Научная статья на тему 'Некоторые особенности личности религиозных экстремистов, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы'

Некоторые особенности личности религиозных экстремистов, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
541
82
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ / ЭКСТРЕМИЗМ / УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА / РЕЛИГИЯ / ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА / RADICAL ISLAM / EXTREMISM / CRIMINAL-EXECUTIVE SYSTEM / RELIGION / PERSONALITY OF THE CRIMINAL

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Нарусланов Эльдар Фаритович

Рассмотрены некоторые вопросы современного состояния противодействия противоправной деятельности экстремистских религиозных организаций в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Особое внимание уделено сведениям о внешнем обличии членов религиозных экстремистских организаций, а также особенностям личности указанной категории лиц, так как данная информация занимает одно из главенствующих мест в числе факторов, от которых зависит уровень эффективности противодействия деятельности религиозных экстремистских организаций. Автором предложены варианты использования вышеуказанной типичной информации в практической деятельности сотрудников учреждений уголовно-исполнительной системы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Нарусланов Эльдар Фаритович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SOME PERSONALITY CHARACTERISTICS OF RELIGIOUS EXTREMISTS HELD IN INSTITUTIONS THE PENAL SYSTEM

Some issues of the current state of counteraction to unlawful activity of extremist religious organizations in the institutions of the penal system are considered. Particular attention is paid to information on the external appearance of members of religious extremist organizations, as well as to the personality characteristics of this category of persons, since this information occupies one of the main places among which the level of effectiveness of countering the illegal activities of members of religious extremist organizations depends. The author suggests variants of using the above-mentioned typical information in the practical activities of the staff of the institutions of the penal-executive system.

Текст научной работы на тему «Некоторые особенности личности религиозных экстремистов, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы»

УДК 343.8

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ РЕЛИГИОЗНЫХ

ЭКСТРЕМИСТОВ, СОДЕРЖАЩИХСЯ В УЧРЕЖДЕНИЯХ

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Э.Ф. Нарусланов

Аннотация. Рассмотрены некоторые вопросы современного состояния противодействия противоправной деятельности экстремистских религиозных организаций в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Особое внимание уделено сведениям о внешнем обличии членов религиозных экстремистских организаций, а также особенностям личности указанной категории лиц, так как данная информация занимает одно из главенствующих мест в числе факторов, от которых зависит уровень эффективности противодействия деятельности религиозных экстремистских организаций. Автором предложены варианты использования вышеуказанной типичной информации в практической деятельности сотрудников учреждений уголовно-исполнительной системы.

Ключевые слова: радикальный ислам, экстремизм, уголовно-исполнительная система, религия, личность преступника.

SOME PERSONALITY CHARACTERISTICS

OF RELIGIOUS EXTREMISTS HELD

IN INSTITUTIONS THE PENAL SYSTEM

E. Naruslanov

Abstract. Some issues of the current state of counteraction to unlawful activity of extremist religious organizations in the institutions of the penal system are considered. Particular attention is paid to information on the external appearance of members of religious extremist organizations, as well as to the personality characteristics of this category of persons, since this information occupies one of the main places among which the level of effectiveness of countering the illegal activities of members of religious extremist organizations depends. The author suggests variants of using the above-mentioned typical information in the practical activities of the staff of the institutions of the penal-executive system.

Keywords: radical Islam, extremism, criminal-executive system, religion, personality of the criminal.

Экстремизм в настоящее время является серьезной угрозой как для Российской Федерации, так и для всего человечества в целом. Опасность данного явления заключается в его способности проникать во все сферы жизнедеятельности, разрушать исторически сложившиеся нормы и правила поведения, дестабилизировать обстановку в обществе и государстве.

Наиболее часто экстремизм находит свое проявление в деятельности религиозных организаций, направленной на совершение преступлений, в том числе и террористического характера.

На сегодняшний день оболочкой религиозного экстремизма в России становятся идеи радикальных течений ислама, чаще всего ваххабизма. Данное течение на территории нашего государства, как отмечают некоторые авторы, возникло в Республике Дагестан, когда за небольшой промежуток времени с 1996 по 1999 год, восемь последователей ваххабизма привлекли в свою организацию несколько тысяч

человек и предприняли попытку вооруженным путем создать независимое государство [2, с.58]. Идеи так называемого «радикального ислама» легли в основу многих некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремисткой деятельности», а также большинства организаций, в том числе иностранных и международных, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации террористическими [6, с.44].

