говорится только об ее начале с момента вступления обвинительного приговора в силу. При этом в качестве первоосновы определения он использует не конкретную разновидность наказания, а судимость как фактическое обстоятельство. Именно поэтому законодателем ничего определенного не сказано об уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность» или ее формах и их видах («Наказание», «Иные меры уголовно-правового характера»), а лишь констатируется осуждение, которое может быть связано и с первым, и со вторым, и с третьим. Представляется, что судимость -есть нормативно-обусловленный акт, сопровождающий каждую меру государственного принуждения, которая возлагается на виновного, совершившего состав пре-

6 Загородников Н. И. О пределах уголовной ответственности // Советское государство и право. 1967. № 7. С. 44.

7 Пионтковский А. А. О понятии уголовной ответственности // Советское государство и право.1967. № 12. С. 44.

8 См., напр.: Бойцов А. И. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания: автореф. дис. ... канд. юрид.

наук. Л., 1982. С. 10; Астемиров З. А. Проблемы теории уголовной ответственности и наказания. Махачкала, 1994. С. 203 и другие.

ступления, предусмотренный Особенной частью УК РФ. Соответственно, она предполагает осуждение данного лица судом и вынесение обвинительного приговора, затем обязательное вступление его в законную силу. Фактически судимость продолжает оставаться формой реализации уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность» до того момента, когда она будет погашена или снята. Согласно УК РФ под погашением понимается целая совокупность нормативно закрепленных обстоятельств, наличие которых позволяет считать виновное лицо несудимым. Так, в соответствии с положениями части 3 ст. 86 УК судимость погашается только лишь в отношении определенных категорий осужденных лиц.

Поскольку в отношении осужденного, которому был назначен конкретный вид наказания, и отбываемый им, какой-либо срок погашения судимости фактически никогда не совпадает со сроком непосредственного ее отбытия, так как в действительности он проистекает наиболее продолжительно, то, соответственно, реально его временные параметры соответствующим образом, прежде всего, зависят от категории совершенного общественно-опасного деяния. На наш взгляд, уголовно-правовая категория «Судимость» значима не отдельно от чего-либо, так как - это форма реализации наиболее основополагающего социально-правового явления, содержащего в себе определенные правовые последствия. Согласно УК РФ фактически какие-либо правовые последствия непосредственно связаны реально с видами наказания в действительности. В свою очередь, законодателем в положениях ст. 43 УК РФ формулируются ее признаки.

Исходя из содержания данной статьи, законодатель фактически связывает непосредственно правовые последствия совершенного виновным лицом преступления реально с наказанием, его видами. Нам необходимо констатировать, что хотя по своему характеру они, прежде всего, выражаются именно в ограниченных правах и свободах судимого лица, с отбыванием определенного вида наказания, но далеко не исчерпывают себя полностью только лишь этим. Фактически они все, или только ряд, непосредственно остаются в правоприменительной действительности и по отбытии, реально лишь до ее окончания (погашение или снятие). Так, на основании положений части 6 статьи 86 УК РФ: Фактическое погашение или снятие судимости непосредственным образом аннулирует все правовые последствия, реально связанные с судимостью в действительности. Следовательно, осужденное лицо, фактически отбывшее наказание, непосредственно продолжает реально нести ответственность, т.к. только она может быть связана с правовыми последствиями. Таким образом, мы можем констатировать ее выступление в качестве составной части или отдельного элемента уголовной ответственности.

По нашему мнению, исследуя проблему содержания уголовной ответственности, прежде всего, целесообразно проанализировать ее соотношение с наказанием, является ли второе составною частью первого, и возможно ли их самостоятельное, обособленно существование. К сожалению, на данные вопросы законодатель в УК РФ никак не отвечает. Некоторым образом отдельные аспекты этой проблемы могут быть разрешены путем определения смысла тех или иных уголовно-правовых норм. Так, исходя из содержания ст. 86 УК РФ «Судимость», мы должны допустить возможность существования уголовной ответственности отдельно от наказания. Данное умозаключение обосновывается тем, что физическое лицо, осужденное судом к определенному наказанию, лишается или ограничивается в правах и свободах, поскольку в соответствии с содержанием ст. 43 УК РФ «Понятие и цели наказания» оно состоит именно в этом. Итак, виновное лицо, осужденное судом к конкретному виду наказания, подвергается определенным правовым ограничениям, перечисленным в УК РФ. Соответственно, ограничения с отбытием наказания должны перестать действовать, если только не рассматривать наказание в качестве отдельного элемента уголовной ответственности. Фактически же они аннулируются в более поздний период времени, по истечении определенного законодательно установленного срока по отбытии вида наказания, а именно погашения или снятия формы реализации уголовной ответственности «Судимость». Таким образом, если предусмотренные законодателем ограничения прав и свобод осужденных продолжаются, что для рассматриваемой проблемы не столь принципиально значимо, оставаясь и после реализации наказания, тогда, соответственно, нам необходимо признать самостоятельность уголовно-правовых категорий «Уголовная ответственность» и «Наказание», возможность их существования абсолютно независимо друг от друга.

