Научная статья на тему 'Особенности оперативно-розыскного противодействия вовлечения лиц в экстремистские религиозные группы в местах лишения свободы'

Особенности оперативно-розыскного противодействия вовлечения лиц в экстремистские религиозные группы в местах лишения свободы Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
111
22
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
оперативно-розыскная деятельность / оперативнорозыскные мероприятия / противодействие / религиозный экстремизм / информационно-телекоммуникационные технологии / изменения / законодательство / operational-search activities / operational-search measures / counteraction / religious extremism / information and telecommunication technologies / changes / legislation.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Алексей Геннадьевич Куликов

В статье рассматриваются вопросы терминологии экстремизма, раскрываются этапы, через которые проходит лицо, вовлекаемое в экстремистскую деятельность, а также освещаются иные аспекты оперативно-розыскного противодействия вовлечения лиц в экстремистские религиозные группы в условиях уголовно-исполнительной системы. Проанализировано нормативное правовое регулирование данного направления деятельности правоохранительных органов, предложены меры по совершенствованию противодействия экстремизму.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Алексей Геннадьевич Куликов

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FEATURES OF THE OPERATIONAL INVESTIGATIVE COUNTERACTION OF INVOLVEMENT OF PEOPLE IN EXTREMIST RELIGIOUS GROUPS IN PRISONS

The article deals with the issues of terminology of extremism, reveals the stages through which a person involved in extremist activities passes, and also highlights other aspects of operational-search counteraction to the involvement of individuals in extremist religious groups in the conditions of the penal system. Normative legal regulation of this direction of law enforcement activity is analysed. The author proposes measures to improve the counteraction to extremism

Текст научной работы на тему «Особенности оперативно-розыскного противодействия вовлечения лиц в экстремистские религиозные группы в местах лишения свободы»

УДК 343.98

DOI: 10.24411/2587-9820-2020-10010 Алексей Геннадьевич Куликов,

старший преподаватель кафедры оперативно-разыскной деятельности и специальной техники в ОВД Восточно-Сибирского института МВД России

ОСОБЕННОСТИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ВОВЛЕЧЕНИЯ ЛИЦ В ЭКСТРЕМИСТСКИЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ГРУППЫ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы терминологии экстремизма, раскрываются этапы, через которые проходит лицо, вовлекаемое в экстремистскую деятельность, а также освещаются иные аспекты оперативно-розыскного противодействия вовлечения лиц в экстремистские религиозные группы в условиях уголовно-исполнительной системы. Проанализировано нормативное правовое регулирование данного направления деятельности правоохранительных органов, предложены меры по совершенствованию противодействия экстремизму.

Ключевые слова: оперативно-розыскная деятельность, оперативно-розыскные мероприятия, противодействие, религиозный экстремизм, информационно-телекоммуникационные технологии, изменения, законодательство.

Aleksey Gennadievich Kulikov,

Senior Lecturer at the of the Department of Operative Search Activity and Special Technology in the internal Affairs bodies of the East-Siberian Institute of the MIA of Russia

FEATURES OF THE OPERATIONAL INVESTIGATIVE COUNTERACTION OF INVOLVEMENT OF PEOPLE IN EXTREMIST RELIGIOUS GROUPS IN PRISONS

Abstract. The article deals with the issues of terminology of extremism, reveals the stages through which a person involved in extremist activities passes, and also highlights other aspects of operational-search counteraction to the involvement of individuals in extremist religious groups in the conditions of the penal system. Normative legal regulation of this direction of law enforcement activity is analysed. The author proposes measures to improve the counteraction to extremism.

Keywords: operational-search activities, operational-search measures, counteraction, religious extremism, information and telecommunication technologies, changes, legislation.

Российская Федерация за тысячелетнюю историю сложилась как многонациональное и многоконфессиональное государство. Однако под влиянием современных социальных, политических, экономических и иных факторов в стране формируются радикальные взгляды и убеждения, несущие идеологию экстремизма, национализма и терроризма, осуществляющие призывы к совершению преступлений экстремистской и террористической направленности, нацеленные против государственных и общественных институтов, представителей другой национальности или вероисповедания, иностранных граждан, а также подробные инструкции по изготовлению взрывных устройств, совершению террористических актов, убийств на религиозной почве и иных тяжких преступлений.

