Научная статья на тему 'Политическая безопасность государства: постановка проблемы'

Политическая безопасность государства: постановка проблемы Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
11531
914
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БЕЗОПАСНОСТЬ / SECURITY / ВЛАСТЬ / POWER / ГОСУДАРСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / STATE SECURITY / ПОЛИТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / POLITICAL SECURITY / ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / POLITICAL SYSTEM

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Мизер Александр Артурович

Политическая безопасность рассмотрена как категория современной политической науки. Сформулировано определение политической безопасности современного общества.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

POLITICAL SECURITY OF THE STATE: PROBLEM STATEMENT

The article views the term political security as the category of a modern political science and presents the definition of the political security in modern society.

Текст научной работы на тему «Политическая безопасность государства: постановка проблемы»

УДК 351.746

А.А. Мизер

ПОЛИТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ГОСУДАРСТВА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Политическая безопасность рассмотрена как категория современной политической науки. Сформулировано определение политической безопасности современного общества.

Ключевые слова: безопасность, власть, государственная безопасность, политическая безопасность, политическая система.

A. Mizer

POLITICAL SECURITY OF THE STATE: PROBLEM STATEMENT

The article views the term "political security" as the category of a modern political science and presents the definition of the political security in modern society.

Keywords: security, power, state security, political security, political system.

Вопросы обеспечения безопасности человека в современном социуме, непосредственно самих общественных систем и входящих в них подсистем (прежде всего, политической, экономической, социальной, технологической и т. д.) стали актуальными не сегодня и даже не вчера. Фактически с появлением ракетно-ядерного оружия, когда учёными и политиками была осознана реальная возможность самоуничтожения человечества как биологического вида, проблемы обеспечения безопасности стали занимать всё больше места в научных исследованиях в зарубежных странах, в документах международных форумов и в решениях международных организаций. С распадом СССР перед российским политическим руководством также в полной мере эта проблема обозначилась как теоретическая и прикладная, требующая как своего немедленного решения, так и перспективного реагирования.

В России примерно с начала - середины 90-х годов ХХ столетия стало появляться всё больше научных работ, в которых безопасность личности, общества и государства рассматриваются как объект и предмет исследования. Практически одновременно с появлением науки о безопасности, в нашей стране началась и дифференциация научного знания о безопасности. Фактически, достаточно независимо друг от друга и обстоятельно исследуются также информационная, продовольственная, экологическая, военная и некоторые другие виды безопасности. Многие учёные пишут о наличии определённой и достаточно сильной зависимости фактически любого вида безопасности от степени защищённости и безопасности государственной системы, уровня стабильности и безопасности политической власти. Вместе с этим, за редким исключением, отечественные исследователи по разным причинам избегают анализировать политическую безопасность.

Так, многие учёные, анализируя распад Советского Союза, одной из основных причин этого события называют неоправданно высокий темп преобразований в 1980-е годы. Действительно, в течение чрезвычайно короткого по историческим меркам срока - всего в течение 2 - 3 лет - принципиальной трансформации подверглись все существовавшие институты государственной власти. Одновременно с этим появились и новые, не существовавшие ранее в СССР, государственные институты и соответствующие им организационные структуры [1]. Глубочайшим изменениям подверглись и социальные институты. На основе анализа и оценки этих процессов и событий можно сделать вывод о важности политической безопасности фактически для любого государства, поскольку её не учёт или игнорирование угрожает стабильности государства и существованию наций.

Поэтому проблема политической стабильности и безопасности любого общества, осуществляющего целенаправленные изменения в своей структуре, способах функционирования и развития, вызывает особый теоретический и практический интерес. Общественная система в целях сохранения социальной идентичности и упрочения своих позиций в международном сообществе призвана своевременно и адекватно осуществлять необходимые изменения.

Безопасность является категорией, производной от наличия, направленности и характера

опасностей, рисков, угроз, вызовов и т. д. В «Словаре русского языка» термин «безопасность» объясняется как «...положение, при котором не угрожает опасность кому/чему-нибудь» [2]. Это положение является одной из первых методологических предпосылок для анализа проблемы любого вида безопасности. А сущность безопасности в самом общем плане означает способность сохранять возможность развития в условиях угроз. Наличие или отсутствие явлений и процессов, которые могут быть расценены как вызовы, риски, опасности и угрозы - это ключ к пониманию сути безопасности. Вне рассмотрения вызовов, рисков, опасностей и угроз понятие «безопасность» фактически теряет свой смысл. Поэтому вполне можно согласиться с исследователем Е.И. Глушенковой, полагающей, что в настоящее время наступила «.эра Общества Риска» [3].

