Научная статья на тему 'Становление высшей школы в Бурят-Монгольской АССР (1932-1940 гг. )'

Становление высшей школы в Бурят-Монгольской АССР (1932-1940 гг. ) Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
549
142
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
AGRICULTURAL TEACHERS' TRAINING INSTITUTE / DISTANCE EDUCATION (DISTANCE LEARNING) / WORKERS' FACULTIES / ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ / ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / АГРОПЕДАГОГИЧЕСКИЙ / ЗООВЕТЕРИНАРНЫЙ ИНСТИТУТЫ / ЗАОЧНОЕ ОБУЧЕНИЕ / РАБОЧИЕ ФАКУЛЬТЕТЫ / БУРЯТСКИЕ ШКОЛЫ / НАЦИОНАЛЬНЫЕ КАДРЫ / АТТЕСТАЦИЯ / ВЫСШАЯ ШКОЛА / КОНСУЛЬТАЦИОННЫЕ ПУНКТЫ / HISTORY OF EDUCATION / PROFESSIONAL EDUCATION / VETERINARY INSTITUTE / BURYAT SCHOOLS / NATIONAL PERSONNEL / AN ATTESTATION / HIGHER EDUCATION / AN ADVICE BUREAU

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Бальхаева Ирина Хубисхаловна

Дана характеристика основных предпосылок для открытия первых учебных заведений высшего профессионального образования в республике. Показана хронология принятия правительственных решений по открытию педагогического и сельскохозяйственного институтов. Анализируется качественный и количественный состав выпускников. Показана роль высших учебных заведений в формировании кадрового потенциала Бурят-Монголии за данный период.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE HIGHER SCHOOL FORMATION IN THE BURYAT-MONGOLIAN ASSR (1932-1940)

There is a description of the basic preconditions for the opening of the first institutions of higher education in the republic. The author shows the chronology of governmental decision-making for the opening of educational and agricultural institutes. He analyzes the qualitative and quantitative composition of the graduates. The role of higher education in the Buryat-Mongolia's staff resources forming for the period is shown.

Текст научной работы на тему «Становление высшей школы в Бурят-Монгольской АССР (1932-1940 гг. )»

И.Х. БАЛЬХАЕВА

СТАНОВЛЕНИЕ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ В БУРЯТ-МОНГОЛЬСКОЙ АССР (1932-1940 гг.)

Ключевые слова: история образования, профессиональное образование, агропедагогический, зооветеринарный институты, заочное обучение, рабочие факультеты, бурятские школы, национальные кадры, аттестация, высшая школа, консультационные пункты.

Дана характеристика основных предпосылок для открытия первых учебных заведений высшего профессионального образования в республике. Показана хронология принятия правительственных решений по открытию педагогического и сельскохозяйственного институтов. Анализируется качественный и количественный состав выпускников. Показана роль высших учебных заведений в формировании кадрового потенциала Бурят-Монголии за данный период.

THE HIGHER SCHOOL FORMATION IN THE BURYAT-MONGOLIAN ASSR (1932-1940)

Key words: history of education, professional education, agricultural teachers' training institute, veterinary institute, distance education (distance learning), workers’ faculties, buryat schools, national personnel, an attestation, higher education, an advice bureau.

There is a description of the basic preconditions for the opening of the first institutions of higher education in the republic. The author shows the chronology of governmental decision-making for the opening of educational and agricultural institutes. He analyzes the qualitative and quantitative composition of the graduates. The role of higher education in the Buryat-Mongolia's staff resources forming for the period is shown.

В конце 1920-х - начале 1930-х годов задачи экономического, социальнополитического и культурного развития Бурят-Монгольской АССР (БМАССР) поставили в повестку дня вопрос об открытии первого высшего учебного заведения. К этому времени в республике завершалось введение всеобщего начального обучения в сельской местности и семилетнего - в городах. Функционировал ряд профессиональных учебных заведений, в том числе 8 техникумов; действовало 8 рабфаков, в том числе филиалы рабочих факультетов Восточно-Сибирского медицинского института и Восточно-Сибирского института снабжения (торговли), 1 советско-партийная школа и 60 курсов по подготовке и переподготовке кадров [13]. Таким образом, в Бурят-Монголии на рубеже 1930х годов сложились определенные предпосылки для организации системы высшего образования. Руководство республики сосредоточило на решении этой задачи свои усилия, материальные и интеллектуальные ресурсы.

Вопрос о необходимости организации в крае высшей школы впервые был поставлен еще дореволюционной бурятской интеллигенцией. Среди бурят в дореволюционный период высшее образование получили П. Бадмаев, Г. Цыбиков, Ц. Жамцарано, Б. Барадин, М. Богданов, Э-Д. Ринчино, Д. Сампилон, Б. Вампи-лун, М. Сахьянова, С. Цыбиктаров, Л. Жабэ, Б-С. Ямпилов и др. Многие из них являлись крупными учеными, внесшими большой вклад в развитие отечественной науки, обогащение и углубление общественно-политической мысли, уделяя основное внимание социально-государственному устройству и возрождению культуры бурятского народа. Занимаясь широкой просветительской, общественно-политической и научной деятельностью в предреволюционный период и возглавив процесс культурно-государственного строительства после революции, бурятская интеллигенция укрепила в общественном сознании народа эту идею и, тем самым, способствовала созданию высшей школы в Бурят-Монгольской АССР.

Впервые вопрос об организации Бурят-Монгольского института обсуждался в мае 1928 г. на втором объединенном пленуме ОК ВКП(б). В документах пленума подчеркивалось, что «этот вопрос чрезвычайно трудный, чрезвычайно сложный, но абсолютно необходимый» [21]. 16 октября 1930 г. областной комитет партии Бурят-Монгольской АССР принимает постановление «Об организации в г. Верх-

неудинске первого высшего учебного заведения» [30]. В январе 1931 г. Нарком-просом БМАССР в связи с реорганизацией системы школьного образования, необходимостью ликвидации неграмотности взрослого населения поставлен вопрос об открытии Бурят-Монгольского педагогического института. С этого времени активизировалась деятельность всех органов власти и управления, связанная с подготовкой открытия первого высшего учебного заведения в республике. Нар-компрос БМАССР приступил к проработке и обоснованию этой задачи для постановки её перед Наркомпросом РСФСР и, через Бурпредставительство при ВЦИК, перед Госпланом РСФСР в целях включения финансирования строительства института в контрольные цифры 1932 г. [38].

