Научная статья на тему 'Подготовка кадров учителей в Бурят-Монгольской АССР в годы Великой Отечественной войны'

Подготовка кадров учителей в Бурят-Монгольской АССР в годы Великой Отечественной войны Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
255
106
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ / ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА / ВЫСШАЯ ШКОЛА / ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ / ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КАДРЫ / УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС / HISTORY OF EDUCATION / EDUCATION POLICY / THE HIGHER SCHOOL / PROFESSIONAL EDUCATION INSTITUTES / EDUCATIONAL PERSONNEL / THE LEARNING PROCESS

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Бальхаева Ирина Хубисхаловна

Рассмотрен процесс подготовки кадров учителей в Бурят-Монгольской АССР на разных этапах Великой Отечественной войны. Проанализированы причины острой нехватки учителей. Показаны изменения количественного состава студентов и учащихся педагогического, учительского институтов и училищ. Особое внимание уделено новым формам и методам подготовки кадров учителей в годы войны.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

TRAINING OF TEACHERS' PERSONNEL OF THE BURYAT-MONGOLIAN ASSR IN THE GREAT PATRIOTIC WAR YEARS

The author considers the teacher education process in the Buryat-Mongolian Autonomous Soviet Socialist Republic in various stages of the war. The causes of the acute shortage of teachers are analyzed in the article. Changes in the quantitative structure of students of educational and teachers' institutes and colleges are shown. Particular attention is given to the new forms and methods of teacher education in the war years.

Текст научной работы на тему «Подготовка кадров учителей в Бурят-Монгольской АССР в годы Великой Отечественной войны»

И.Х. БАЛЬХАЕВА

ПОДГОТОВКА КАДРОВ УЧИТЕЛЕЙ В БУРЯТ-МОНГОЛЬСКОЙ АССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Ключевые слова: история образования, образовательная политика, высшая школа, профессиональные учебные заведения, педагогические кадры, учебный процесс.

Рассмотрен процесс подготовки кадров учителей в Бурят-Монгольской АССР на разных этапах Великой Отечественной войны. Проанализированы причины острой нехватки учителей. Показаны изменения количественного состава студентов и учащихся педагогического, учительского институтов и училищ. Особое внимание уделено новым формам и методам подготовки кадров учителей в годы войны.

TRAINING OF TEACHERS' PERSONNEL OF THE BURYAT-MONGOLIAN ASSR IN THE GREAT PATRIOTIC WAR YEARS

Key words: history of education, education policy, the higher school, professional education institutes, educational personnel, the learning process.

The author considers the teacher education process in the Buryat-Mongolian Autonomous Soviet Socialist Republic in various stages of the war. The causes of the acute shortage of teachers are analyzed in the article.

Changes in the quantitative structure of students of educational and teachers' institutes and colleges are shown. Particular attention is given to the new forms and methods of teacher education in the war years.

Великая Отечественная война потребовала перестройки работы учебных заведений профессионального образования. Массовая мобилизация преподавателей и учащихся старших курсов, невзгоды военного времени нарушили деятельность учебных заведений Бурят-Монгольской АССР (БМАССР). Уже 4 июля 1941 г. издан первый приказ по Бурят-Монгольскому пединституту об уходе на фронт группы студентов [6]. Из педагогического и учительского институтов ушли воевать добровольцами и по призыву 20 преподавателей из 42, 11 лаборантов из 23 и 6 чел. из административного и технического персонала. В сентябре 1941 г. по распоряжению Наркомпроса РСФСР рабфак и подготовительные курсы при пединституте закрыты. Оставшиеся 35 рабфаковцев-выпускников приняты в институты [15]. План приема на первый курс пединститута составил 200 чел. На первое сентября подано 110 заявлений, прием студентов продлен до 1 октября 1941 г. [9].