Безопасность как явление - это такое состояние страны, которое позволяет ей сохранять территориальную целостность, самостоятельно решать задачи экономического, социального и культурного развития, выступать независимым субъектом межгосударственных отношений. Из этого следует, что безопасность носит комплексный характер. В силу этого правомерно выделять безопасность экономическую, политическую, экологическую, военную и другие виды безопасности. При этом все эти виды безопасности диалектически связаны между собой не только общим понятием «безопасность», но и в первую очередь, тем, что их основным объектом является общество.

Сегодня мир столкнулся с целым рядом вызовов, которые носят довольно устойчивый, долгосрочный по своему воздействию и кумулятивный характер. Можно утверждать, что эти вызовы проявляются преимущественно в форме тенденций в политической, экономической, технологической и военной сферах. Появились и новые факторы, которые можно оценивать как угрозы, ранее не казавшиеся столь опасными: усиление национализма; расширение этнического противостояния, перерастающего в конфликты; экономическое неравенство, способное вновь разделить, например, Европу; волна терроризма; экологические проблемы и т. п. Тенденция замещения одних параметров нестабильности другими вполне очевидна. Например, исследователь А.С. Семченков выделяет основные тенденции развития современного мира, которые могут быть достаточно обоснованно рассмотрены как вызовы в политической сфере. Среди них отметим следующие: процесс формирования однополюсного мира, ослабление власти государства, политическая дезинтеграция и фрагментация, экономическая глобализация, нарастание информационного противоборства, технологическая революция [4].

Анализируя данную проблему, А.В. Васильев в своей диссертации отмечает, что «.сегодня органы госуправления работают в совершенно иной институциональной среде, а также контактируют со значительно большим количеством субъектов и объектов управления, в том числе и таких, которых ранее не существовало и к которым применение методов администрирования невозможно. Новые условия требуют и поиска (разработки) адекватных методов управления» [1]. При этом исследователь полагает, что проблема учёта политических факторов при выработке управленческих решений ещё не нашла своего отражения даже в фундаментальных современных российских работах по выработке управленческих решений. Присущее теоретическим источникам по теории управления стремление «обходить» политические аспекты управления обусловлено «инженерной» природой теорий управления, ориентированных на управление технологическими процессами и анализ поддающихся математическим расчётам процессов и факторов. Между тем, не учитываемые при выработке решений интересы, особенно неявные, и межсубъектные отношения, оформившиеся в виде латентных институтов, фактически определяют развитие событий и выполнение или невыполнение управленческих решений федерального и регионального уровня.

Исследователь Б.В. Сысоев, рассматривая данную проблему с несколько иных позиций, пишет: «.военно-стратегические факторы безопасности, применение силы и близкие им действия теряют приоритетное значение, уступая место таким политико-экономическим мерам, как выработка правильной торгово-экономической стратегии Запада в отношении Востока, новых подходов к правам национальных меньшинств, урегулирование спорных проблем с целью не допустить их перерастания в кризисы и конфликты, разрешение конфликтов путём переговоров и миротворческих миссий» [5]. Это, однако, не означает, что роль военной силы полностью утратила своё значение для общественной и политической жизни. Перечисление факторов, вызовов, опасностей

и угроз можно было продолжать и далее, тем более, что об этих и некоторых других факторах и вызовах (которые являются политическими или могут быть расценены таковыми) в настоящее время пишет абсолютное большинство учёных. Так, по мнению А.А. Жирикова, Российское государство нуждается в стабилизации политической системы [6].

Но уже и приведённого перечисления факторов развития современной цивилизации достаточно для понимания очевидного факта: ни одно государство мира не сможет в современных условиях остаться в стороне от них. В той или иной степени, раньше или позже, но все страны мира практически ощутят (или уже испытывают на себе) воздействие всех или большинства из этих и других факторов. Поэтому можно предположить, что под политической безопасностью понимается способность политической системы (в первую очередь, госвласти) противостоять негативным для себя и общества тенденциям (опасностям, рискам, вызовам и угрозам) и при этом активно расширять и реализовывать позитивные тенденции в развитии социума.