15 января 1931 г. Президиум ВЦИК заслушал доклад председателя Совнаркома БМАССР Д.Д. Доржиева, содоклад инструктора ВЦИКа А.Н. Самойловича «О советском, хозяйственном и социально-культурном строительстве в БМАССР». В постановлении Президиума ВЦИК по данному вопросу ставились следующие задачи: «Ясно, что все проведенные мероприятия ни в коей мере не удовлетворяют потребности в кадрах, особенно из коренной бурят-монгольской национальности с высшим образованием, поэтому встает перед республикой актуальнейшая задача организации национального агропедвуза в г. Верхнеудинск. Правительству Бурят-Монгольской АССР представить СНК РСФСР в месячный срок свои соображения об организации агропедагогического института, т.к. имеющиеся возможности, база и т.д. диктуют необходимость организации в республике именно агропедвуза. Кроме подготовки кадров агропедвуз будет заниматься организацией учебно-методической работы в республике. В таком организаторе при наличии развертывания большой сети средних специальных учебных заведений есть острая необходимость. Агропединститут будет готовить кадры для соседней Монголии, где тоже самая большая нужда в научных кадрах» [10, л. 82].

Далее в постановлении отмечалось, что «контингент учащихся для агропедвуза обеспечен наличием имеющихся уже сейчас достаточного количества средних учебных заведений, могущего из своего числа обеспечить в ближайшие годы агропедвуз людским составом. Базой организации агропедвуза будет служить Бурят-Монгольское отделение Иркутского государственного университета (Ирго-сун). Это отделение Иргосуна имеет опыт трехлетней вузовской работы, оно уже дало свой первый выпуск квалифицированных работников и уже сейчас развертывается в самостоятельный факультет» [10, л. 83]. В 1921 г., еще до образования советской национальной государственности в Бурят-Монголии, ЦК бурят Восточной Сибири поставил перед Иркутским губисполкомом вопрос о зачислении бурят на рабфак Иркутского государственного университета, где позднее открыто национальное отделение с планом приёма в 25 чел. В 1926 г. открывается бурят-монгольское отделение при педагогическом факультете Иркутского университета для подготовки учителей с высшим образованием для средних школ и техникумов республики. В 1930 г. численность студентов на отделении составила на всех четырех курсах 89 чел. Летом 1930 г. состоялся первый выпуск 11 студентов бурят-монгольского отделения университета. Отделение с момента открытия рассматривалось в качестве основы организации первого вуза в Бурят-Монголии [16].

Значительное внимание в постановлении уделено обеспечению агропединститута преподавательскими кадрами. «Наиболее остро стоит вопрос об обеспечении предполагаемого к организации агропедвуза научными, профессорско-преподавательскими силами. Основное ядро 1-2 человека должно состоять из специально командированных Наркомпросом РСФСР профессоров для работы в БМАССР. Должен быть использован весь состав местных научных работников. Так, например: 1) 5 работников бурят-монгольского отделения Иргосун (2 про-

фессора, 1 доцент, 2 ассистента); 2) в 1931-1932 гг. Институт Красной профессуры даст 2-х экономистов-бурят; 3) Комакадемия и комвузы дадут 5-7 человек; 4) Бурят-монгольское отделение из своих аспирантов, окончивших РАНИОН, даст 2х научных работников: специалиста по истории Бурят-Монголии и Монголии и лингвиста по языковедению. Обеспечение научными силами должно пойти и за счет других вузов». Структура вуза планировалась следующим образом: «исходя из первоочередной потребности строительства в республике состав агропедвуза на первое время должен быть из отделений: историко-экономического с циклами: а) историческим и б) экономическим; естественное отделение с циклами: а) биологическим и б) химическим; физико-техническое отделение; литературно-лингвистическое отделение. В качестве вспомогательных учреждений организовать: 1) опытную станцию с отделениями: а) сельхозмашин и б) опытного поля; 2) научно-исследовательский институт, являющийся научно-методической базой всего агропедвуза, с одной стороны, и филиалом Государственного Института Культуры, с другой; 3) агрономическую станцию входящую в систему научных учреждений Бурнаркомзема». В документе также указывалось, что «организации агропедвуза должна предшествовать проектировка строительства специальных зданий для вуза, т.к. при существующем жилищном кризисе в г. Верхнеудинск нужных помещений нет» [10, л. 84].

Данное постановление сыграло исключительно важную роль в организации первого высшего учебного заведения в Бурят-Монголии. В нем разработаны основные цели и ориентиры, запланированы необходимые последующие совместные действия центральных и местных органов государственной власти. Но в постановлении не указывалось, какой наркомат должен взять на себя задачу открытия вуза. В условиях слабой межведомственной координации организацию вуза взяли на себя сразу два ведомства: Наркомпрос РСФСР и Наркомзем СССР. Для изучения вопроса об организации вуза в конце января 1931 г. в г. Верхнеудинск приезжает заведующий учебно-методическим сектором Наркомпроса РСФСР А.Я. Вышинский. Он принял участие в работе совещания по народному образованию, познакомился с постановкой учебно-воспитательного процесса в Бурятском педтехникуме, убедился в наличии кадров, помещений, контингента будущих студентов для вуза. По итогам командировки А.Я. Вышинский представил на коллегию Наркомпроса РСФСР записку о проделанной работе со стороны правительства республики по открытию вуза. Коллегия Наркомпроса РСФСР под председательством наркома просвещения А.С. Бубнова 3 февраля 1931 г. заслушала доклад заведующего культпропотделом Бурят-Монгольского обкома ВКП(б) Д. Мункина «О культурно-национальном строительстве Бурят-Монгольской республики». В докладе поднимался вопрос об организации агропединститута в Бурят-Монголии. Коллегия постановила: «Поручить оргинструкторскому сектору Нар-компроса РСФСР совместно с представителем Бурят-Монгольского ОК ВКП(б) и с привлечением соответствующих организаций проработать проект резолюции Коллегии Наркомпроса» [40]. В республике началась активная подготовка к открытию педагогического вуза по линии Наркомпроса РСФСР. Совнарком республики в апреле 1931 г. предложил правительству РСФСР открыть институт в январе 1932 г. Подготовлена необходимая документация об организации института, внесены предложения в Наркомпрос и Госплан РСФСР. Через орготдел ВЦИК РСФСР вопрос об организации агропединститута в Бурят-Монголии решен 4 мая

1931 г., через оргбюро ЦК ВКП(б) - 7 мая 1931 г. [41, с. 22]. Для обеспечения материальной базы организуемого вуза в октябре 1931 г. принято решение о переводе до 10 ноября 1931 г. в г. Троицкосавск Бурятского педагогического техникума. Официальное открытие института планировалось 1 января 1932 г. К этому

сроку намечалось перевести бурят-монгольское отделение педагогического факультета Иркутского университета в г. Верхнеудинск [36, с. 28].