Отметим, что отражением современного состояния противодействия противоправной деятельности экстремистских религиозных организаций является не только статистика предотвращенных и раскрытых фактов экстремистских и террористических проявлений, но и количество осужденных за эти преступления и отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Проведенные исследования свидетельствуют о стабильном росте за последние пять лет количества лиц, содержащихся в местах лишения свободы за совершение преступлений экстремистской направленности и

террористического характера, в том числе и по религиозным мотивам. Данный факт несомненно приводит к осложнению оперативной обстановки в учреждениях УИС [3, с.15]. Это объясняется тем, что оказавшись в местах лишения свободы, члены деструктивных религиозных организаций нередко продолжают противоправную деятельность.

Уровень эффективности осуществления противодействия противоправной деятельности членов религиозных экстремистских

организаций, содержащихся в учреждениях УИС, зависит от значительного количества факторов, в перечне которых одно из главенствующих мест занимают сведения о личности изучаемой категории лиц. При этом, особое внимание, на наш взгляд, следует уделить сведениям о внешнем обличии членов религиозных экстремистских организаций, а также особенностям личности указанной категории лиц. Это связано с тем, что данная информация может являться ключевым элементом при выборе средств и методов выявления религиозных экстремистов и предупреждения распространения деструктивных религиозных идей в учреждениях УИС.

Необходимо отметить, что отдельные группы данных, формирующие сведения о внешнем облике изучаемой категории лиц, имеют ряд типичных особенностей как общефизического, так и функционального и сопутствующего характера. Примером типичной информации, связанной с общефизическими признаками внешнего облика, являются гендерные признаки лиц, содержащихся в учреждениях УИС за преступления экстремистской направленности, основанные на идеях радикального ислама, возрастные критерии, поскольку наиболее часто ряды религиозных экстремистов пополняют молодые, дееспособные лица в возрасте от 20 до 35 лет, национальные, этнические особенности и др.

Однако стоит заметить, что в рамках своего внешнего облика, лица, содержащиеся в учреждениях УИС за преступления экстремистской направленности, избравшие «прикрытием» своих противоправных деяний радикальные религиозные течения, нередко могут перенимать не только религиозную идеологию, но и сопутствующие ей традиции и обычаи, в том числе и функциональные, и сопутствующие элементы внешности. Так, для лиц,

содержащихся в учреждениях УИС за преступления экстремистской направленности, основанные на идеях так называемого «радикального ислама», могу быть присущи некоторые признаки внешнего обличия приверженцев мусульманского вероучения. Например, характерной чернотой внешности мусульманина является: во-первых, наличие бороды, при этом следует отметить, что усы либо коротко подстрижены, либо отсутствуют, во-вторых, короткая стрижка волос на голове. Также примером типичных функциональных признаков внешнего облика подозреваемых, обвиняемых и осужденных, связанных с экстремистской деятельностью, основанной на идеях радикального ислама, являются волевой, сосредоточенный, однако вместе с тем отрешенный от каких-либо повседневных событий взгляд, угрюмое, зачастую агрессивное выражение лица и т.д. Представляется очевидным также и то, что в поведении таких субъектов имеет место заимствование и сознательное копирование акцента, жестикуляции, а также привычек и манер поведения лидеров и авторитетных представителей организованных групп экстремистской направленности.

Говоря о сопутствующих признаках внешнего облика, следует отметить, что оказавшиеся в учреждениях УИС лица, основывающие свою преступную деятельность на идеях так называемого «радикального ислама», могут иметь при себе такие предметы религиозного толка как: религиозная литература, коврик для осуществления религиозных обрядов, веточка дерева арак «сивак/мисвак» (средство для чистки зубов), масленые благовония, субха (чётки, применяемые в исламе), компас (используется для осуществления религиозных обрядов), несколько полотенец (религия обязывает соблюдать чистоту и регулярно осуществлять омовение), собственные записи религиозного толка и т.д.

Одежда, лиц, являющихся членами религиозных экстремистских организаций, как элемент сопутствующих признаков внешнего облика, также может быть подвержена влиянию религиозных норм, которые определяют, что мусульманам следует носить свободную одежду, не подчеркивающую контуры тела. Одним из самых распространенных видов мужской одежды является свободная рубашка либо до колен, либо до ступней, с воротником стойка и т.д.