Анализ складывающейся ситуации свидетельствует о том, что на современном этапе в общественно-политической сфере протекают сложные и неоднозначные процессы, сохраняется тенденция нарастания экстремист-кой угрозы. В связи с этим экстремизм представляет серьезную проблему для мирового сообщества. В соответствии с Концепцией национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента России от 10 января 2000 г. № 24, экстремизм является одной из основных угроз национальной безопасности России [1].

Одними из главных направлений обеспечения безопасности общества определены меры, направленные на усиление роли государства в реализации данной функции, совершенствование правового регулирования в предупреждении преступности, терроризма и экстремизма, обеспечение эффективного механизма взаимодействия правоохранительных органов а также расширение международного сотрудничества в области государственной и общественной безопасности, в том числе в сфере противодействия экстремизму и терроризму. Несомненно, противодействие вовлечению в экстремистскую деятельность является одной из важнейших составляющих в решении указанных задач.

В общем виде под «экстремизмом» понимается приверженность к крайним взглядам и радикальным методам достижения политических, экономических, религиозных, национальным и иных целей, это способ разрешения социальных противоречий, сложившихся в тех или иных областях общественной жизни, посредством насилия и иных «жестких» методов борьбы [2, с. 145—148].

Определение термина экстремизма было дано Шанхайской конвенцией от 15 июня 2001 г., в соответствии с которой экстремизм — это какое-либо «деяние», направленное на насильственный захват власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в указанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них [3].

Понятие «экстремизм» давалось рядом ученых. Так, В. Ю. Голубовс-кий считал, что «термин «экстремизм» можно определить, как убежденность крайними взглядами и мерами, отрицание существующих традиционных государственных норм морали и правил поведения со стороны отдельных личностей или групп личностей [4]. Нам импонирует точка зрения Н. Н. Афанасьева о том, что экстремизм — это «приверженность к крайним толкованиям, основанием которых является не только нетерпимость к иной точке зрения, но и отсутствие чувства меры в ее проявлении. Как правило, человек, оперирует искаженными и гипертрофированными представлениями о действительности. Такое „сочетание" и приводит к выражению несогласия на языке агрессии и насилия» [5].

Одной из наиболее опасных форм экстремизма является экстремизм, основанный на религиозной идеологии.

Изучению различных проблем, относящихся к экстремизму, основанному на религиозной идеологии, посвятили свои исследования многие видные зарубежные ученые: Н. Коэн, Дж. Марсден, С. Пфюртнер, Дж. Стратон, Б. Лоуренс, Б. Льюис, Д. Пайпс, Ф. Фукуяма и др. Следует отметить, что религия является определяющей в духовной сфере человеческого бытия. В этой связи она предстает в качестве универсальной «науки жизни», которая возникает как особый жизненный опыт со своими ценностями и установками, проявляющимися в целостном мироощущении и повседневном бытии верующей личности. При этом принятие религиозной парадигмы или отказ от нее — сугубо личное дело человека, дело его сознательного выбора и совести [6].

В связи с этим мы предлагаем более детально рассмотреть аспект оперативно-розыскного противодействия экстремизму, основанному на религиозной идеологии, один из его каналов и тактики вовлечения лиц в экстремистскую деятельность на религиозной основе — это приискание в среде осужденных, содержащихся в учреждениях уголовно исполнительной системы (далее — УИС).

Статистические данные свидетельствуют о значительном количестве подозреваемых, обвиняемых и осужденных, содержащихся в учреждениях УИС за совершение преступлений террористического характера и экстремистской направленности. В настоящее время в УИС России содержится 2 тыс. 97 лиц данной категории, без учета отбывающих наказание за общеуголовные и экономические преступления, исповедующих радикальные формы религии [7]. Кроме того, многие лица, содержащиеся под стражей и отбывающие наказание в УИС России, являются выходцами из государств, на территории которых активно действуют международные террористические организации.