Одновременно Наркомзем СССР вел подготовительную работу по открытию агропедвуза в Бурят-Монголии по своему ведомству. Для аграрной республики подготовка специалистов сельского хозяйства имела огромное значение. Колхозы и совхозы нуждались в высококвалифицированных кадрах в связи с напряженной работой по подъему животноводства, связанной с огромным сокращением поголовья скота в конце 1920 - начале 1930-х годов, 13 августа 1931 г. Коллегия Народного Комиссариата Земледелия СССР принимает постановление об организации агропединститута в Бурят-Монгольской республике с объявлением набора студентов с 1 сентября 1931 г. по 1 января 1932 г. и отпуском средств на финансирование с 1 января 1932 г. [41, с. 22]. Сектор кадров Наркомзема СССР 18 ноября 1931 г. на совещании обсудил вопрос об открытии в Бурят-Монголии агропединститута и, познакомившись со структурой агропединститута, организуемого Нар-компросом РСФСР, постановил: «Считать необходимым проводить организацию агропединститута Наркомзема СССР, т.к. ведущими отраслями Бурят-Монголии являются мясное животноводство и овцеводство, поэтому агропединститут должен готовить агропедагогов по мясному животноводству и овцеводству» [32].

В связи с решением Коллегии Наркомзема СССР об открытии вуза в Бурятии, заместитель председателя Совнаркома БМАССР А.Д. Данилов отправляет в Москву телеграмму следующего содержания: «Телеграфируйте точнее, идет ли речь о двух институтах или агропединститут будет передан в Наркомзем» [29]. После получения подтверждения от Наркомзема СССР об открытии второго агропедвуза, правительство Бурят-Монгольской республики немедленно сообщило о своем согласии открыть агропедвуз по линии Наркомзема СССР в г. Верхнеудинск. Совет Народных Комиссаров БМАССР 9 ноября 1931 г. постановил: «Признать работу по развёртыванию агропедагогических институтов неотложно боевой и включить в категорию первоочередных мероприятий» [31]. Уже на следующий день 10 октября 1931 г. бюро обкома ВКП(б) в своём постановлении ходатайствует перед ЦК ВКП(б) о выделении необходимых кадров научных работников и профессоров для открываемых институтов и просит о включении в госбюджет РСФСР и СССР на 1932 г. средств на строительство помещений и приобретения оборудования для двух институтов [26]. Совнарком БМАССР 15 октября

1931 г. утверждает контрольные цифры развития народного хозяйства Бурят-Монгольской АССР на 1932 г., где в разделе культуры и науки записано: «Признать необходимыми организацию: а) агропединститута по линии Наркомпроса с контингентом студентов 225 человек; б) агропединститута по линии Наркомзема с контингентом студентов 100 человек» [28]. Таким образом, было найдено взаимоприемлемое решение, отвечающее, в первую очередь, интересам республики. В постановлении IV Пленума Бурят-Монгольского обкома ВКП(б) от 12 января 1932 г. отмечалось «1932 г. должен явиться годом начала развертывания высшего образования в БМАССР и практического разрешения вопроса подготовки квалифицированных высших кадров для нужд культурного и хозяйственного строительства. Для этого утвердить организацию в 1932 г. педагогического и агропедагогиче-ского институтов» [37].

В г. Верхнеудинск в конце января 1932 г. переведено бурят-монгольское отделение Иркутского университета, насчитывавшее 60 чел. (I-III курсы). Заведующий отделением М.П. Хабаев еще в начале октября 1931 г. назначен директором агропединститута по линии Наркомпроса РСФСР, а в конце этого месяца - по линии Наркомзема СССР. Под его непосредственным руководством решались все многочисленные проблемы создания и становления двух первых вузов Бурят-

Монголии. Открытие института по линии Наркомпроса РСФСР состоялось 10 февраля 1932 г. Этому знаменательному событию посвящено торжественное заседание учёного совета института с участием преподавателей и студентов, представителей партийных и советских органов. С докладами на заседании выступили директор института М.П. Хабаев, секретарь обкома ВКП(б) М.Н. Ербанов, зам. председателя Совнакома БМАССР А.Д. Данилов, председатель БурЦИК И.Д. Дампилон. Официальное открытие второго агропединститута состоялось 23 мая

1932 г. В статье «Пединститут и агропединститут - новый этап культурнонационального строительства Бурятии», опубликованной в «Бурят-Монгольской правде» в день открытия агропединститута, М.П. Хабаев отмечал: «С открытием первых двух национальных вузов открывается еще одна новая страница, новый этап в истории Бурят-Монголии, и в ее культурно-национальном строительстве. Значение наших национальных вузов огромно не только для Бурреспублики, но и для зарубежных с нами стран Востока, в первую очередь, Монголии, Тану-Тувы. Сейчас наша страна завершает последний четвертый год первой пятилетки. В свете этой великой работы вопросы подготовки специалистов высшей квалификации приобретают первостепенное значение. Оно еще усиливается тем, что наши вузы будут готовить национальные кадры преимущественно из коренного населения. В решении этой задачи наши институты как основные очаги кузницы в области культурно-национального строительства должны занять, естественно, первое место. Перед институтами стоят колоссальные задачи в области научноисследовательской работы. Они должны будут мобилизовать вокруг себя все имеющиеся у нас в республике научные силы, заняться вопросами действительно научного анализа и изучения всех наших работ и достижений по социалистическому строительству, принять активное участие в разработке вопросов второй пятилетки» [42].

Несмотря на то, что открытые высшие учебные заведения принадлежали разным ведомствам, они готовили педагогические кадры для школ, сельхозтехникумов, различных агрокурсов и имели статус агропединститутов. На оба института приходилось 5 отделений: физико-техническое (25 чел.), химико-биологическое (17 чел.), литературно-лингвистическое (три курса, 44 чел.), крупного рогатого скотоводства (21 чел.), кормодобывания (20 чел.). По социальному составу: колхозников - 89%, рабочих - 4%, служащих - 7%. Открыты две подготовительные группы (46 чел.) [17]. Срок обучения определен в три с половиной года. Набор студентов в вузы представлял для республики определенную сложность, поэтому он был начат еще в начале осени 1931 г. В постановлении СНК БМАССР № 225 от 9 ноября 1931 г. отмечалось: «недопустимо халатное отношение со стороны всех АИК и АймОНО к вопросу набора и выполнения разверстки Наркомпроса в пединститут и категорически предложить всем АИКам выполнить разверстку по набору в институт» [31]. Первокурсники набирались из выпускников средних школ, техникумов и работающих учителей, подавляющее большинство которых не имело необходимого педагогического образования. Большей частью это были учителя, окончившие в свое время 7-9-летние школы и педагогические техникумы, с опытом практической работы в школах и низким уровнем квалификации. Средний возраст студентов составлял 25-30 лет. К 1 января 1933 г. численность студентов пединститута выросла до 146 чел., агрозоотехнического - до 89 чел. В их числе буряты составляли соответственно 127 и 37 чел. [2]. Осенью