Во всех профессиональных учебных заведениях проведены ускоренные выпуски. Эта вынужденная мера практиковалось все годы войны. Всесоюзный комитет по делам высшей школы освободил от приемных экзаменов при поступлении в вузы помимо отличников всех окончивших средние школы в 1941 г. На старших курсах педагогических вузов и техникумов учебный год начался с 1 августа. В остальных учебных заведениях занятия начались с 1 октября [14]. Сокращались сроки обучения (3,5 года для вузов с 5-летним сроком обучения, 3 года для вузов с 4летним сроком). Вводились новые учебные планы и программы по всем предметам. Студенческие группы объединялись в потоки. По некоторым дисциплинам составлялись общефакультетские расписания. Увеличился удельный вес коллоквиумов, групповых и индивидуальных консультаций, дополнительных занятий. Получила широкое распространение практика чтения обзорных лекций перед экзаменами.

Начальный период войны тяжело отразился на состоянии школьного образования республики. В суровых условиях военного времени 1941/42 учебный год начался в разные сроки: с 1 сентября - в школах г. Улан-Удэ, г. Кяхты и Джидаст-роя; с 25 сентября - во всех сельских школах. Большинство школ перешло на двух- и трехсменную работу. В первые месяцы войны закрылось 36 школ. Наблюдался большой отсев учащихся. Согласно отчету Наркомпроса БМАССР за первое полугодие 1941/42 учебного года в школах числилось 22658 учащихся [7, л. 1]. По данным 17 аймаков и г. Улан-Удэ, за этот период из школ выбыло 6254 учащихся, из них призваны в ряды действующей армии - 21 чел., мобилизованы

в учебные заведения трудовых резервов - 889 чел. Отсев без уважительных причин составил 2487 чел., из них оставили учебу из-за отсутствия одежды и обуви 1243 чел., поступления на работу в связи с призывом родных на фронт - 279 чел., ввиду отдаленности от школ и неорганизованности питания в интернатах - 947 чел. [7, л. 3]. Отсев учащихся продолжался все годы войны. В 1942/43 учебном году по сравнению с 1941/42 учебным годом контингент учащихся школ сократился с 82б79 до б91бб чел., или на 1б,4%. Согласно отчету Наркомпроса БМАССР о работе школ республики за 1944/45 учебный год контингент учащихся к началу учебного года составил б3927 при плане 7544б чел. За период с начала учебного года выбыло б179 чел., в том числе учащиеся начальных классов - 4455, 5-7 кл. -1433, 8-10 кл. - 291 [8]. Наркомпросом республики, местными органами принимались все возможные меры для ликвидации отсева учащихся. Для сельских школ сложной проблемой оставались отдаленность и территориальная разбросанность, обострившаяся из-за слияния некомплектных школ и отсутствия транспорта. Открывались дополнительные классы и школы, приближенные к населенным пунктам, интернаты при семилетних и средних школах. Всего за годы войны в республике построено 29 школьных зданий [5].

Острейшей проблемой в школах республики все годы войны оставалась нехватка учительских кадров. Несмотря на сокращение сети средних школ и уменьшение численности учащихся, резко возросла потребность в учителях. В значительной степени это было вызвано мобилизацией учителей на фронт. С 22 июня по 1 сентября 1941 г. из школ Бурят-Монголии в армию призвано 147 учителей [3]. За первое полугодие 1941/42 учебного года ушли на фронт 11 (30,0%) из 37 директоров средних школ, 12 (52,2%) из 23 завгоррайоно. На 1 августа 1941 г. не хватало 177 учителей начальных классов и 300 учителей 5-10 кл. По данным Наркомпроса БМАССР, в школы прибыло окончивших педучилища - 152 чел., учительские и педагогические институты - 220 чел., или 78% от потребности. Ситуация усугубилась тем обстоятельством, что по итогам первого полугодия 1941/42 учебного года успеваемость учащихся составила всего 74,3% [7, л. б]. В результате только в 12 районах уволены из начальной школы 74 учителя как «не справлявшиеся со своими трудовыми обязанностями» [7, л. 10].