Позиция, обосновывающая данное соотношение, имеется в отечественной уголовно-правовой науке. Так, по мнению А. Н. Тарбагаева: «.судимость является обязательным последствием публичного осуждения,. заключенного в обвинительном приговоре, независимо от акта назначения наказания.»9. Представляется, что согласно этому суждению судимость фактически может быть непосредственно взаимосвязана соответствующим образом с назначенным наказанием, и, также, и реально не иметь отношения с ним в действительности вообще. Как нам представляется, хотя, если виновный осужден, то есть, привлечен к реализации в отношении него уголовно-правовой категории «Уголовная ответствен-

9 См.: Тарбагаев А. Н. Понятие и цели уголовной ответственности. Красноярск, 1986. С. 57; см. также: Похмелкин В. В. Социальная справедливость и уголовная ответственность, Красноярск. 1990. С. 63; Магомедов А. А. Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности. Саратов, 1994. С. 3 и другие.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ность», что повлекло как саму судимость, так и все последствия связанные с ней. Следовательно, уголовно-правовая категория «Судимость» предполагает реализацию уголовной ответственности, связанной с наказанием, и не связанной с ней. Таким образом, в этой ситуации уголовно-правовая категория «судимость» выступает связующим звеном между категориями «Уголовная ответственность» и «Наказание», как общим и частным.

Следующим принципиальным аспектом данной проблемы является степень самостоятельности категорий «уголовная ответственность» и «наказание». Прежде всего, нам необходимо проанализировать возможность существования уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность» без уголовно-правовой категории «Наказание», и, соответственно, наоборот. В свою очередь, в отечественной уголовно-правовой науке по данным аспектам представлены различные позиции. По мнению М. И. Ковалева, А. Б. Сахарова и их последователей: «.уголовная ответственность фактически без наказания непосредственно существовать, реально не может. она соответствующим образом реализует себя только через наказание в действительности10. Противоположную позицию по этому поводу имеет Б. Т. Раз-гильдиев, констатируя, что «.между уголовной ответственностью и наказанием много общего. Во-первых, основанием и того и другого служит виновное нарушение лицом обязанности по воздержанию от совершения преступления, то есть совершение преступления. Во-вторых, и то и другое применяет один орган - суд. В-третьих, и уголовная ответственность, и наказание предполагают наличие единого процессуального документа - обвинительного приговора суда. В-четвертых, и то и другое провозглашается от имени государства. Однако между ними имеются и существенные различия. Если содержанием уголовной ответственности является признание лица преступником, то содержанием наказания - назначение конкретного вида и конкретной меры наказания. и, обеспечение его исполнения»11. Исследовав советское уголовное законодательство 1960 г., он определяет пределы самостоятельного существования рассматриваемых правовых категорий. Делая при этом вывод о возможности существования уголовной ответственности в так называемом «Чистом виде», то есть связанной со следующими фактическими обстоятельствами: Принудительные меры воспитательного характера; назначение вида наказания, которое не подлежит исполнению в момент вступления приговора суда в законную силу; наказание, которое подлежит исполнению в момент вступления приговора в законную силу. Таким

10 См., напр.: Сахаров А. Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М.,1961. С. 23; Ковалев М. И. Советское уголовное право: курс лекций. Свердловск, 1971. Вып. 1. Введение в уголовное право. С. 121 и другие.

11 См.: Разгильдиев Б. Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовного права РФ. Саратов, 1995. С. 283.

Бизнес в законе.

Экономико-юридический журнал

образом, Б. Т. Разгильдиев считает, что «Уголовная ответственность» фактически может выступать и непосредственно реализоваться как отдельная уголовно-правовая категория, а соответственно «Наказание» также реально автономно, будучи с ней не связанным (например, условно-досрочное освобождение от наказания; замена назначенного наказания наиболее мягким его видом).