1932 г. при Бурят-Монгольском государственном педагогическом институте (БМГПИ) открывается дневной педрабфак с четырехлетним сроком обучения, где проходили курс обучения с целью подготовки и поступления в вуз юноши и девушки с семи- и девятилетним образованием, а нередко и с пятью-шестью клас-

сами. На первый курс рабфака принято 144 чел., но вследствие большого отсева первые выпуски рабфака были малочисленными - первый выпуск, состоявшийся летом 1933 г., дал институту всего 12 чел. [36, с. 39].

Решением бюро Бурят-Монгольского обкома ВКП(б), состоявшегося 31 января 1932 г., за агропединститутами закреплялся следующий преподавательский состав: Б.Б. Барадин, М.В. Широковский., В.Д. Кудрявцев, А.М. Ремизов, А.Г. Бажин и др. [22]. В течение сравнительно короткого времени удалось обеспечить научными работниками все дисциплины. Первый преподавательский коллектив вузов состоял из высококвалифицированных, опытных научнопедагогических работников, крупных специалистов в своих областях: 3 профессора, 3 доцента, 10 ассистентов и 2 аспиранта. Вузы в целях экономии средств и совместного использования научных работников на начальном этапе имели общее руководство, единый штат административно-технических, научных работников, партийных и других общественных организаций, совместно пользовались библиотекой, кабинетами и т.д. Библиотека института насчитывала около 20 тыс. томов. Оснащались кабинеты физики, химии, зоологии, ботаники, военный кабинет и учебные мастерские. Бурнаркомпрос передал пединституту новое здание, которое строилось для педтехникума. Для агропединститута на средства Наркомзема СССР достраивалось здание сельхозтехникума [17].

Быстро меняющаяся действительность требовала дальнейшего расширения и повышения эффективности профессионального образования в Бурят-Монгольской АССР. К числу главных трудностей, осложняющих подготовку квалифицированных кадров, по-прежнему относилась, несмотря на достигнутые успехи, проблема низкого общеобразовательного уровня населения. В 1933 г. грамотность всего населения республики составляла 67%. Приоритетным направлением оставалось школьное образование, являясь важнейшим фактором, оказывающим серьезное влияние на все аспекты дальнейшего развития и совершенствования профессионального обучения разных уровней. В 1932/33 учебном году насчитывалось 819 школ всех типов, в них работало 2120 учителей и обучалось 77715 учащихся [39]. В 1933/34 учебном году в начальных школах обучалось 66,8 тыс. чел., что составляло 97% всех детей школьного возраста. В 5-7 классах обучалось 9,7 тыс. чел. Пятыми классами охвачено 85% учеников, окончивших начальную школу [7].

Таблица 1

Уровень образования педагогических кадров в Бурят-Монгольской АССР ______________________в 1933/34 учебном году, % .143]_____________________________,

Уровень образования учителей Работающих

в начальных школах в семилетних и средних школах

Не имеющие 7-летнего образования 23 -

Окончившие 7 классов 42 15

Окончившие среднюю школу 24 50

Окончившие педтехникум 11 14

С незаконченным высшим образованием - 4

С высшим образованием - 17

Согласно данным табл. 1, уровень квалификации учителей оставался низким, 65% учителей, работающих в начальных школах, не имели даже среднего общего образования. Удельный вес учителей с начальным образованием составлял 23%. Только каждый шестой учитель средних и семилетних школ окончил институт. При предельной нагрузке работающих, требовалось еще 45 учителей начальных и 19 учителей средних школ. Особенно большой недостаток ощущался в учителях естественных дисциплин в неполных средних и средних шко-

лах. Бюро Бурят-Монгольского обкома ВКП(б) весной 1933 г. проверил работу Наркомпроса республики. По результатам проверки стали освобождаться от работы учителя, не имеющие семилетнего образования и не обучающиеся заочно в педтехникумах. Ситуация усугублялась проводившейся «чисткой учительства от классово-чуждых и связанных с кулачеством элементов». В отдельных аймаках (Хоринский, Закаменский и др.) проводилось массовое увольнение учителей. В результате уволено с преподавательской работы около 300 чел. [18, с. 72].

В связи с низким уровнем образования учителей, который все сильнее сказывался на качестве учебно-воспитательной работы в школах, в докладе Председателя ЦИКа БМАССР Б.Д. Дабаин «О задачах в области просвещения Бурят-Монгольской АССР в связи с её десятилетием» в 1933 г. ставились следующие задачи: «В целях повышения качества педагогических кадров необходимо более 50% всего состава - переподготовить. Переподготовка должна идти по линии курсовых мероприятий и охвата заочным обучением. При 1812 комплектах начальной школы переподготовить придется до 1000 преподавателей. По средней школе переподготовка коснется 200 педагогов. Это потребует вложений до 500 тыс. руб. Этих мер в борьбе за качество педагогических кадров повышенной школы недостаточно, ибо курсовая переподготовка не дает больших результатов, тем более что большое количество преподавателей средней школы придется заменить. Получается дефицит преподавательских кадров, он пополняется: 20 чел. -выпуск одногодичных курсов пединститута, 14 чел. - выпуск пединститута, 50 чел.

- использование выпуска педтехникумов для педагогов средней школы. Всего -84 чел., т.е. менее 50% от потребности. Поэтому Наркомпрос РСФСР должен оказать помощь в покрытии потребностей кадров для повышенной школы Бурятии» [9, л. 60]. В резолюции по этому докладу Коллегия Наркомпроса РСФСР постановила: «Сектору учета и распределения кадров Наркомпроса командировать в БМАССР из оканчивающих в текущем году педвузы РСФСР не менее 50 педагогов для работы в повышенной школе и одного опытного работника по дошкольному воспитанию для организационной и руководящей работы в области дошкольного воспитания в БМАССР» [9, л. 68]. Областная комсомольская организация мобилизовала на учительскую работу: в 1933 г. - 80 чел., в 1934 г. - 100 чел. [23]. После прохождения летних курсов они направлялись учителями начальных школ и пионервожатыми в неполные средние и средние школы.