Отметим, что приведенное выше описание типичных признаков внешнего обличия отнюдь не является исчерпывающим и может быть присуще как лицам, являющимся членами религиозных экстремистских организаций, так и

подозреваемым, обвиняемым и осужденным, не имеющим отношение к экстремизму и терроризму, но придерживающихся традиций мусульманского вероучения. Вместе с тем, изложенные сведения могут выступать в качестве первичной оперативной информации, позволяющей начать оперативное производство в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных, связанных с религиозной экстремистской деятельностью.

В процессе оперативной проверки или разработки указанной категории лиц, на наш взгляд, большое значение следуют уделять психологическим особенностям личности религиозных экстремистов.

Представляется, что наиболее типичными качествами, свойственными личности

религиозных экстремистов, содержащихся в учреждениях УИС являются нарциссизм, фанатизм и деструктивное поведение. Все эти три качества тесно взаимосвязаны между собой и могут детерминировать друг друга. Следует отметить, что вышеуказанные особенности в определенной степени свойственны каждому человеку, но под воздействием факторов, свойственных для лишения или ограничения свободы, они могут деформироваться и принимать крайние, извращенные формы. К таким факторам можно отнести недостатки национально-религиозного воспитания, неудовлетворенность базовых потребностей, эмоционально-волевые деформации, вызванные стрессовыми ситуациями, а также негативно-социальные интересы и социально-культурную среду.

Религиозным экстремистам, содержащимся в учреждениях УИС, свойственна убежденность в исключительности своей веры и отрицание всего, что с ней не связано. Такое восприятие своей религии, по мнению некоторых ученых, является проявлением нарциссизма.

Нахождение в группе единомышленников может способствовать обострению

нарцисстических проявлений. По мнению Э. Фромма, групповой нарциссизм является одним из главных источников человеческой агрессивности [5]. Любые мнимые и реальные угрозы своей идеологии религиозные экстремисты воспринимают очень остро, отвечая неоправданной агрессией, выраженной в самой радикальной форме. Отсюда вытекает крайняя нетерпимость инакомыслия, с которой, по их мнению, необходимо бороться, в том числе и террористическими методами.

Групповой нарциссизм является базисом для возникновения следующей характерной черты личности лиц, содержащихся в учреждениях УИС за преступления экстремистской направленности,

основанной на идеях радикального ислама, такой как фанатизм. Фанатизм выражается в предвзятости оценок и суждений экстремистов. Религиозный фанатизм Б.Г. Чурков называет «экстремистским сознанием», мотивационной доминантой которого является вера в обладание высшей единственной истиной, уникальным рецептом «спасения» своего народа, социальной группы или всего человечества [8, с.49].

Фанатизм порождает в сознании религиозных экстремистов крайнюю нетерпимость к инакомыслию, отказ от общечеловеческих ценностей и агрессивность в сочетании с убежденностью в высшей правоте избранной религиозной идеологии. Фанатизм сопряжен с мифологизаций тюремного социума, при которой господствуют бимерные основополагающие нормы морали.

Третья внутренняя особенность личности религиозных экстремистов, которую необходимо осветить, это ярко выраженное деструктивное поведение. Деструктивность - одна из разновидностей агрессии, которая заложена в природу человека. И.В. Лысак пишет, что «.. .под деструктивной деятельностью следует понимать специфическую человеческую форму активного отношения к миру, основное содержание которой составляет разрушение существующих объектов и систем» [1]. Подтверждением данному тезису служит тот факт, что экстремисты, основывающие свою деятельность на идеях так называемого «радикального ислама», стремясь построить «Исламское государство», не видят иного пути достижения этой цели, кроме как уничтожения всех неверных.

Деструктивное поведение присуще всем людям, но у каждого оно выражено в различной степени и форме. Чернов А.Ю. и Буланова И.С. отмечают, что «.акт бесчеловечности совершается самыми простыми людьми. . У каждого из нас есть некий «потенциал» для совершения подобных деяний» [7, с.115]. В подтверждение своих слов они приводят результаты эксперимента, проведенного в 60-х годах С. Милгрэмом, целью которого было объяснение причин жестоких действий, совершаемых людьми в рамках политики фашизма. Результаты показали, что практически у 60% эксперементуемых под влиянием внешних факторов проявляются деструктивные действия. Эксперимент Милгрэма неоднократно повторялся в разных странах, в разные годы, разными учеными, но результаты оставались практически неизменными [9]. Отсюда следует, что сокрытое в каждом человеке деструктивное поведение может проявляться в зависимости от внешнего воздействия. Сильное внешнее воздействие как на

деструктивное поведение, так и на нарциссизм и фанатизм оказывает экстремистская идеология, в основу которой заложены искаженные идеи радикального ислама. Коллективная проповедь единственно правильной, «истинной» веры, которая возвышает экстремистов над остальными людьми и наделят их полномочиями исполнять предписания Бога, приводит к порождению, так сказать, экстремистской «эпидемии». Не каждый человек способен противостоять подобному явлению, а при наличии в психике каких-либо отклонений может привести к его полному порабощению псевдо религиозными нормами.

