Научная статья на тему 'Политическое управление последствиями чрезвычайных ситуаций: постановка проблемы'

Политическое управление последствиями чрезвычайных ситуаций: постановка проблемы Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
336
52
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ СИТУАЦИИ / КОМПЛЕКСНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / INTEGRATED SAFETY AND SECURITY / ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ / POLITICAL MANAGEMENT / ГОСУДАРСТВО / STATE / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ / POWER / : EMERGENCY SITUATIONS

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Корпало Анатолий Александрович

Анализируется эффективность политического управления последствиями чрезвычайных ситуаций. Обосновывается роль отечественного института предупреждения чрезвычайных ситуаций и минимизации их последствий в системе комплексной безопасности Российской Федерации

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Корпало Анатолий Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

POLITICAL MANAGEMENT OF CONSEQUENCES FROM EMERGENCY SITUATIONS: PROBLEM STATEMENT

The article presents the analysis of the efficiency of political management of consequences from emergency situations. The author substantiates the role of domestic institute of prevention of emergency situations and minimization their consequences in the system of integrated safety and security of the Russian Federation

Текст научной работы на тему «Политическое управление последствиями чрезвычайных ситуаций: постановка проблемы»

ПРИГЛАШЕНИЕ В НАУКУ

(докторанты, адъюнкты, соискатели, студенты)

УДК 347.735

А.А. Корпало

ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПОСЛЕДСТВИЯМИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Анализируется эффективность политического управления последствиями чрезвычайных ситуаций. Обосновывается роль отечественного института предупреждения чрезвычайных ситуаций и минимизации их последствий в системе комплексной безопасности Российской Федерации.

Ключевые слова: чрезвычайные ситуации, комплексная безопасность, политическое управление, государство, государственная власть.

A. Korpalo

POLITICAL MANAGEMENT OF CONSEQUENCES FROM EMERGENCY SITUATIONS: PROBLEM STATEMENT

The article presents the analysis of the efficiency of political management of consequences from emergency situations. The author substantiates the role of domestic institute ofprevention of emergency situations and minimization their consequences in the system of integrated safety and security of the Russian Federation.

Keywords: emergency situations, integrated safety and security, political management, state,

power.

Никто сегодня не сомневается в том, что обеспечение безопасности, общенациональных и глобальных интересов, а также прав и свобод каждого человека неразрывно связано с их защитой от различных чрезвычайных ситуаций (ЧС). Мировым сообществом и Россией эта защита определена приоритетным направлением государственной и международной политики [1].

Но при этом есть проблема консолидации всех слоёв общества, привлечения людских, финансовых, материальных, интеллектуальных и иных ресурсов для выполнения мероприятий защиты. С этой социально значимой задачей может справиться только государственная власть, но и потенциал социума не должен и не может оставаться в стороне. В данной статье автор планирует проанализировать эффективность политического управления ЧС, сформулировать направления оптимизации политического управления ЧС, а также обосновывать роль отечественного института предупреждения ЧС и минимизации их последствий в системе комплексной безопасности РФ.

Проблематизация

Многими учёными и политиками отмечается, что в последнее время имеет место всё большее усложнение жизни людей, её отклонение от естественных, т. е. природных, условий обитания человека (об этом писали величайшие умы человечества: В.И. Вернадский, Л.Н. Гумилёв, Н.Н. Моисеев и др.). Этот процесс совпадает/синхронизирован с усилением влияния ЧС и катастроф на социально-экономическое развитие современных государств и цивилизации в целом.

В настоящие время защита населения от ЧС различного характера в нашей стране отнесена к числу важнейших в обеспечении безопасности. Так, в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (далее - Стратегия 2020) указано, что обеспечение национальной безопасности в ЧС достигается путём:

совершенствования и развития единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Российской Федерации (РСЧС);

повышения эффективности реализации полномочий федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ), органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления (МСУ) в обеспечении безопасности жизнедеятельности населения;

обновления парка технологического оборудования и технологий производства на потенциально опасных объектах и объектах жизнеобеспечения;

внедрения современных технических средств информирования и оповещения населения в местах их массового пребывания;

разработки системы мер по снижению риска террористических актов и смягчению последствий ЧС техногенного и природного характера.