Параллельно предпринимались усилия для расширения подготовки учителей в пединституте. Осенью 1933 г. организованы годичные постоянно действующие педагогические курсы. По ходатайству Наркомпроса БМАССР при пединституте в январе 1933 г. открывается заочное отделение, в сентябре 1934 г. -учительский институт. Учительский институт осуществлял подготовку учителей для семилетних школ по специальностям: русский язык и литература, история, естествознание, математика и физика. Срок обучения в учительском институте определен в 3 года. Особое внимание стало уделяться заочному обучению учителей. К 1 сентября 1933 г. на заочное отделение пединститута принято 76 чел. В 1934 г. Наркомпросом республики запланировано охватить заочным обучением в пединституте 120 учителей, не имеющих специального образования [20]. На отделении велась подготовка преподавателей русского языка и литературы, математики и естествознания. Для оказания помощи учителям-заочникам открываются передвижные и стационарные консультационные пункты в одном или двух аймаках. С открытием рабфака, отделения заочного обучения, учительского института в основном завершился процесс организации педагогического института. В 1934/35 учебном году общий контингент студентов педагогического и учительского институтов с заочным отделением составил 528 чел., что почти в 2,5 раза

больше, чем в первом учебном году. Первый выпуск педагогов с высшим образованием численностью 15 чел. состоялся летом 1932 г. Выпуск составили студенты третьего курса, переведенные из бурят-монгольского отделения Иркутского пединститута. Это были первые специалисты с высшим образованием, получившие дипломы непосредственно в Бурятии [33].

Ситуация с обеспечением школ кадрами учителей оставалась очень напряженной. 28 ноября 1935 г. на заседании Президиума Совета Национальностей при ЦИК СССР «О состоянии народного просвещения и культпросветра-боты» в докладе правительства БМАССР приведены следующие факты: «В настоящее время имеется учителей в начальных школах 1788 чел. Потребуется на будущий год 1953 чел., в 5-10 классах имеется учителей 1006 чел., потребуется на 1936 г. - 1438 чел. Отсюда вытекает, что на будущий год потребуется дополнительно к имеющимся кадрам учителей для начальных школ 160 чел., для 5-10 кл. - 400 чел. Выпуск в педтехникумах дает 90 чел., пединститута - 40 чел., что ни в какой степени не обеспечивает растущих потребностей в педкадрах. Уровень подготовки учителей весьма низок. В составе всех учителей имеется лиц со средним образованием - 47,8%, с высшим образованием - 4,8%. В начальной школе 66,7% учителей не имеют среднего образования. Большинство учителей работает менее 3 лет (55,6%)» [33].

В конце 1935 г. для улучшения партийного руководства развитием народного образования, высшей школы и науки в республике в Бурят-Монгольском обкоме партии создан отдел школы и науки. По инициативе отдела в 1936/37 учебном году проведена аттестация учителей. По итоговым данным Центральной Аттестационной Комиссии республики аттестацию прошли 2500 учителей, из них 30% получили персональное звание учителя, 59% предоставлено право преподавания с условием сдачи экзамена за соответствующее педагогическое учебное заведение до 1 августа 1938 г. и 11% освобождены от занимаемой должности, как не удовлетворяющие требованиям советской школы [34]. В ходе аттестации значительное внимание обращалось на «уровень политических знаний учителей». В отчете Наркомпроса БМАССР за 1936/37 учебный год отмечалось, что часть учителей освобождались от работы как «непригодные с точки зрения их политического лица». Основной части учительства предоставлено лишь право преподавания с определённым условием -за 2 года сдать экзамены в соответствующих педагогических учебных заведениях. В результате многие из них поступили на заочные отделения педучилищ, учительского и педагогического институтов. В 1936 г. обучались заочно в пединституте 133, в учительском институте - 50 учителей [25]. На 1 октября 1937 г. число студентов-заочников в обоих институтах составило 338 чел. [12].

Но следует признать, что, несмотря на значительный интерес к этой форме обучения, многие проблемы заочного образования (финансовые, социальнобытовые, учебно-методические и др.) не были решены, что снижало качество подготовки учителей. Учебные планы и задания студентами-заочниками выполнялись несвоевременно. Явка студентов на экзаменационные сессии, как правило, была неполной. Выезды преподавателей института в районы для консультации заочников осуществлялись редко и не носили характера систематической помощи. На консультационные пункты ассигнования по смете не отпускались ввиду малочисленности заочников на местах. Многие учителя-заочники работали в школах с большой перегрузкой и не имели условий для самостоятельной работы. Руководители школ и органов народного образования не придавали должного значения заочному обучению учителей. Недостаточная обеспеченность учебной литературой, территориальная отдаленность и разбросанность школ республики,

плохая транспортная связь - все это являлось серьезным препятствием в работе отделения, возникали большие трудности по сохранению контингента заочников. Ежегодно в основном по неуспеваемости и по ряду других причин выбывали десятки, даже сотни заочников. В 1938 г. заочное обучение в высших и средних специальных учебных заведениях реорганизовано. Для заочников устанавливалась обязательная очная сдача экзаменов и зачетов по всем дисциплинам, государственных экзаменов на общих основаниях. Количественные итоги работы заочного отделения пединститута за 1935-1941 гг. оказались весьма скромными. За этот период пединститут окончили заочно всего 40 чел. Требовалась дальнейшая работа над конкретным содержанием, формами и методами заочного обучения, по организации системы эффективной проверки знаний студентов. Тем не менее за этот период накоплен определенный опыт работы по заочному обучению, оно доказало свою жизнеспособность и получило признание учителей республики.

Постепенно улучшался качественный состав педагогических кадров. В 1936 г. пединститут сделал свой первый выпуск (преподаватели русского языка, биологии) - 34 чел. Эти студенты проучились в БМГПИ с первого курса до выпуска. Первые выпускники института М.Л. Алсыкова, Г.Д. Дашицыренов, М.Д. Донской, П.М. Матвеев, Б.М. Митупов, А.В. Савинов, А.В. Смирнова, С.А. Теплов, П.М. Ху-риганова и др. являлись хорошо подготовленными и квалифицированными преподавателями. За время своей работы они обучили и воспитали сотни учащихся. За 1935-1937 гг. учительский и педагогический институты выпустили 98 преподавателей семилетней и средней школы (педагогический институт - 78, учительский - 20) [18, с. 75]. В начале 1937/38 учебного года в школах республики насчитывалось 2525 учителей, из них 43,2% имели высшее, незаконченное высшее и среднее педагогическое образование. Тем не менее выпуски учебных заведений не обеспечивали потребности школ в кадрах. По данным Наркомпроса РСФСР, на 1 декабря 1937 г. в БМАССР дефицит учителей начальных школ составил 149 чел., учителей неполных средних и средних школ - 82 чел., из них учителей русского языка - 18 чел., истории - 9 чел., математики - 9 чел., физики - 10 чел., естествознания - 5 чел., химии - 8 чел., географии - 8 чел., немецкого языка - 11 чел., директоров школ - 4 чел. [6, л. 155-156].