Поскольку именно при этих обстоятельствах уголовно-правовая категория «Наказание» дистанцируется от категории «Уголовная ответственность» вариативно, полностью, или частично, то, соответственно, она существует либо самостоятельно без какого-либо наказания, либо с иной, наиболее мягкой его разновидностью. Так, по мнению Б. Т. Разгильдиева: «Наказание может существовать самостоятельно, отдельно от уголовной ответственности, но, имея такую возможность, фактически не может исполняться без нее. Согласно этому он констатирует его реализацию лишь опосредованно от уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность», а, именно «через поведение определенного виновного лица, признанного судом преступником по конкретно совершенному составу преступления»12.

В соответствии с позицией Б. Т. Разгильдиева наказание фактически на стадии непосредственно назначения вида, соответствующим образом его последующего исполнения, самостоятельно от уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность» реально не существует. Хотя данный вывод основывается на УК 1960 г., но его вполне уместно использовать и в отношении УК РФ, согласно которому уголовно-правовая категория «Наказание» может быть отделена от уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность», но только лишь, как часть от целого. Представляется, что для обоснования этого необходимо обратиться к положениям статьи 79 УК РФ, где из содержания данной нормы субъекту, виновно совершившему преступление, назначено наказание, основанное на признании его преступником, что подразумевает уголовную ответственность. Соответственно, неся ее совместно с конкретным видом наказания, осужденный в силу имеющихся обстоятельств судебной инстанцией может быть освобожден от отбытия оставшейся части в действительности. На наш взгляд, реально, исключая наказание, суд в то же время фактически не освобождает лицо от уголовной ответственности, и оно, даже будучи освобожденным от наказания, продолжает ее нести. По нашему мнению, эту констатацию подтверждает правовая ситуация условно-досрочно освобождения лица, предусмотренная законодателем в ч. 2 ст. 79 УК, когда применяя условно-досрочно освобождение, суд может фактически возложить непосредственно на осужденно-

12 См.: Разгильдиев Б. Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовного права РФ. Саратов, 1995. С. 283-284.

го обязанности, реально предусмотренные положениями части 5 статьи 73 УК РФ соответствующим образом. В действительности, осужденный должен их правомерно исполнять в течение именно той части разновидности наказания, которая осталась не отбытой вообще. Так как, фактически по своему характеру возлагаемые на него обязанности непосредственно направлены на ограничение прав и свобод осужденного лица, которое освобождено от дальнейшего отбывания наказания, то это реально допустимо только лишь в отношении преступников, то есть лиц, продолжающих нести в настоящем и дальнейшем уголовную ответственность.

Аналогичное положение возникает в отношении норм УК РФ, предусматривающих амнистию и помилование. Согласно акту амнистии осужденный имеет право освобождаться и от реализации уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность», и от дальнейшего исполнения вида наказания в действительности. На основании же содержания уголовно-правовой нормы о помиловании, законодателем не регламентируется освобождение от уголовной ответственности. Представляется, что все эти обстоятельства, подтверждающие возможность самостоятельного существования категории «наказание», доказывают непосредственную ее связь с уголовной ответственностью. Поскольку осуществляется это при реализации уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность», соответственно, автономным сегментом может выступать только лишь те разновидности наказания, которые вообще либо в какой-либо их части не исполняются. На наш взгляд, совсем отличная от рассмотренной нами ситуация сложилась в контексте реализации уголовно-правовой категории «Уголовная ответственность», независимо проявляющейся в стадиях ее назначения, или исполнения. Согласно положениям части 1 статьи 92 УК РФ: Несовершеннолетнее лицо, осужденное за совершение преступления, относящегося к категории небольшой или средней тяжести, фактически может быть освобождено судом непосредственно от вида наказания реально с применением к нему в действительности принудительных мер воспитательного воздействия соответствующим образом. Хотя, наиболее логично, фактически после непосредственно внесения реально изменений и дополнений в ст. 92 УК РФ Федеральными законами от 07. 07. 2003 г. № 111-ФЗ и от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ данное обстоятельство было сформулировано и воспроизведено в последующих частях этой же статьи.

В рассматриваемых обстоятельствах несовершеннолетним назначается уголовная ответственность, которая непосредственно в момент ее назначения и в момент исполнения никак фактически не связана с наказанием. Поскольку в отношении данного осужденного реализуется ряд принудительных мер, не являющихся разновидностью наказания, то, соответственно, они не входят в их систему, предусмотренную в положениях статьи 44

УК. Фактически уголовно-правовая категория «Уголовная ответственность» реализуется отдельно от исполнения какого-либо вида наказания в другой ее форме «Судимость», осуществляясь до ее погашения или снятия. Следовательно, вид наказания непосредственно с момента его назначения судом и исполнения в дальнейшем реально выступает ее определенной частью или отдельным элементом, а она, самостоятельно реализуясь, возможна без него.