Так что же такое политическая безопасность как социальное явление и процесс? Однозначного ответа на этот вопрос в научной литературе обнаружить пока не удалось. Преимущественно политическая безопасность обычно отождествляется с государственной безопасностью, однако, её фактическое содержание существенно шире. Она означает безопасность всей политической жизни каждой личности, общества в целом (политических структур, отношений и деятельности), а также её строгое соответствие как конституционным нормам, так и принятым законам [7].

С точки зрения внутренних условий, как представляется, она означает устойчивость политической системы, выражающей коренные интересы основных социальных групп и обеспечивающей социально-политическую стабильность общества, отсутствие в нём социальных и политических конфликтов. Отметим три важнейших момента, логически вытекающих из такого понимания политической безопасности.

Во-первых, политическая безопасность означает устойчивость политической системы, то есть, совокупности социально-политических институтов, осуществляющих управление обществом.

Во-вторых, политическая безопасность - это выражение и реализация политической системой базовых интересов основных социальных групп с одновременным обеспечением социально-политической стабильности.

В-третьих, политическая безопасность означает отсутствие в обществе жёстких (т. е. практически неразрешимых) социально-политических конфликтов либо постоянные и одновременно эффективные действия, в первую очередь, политической власти по минимизации деструктивного воздействия на социум таких конфликтов. С точки зрения внешних условий политическая безопасность означает способность органов госвласти отстаивать основные интересы страны на международной арене, обеспечивать её целостность и суверенитет, активное участие в международных отношениях. Единственное, что можно отметить точно - это то, что политическую безопасность необходимо рассматривать в единстве двух взаимосвязанных аспектов (с точки зрения внутренних условий и внешних). В остальном же мнения учёных существенно расходятся.

Что же необходимо понимать под политической безопасностью с точки зрения внутренних условий? Это, прежде всего, безопасность самой политической системы, политического режима или безопасность органов власти, бюрократического аппарата; узкого круга лиц (группы людей) -политической элиты или отдельных личностей; партийная безопасность? Поставим вопрос так: нужно ли понимать политическую безопасность достаточно узко и фактически сводить её только к безопасности небольшой группы или небольшого количества политических институтов, имеющих доступ к властным ресурсам?

Если для обеспечения военной безопасности создаются вооружённые силы (в первую очередь), то для обеспечения политической безопасности (с точки зрения внутренних условий) создаются специальные структуры (начиная с внутренних войск, национальной гвардии и заканчивая службами отдельных органов и должностных лиц. В Российской Федерации такая служба существует на федеральном уровне - Федеральная Служба Безопасности. Кроме этого, есть Федеральная служба охраны и ещё несколько аналогичных по своим функциям структур.'

Для чего создаются эти «службы», каковы их основные задачи и от кого, в первую очередь,

они должны защищать своих «подопечных»? Чего опасается и должно опасаться государство: внешней угрозы или внутренних сил, или того и другого одновременно? Анализ реального положения дел в современной России позволяет утверждать, что зачастую, лица, наделённые властными полномочиями, могут неправильно определить угрозы политической безопасности государства. Например, считая, что опасность преимущественно исходит от народовластия, гласности, свободы слова и в целом от населения.

Политическая безопасность - это устойчивое состояние и эффективное развитие политической системы общества, которое позволяет адекватно реагировать на негативные внутренние и внешние воздействия, сохранять целостность социума и его сущностные качества. Она может быть охарактеризована как динамическое равновесие политической сферы. Кроме того, под политической безопасностью понимается система определённых мер, органов и функций государства и общества по защите политических интересов государства, граждан и в целом, всего народа. Система политической безопасности любого общества призвана решать довольно противоречивую задачу: с одной стороны - надёжно защищать политику, которая отвечает национально-государственным интересам, а с другой - исключить её трансформацию в ущербный и опасный для национально-государственных интересов процесс.

Сегодня под политической безопасностью общества всё-таки следует понимать устойчивость его политической системы и её реальную социальную эффективность. При этом нельзя согласиться с мнением А.А. Синицина, который под политической безопасностью в России понимает лишь безопасность лиц, наделённых властными полномочиями, а также состояние, при котором существует минимум угрозы потерять власть [8]. Хотя такое понимание политической безопасности в узком смысле вполне может иметь право на существование.