Таблица 2

Выпуск специалистов из Бурят-Монгольского государственного педагогического института, чел. [41, с. 80] ______________

Учебные годы Дневное отделение Заочное отделение педагогического института Всего Рабфак

педагоги- ческого института учительского института

1932 22 - - 22 -

1932/33 14 - - 14 22

1933/34 - - - - 29

1934/35 - - - - 37

1935/36 34 - - 34 26

1936/37 14 - - 14 13

1937/38 29 29 10 68 33

1938/39 30 32 7 69 30

1939/40 45 23 10 78 37

1940/41 43 52 13 109 21

Итого: 231 136 40 407 248

Наряду с расширением сети педагогических учебных заведений предпринимались другие меры для скорейшего комплектования школ учительскими кадра-

ми, что видно из переписки СНК РСФСР с органами просвещения на местах. Так, например, 27 апреля 1937 г. Наркомпрос БМАССР обратился к Народному комиссару просвещения РСФСР А.С. Бубнову с докладной запиской «О состоянии учительских кадров». В записке излагалась просьба о разрешении опубликовать в газете «За коммунистическое просвещение» объявление следующего содержания: «Наркомпрос БМАССР объявляет, что для школ республики требуются учителя начальных, неполных средних и средних школ. Желающие поехать на работу должны подать заявление с приложением документов: об образовании, трудовой список или справка о работе, аттестат или справка о прохождении аттестации. Заявления принимаются непосредственно в Наркомпросе БМАССР (г. Улан-Удэ, Дом Советов) и г. Москве (в помещении 1-го Дома ВЦИК) Уполномоченным Наркомпроса т. А. Шустовым» [6, л. 2]. Одновременно в местных педагогических учебных заведениях расширяется профиль подготовки кадров. В 1940/41 учебном году на литературном факультете заочного отделения открылось отделение бурятской филологии, в следующем году - исторический факультет. Начавшаяся подготовка учителей с высшим образованием для бурятских национальных школ имела большое значение. Всего в 1940/41 учебном году в республике насчитывалось бурятских школ: начальных - 122, неполных средних школ - 22, средних -10. В национальных школах работали 362 учителя, из них со средним образованием - 177, с незаконченным средним - 185. То есть большинство учителей не имели педагогического образования [8, л. 32].

С момента организации по 1940/41 учебный год учительский институт выпустил 136 учителей (56 - русского языка и литературы, 32 - математики, 10 -истории, 35 - биологии и химии); педагогический институт - 231 учителя (112 -русского языка и литературы, 26 - математики, 27 - физики, 54 - химии и биологии, 12 - истории), заочное отделение пединститута - 40 чел. Таким образом, за 1932-1941 гг. БМГПИ подготовил 407 учителей для школ республики (табл. 2). В предвоенном 1940/41 учебном году в пединституте обучалось 190 чел., в учительском институте - 65 чел., рабфаке - 60 чел., отделении заочного обучения -370 чел. Общий контингент студентов насчитывал 685 чел. По итогам первого полугодия 1940/41 учебного года успеваемость студентов пединститута составила 92%, учительского института - 90%. За отличные и хорошие показатели учебы 35 чел. получали стипендию, 4 чел. - Сталинскую стипендию (Абрамзон, Санжинов, Святоха, Ильюшкин) [35]. Выпускники рабфака составляли уже значительную часть контингента студентов пединститута. Так, например, в 1938 г. из 108 чел., принятых на первый курс пединститута, 86 чел., или 79,6%, являлись выпускниками рабфака. За годы работы педрабфака в среднем 85,8% слушателей составляли буряты. Кроме того, при пединституте в 1936-1940 гг. функционировали годичные и двухгодичные курсы по подготовке слушателей в БМГПИ [11]. За период своей работы с 1932 по 1941 г. рабфак и курсы подготовили в институт 477 абитуриентов, из них рабфак - 248 чел., курсы - 229 чел. [3].

Несмотря на расширение сети педагогических учебных заведений удельный вес учителей, имеющих специальное образование, к началу войны оставался невысоким. В составе 3371 учителя республики работали с высшим образованием 198 чел. (5,9%), с незаконченным высшим - 411 чел. (12,2%), со средним образованием - 1490 чел. (44,2%), с незаконченным средним образованием - 1272 чел. (37,7%). Из них в 8-10 классах преподавали 110 чел. (50,7%) с высшим образованием, 63 чел. (29,0%) с незаконченным высшим образованием, 44 чел. (20,3%) со средним образованием. Таким образом, до 40% всех учителей школ республики не имели среднего образования, половина преподавателей старших классов -высшего образования. Высокой оставалась доля учителей с небольшим стажем

педагогической работы. Состав педкадров по стажу распределялся следующим образом: от 1 до 5 лет - 1852 чел. (55,0%), от 5 до 10 лет - 934 чел. (27,7%), от 10 до 25 лет - 532 чел. (15,8%), свыше - 53 чел. (1,5%). Анализ отчетов Наркомпро-са БМАССР и отчетов аймОНО свидетельствует о невысоком удельном весе педагогов с высшим образованием в составе директоров и завучей школ, работников аймачных органов образования. Так, удельный вес директоров средних школ с высшим образованием составлял 41,5%, директоров неполных средних школ -6,1%, заведующих начальными школами - 1,0%, завучей средних и неполных средних школ - 15,0%. Большинство руководящего состава школ из-за низкого уровня образования не могли быть утверждены директорами школ и являлись временно исполняющими обязанности директора. В отчетах отмечалось, что «помощь со стороны заведующих районными отделами народного образования, со стороны инспекторов должна быть повседневной и глубоко педагогической», но из 23 заведующих РОНО не было ни одного специалиста с высшим образованием, с незаконченным высшим образованием работало 4 чел., со средним образованием - 19 чел., из них 7 чел. со средним специальным, 12 чел. - с общим средним. Вместо 36 инспекторов по штату имелось 28, из них с высшим образованием

- 1 чел., с незаконченным высшим - 2 чел., со средним - 25 чел. [8, л. 9] (табл. 3). Многие аймачные отделы народного образования и аппарат Народного Комиссариата просвещения республики оставались неукомплектованными. Общий уровень педагогической квалификации руководителей, методистов и учителей не мог не отразиться на качестве работы школ. Общая успеваемость учащихся оставалась низкой. В 1940/41 учебном году из 81670 учащихся школ Наркомпроса БМАССР переведено и выпущено 63046 чел. (77,2%), оставлено на второй год 9188 чел. (11,3%), даны задания на лето и испытания на осень 9438 чел. (11,4%) [8, л. 15].