Казалось бы, всё чётко и ясно, осталось только выполнить положения Стратегии 2020 и безопасность в нашей стране будет гарантирована. Тем более что «сегодня МЧС - это высокоэффективная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера, объединившая силы и средства, надёжно защищающие граждан от разных рисков» [2]. Однако реально это не всегда происходит.

Размышления о комплексной безопасности

Примерно после 2005 года в отечественных научных исследованиях всё чаще стало отмечаться, что рост количества статей и диссертаций по тематике безопасности не приводит к усилению реальной защищённости россиян, гражданских и властных структур [3]. По-видимому, сложившаяся система в России имеет некоторые изъяны, что актуализирует предложения по замене «национальной безопасности» комплексной безопасностью. У части научного сообщества есть точка зрения о фактической идентичности этих двух видов безопасности. Поставим её под сомнение.

Например, чуть более двух лет назад Президент России поставил задачу осуществить политическую модернизацию. Но очень скоро для многих стало понятно, что ни граждане, ни общество, ни даже власть модернизироваться не готовы [4]. Поэтому механистическое разделение нации на государство, общество и личность контрпродуктивно. Нацию характеризует способность к самоорганизации, высокий уровень политического самосознания, серьёзное развитие национального капитала и производительных сил, развивающиеся коммуникации и дискуссии в обществе [5]. Современная нация характерна общественной солидарностью, выражающейся в совместных делах, в которых добровольно участвуют граждане.

Но, может быть, проблема заключается в том, чтобы поставить на первое место в системе национальной безопасности безопасность личности и на этом прекратить дискуссию? На наш взгляд, этого недостаточно для повышения эффективности обеспечения безопасности, поскольку современные угрозы носят комплексный характер в силу своей взаимоувязанности и требуют адекватного (т. е. комплексного) реагирования. Комплексность реагирования подразумевает, что оно должно быть не только тесно связано с многочисленными причинами и факторами, но и базироваться на рисках [6]. Не случайно специалисты МЧС России считают, что госполитика в области безопасности должна базироваться на единой методологической основе. Что это означает?

Во-первых, не может быть так, что каждая госструктура имеет независимый сектор (направление) безопасности. Все они должны быть увязаны в единую систему, но чем и кем? Пока этот вопрос разрешения в отечественной практике, на наш взгляд, не нашёл.

Во-вторых, кто будет осуществлять общее руководство системой безопасности и может ли это сделать один президент (мы имеем в виду институт президента в целом)? Или всё же система безопасности должна работать, что называется, на «автомате»?

В-третьих, критерии в области безопасности всё равно расставлять придётся, но как сделать так, чтобы это делалось иначе, чем делается в настоящее время? Должна ли безопасность гражданина быть приоритетной в системе безопасности или по факту всё равно т. н. политическая безопасность будет приоритетной для органов госвласти?

В-четвёртых, вряд ли получится всю область безопасности свести к техническим аспектам, т. е. добиться эффективности системы в рамках только наращивания технической оснащённости

(хотя постоянно заниматься технологизацией системы безопасности, вне всяких сомнений, необходимо). Уместно вспомнить о трудах американского экономиста Й. Шумпетера, в 1930-х годах возглавлявшего отделение экономики в Гарварде, - в них много мыслей и наблюдений, но совсем нет формул. Аналогичными по форме являются труды нобелевского лауреата Дж. Бьюкенена. По пути совмещения техники и технологий идут специалисты МЧС России, проведя десять международных выставок «Комплексная безопасность». На наш взгляд, позитивные моменты в подходе МЧС России заключаются в стремлении проектировать будущую безопасность за счёт развития различных технологий.