Из всего вышеизложенного вытекает серьёзная методологическая проблема, а именно: как чётко провести границу между действиями политической системы в отношении общества (с целью обеспечения социальной стабильности и устойчивого развития) и в отношении самой себя (уже как раз с целью обеспечения политической стабильности применительно к существующей политической системе). Обозначить такую границу непросто. Очень сложно определить грань между безопасностью общества и государства. Хотя, чёткое разграничение политических аспектов общественной и государственной безопасности позволит понять сущность политической безопасности.

Политическую сущность безопасности государства, например, в своей диссертации учёный С.З. Павленко приравнивает к его способности стабильно функционировать, развиваться и процветать в условиях взаимодействия, борьбы с другими социально-политическими системами, имеющими несовпадающие или противоположные политические ценности, интересы и цели, при неполноте или отсутствии информации о направлениях и стратегиях развития государства и вероятности ущерба от осуществления политики в условиях политических конфликтов и неопределённостей [9].

В чём же собственно можно выявить разницу между безопасностью общества и государства, исходя из вышеприведённых определений? Думается, что граница между ними пролегает по деятельности органов госвласти и иных политических структур, которые могут осуществлять управление страной и негосударственных институтов. В связи с этим ключевым элементом управления являются ресурсы власти и управления, и в первую очередь - структурные и информационные ресурсы.

Выделим ещё один весьма существенный момент в понимании сущности политической безопасности. В самом широком аспекте политическая безопасность должна содержать процесс обеспечения политической стабильности. При этом связь политической стабильности с такими категориями как «устойчивость», «постоянство», «неизменность», «целостность», «консолидация», «общность» очевидна. Особо актуальными являются вопросы эффективности и легитимности политической власти, её способности управлять социально-политическими процессами в стране, её поддержки и доверия к ней широких масс населения. Например, исторически реформы в России всегда начинались именно «сверху» и в них всегда доминировал политический подход. А отсутствие необходимых коррекций ведёт к росту различного рода диспропорций (экономических, регио-

нальных, социальных), обостряет противоречия и конфликты в обществе, усиливает политическую и социальную напряжённость, вызывает массовое недовольство людей.

Безопасность общества в значительной мере зависит от его политической стабильности, а угрозы политической стабильности в определённых условиях становятся угрозами безопасности общества в целом. Это предполагает, в частности, необходимость первоочередного выяснения причин и анализ возможных последствий, прежде всего, таких явлений как недоверие политическому руководству, невысокий рейтинг властных структур и политических лидеров, явно недостаточная эффективность «властной вертикали» в стране. В этой связи С.О. Алехнович аргументирует свою позицию о том, что устойчивое развитие является неотъемлемым компонентом существования политико-правового института современного федеративного государства [10].

Исследователь А.А. Жириков отмечает многообразие точек зрения на категорию как «политическая стабильность» и выделяет следующие концептуальные подходы.

1. Система связей между разными политическими субъектами, характеризуемая определённой целостностью и эффективностью функционирования самой системы.

2. Упорядоченные процессы в политике, противоречивость и вероятность которых регулируются с помощью политических институтов и процессов.

Согласие основных социальных и политических сил по поводу целей и методов общественного развития.

Состояние политической жизни общества, проявляющееся в устойчивом функционировании всех имеющихся в обществе политических институтов, связанно с сохранением и совершенствованием структур, с качественной их определённостью.

Общественная политическая ценность, главная цель власти, гарантируемая системой ценностей и норм, объединяющих данное общество.

Совокупность политических процессов, обеспечивающих бытие и развитие политических субъектов в политической системе.

Представленные варианты не ограничивают концептуальные подходы к определению данного понятия. Так, например, политическую стабильность общества, по мнению исследователя Г.Ю. Семигина, можно определить как такое его состояние, которое характеризуется наличием необходимых условий и факторов для эффективного функционирования политической системы, её способности обеспечить взаимосвязь всех социальных субъектов на основе баланса их интересов, устойчивого гражданского мира и согласия [11]. Однако, видимо, рассматривать политическую стабильность общества в самом широком аспекте не получится в отрыве от собственно политической безопасности в узком смысле (то есть, как безопасности власти и/или как безопасности политической элиты).