Наркомпрос республики вынужден был пойти на повышение наполняемости классов и перевод одного учителя на работу с 2-3-4 классами в начальной школе, что дало возможность сократить 170 комплектов-классов. Тем не менее на 1 февраля 1942 г. не хватало 72 учителей, из них 19 - преподавателей математики, 13 - истории, 8 - географии, 4 - биологии, 4 - иностранного языка, 24 - начальных классов [7, л. б]. Внутри республики были исчерпаны все возможности по комплектованию школ учителями. Поездка работников Наркомпроса в соседнюю Иркутскую область для дополнительного набора учителей не дала результатов «вследствие невозможности получения пропусков в Бурятию для эвакуированных учителей» [7, л. 41]. К началу 1942/43 учебного года состав педагогических кадров сократился на 17,3% [2]. В течение учебного года численность учителей уменьшилась еще на 14,4% (с 2820 до 2415 чел.), при этом особенно значительно снизилось число учителей с высшим образованием. Из 270 учителей с высшим образованием, работавших в школах на начало 1942/43 учебного года, к концу учебного года осталось всего б5 чел., сокращение составило 205 чел., или 7б,0%. Таким образом, в первые годы резко ухудшился качественный состав учителей. По данным Наркомпроса БмАсСр, на 1 января 1943 г. 53,5% учителей начальных классов, 51,0% учителей 5-7 классов, 45,0% учителей 8-10 классов не имели педагогического образования [10].

В конце августа 1943 г. обком ВКП(б) и СНК БМАССР провели неделю школы. Согласно справке, составленной комиссией, в школах республики на начало

1943/44 учебного года не хватало 112 учителей, из них учителей начальных школ -34 чел., учителей неполных средних и средних школ - 78 чел. (преподавателей русского языка - 17 чел., математики и физики - 2 чел., географии - 13 чел., биологии и химии - 12 чел., иностранных языков - 25 чел., истории - 9 чел.). В сложившейся ситуации было решено провести перепись учителей, работавших не по специальности. Всего учтено 127 чел., из них учителей начальных школ - 65 чел., преподавателей русского языка - 24 чел., математики и физики - 11 чел., географии - 1 чел., истории - 11 чел., биологии и химии - 10 чел., иностранных языков -3 чел., бурят-монгольского языка - 1 чел., педагогики - 1 чел. Привлечение части из них облегчило положение школ с обеспеченностью учителями [13, л. 75].

В последующие учебные годы ситуация в школах с кадрами учителей обострилась в связи с принятием правительством СССР исключительно важных решений. В 1944 г. в стране введен всеобуч для детей семилетнего возраста. В республике на начало 1944/45 учебного года число школ увеличилось сразу на 32 (с 513 до 545) [1, с. 437]. Кроме того, СНК СССР 15 июля 1943 г. принял постановление об открытии вечерних семилетних и средних школ для обучения городских подростков, вынужденных оставить дневную общеобразовательную школу; 6 июля 1944 г. - постановление об организации вечерних школ сельской молодежи. В 1944/45 учебном году в г. Улан-Удэ открыты 2 средние школы, в городах Кяхте и Закаменске - семилетние школы. В них обучались учащиеся средних и старших классов, работающие на промышленных и сельскохозяйственных предприятиях. Также вечерние школы предназначались для молодежи, мобилизованной в школы трудовых резервов [17].

На начало 1944/45 учебного года школам республики требовалось 2814 учителей. Фактически на 1 октября 1944 г. работало 2596 учителей, не хватало 218 учителей, из них 153 чел. для 1-4 кл. и 65 чел. - для 5-10 кл. По разнарядке Наркомпроса РСФСР в республику после окончания вузов распределен 31 выпускник, фактически приехало 11 чел. В результате «для обеспечения работы школ пришлось: во-первых, встать на путь закрытия отдельных классов в ряде школ и перевода учащихся этих классов в соответствующие классы соседних школ; во-вторых, увеличить нагрузку преподавателей и привлечь к работе в две смены многих учителей; в-третьих, привлечь на педагогическую работу 75 учителей, работавших не по специальности и в отдельных школах привлекать на работу по совместительству специалистов других отраслей народного хозяйства. При этом ряд предметов, как математика, физика, иностранные языки, в отдельных школах не преподавались ввиду отсутствия учителей» [12, л. 42].