В-пятых, ключевыми являются вопросы управления (регулирования) безопасностью в обществе и/или в тех или иных его сегментах, а также чёткое разделение администрирования и иных методов воздействия на общество (следует всё же недвусмысленно ответить на вопрос: можно ли управлять рисками?).

О субъектах комплексной безопасности

Государство в соответствии с действующим законодательством является основным субъектом обеспечения безопасности, в том числе в условиях ЧС. Свои функции в этой области оно осуществляет через систему, состоящую из двух компонентов:

1) совокупности своих органов и общественных и иных объединений, организаций и граждан (т. н. институциональная система);

2) взаимоотношений между этими органами и институтами (т. н. функциональная система).

В определённой мере граждане, общественные и иные организации, объединения являются

субъектами безопасности, также обладают правами и обязанностями по участию в обеспечении безопасности в ЧС (и не только в соответствии с законодательством РФ, законодательством и нормативными актами субъектов Федерации). Считаю, что политическая система в современном социуме имеет всё большее влияние/воздействие на обеспечение комплексной безопасности. Так, социологическое исследование, проведённое в сентябре 2010 года и охватившее 1,5 тыс. человек в 46 субъектах Федерации, показало, что 85 % россиян доверяют МЧС, 30 % респондентов хотели или скорее хотели бы работать в МЧС, а 39 % россиян выразили желание помогать МЧС на добровольной основе. Но при этом на помощь различных профессиональных организаций и ведомств рассчитывают лишь 14 % граждан [7].

В то же время сегодня всё отчётливее ставится под сомнение принцип суверенитета современного государства. Фактически, в современном мире всё новые функции передаются от национальных государств к наднациональным образованиям. Но зачем это делается? Заметим, что не только для достижения согласия, сотрудничества, всестороннего учёта интересов каждого государства, но и каждого человека. Добиться этого, отмечает исследователь Н.Е. Горбунова, предлагается путём интеграции государств с обязательным участием граждан [8] - наверно, это основная причина.

Сегодня именно ООН, как и национальные государства, пытается строить новые институты. Определить их эффективность и характер не просто, хотя «именно институты являются переменной процесса развития» [9]. Многие международные институты, органы и организации не являются властными структурами (даже в НАТО большинство решений принимается на основе сотрудничества и достижения договорённостей - именно так записано в Уставе НАТО [10]). Сложно ожидать от международных структур высокой эффективности в создании институтов и учреждений, ведь даже многие современные национальные государства далеко не всегда на это способны.

Так, философ Ф. Фукуяма пишет о том, что американские институты преднамеренно задуманы для ослабления или уменьшения влияния госвласти. При этом сила государства включает «... способность сформулировать и осуществить политические курсы и создавать законы; администрировать эффективно и с минимумом волокиты контролировать мошенничество, коррупцию и

взяточничество; поддерживать высокий уровень прозрачности и ответственности правительственных учреждений и реализовывать законы» [11]. Что из перечисленного национальное государство готово передать международным институтам? Наверно, ответ на этот вопрос следует искать в системе ценностей, доминирующих в том или ином обществе.

Следовательно, основным объектом приложения усилий международного сообщества всё в большей степени становится личность. Государство и его безопасность существенны постольку, поскольку власть и общество способны обеспечить безопасность личности. В противном случае государство утрачивает свою внутреннюю легитимность на суверенность. А функцию строительства учреждений и органов в интересах личности одновременно осваивают как государства, так и надгосударственные образования.

Проблематика управления национальной системой безопасности

Уровень безопасности в области защиты населения и территорий от ЧС в значительной, если не в решающей, мере зависит от результативности госполитики. При этом роль государства по обеспечению безопасности своих граждан от ЧС состоит в создании:

необходимых организационных структур;

специально подготовленных сил и средств;

законодательной, нормативной правовой и методической базы, регламентирующей вопросы защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций.