Далее исследователь Г.Ю. Семигин, например, пишет о том, что поддержка политического режима осуществляется на двух уровнях: элитном и массовом, а основным фактором элитной поддержки является учёт и защита интересов элитных групп властными структурами. Масштабы и прочность такого рода поддержки зависит во многом и от отношений между элитными группами, особенно между теми, кто стоит у власти (или близок к ней) и теми, кто борется за неё. В итоге получается, что массовая поддержка властей состоит в принятии большинством населения политических ценностей, на которых зиждется данная политическая система, а также совокупности политических и социальных норм и целей, определяющих деятельность политических субъектов.

Решение же проблемы стабильности политической системы возможно только на основе предварительного анализа социальной структуры общества, уровня экономического развития, системы ценностей, этнических особенностей и специфики политических институтов. Стабильность политической системы, таким образом, означает её способность обеспечить сохранение своей структуры и основных принципов в условиях постоянных изменений внутренней и внешней обстановки. Иными словами, это способность политической системы своевременно адаптироваться к меняющимся условиям, не теряя своей сущности и основных принципов.

Также полезным для понимания сущности политической стабильности является подход исследователя И.А. Неверковича. Он считает, что политическая стабильность определяется от формулы «порядок плюс преемственность» до её понимания как отсутствие в обществе реальной угрозы

нелегитимного насилия и способности политического организма к самосохранению. А также - сохранение системы правления, гражданского порядка, легитимности и эффективности управления. Стабильной же, по мнению этого ученого, может считаться лишь система достаточно гибкая, восприимчивая к изменениям. Ведь сама система предназначена именно для организации, упорядоченного протекания изменений, и в этом случае изменения всегда сильнее самой системы. Понятие политической стабильности при этом характеризует систему связей между собственно политической системой и её центральным элементом - государством - и общественной системой [12].

Из этого положения следует, что политические институты, выступающие в качестве «связывающих ограничений», имеют собственную ценность и обладают значительным стабилизирующим потенциалом. Они регулируют политическую деятельность, воспроизводят и закрепляют определённые политические отношения при соблюдении принципа преемственности и непрерывности. Но главным вопросом всё же является качество их функционирования: действительно ли они являются важными очагами принятия решений в структуре власти и политики? При этом институ-ционализацию можно рассматривать как процесс, посредством которого политические отношения приобретают стабильность. Политическая система при этом получает необходимую основу для осуществления объективно необходимых изменений без собственного разрушения. В таком контексте политическая стабильность может быть приравнена к регулярному и упорядоченному потоку политических обменов. В той мере, в какой этот поток не является регулярным и организованным, возможности достижения политической стабильности будут существенно ограничены.

Что же в таком случае стабилизирует или наоборот дестабилизирует политическую ситуацию в стране?

Как полагает исследователь С.В. Ивлев, внутри общественной системы такими дестабилиза-торами могут выступать: противоречивые интересы социальных групп, и задача власти - достижение баланса противоположных интересов, механизмом чего выступают институты зрелой демократии; темпы и направленность перемен [13].

Думается, что указанных признаков явно недостаточно для понимания факторов общественной нестабильности. Поэтому выделим ещё несколько важных моментов, которые, полагаем, могут выступать дестабилизаторами современных общественных систем. Например, к таковым можно отнести: ведущуюся вне правовых рамок политическую борьбу; некоторые неправовые действия политической власти, в том числе, коррупцию; действия отдельных государств или международного сообщества в рамках геополитического противоборства и другие.

В свою очередь, к основополагающим признакам общественной стабильности исследователь С.В. Ивлев относит следующие: снижающийся уровень политизации общества; конструктивное отношение правящей элиты к оппозиции; объединяющая роль политического лидера.

Это, конечно, базовые признаки, вместе с тем, полагаем важным дополнить эти политические признаки общественной стабильности. Среди них, прежде всего, выделим такие как: открытость, эффективность и гибкость политической системы; развитость гражданского общества (имеется в виду развитие как его институтов, так и его экономической основы - частной собственности, и социальной основы среднего класса); качество духовных основ общества.

Кроме уже перечисленного С.В. Ивлевым, им также выделяется и такое положение, как снижение уровня политизации общества. Однако это теоретическое предположение без реально развитого гражданского общества и довольно высокого уровня организации системы политического образования является скорее не признаком общественной стабильности, а показателем ужесточения политического режима в стране.