Перед педагогическими учебными заведениями республики остро стояла задача пополнения учительских коллективов школ недостающими кадрами. В течение первого года войны резко изменился и сократился состав студентов и учащихся педагогического и учительского институтов, Кяхтинского и Улан-Удэнского педагогических училищ. Так, 36 студентов пединститута в первые дни войны ушли на фронт, 43 студента выбыли в июле, окончив вуз; 51 студент оставил учебу по семейным обстоятельствам, вследствие ухода на фронт членов семей и по другим причинам, 4 студента устроились на работу на городских производственных предприятиях и т.д. В итоге, если в пединституте на 1 октября 1941 г. обучалось 190 студентов, то на 1 июля 1942 г. - 89, по учительскому институту - соответственно, 65 и 39. Из 255 студентов обоих институтов осталось 128 чел., т.е. 50% общего состава студентов [19]. В связи с сокращением контингента студентов и учащихся пединститута и педучилищ Наркомпрос БМАССР был вынужден вновь вернуться к краткосрочной курсовой подготовке учителей на базе общего среднего образования. С октября

1942 г. при пединституте действуют постоянно действующие курсы по подготовке учителей 5-7 классов с контингентом слушателей 50-б0 чел., при Улан-Удэнском педучилище - курсы учителей начальных школ с контингентом 30 чел. Для обеспечения кадрами бурятских начальных школ открыты 10-е классы с педагогическим уклоном при Хоринской и Загустайской средних школах. В 1944 г. в Улан-Удэнском педучилище на бурятское отделение направлены на обучение выпускники 8-9 классов Корсаковской школы [1б].

В связи с уходом многих учителей на фронт студенты старших курсов пединститута выпускались раньше срока. Так, в 1941 г. на физико-математическом факультете произведено 2 выпуска по специальности «математика» (весной 9 чел. и досрочно осенью б чел.). Учителя-заочники, обучавшиеся на вторых-трерьих курсах пединститута, переведены на учебный план учительского института. В конце 1941 г. они сдали государственные экзамены в объеме учебной программы трехгодичного срока обучения. С этой же целью в 1942 г. дневное отделение пединститута сделало 2 выпуска. В июне состоялся выпуск четвертого курса. Студенты, окончившие третий курс, занимаясь летом и осенью (без каникул) по сокращенной программе за четвертый курс, сдали осенью государственные экзамены. Учителя, окончившие учительский институт и работавшие по своей специальности в 8-10 классах средней школы, принимались на старшие курсы пединститута как по системе очного, так и заочного обучения [21, с .11].

Ежегодно сложная ситуация складывалась с набором студентов в педагогические учебные заведения. В 1941 г. на основании распоряжения Наркомпроса РСФСР в Улан-Удэнское педагогическое училище без вступительных экзаменов на первый курс принимались выпускники 7 классов, на второй курс - выпускники 8 и 9 классов [18]. На 1 декабря 1942 г. на первом курсе пединститута обучалось 72 студента при плане приема 90, учительского - соответственно, 50 и 120. Недобор в оба института составил 88 чел. В 1943/44 учебном году принято в оба института 18б чел. при плане 300 чел., в 1944/45 учебном году - 123 чел. при плане 300 чел. Незначительный приток абитуриентов объясняется тем, что контингент выпускников средних школ республики в годы войны был очень мал. Так, в 1941/42 учебном году средние школы выпустили всего 333 чел., в 1942/43 учебном году - 240 чел. [4]. После окончания школ многие выпускники шли работать на производство, заменяя ушедших на фронт. Значительная часть юношей уходила добровольцами в ряды Красной Армии. Так, например, в 1942 г. 45% выпускников средних школ сразу ушли на фронт. Часть выпускников, особенно из сельских районов, не могла учиться из-за материальных трудностей. По этой же причине, а также из-за плохих бытовых условий, неуспеваемости многие студенты оставляли учебу в вузах и техникумах. В 1941/42 учебном году из педагогического и учительского институтов выбыло 32 студента из 190. Особенно большой отсев произошел в 1943/44 учебном году - 140 чел. (83 чел. из педагогического и 57 чел. из учительского). В последнем военном учебном году выбыло б4 чел. [11, л. 35]. В целях увеличения численности студентов дневного обучения при институте в декабре 1943 г. открыты подготовительные курсы на 100 чел., в них фактически обучалось всего 38 чел., из которых лишь 15 чел. окончили курсы и поступили на первый курс учительского института. Тем не менее благодаря принятым мерам численность студентов институтов с каждым годом возрастала: с 515 чел. в 1942 г. до 81б чел. в 1945 г., рост составил 58,4% (табл. 1).