Деятельность органов госвласти по защите населения от ЧС различного характера представляет собой систему (комплекс) взаимоувязанных по времени, месту и ресурсам общегосударственных политических, организационно-управленческих, социально-экономических и правовых мер. Эти меры направлены на предупреждение и ликвидацию ЧС природного, техногенного и военного характера. Они осуществляются органами госвласти и местного самоуправления, специально созданными органами управления и силами, предприятиями и учреждениями, общественными объединениями и гражданами как заблаговременно, так и при угрозе или возникновении ЧС.

Деятельность общества и государства в связи с потенциальными и реальными ЧС в РФ сегодня сложилась в устойчивый и долговременный социальный институт [11]. Его основу составляет такой орган исполнительной власти, как МЧС России. А основным институтом является РСЧС, действующая в нашей стране уже 20 лет. Налицо несомненные достижения работы указанной системы: спасены десятки тысяч людей и материальные ценности на многие миллиарды рублей, но главное - в стране появилась полноценная система защиты граждан, со стороны государства, в кризисных ситуациях. В то же время, в последние годы, стали очевидными существенные ограничения в деятельности РСЧС, не позволяющие считать её максимально эффективной структурой.

Так, пока не в полной мере используются резервы и возможности современных социально-экономических механизмов повышения безопасности потенциально опасных объектов (лицензирование деятельности по их эксплуатации, страхование ответственности за причинение вреда гражданам, госэкспертиза в области защиты населения и территорий). Далеко не всегда удачно и оперативно организовано взаимодействие РСЧС с многочисленными собственниками [1]. Имеются недостатки в практике реагирования на возникающие ЧС, принятии управленческих решений по защите населения и территорий, организации аварийно-спасательных и других неотложных работ при ликвидации ЧС. Причинами недостатков является, в большинстве случаев, отсутствие опыта, а иногда - необходимых знаний и политической воли.

На наш взгляд, это обусловлено следующими обстоятельствами.

Во-первых, в настоящее время в России образовался разрыв между потребностями граждан в безопасности и возможностями её обеспечения. Поэтому некоторая часть политических решений в области ЧС принимается органами государственной власти без учёта развития угроз и опасностей природного и техногенного характера.

Во-вторых, пока интересы российского общества и граждан по минимизации социальных и частных последствий ЧС удовлетворяются не всегда быстро и качественно. В нынешнем состоянии наше государство ещё выстраивает эффективные механизмы управления преодолением последствий ЧС. Примерами являются пожары, ледяные дожди, наводнения, когда гибнет имущество граждан и сами граждане и при этом люди иногда сами вынуждены обеспечивать свою безопасность.

В-третьих, пока в стадии обсуждения находится проблема привлечения политических и общественных институтов, граждан в сферу прогнозирования ЧС и ликвидации их последствий. Речь не идёт о допуске этих институтов к принятию решений, но информационная открытость органов власти и системы РСЧС будет способствовать формированию позитивного общественного в отношении всей деятельности в сфере ЧС.

В-четвёртых, назрела необходимость развития системы предупреждения, предотвращения и ликвидации последствий ЧС как современного социально-политического института в сфере безопасности. Ещё раз подчеркнём, не органа или совокупности органов, а именно социального института, интегрирующего всю совокупность общественных отношений в Российской Федерации.

Как реорганизовать политическое управление?

Вначале определимся с понятием «политическое управление». Зачастую его определяют как разновидность управления в обществе, неразрывно связанного с феноменами политики и власти, обусловленную существованием многообразия интересов [12]. В узком смысле под политуправлением понимаются политические механизмы [13]. В отличие от госуправления политуправление предполагает поиск оптимального его состояния социальной системы и процесс реорганизации этой системы.

Невозможность предотвращения большинства ЧС выдвигает на первый план мероприятия по минимизации ущерба и потерь от них. Эти мероприятия объективно являются важным элементом государственной политики, т. к. к минимизации последствий ЧС для социума включаются не только органы власти и специализированные структуры МЧС России, но также организованные и неорганизованные граждане, социальные и политические институты (пожары лета 2010 года продемонстрировали это в полной мере).