Действующая в настоящее время Инструкция по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнитель-

ной системы РФ [8], в целом позволяет обеспечивать необходимые меры, направленные на профилактику вовлечения их в экстремистскую деятельность, пресекать контакты иерархов экстремистских группировок с их участниками, обеспечивать в случае необходимости их изоляцию.

Проведенный нами анализ практики свидетельствует о сложной ситуации в сфере оперативно-розыскного противодействия экстремизму, основанному на религиозной идеологии в среде осужденных, содержащихся в УИС. Указанный негативный фактор требует от правоохранительных органов дополнительных усилий, направленных на профилактику вовлечения осужденных в религиозные группы экстремисткой направленности. Исходя из предмета данной статьи, вызывают особый интерес этапы, через которые проходит лицо, вовлекаемое в экстремистскую деятельность в условиях УИС.

1. Социальный этап. В данном случае основной причиной установления контакта группой или организации с ее новым членом выступают социальные условия, в которых находится осужденный. В социуме все его члены непременно придерживаются общепризнанных большинством правил, требований, обязанностей, и существовать в непростых условиях, какими являются места лишения свободы, коллективно гораздо проще. В связи с этим у лиц, имеющих конфликты с администрацией учреждения УИС, отдельными группами осужденных, а также лиц, не имеющих близких, способных их поддержать, либо имеющих иные причины, возникает потребность примкнуть к какой-либо группе для обеспечения собственной безопасности и облегчения условий существования.

2. Формальный этап. В рассматриваемом случае — религиозный, поскольку на этом этапе основным условием принятия в группу ее нового члена выступает религия, где осужденный осознано принимает (меняет) вероисповедание, совершая соответствующий обряд. На данном этапе мировоззрение, которое формируется у человека, является вполне безобидным и соотносится исключительно к вопросам традиционного вероисповедования.

3. Экстремистский этап. Здесь осуществляется поиск виновного в социальных, материальных, семейных, юридических проблемах осужденного, где ответы на них он находит в экстремисткой организации. Самый простой способ для оправдания своих проблем, а впоследствии и действий, — это нахождение простых ответов на сложные жизненные вопросы и в определении виновного не в себе, а в какой-либо социальной, этнической, религиозной группе.

Здесь необходимо также отметить, что со стороны организации, исповедующей радикальные религиозные течения, наблюдается встречный интерес, который, как и в любой социальной группе, заключается в привлечении новых членов для обеспечения собственной безопасности, возможности получения материальных и иных благ для иерархов, в том числе для укрепления их авторитета. С этой целью члены группы осуществляют мероприятия,

внешне схожие с деятельностью оперативных подразделений по привлечению лиц, оказывающих содействие, а именно:

1. Подбор кандидатов. На данном этапе участники экстремистской группы изучают контингент содержащийся в учреждениях УИС, выделяют из них лиц, находящихся в сложной жизненной ситуации, при необходимости сами создают такие условия.

2. Вербовочные беседы. На этом этапе внимание личности полностью акцентируется на религии и на возможности благ, которые получают лица, принявшие соответствующее вероисповедание. В результате неоднократных бесед инициатива о вступлении в группу после предыдущего этапа, как правило, исходит уже от вовлекаемого лица.

3. Обряд. Это формальная сторона вопроса, способ инициации нового члена группы в соответствии с традициями и догмами соответствующей религии.

4. Обучение. Здесь речь о чтении религиозной и идеологической литературы, проведении разъяснительных бесед, используя их в своих идеологических интересах, которые якобы являются продолжением религиозного учения. При этом применяется прием «вырывания» из контекста религиозных учений фрагментов текста, акцентирование на них внимания как главных постулатов религии, с последующим формированием в сознании «обращенного» причин возникновения существующих проблем в какой-либо социальной, этнической или религиозной группы.

Поступление религиозной литературы зачастую осуществляется посредством использования информационно-телекоммуникационных технологий.