Таблица 3

Численность и уровень образования работников школ Бурят-Монгольской АССР _________________________в 1940/41 учебном году, чел. [5]_______________________________

Уровень образования

Специалисты Всего высшее незаконченное высшее среднее незаконченное среднее

Директора средних школ 41 17 9 15 -

Директора неполных средних школ 82 5 24 46 7

Заведующие начальными школами 383 - 4 192 187

Заведующие учебной частью средних и неполных средних школ 127 19 45 61 2

Заведующие районными отделами народного образования 23 - 4 19 -

Инспектора районных отделов народного образования 28 1 2 25 -

Учителя, всего В том числе 3371 198 411 1490 1272

учителя 8-10 классов: 217 110 63 44 -

Вуз, подведомственный Наркомзему СССР, в статусе агропединститута проработал недолго. В декабре 1933 г. постановлением Бурят-Монгольского ОК ВКП(б) создана комиссия для разработки практических мер по разъединению институтов. Постановлением бюро Бурят-Монгольского ОК ВКП(б) от 27 мая 1934 г. агропединститут Наркомзема СССР «в связи с ведущей ролью животноводства в сельском хозяйстве республики и необходимостью правильного размещения высших учебных заведений на территории края» преобразован в зооветеринарный институт с зоотехническим и ветеринарным факультетами. Срок обучения на

зоотехническом факультете установлен 4 года 6 месяцев, на ветеринарном - 3 года 10 месяцев [19, с. 16]. Контингент набора в 1934 г. для обоих факультетов определен в 120 чел. Фактически принято на зоотехнический факультет - 30, на ветеринарный - 25 студентов. 29 апреля 1935 г. постановлением бюро ОК ВКП(б) директором зооветинститута утвержден К.Х. Шантанов [24]. Зооветеринарный институт в период становления испытывал большие трудности: не хватало преподавателей, отсутствовали учебные планы и программы, учебники, лабораторное оборудование. Особенно много проблем приходилось решать с обеспечением планового набора абитуриентов. В 1935 г. при плане набора 75 чел. принято 55 чел., в 1936 г. - соответственно, 50 и 39 чел., 1937 г. - 50 и 27 чел. [19, с. 26]. При институте организованы одно- и двухгодичные подготовительные курсы, куда поступали юноши и девушки с семи- и восьмилетним образованием, приехавшие из сел и улусов республики, соседних Иркутской и Читинской областей. С целью агитации преподаватели выезжали по набору студентов во все районы республики. К концу первого учебного года в институте вместе с подготовительным отделением обучалось 98 чел., из них колхозников - 54 чел., рабочих - 12 чел., служащих - 32 чел. В 1934 г. в институте обучалось 105 студентов, на подготовительном отделении - 40 чел. [4, с. 12]. В 1937 г. институт выпустил первых специалистов. На зоотехническом факультете состоялось сразу два выпуска: в январе 1937 г. - 15 чел., в октябре 1937 г. - 9 чел. В 1939 г. ветеринарный факультет выпустил 20 чел. Всего в предвоенные годы проведено 5 выпусков зоотехников и 3 - ветеринарных врачей (табл. 4).

Таблица 4

Выпуск специалистов из Бурят-Монгольского зооветеринарного института, чел. [4, с. 15]

Факультет 1937 г. 1938 г. 1939 г. 1940 г. 1941 г. Всего

Зоотехнический 24 23 - 9 7 63

Ветеринарный - - 20 17 13 50

Итого 24 23 20 26 20 113

За 1937-1941 гг. сельское хозяйство республики получило 113 специалистов с высшим образованием. Хотя численность выпускников была небольшой, их доля в общей численности специалистов сельского хозяйства постепенно росла. Многие выпускники института стали впоследствии крупными специалистами сельского хозяйства, председателями колхозов, учеными и преподавателями института. Молодые специалисты первых выпусков направлялись на работу в колхозы, совхозы, административные учреждения животноводческих аймаков республики (Селенгинский, Хоринский, Еравнинский и др.). Они посвятили себя важнейшему в те годы для Бурят-Монголии делу профилактики и борьбе с многочисленными болезнями животных и тем самым заложили основы ветеринарного дела в республике. В 1941 г. в Бурят-Монгольском зооветеринарном институте насчитывалось 28 кафедр, оснащенных оборудованием для учебного процесса и научно-исследовательской работы. Из 37 чел. профессорско-преподавательского состава 18 имели ученые звания и степени. Над докторскими и кандидатскими диссертациями работали 15 чел. [14].

Несмотря на выпуски института, из-за небольшой численности выпускников и текучести кадров в республике продолжал ощущаться острый недостаток специалистов сельского хозяйства. В 1941 г. 487 колхозов объединяли 98,7% крестьянских хозяйств. 81,1% колхозов имели по 3 животноводческие фермы и только 2 колхоза - по одной. Фермы крупного рогатого скота были во всех колхозах, овцеводческие, свиноводческие - в большинстве колхозов. В 342 коллективных хозяйствах имелись птицефермы. В то же время в сельском хозяйстве республики в

1940 г. трудилось всего 40 агрономов, 28 зоотехников и 125 ветфельдшеров [15]. Председателями колхозов работали, в основном, крестьяне с большим практическим опытом. Удельный вес председателей со средним и неполным средним образованием составлял в том же 1940 г. всего 11,2%. Из-за недостатка дипломированных специалистов колхозы терпели значительные убытки от текучести руководящих кадров. Только в 1939 г. председатели сменились в 300 колхозах (61,6%), причем во многих они менялись по нескольку раз в год. Только 12-20% всего состава председателей колхозов, бригадиров полеводческих бригад и заведующих животноводческими фермами имели стаж работы более 3 лет [27].

В 1940 г. вместо 105 участковых агрономов в сельских районах работал 51 чел., из них только 18 чел. имели среднее специальное образование. Быстрое развитие механизации сельского хозяйства требовало увеличения численности инженеров-механиков. Тракторный парк МТС по сравнению с 1938 г. возрос к началу 1941 г. по количеству тракторов на 57,2%, по мощности - почти на 90%. В то же время объем тракторных работ увеличился только на 27,7% [1]. Таким образом, следствием дефицита кадров специалистов являлись низкая эффективность и неполное использование производственной мощности техники, недостатки в организации производства, слабая технологическая дисциплина, невысокая квалификация механизаторских кадров. С учетом возросшей потребности в высококвалифицированных кадрах в сельском хозяйстве, особенно в животноводстве, в 1939-1940 гг. приняты меры по рациональному использованию специалистов-зоотехников, работавших не по специальности. Многие выпускники зооветинститута возвращены на работу в животноводство. Под постоянный контроль был взят каждый выпускник института.