В этих условиях возникает вопрос, требующий немедленного ответа: как определить вероятность возникновения ЧС и смягчить их последствия для граждан, для общества и для власти. Именно поэтому переход России в своей политике обеспечения безопасности к политике приемлемого риска требует иного, комплексного подхода к решению подобного рода вопросов на общенациональном уровне.

На наш взгляд, объективен вывод о том, что российскому обществу для поступательного развития необходимы эффективные механизмы политического управления в области прогнозирования ЧС и ликвидации их последствий, позволяющие значительно уменьшить ущерб от ЧС и принимать более качественные решения в данной сфере на государственном уровне. Российский социум, часть политической элиты и государственной власти заинтересованы в оптимизации политического управления и формировании новых подходов к минимизации последствий ЧС.

Ограниченная на сегодняшний день эффективность управления органами государственной власти в данной области, на наш взгляд, связана с рядом причин.

Во-первых, это связано с недостаточной информированностью органов законодательной, исполнительной и судебной власти в области защиты населения и территорий (ЗНиТ) от ЧС природного и техногенного характера.

Во-вторых, нечётко разграничены сферы ответственности при организации взаимодействия и координации между ФОИВ, между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов РФ, органами МСУ.

В-третьих, имеются недостатки в законодательстве в области ЗНиТ от ЧС (впрочем, законодательство абсолютно идеальным не может быть в принципе).

В-четвёртых, при более тщательном анализе механизма политического управления в ЧС в нашей стране можно прийти к выводу, что имеются существенные недостатки в политическом устройстве российского государства.

Действительно, отечественная политическая система в основном ориентирована на президента. Именно он выступает выразителем идеалов нации, идей, мыслей, кумиром и т. д. Кроме того, результаты руководящей деятельности в нашей стране всегда напрямую связываются с конкретными личностями, что означает ориентацию значительной части общества и участников политического процесса на мнение определённой личности (чаще - начальника), а не на нормы, правила, процедуры.

Определённые проблемы политического управления в нашей стране связаны с дисбалансом разделения властей, частичной утратой российским парламентом своих функций как представительного и законодательного органа власти. Реально центр принятия политических решений (в т. ч. в связи с ЧС) в нашей стране находится в аппарате исполнительной власти, а парламент лишь периодически фиксирует эти решения, выделяет запрошенные исполнительной властью финансовые ресурсы.

Одно из наиболее важных направлений по оптимизации политического управления ЧС связано с качественными изменениями процесса информационного обмена. Эти изменения включают (но не ограничиваются этим), в первую очередь, увеличение полноты и достоверности первичной информации, собираемой уполномоченными госорганами, включая статистическую службу, многие структуры МЧС России. Эта информация необходима для качественного и количественного определения уровня ожидаемого ущерба для здоровья людей и хозяйственных объектов от ЧС.

Кроме того, в России на сегодняшний день необходимо усилить роль и повысить уровень компетентности СМИ как ключевого канала, регулирующего информационные потоки по вопросам ЧС и безопасности между уполномоченными государственными органами и населением, между различными группами населения и регионами, а также в межгосударственном общении. При этом необходимо качественное улучшение и рост обеспеченности новейшими техническими средствами информационного обмена (мониторинга, оповещения, коммуникации и др.).

Ещё одно направление, которое позволит повысить эффективность политического управления ЧС, - это совершенствование процедурного механизма принятия решений в указанной сфере. Такое совершенствование включает, по нашему мнению, доработку правовой базы принятия решений в кризисных ситуациях, что должно усилить меры по разработке и внедрению в правоприменительную практику изменений в законодательстве.

Это можно сделать, во-первых, за счёт устранения чрезмерной бюрократизации процедуры прохождения законопроектов через Федеральное Собрание РФ. По некоторым оценкам, сейчас время, затрачиваемое на прохождение законопроектов, подготовленных в министерствах, ведомствах и организациях, в 3 - 4 раза превышает длительность данной процедуры в отношении законопроектов, представляемых Государственной Думой, Правительством и Администрацией Президента России. Целесообразно уравнять по срокам оба эти пути рассмотрения законопроектов.