5. Контроль. Здесь акцент сделан на постоянном создании ситуаций, при которых у вовлеченного лица создается впечатление о том, что без его участия в группировке либо при ее разобщении или ликвидации дальнейшее его существование в условиях УИС может заметно усложниться, включая возникновение опасности для жизни и здоровья. Для закрепления полного контроля за вновь вовлеченным лицом последнему поручается проведение экстремистского акта, как правило, в виде административного правонарушения, что в дальнейшем делает его полноправным членом экстремисткой группировки.

Совершенно ясно, что опыт противодействия экстремизму, силовыми методами борьбы с вовлечением лиц, отбывающих наказание в учреждениях УИС, в экстремистскую деятельность, основанную на религиозной основе (например, изолировать источник угрозы), способен лишь предупредить конкретную угрозу. Для радикального снижения угрозы экстремизма необходимо разрушить систему его воспроизводства, основу которой составляет крайне радикальная идеология нетерпимости к общепринятым нормам и правилам поведения в обществе, государстве, ее носители, а также каналы распро-

странения. Поэтому уполномоченным оперативным подразделениям необходимо учитывать данные особенности оперативно-розыскного противодействия, тактически грамотно планировать оперативно-профилактические и розыскные мероприятия, учитывая изложенные этапы, через которые проходит лицо, вовлекаемое в экстремистскую деятельность в условиях УИС.

Как показывает практика, для решения задач оперативно-розыскной деятельности, связанной с установлением лиц, являющихся приверженцами идей экстремизма, основанному на религиозной основе, необходимо проведение комплекса поисковых мероприятий в сети «Интернет» (в частности, в социальных сетях для установления информационных сегментов (сайт, место), в которых можно получить оперативно-значимую информацию о данной категории лиц, представляющих оперативный интерес [9, с. 183—187].

Таким образом, полагаем что, оперативным подразделениям субъектов системы профилактики и противодействию религиозному экстремизму и терроризму необходимо учитывать указанные методы вовлечения лиц, находящихся в учреждениях УИС, в экстремистские группы религиозной направленности при решении возложенных на такие органы задач.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации: указ президента Рос. Федерации от 31.12.2015 № 683 // СПС «Консультант плюс».

2. Бакулина Л. В., Халилов Р. Н., Мустафина А. Р. Экстремизм в местах лишения свободы // Вестник экономики, права и социологии. — 2016. — № 4. — С. 145—148.

3. Шанхайская конвенция: от 15 июня 2001 г. [Электронный ресурс]. — URL: http://www.kremlin.ru/supplement/3405 (дата обращения: 22.02.2020).

4. Голубовский А. Ю. О совершенствовании деятельности органов внутренних дел, других субъектов системы профилактики по предупреждению безнадзорности // Защита прав и профилактика правонарушений несовершеннолетних: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. (25—26 авг. 2005 г.). — М.: ДООП МВД России; ВНИИ МВД России, 2006. С. 4—14.

5. Афанасьев Н. Н. Идеология терроризма // Социально-гуманитарные издания. — 2002. — № 1. — С. 158—169.

6. Кочесокова З. Х. О некоторых вопросах государственной политики в сфере национальной безопасности // Теория и практика общественного развития. — 2015. — № 9. — С. 124—125.

7. Сведения ЦСИ ФКУ «ГИАЦ МВД России» [Электронный ресурс]. — URL: https://^^/reports /item/12899359/ (дата обращения: 12.02.2020).

8. Об утверждении Инструкции по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы: приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 20 мая 2013 г. № 72 // Рос. газ. — 2013. — 5 июня.

9. Тимофеев С. В. Оперативно-розыскное противодействие незаконному обороту нарктиков в сети Darknet: проблемы и пути решения [Электронный ресурс] // Научный дайджест Восточно-Сибирского института МВД России. — 2019. — № 1 (1). — С. 183— 187. — Электрон. текст. данные (3 747 840 байт). — 60 электрон. опт. дисков (CD-ROM). — Загл. с этикетки диска.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.