После резкого сокращения в первый период войны контингент студентов вузов несколько увеличился и стабилизировался к концу войны. Численность студентов, обучавшихся на дневных отделениях, возросла на 2б1,0%, на заочных отделениях - на 124,5%. Причем рост численности студентов-заочников произошел за счет учительского института. Если в 1941/42 учебном году на заочном от-

делении учительского института не было ни одного студента, то в 1944/45 учебном году обучалось 414 чел. Численность студентов-заочников педагогического института, наоборот, уменьшилась с 387 до б8 чел. В период войны заочное отделение пединститута осуществляло подготовку кадров преимущественно по учебному плану учительского института. С переводом заочников пединститута на учебный план учительского института увеличился контингент студентов-заочников. Так, если в 1942/43 учебном году число студентов-заочников составляло 382 чел. (323 чел. - в учительском, 59 чел. - в педагогическом), то в 1943/44 учебном году обучалось 532 заочника (447 чел. - в учительском и 85 чел. - в педагогическом) [20, с. 42]. В годы Великой Отечественной войны система заочного педагогического образования приобрела особо важное значение. В 1944/45 учебном году 59,1% студентов обоих институтов обучались по заочной форме.

Несмотря на увеличение численности студентов дневных отделений педагогического и учительского институтов, факультеты, отделения, курсы и учебные группы оставались малочисленными. В октябре 1944 г. в институтах по дневной форме обучалось 300 чел., из них на первом курсе - 108 чел., на втором - 114 чел., на третьем и четвертом курсах - по 39 чел. (табл. 2). На всех факультетах педагогического и отделениях учительского институтов первые-четвертые курсы состояли из одной учебной группы. Примерно такая же численность курсов и учебных групп наблюдалась и в предыдущие военные годы. В 1944/45 учебном году отделение бурят-монгольского языка и литературы при учительском институте ликвидировано из-за отсутствия набора [22].

Таблица 1

Численность студентов педагогического и учительского институтов

Бурят-Монгольской АССР в годы Великой Отечественной войны, чел. [20, с. 65]

Институты Учебные годы

1941/42 1942/43 1943/44 1944/45

стац. заоч. стац. заоч. стац. заоч. стац. заоч.

Педагогический B9 3B1 15B 59 113 B5 194 6B

Учительский 39 - ll 324 125 441 140 414

Всего: 12B 3Bl 235 3B3 29B 532 334 4B2

Итого: 515 61B B30 B16

Таблица 2

Численность студентов дневных отделений педагогического и учительского институтов Бурят-Монгольской АССР на 15 октября 1944 г., чел. [11, л. 206]_________

Педагогический институт Учительский институт

Факультеты курсы всего курсы всего

I II III IV I II

Филологический 16 24 12 11 69 - 11 11

Исторический 1B 12 10 11 51 - 21 21

Физико- математический 14 11 1 5 31 2B - 2B

Биолого-химический B 14 10 6 3B - - -

Естественно- географический - - - - - 24 15 39

Итого 56 61 39 39 195 52 53 105

Всего педагогический и учительский институты за годы войны выпустили 310 чел. По дневной форме обучения в 1942-1945 гг. пединститут окончили 124 чел., учительский - 109 чел. В условиях военного времени выпуски были малочисленными. Например, на математическое отделение физико-математического факультета за 1941-1945 гг. принято 87 чел., выпуск составил всего 23