Во-вторых, возможно, есть смысл изменить порядок согласования любого законопроекта на стадии обсуждения в ФОИВ за счёт его обсуждения экспертами, работающими в них. Такая работа на этапе обсуждения концепции законопроекта позволит сэкономить немало времени.

В-третьих, в механизм принятия решений, который содержит процедуру экспертизы, целесообразно включить требования обязательного участия представителей общественности и меры контроля за исполнением данного требования. Непросто сразу осмыслить: как должна общественность проводить экспертизу решений, принимаемых в системе РСЧС? И, тем не менее, существу- 73

Научные и образовательные проблемы гражданской защиты - 2011'4

ют Экспертный и Общественный советы при МЧС России, кроме того, появляется всё больше общественных организаций, создаваемых теми, кто ранее служил и работал в системе РСЧС. Представляется, что наше министерство может активнее использовать потенциал этих структур. Возможно, что готовящиеся проекты законодательных актов могли бы всегда получать экспертную оценку из нескольких таких общественных организаций. Возможно также, что некоторые законопроекты в интересах РСЧС могут быть инициированы этими общественными организациями через Общественную палату Российской Федерации. То есть сегодня возникла необходимость существенного усиления общественно-научной составляющей исследований проблем управления ЧС, прежде всего, социопсихологических аспектов восприятия риска и оценки приемлемости ожидаемого ущерба. Необходима организация серии научных исследований по изучению влияния СМИ, а также государственных и общественных институтов на формирование образов опасности и ЧС у целевых групп и населения страны в целом.

Эта проблема связана с формированием имиджа МЧС России. Например, слишком позитивный имидж нашего министерства, которое решает самостоятельно и умело любые проблемы в сфере своей ответственности, может быстро притупить у граждан и общества чувство опасности (которые несут с собой различные ЧС). В свою очередь, противоположный имидж может значительно снизить количество ресурсов, выделяемых из федерального бюджета. Поэтому МЧС России скорее всего нуждается в серьёзной программе формирования такого своего имиджа, который бы вовлекал граждан и институты гражданского общества к участию в ликвидации последствий ЧС.

Экономический механизм политического управления ЧС включает прямое регулирование, осуществляемое на основе целевых расходов госбюджета на реализацию соответствующих мер; и косвенное регулирование, прежде всего, через налоговые и кредитные рычаги. В рамках первого из этих направлений закономерно постепенное перемещение центра тяжести «ординарных» статей бюджетов (без чрезвычайного фонда) на меры по превентивному снижению ожидаемого ущерба от ЧС. Прежде всего, на мониторинг и прогнозирование наиболее опасных угроз, а также на планирование действий на случай их реализации.

В отношении же оперативного реагирования на возникшие ЧС и мероприятий по снижению тяжести ущерба от этих ситуаций наиболее эффективными представляются усилия по укреплению целевого характера расходов на их осуществление, не допускающие дублирования и распыления средств (это подтвердил опыт восстановления в 2001 г. пострадавшего от наводнений г. Ленска в Якутии и опыт восстановления населённых пунктов после пожаров в Центральной России в 2010 г.)

Роль же косвенного регулирования по мере укрепления регионов и развития рыночных инструментов постепенно должна возрастать, а в более отдалённой перспективе - стать важнейшей. Прежде всего, речь идёт о совершенствовании налогового и кредитного регулирования, в частности, системы льготных тарифов и ставок для стимулирования мер по снижению ожидаемого ущерба от природно-техногенных опасностей. Существенное значение будет иметь развитие страхования от риска такого ущерба (задачу внедрения такого страхования недавно поставил Председатель Правительства России В.В. Путин). Эта задача включает обязательное государственное страхование ответственности хозяйственных объектов - источников рисков, а также населения и территорий, наиболее уязвимых к воздействию опасных природных и техногенных процессов. Кроме того, оно включает добровольное страхование жизни и имущества физических и юридических лиц от вышеупомянутых рисков.