Следующий аспект данной проблемы заключается в анализе соотношения уголовной ответственности с уголовно-правовыми отношениями. Согласно позиции, представленной в науке, уголовное правоотношение связано с применением наказания. Так, А. А. Магомедов констатирует: «Уголовная ответственность фактически связана и с применением наказания, и с уголовно-правовым отношением, и с осуждением, и с оценкой судом от имени государства, непосредственно содеянного виновным в действительности. Но решать вопрос о выделении любого из составляющих ее элементов в качестве единого, формирующего ее содержание, реально не способствует полному раскрытию сущности этого института, будучи свойствами одного и того же явления, названные элементы не противостоят друг другу. А, взаимосвязаны. И, в то же время одновременно соответствующим образом себя не проявляют. Они лишь выходят на передний план на той или иной стадии производства по уголовному делу»13. Следовательно, автор включает в нее в качестве ее составных элементов не только наказание и осуждение, но и уголовно-правовое отношение14. Хронологически отнесение уголовно-правовых отношений в содержание уголовной ответственности ученый связывает с их одновременным возникновением. По нашему мнению, в контексте этого его вывод по поводу ее возникновения более чем научно обстоятелен, будучи обоснованным конституционным (положения статьи 49 Конституции России) и отраслевым (положения статьи 14 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации) принципом презумпции невиновности и соответствующих ему правовых положениях, имеющихся в материальном праве.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Список литературы:

1. Огурцов Н. А. Правоотношения и ответственность в советском

уголовном праве. Рязань, 1976. С. 177.

2. Корнеева Л. М. Привлечение к уголовной ответственности. М.,

1971. С. 15.

3. Кудрявцев В. Н. Право и поведение. М., 1978. С. 137.

4. Огурцов Н. А. Указ. соч. С. 167.

5. Разгильдиев Б. Т. Уголовно-правовые отношения и реализация

ими задач уголовного права РФ. Саратов, 1995. С. 275-276.

6. Загородников Н. И. О пределах уголовной ответственности // Советское государство и право. 1967. № 7. С. 44.

7. Пионтковский А. А. О понятии уголовной ответственности // Советское государство и право.1967. № 12. С. 44.

8. Бойцов А. И. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1982. С. 10; Астемиров З. А. Проблемы теории уголовной ответственности и наказания. Махачкала, 1994. С. 203 и другие.

9. Тарбагаев А. Н. Понятие и цели уголовной ответственности. Красноярск, 1986. С. 57; см. также: Похмелкин В. В. Социальная справедливость и уголовная ответственность, Красноярск. 1990. С. 63; Магомедов А. А. Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности. Саратов, 1994. С. 3 и другие.

10. Сахаров А. Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М.,1961. С. 23; Ковалев М. И. Советское уголовное право: курс лекций. Свердловск, 1971. Вып. 1. Введение в уголовное право. С. 121 и другие.

11. Разгильдиев Б. Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовного права РФ. Саратов, 1995. С. 283.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

12. Там же. С. 283-284.

13. Магомедов А. А. Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности. Саратов, 1994. С. 14.

14. Там же. С. 16.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью «Понятие и сущность уголовной ответственности», подготовленную Дворецким Михаилом Юрьевичем, кандидатом юридических наук, доцентом, профессором кафедры уголовного права и процесса института права Тамбовского государственного университета

имени Г.Р. Державина Публикация М.Ю. Дворецкого является публицистической работой теоретического характера, посвященной актуальным проблемам понятия и сущности уголовной ответственности.

Актуальность темы публицистического исследования определяется многими методологическими, социально-политическими, экономическими, правовыми, морально-нравственными аспектами, в методологическом контексте проблема понятия и сущности уголовной ответственности в контексте эффективности ее форм и их видов требует диалектического, комплексного анализа. Наиболее актуальной проблемой является познание ее оптимального построения и диалектической связи с объективными факторами становления общества, анализ эффективности.

В теории уголовного права недостаточно реализован комплексный подход. В отечественной уголовно-правой науке продолжается дискуссия по проблемам понятия и сущности уголовной ответственности. Эти моменты определяют актуальность выбранной автором темы данной публикации. Публикация построена по довольно тщательно разработанному плану, написана литературным языком. Содержание представленного материала изложено автором логично и аргументировано.

доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой «Организация правоохранительной деятельности» института права ТГУ им. Г.Р. Державина

Желудков М.А.

13 См.: Магомедов А. А. Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности. Саратов, 1994. С. 14.

14 Магомедов А. А. Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности. Саратов, 1994. С. 16.