чел. [21, с. 12]. По заочному отделению, хотя контингент студентов к концу войны увеличился, выпуски остались малочисленными. В 1944/45 учебном году заочное отделение пединститута окончил всего 1 чел. За весь период заочно окончили институты 77 чел., абсолютное большинство из них - учительский институт (табл. 3). За последние два учебных года войны (1943/44 и 1944/45) педагогический и учительский институты выпустили преподавателей: русского языка и литературы - 52 чел., бурятского языка и литературы - 26 чел., истории - 45 чел., математики и физики - 22 чел., химии и биологии - 13 чел., естествознания и географии - 10 чел. [11, л. 205, 212]. Несмотря на малочисленность выпусков, учительские коллективы школ республики ежегодно пополнялись квалифицированными кадрами.

Таблица 3

Численность выпускников высших учебных заведений Бурят-Монгольской АССР ________ в годы Великой Отечественной войны, ^ чел. [20, с. 80] _________________

Учебные годы Дневное отделение вузов Заочное отделение Всего

педагогического учительского

1941/42 48 10 28 86

1942/43 1 22 35 58

1943/44 35 19 13 67

1944/45 40 58 1 99

Итого: 124 109 77 310

Подготовка учителей в годы войны в республике осуществлялась преимущественно в высших учебных заведениях (табл. 4). Причем, если в 1941/42 учебном году подготовка учителей в основном (62,9%) велась для средних школ, то в 1944/45 учебном году - для семилетних школ (51,3%). За эти годы численность студентов пединститута уменьшилась в 1,8 раза, численность студентов учительского института, наоборот, увеличилась в 14,2 раза. Если к концу войны численность учащихся педагогических училищ немного увеличилась (на 9,0%), то удельный вес в общей численности обучающихся в местных педагогических учебных заведениях уменьшился с 32,0 до 24,4%. Соответственно выпуск педагогических училищ был невелик. Например, Улан-Удэнское педагогическое училище подготовило за годы войны только 108 учителей начальных классов [23]. Основная часть учителей начальных классов получала курсовую подготовку. Необходимо отметить, что в этот период значительную роль в подготовке учителей начальных классов сыграли старшие классы с педагогическим уклоном средних школ. Так, если в 1943 г. выпуск по педучилищам составил 34 чел., то выпуск средних школ с педуклоном - 96 чел. [13, л. 91]. К концу войны возросла популярность педучилищ республики среди выпускников школ. Так, в 1945 г. из 996 учащихся, окончивших семилетнюю школу, 150 чел., или 15,1%, сдавали вступительные экзамены в педучилища [1, с. 444, 445].

Таблица 4

Численность студентов педагогических учебных заведений

Бурят-Монгольской АССР в годы Великой Отечественной войны, чел. [12, л. 43]

Учебные заведения Учебные годы

1941/42 1942/43 1943/44 1944/45

абс. % абс. % абс. % абс. %

Педагогический 476 62,9 217 25,2 258 22,5 262 24,3

Учительский 39 5,1 401 46,6 582 50,8 554 51,3

Педучилища 242 32,0 243 28,2 306 26,7 264 24,4

Итого: 757 100,0 861 100,0 1146 100,0 1080 100,0

Педагогические учебные заведения республики в период Великой Отечественной войны подверглись большим испытаниям и выдержали их. Годы войны стали временем накопления огромного опыта. Профессорско-преподавательский состав, студенты и учащиеся с первых дней войны отдавали все свои силы, знания, а многие - и жизни на защиту независимости страны. Так, в сражениях погибли 40 преподавателей и студентов Бурят-Монгольского пединститута. Учебные заведения подверглись сложнейшей практической проверке и выдержали ее, закрепили принципы руководства и организации, развивали и совершенствовали учебную, научную и производственную деятельность. Найдены новые формы и методы подготовки кадров. Годы войны стали временем накопления огромного опыта, который был использован в послевоенный период в ходе поисков дальнейших путей развития профессионального образования.