Ещё одно направление - это надзор и контроль (надзорно-контрольная деятельность) в области ЧС. Вне всяких сомнений, её эффективность находится в прямой зависимости от состояния

нормативно-правовой базы, регулирующей правоотношения в данной сфере. Органы государственной власти формируют и устанавливают в данной сфере соответствующие нормы, стандарты, критерии, правила, требования и предписания, а также занимаются контролем и надзором в области ЧС.

Несмотря на многочисленность нормативных актов в сфере ЧС, действующее российское законодательство пока не полностью способствует качественному надзору и контролю. Для повышения качества и эффективности надзорно-контрольной деятельности в области ЧС необходимо осуществить три группы мероприятий.

Во-первых, дополнить действующее законодательство нормативными актами (пока отсутствующими и в российском законодательстве), охватывающими основные виды и типы природных и техногенных рисков.

Во-вторых, привести все действующие в рассматриваемой сфере федеральные законы и дополнительные нормативные акты в соответствие с концепцией приемлемого риска и устойчивого развития.

В-третьих, привести в соответствие с обновляемым федеральным законодательством нормативные акты, действующие в субъектах Российской Федерации.

Усиление системообразующего начала при совершенствовании законодательства также должно предусматривать его систематизацию и кодификацию в форме собрания или сборника (кодекса) законов. Появление полного систематизированного собрания законодательства, доступного управленцам и всем специалистам, внесло бы неоценимый вклад в совершенствование и повышение эффективности управления в указанной сфере.

В заключение заметим, что при создании МЧС России был предложен простой и, как показала практика, результативный подход к решению проблемы безопасности. Руководство министерства поставило в центр внимания человека. Комплексная безопасность человека и есть тот приоритет, от которого должна строиться вся архитектура безопасности. Только в этом случае не возникает ситуации, когда обеспечение какого-либо вида безопасности будет строиться во вред или вопреки интересам комплексной безопасности человека. Приоритет безопасности человека должен быть абсолютным. Только в этом случае можно построить эффективную систему обеспечения безопасности.

Литература

1. Развитие систем обеспечения безопасности при реализации экономических и инфраструктурных проектов в северных и других регионах Российской Федерации: Материалы. Документы. Выступления / Под ред. В.А. Пучкова, Н.В. Герасимовой, И.А. Веседова. М.: Голден-Би, 2009.

2. Цит. по: МЧС России 1990 - 2010: 20 лет. М.: МЧС России, 2010. С. 2.

3. Мельков С.А. Безопасность в России: от теории к практике // Власть. 2011. № 2. С. 4.

4. Делягин М.Г. Кто хоронит политическую реформу Медведева? // www.ng.ru (дата обращения: 18.03.2011).

5. Не прыгай в пропасть // Эксперт. 2010. № 8. С. 3.

6. Комплексная безопасность России - исследования, управление, опыт: Сб. материалов Международного симпозиума. М., 2002. С. 26.

7. Цит. по: http://infox.ru/authority/state/2011/01/26/Tryet_rossiyan_hotya.phtml (дата обращения: 10.05.2011).

8. Горбунова Н.Е. Европейский Союз как политическая интеграционная модель: теория и практика: Автореф. дис. ... канд. полит. наук. М., 2005. С. 1, 19.

9. Фукуяма Ф. Сильное государство. Управление и мировой порядок в XXI веке / Пер. с англ. М., 2010. С. 19 - 20, 26, 46.

10. Североатлантический договор // Справочник НАТО. Брюссель, 2006. С. 437.

11. Шляков С.А. Трансформация отечественных институтов безопасности // Власть. 2011. № 2. С. 6.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Социологическая энциклопедия. М., 2003. Т. 2. С. 681.

13. Шабров О.Ф. Политическое управление: проблемы стабильности и развития. М., 1997. С. 27.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.