О возможном дефиците информации и/или недостаточности политического знания (как составной части политической стабильности/безопасности) в своей диссертации убедительно написала исследователь Е.И. Глушенкова. Она полагает, что именно «... при дефиците информации о потенциальных экологических эффектах некоего действия, скажем, принимаемого политического решения, это решение должно учитывать недостаток нашего знания о возможных его последствиях, чтобы при всех мыслимых нами в настоящее время сценариях оно не привело бы к деградации окружающей среды» [3].

Для существенного изменения схемы взаимоотношений политической системы с её средой,

необходимы изменения, прежде всего, в самой политической системе. В первую очередь необходимо превратить государство из центра политической системы в один из её рядовых компонентов путём уравновешивания его позиций с гражданским обществом. Так что перестройка политической системы должна затрагивать именно характер распределения власти между государством и гражданским обществом, а также между ветвями власти и уровнями власти внутри самого государства. Известно, что современное государство - это, прежде всего, арена конкурентной борьбы частных интересов, и лишь вовлечение широких слоёв гражданского общества, которое как целое является выразителем общественного интереса, позволит коренным образом переломить ситуацию. Поэтому только с созданием рамок влияния гражданского общества на политический процесс можно вынудить государство учитывать общественные интересы.

Таким образом, важнейшая роль в структуре политической безопасности принадлежит государственной безопасности, но только ею не исчерпывается. В узком смысле политическую безопасность можно понимать как защищённость политической элиты и высших органов госвласти от политических опасностей, вызовов и угроз. Но в таком случае объективно будут возможны некоторые ограничения прав и свобод человека, замедление темпов общественного развития, поскольку политическая система будет замыкаться сама на себя и преимущественно обслуживать интересы только небольшой группы людей.

Ключевую роль в обеспечении политической безопасности любого общества играют политическая элита, высшие органы госвласти, а также силовые структуры государства, являющиеся первичными субъектами её обеспечения. Важно, чтобы вне процесса обеспечения политической безопасности не оставались общественные организации и в целом гражданское общество. Только совместными и согласованными усилиями государственные и гражданские структуры могут обеспечить поступательное развитие современного социума и гарантировать устойчивость политической системы общества.

Литература

1. Васильев А.В. Моделирование политической ситуации как средство совершенствования политического управления в регионе: Автореф. дис. ... канд. полит. наук. М., 1998. С. 1, 2.

2. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Мир и образование, 2004. С. 31.

3. Глушенкова Е.И. Политические аспекты модели устойчивого развития: Автореф. дис. ... канд. полит. наук. М., 2001. С. 1.

4. Семченков А.С. Оценка состояния политической безопасности России // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 2003. № 2. С. 34 - 39.

5. Сысоев Б.В. Политические проблемы европейской безопасности: Автореф. дис. ... канд. полит. наук. М., 1999. С. 1 - 2.

6. Жириков А.А. Проблемы политической стабильности Российского государства (этнополитический анализ): Автореф. дис. ... докт. полит. наук. М., 1996. С. 4.

7. Жуковский М.В. Политическая безопасность общества и проблемы её обеспечения в Российской Федерации // Безопасность. 2002. № 1 - 2. С. 35.

8. Синицын А.А. Соотношение политической и военной безопасности // Актуальные проблемы военной политики и военной безопасности России. М.: ВУ, 2005. С. 26 - 28.

9. Павленко С.З. Безопасность Российского государства как политическая проблема: Автореф. дис. ... докт. полит. наук. М., 1998. С. 13.

10. Алехнович С.О. Механизмы реализации региональной безопасности в парадигме федеративного государства: Автореф. дис. ... докт. полит. наук. М., 2001. С. 3.

11. Семигин Г.Ю. Политическая стабильность общества в условиях реформ: Автореф. дис. ... докт. полит. наук. М., 1996. С. 21.

12. Неверкович И.А. Проблема взаимосвязи политических институтов и стабильности демократии в США: Автореф. дис. ... канд. полит. наук. Саратов, 2000. С. 7.

13. Ивлев С.В. Общественная стабильность и политические условия её достижения: Автореф. дис. ... канд. полит. наук. М., 1999. С. 10.

Научные и образовательные проблемы гражданской защиты - 2012'1

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.