Высшее образование является высшей точкой, кульминацией процесса профессионального обучения, воплощением и носителем духовных ценностей. Практически одновременное открытие на территории республики сразу двух высших учебных заведений явилось крупнейшим событием в жизни республики. Оно положило начало становлению и развитию высшей школы Бурятии, широкой подготовке высококвалифицированных педагогических и сельскохозяйственных кадров, сыграло большую роль в развитии экономики, народного образования, культуры и науки. Становление высшей школы на данном этапе позволяло населению Бурят-Монголии полноценно заниматься культурной, педагогической, научной деятельностью; вести коллективные исследования и теоретико-методологические разработки; расширять общий и профессиональный кругозор; развивать педагогическую мысль и воспитательную практику. Открытие вузов явилось событием особой важности, а также источником большой надежды. Но страна стояла на пороге войны.

Литература

1. Бальхаева И.Х. Формирование кадрового потенциала республики вузами Бурятии (1932-1996 гг.) / И.Х. Бальхаева. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2001. С. 171.

2. Бурят-Монгольская АССР за десять лет. Верхнеудинск, 1933. С. 106.

3. Бурятский педагогический. 1932-1982. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1982. С. 11.

4. Бурятский сельскохозяйственный институт (1931-1981 гг.). Улан-Удэ, 1981.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. ГАРФ Ф.А. 2306. Оп. 70. Д. 2695. Л. 9-11.

6. ГАРФ. Ф. 2306. Оп. 69. Д. 2329.

7. ГАРФ. Ф. 2306. Оп. 70. Д. 1793. Л. 129.

8. ГАРФ. Ф. 2306. Оп. 70. Д. 2695.

9. ГАРФ. Ф. 236. Оп. 1. Д. 515.

10. ГАРФ. Ф. 296. Оп. 1. Д. 450.

11. Дуринов А. Образцово организовать прием в педагогический и учительский институты / А. Дуринов // Бурят-Монгольская правда. 1930. 26 апр. С. 2.

12. Дуринов А.А. Очерки истории школ и педагогического образования в Бурят-Монголии / А.А. Дуринов. Улан-Удэ: Бургиз, 1948. С. 114.

13. Занданов И.М. Подготовка кадров специалистов в Бурятской АССР / И.М. Занданов // Исследования и материалы по истории Бурятии. Труды БКНИИ СО АН СССР. Улан-Удэ, 1963. С. 59.

14. Иванов А.И. Общественный отчет института / А.И. Иванов// Бурят-Монгольская правда. 1941. 28 мая. С. 2.

15. Из истории партийной организации Бурятии. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1961. С. 206.

16. История Сибири. Л.: Ленингр. отд-ние, 1968. Т. 4. С. 456.

17. Кудрявцев В.Д. Нужна поддержка всей общественности / В.Д. Кудрявцев // Бурят-Монгольская правда. 1932. 23 мая. С. 3.

18. Митупов Б. М. Руководство Бурятской партийной организации культурной революции в республике / Б.М. Митупов, Г.Л. Санжиев. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1962.

19. Нам 75 лет. История Бурятской государственной сельскохозяйственной академии им. В.Р. Филиппова. Улан-Удэ: Изд-во БГСХА, 2006.

2 . НАРБ, Ф 475. Оп 2. Д. 62. Л. 76.

21. НАРБ. Ф 1. Оп. 1 Д 1634. Л. 23.

22. НАРБ. Ф 1. Оп. 1 Д 1760. Л. 78.

23. НАРБ. Ф 1. Оп. 1 Д 221. Л. 51.

24. НАРБ. Ф. 1. Оп. 1 Д 2343. Л. 112.

25. НАРБ. Ф 1. Оп. 1 Д. 3300. Л. 116.

26. НАРБ. Ф 1. Оп. 1 Д. 1758. Л. 447.

27. НАРБ. Ф 196. Оп 6. Д. 58. Л. 7.

28. НАРБ. Ф 248. Оп. 1. Д. 5. Л. 274.

29. НАРБ. Ф 248. Оп. 1. Д. 756. Л. 108

30. НАРБ. Ф. N3 48. О . . Д. 854. Л. 63.

31. НАРБ. Ф 248. Оп. 20. Д. 18. Л. 286

32. НАРБ. Ф 250. Оп. 1. Д. 494. Л. 18.

33. НАРБ. Ф 475. Оп 2. Д. 62а. Л. 77.

34. НАРБ. Ф 475. Оп. 3. Д. 4. Л. 23.

35. Наши итоги и задача // Бурят-Монгольская правда. 1941. 7 февр.

36. Осинский И.И. Альма-матер / И.И. Осинский. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 1999.

37. Постановление IV Пленума Бурятского обкома ВКП(б) от 12 января 1932 г. по контрольным цифрам на 1932

г. // Бурят-Монгольская правда. 1932. 18 янв. С. 2.

38. Соктоев И.А. Формирование социалистической интеллигенции в Бурятии / И.А. Соктоев. Улан-Удэ: Бургиз, 1961. С. 19.

39. Социалистическое строительство в Бурятии за 10 лет. Верхнеудинск, 1933. С. 113.

40. Становление высшего образования в Бурятии. Иркутск, 1981. С. 13.

41. Хабаев М.П. Очерки истории формирования высшего педагогического образования в Бурятии /

М.П. Хабаев. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1983.

42. Хабаев М.П. Пединститут и агропединститут - новый этап культурно-национального строительства Бурятии / М.П. Хабаев // Бурят-Монгольская правда. 1932. 23 мая. С. 3.

43. Хадаханэ О.Т. Профсоюз работников просвещения, высшей школы и научных учреждений Бурятии к 50-летию Великого Октября / О. Т. Хадаханэ // Бурятия от ликбеза до филиала Академии Наук. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1969. С. 397.

БАЛЬХАЕВА ИРИНА ХУБИСХАЛОВНА - кандидат исторических наук, докторант, Институт монголоведения, буд-дологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук, Россия, Улан-Удэ (nacbibl@mail.ru).

BALHAYEVA IRINA HUBISHALOVNA - candidate of historical sciences, doctoral candidate, Siberian department of Russian Academy of Sciences, Russia, Ulan-Ude.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.