Литература и источники

1. Андреев В.И. История бурятской школы (1804-1962 гг.) / В.И. Андреев. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1964.

2. Базаржапов В. Трудовой подвиг тыла / В. Базаржапов. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 2000. С. 117.

3. Базаржапов В.Б. Работники просвещения и образования Бурятии в годы Великой Отечественной войны /

B.Б. Базаржапов, Л.Н. Ханхунова // Актуальные проблемы истории интеллигенции Бурятии. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 1999.

C. 90.

4. Бальхаева И.Х. Формирование кадрового потенциала республики вузами Бурятии (1932-1996 гг.) / И.Х. Бальхаева. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2001. С. 39.

5. Бальчинов Б.Х. Укрепление учебно-материальной базы учреждений просвещения // Бурятия от ликбеза до филиала Академии наук / Б.Х. Бальчинов. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1969. С. 349.

6. Бурятский государственный университет. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2007. С. 6.

7. ГАРФ. Ф.А. 2306. Оп. 70. Д. 2770.

8. ГАРФ. Ф.А. 2306. Оп. 70. Д. 3051. Л. 2.

9. Дуринов А. А. Бурят-Монгольский пединститут в новом учебном году / А.А. Дуринов // Бурят-Монгольская правда. 1941. 23 сент. С. 4.

10. Касаткина О.В. Общеобразовательная школа Бурятии в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / О.В. Касаткина // Гуманитарные исследования молодых ученых Бурятии: межвуз. сб. ст. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2005. Вып. 2. С. 129.

11. НАРБ. Ф.р.-666. Оп. 1. Д. 14.

12. НАРБ-р, Ф. 60. Оп. 3. Д. 277.

13. НАРБ-р, Ф. 60. Оп. 3. Д. 283.

14. Новый учебный год в высшей школе // Бурят-Монгольская правда. 1941. 11 авг. С. 2.

15. Сорок лет Бурятскому педагогическому институту. Улан-Удэ, 1974. С. 14.

16. Сындеева Ю.Ф. Формирование и деятельность педагогической интеллигенции в послевоенный период / Ю.Ф. Сындеева // Высшая школа: история, современность, перспективы: материалы к межрегион. науч. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения М.П. Хабаева. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2003. С. 85

17. Тармаев Г.А. Общее, трудовое и политехническое образование / Г.А. Тармаев, С.Г. Дугаров // Бурятия от ликбеза до филиала Академии наук. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1969. С. 90.

18. Улан-Удэнское училище продолжает прием // Бурят-Монгольская правда. 1941. 24 авг. С. 4.

19. Хабаев М.П. Бурятский педагогический институт им. Д. Банзарова - первое высшее учебное заведение республики / М.П. Хабаев // Бурятия от ликбеза до филиала Академии наук. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1969. С. 307-308.

20. Хабаев М.П. Очерки истории формирования высшего педагогического образования в Бурятии / М.П. Хабаев. Улан-Удэ, 1983.

21. Цыренова В.Б. История становления и развития высшего математического образования в Бурятии / В.Б. Цыренова. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 1999.

22. Цыренова З.Е. Подготовка педагогических кадров для национальных школ / З.Е. Цыренова // Актуальные проблемы истории интеллигенции Бурятии. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 1999. С. 105.

23. Школы Бурятской АССР на новом этапе развития. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1960. С. 22.

БАЛЬХАЕВА ИРИНА ХУБИСХАЛОВНА - кандидат исторических наук, докторант, Институт монголоведения, буд-дологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук, Россия, Улан-Удэ (nacbibl@mail.ru).

BALHAYEVA IRINA HUBISHALOVNA - candidate of historical sciences, doctoral candidate, Siberian department of Russian Academy of Sciences, Russia, Ulan-Ude.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.