Вышеуказанная типичная информация о внешнем обличии членов религиозных экстремистских организаций, а также особенностях личности указанной категории лиц, содержащихся в учреждениях УИС, может иметь служебно-прикладной характер. В частности, представляется уместным использовать её в учреждениях (органах) УИС при ведении специализированных картотек и учетных дел на изучаемую категорию лиц. Чаще всего, сотрудники учреждений УИС ограничиваются оценкой личности по зафиксированным правонарушениям, что представляется недостаточным, так как фиксируемые правонарушения не всегда отражают истинный облик тех, кто оказался под контролем оперативных подразделений учреждений УИС. Также типичная информация о личности религиозных экстремистов может иметь большое значение при подготовке оперативно-розыскных мероприятий. Например, типичную информацию о личности подозреваемых, обвиняемых и

осужденных, являющихся членами религиозных экстремистских организаций, содержащихся в учреждениях УИС, можно использовать при подготовке и обучении лиц, оказывающих содействие оперативно-розыскным органам.

В завершении, отметим, что борьба с радикальным исламом в местах принудительного заключения является одной из первоочередных задач для ФСИН России, что весьма оправдано ввиду складывающейся обстановки в некоторых территориальных органах УИС, когда лидерами ваххабитских ячеек предпринимаются попытки организовать на территории исправительных учреждений так называемые «тюремные джамааты». Однако, несмотря на оправданность борьбы с религиозным экстремизмом в учреждениях УИС, проецирование данного явления на ислам и его радикальные течения, на наш взгляд, является неправильным. О чем также утверждали официальные духовные

представители мусульманской конфессии в ходе ряда научных мероприятий [4]. По их мнению, употребление словосочетания «радикальный ислам» в контексте экстремизма и терроризма является недопустимым, так как идеология мусульманской религии базируется в первую очередь на принципах мира и добра. Насилие, а тем более убийство человека, является одним из тяжких грехов, кроме тех случаев, когда личности, государству или религии угрожает реальная опасность и избежать её другим путем невозможно. Следовательно, радикальная идеология, пропагандирующая насилие и убийство, не может быть исламской и является лишь экстремистской сектой.

Литература:

1. Лысак И.В. Человек - разрушитель: деструктивная деятельность человека как социокультурный феномен [Электронный ресурс] / И.В. Лысак. - Режим доступа: http://sbiblio.com/BIBLIO/archive/lisak_chelovek

2. Петрянин А.В. Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический аспекты: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Петрянин Алексей Владимирович. - М., 2014. - С. 158.

3. Противоправная деятельность деструктивных религиозных организаций, осуществляемая в учреждениях УИС. Аналитический обзор с практическими предложениями. - М.; ФКУ НИИ ФСИН России; ГОУ ФСИН России, 2016. - 24 с.

4. Сборник материалов Всероссийской конференции «О мерах по противодействию распространению в исправительных учреждениях радикализма, религиозного экстремизма». - М., 2013.

5. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности [Электронный ресурс] / Э. Фромм. -

Режим доступа:

http://royallib.com/book/iromm_erih/anatomiya_cheloYech eskoy_destruktivnosti.html

6. Характеристика основных религиозных объединений деструктивной направленности и их противоправная деятельность в УИС. Аналитический обзор. - М.; ФКУ НИИ ФСИН России; ОУ ФСИН России, 2016. - 106 с.

7. Чернов А.Ю., Буланова И.С. / Психологическое объяснение мотивации религиозного суицидального терроризма / А.Ю. Чернов, И.С. Буланова // Вестник Вологодского государственного университета. Сер. 7, Филос. - 2013. - № 2. - С. 115.

8. Чурков Б.Г. Мотивационные и идейные основания современного терроризма: сборник / Б.Г. Чурков // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технология разрешения. Вып. 4. Терроризм. - С. 49.

9. Эксперимент Милгрэма [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://ru.wikipedia.org

Сведения об авторе:

Нарусланов Эльдар Фаритович (г. Москва, Россия), научный сотрудник отдел по исследованию проблем оперативно-розыскной деятельности центра исследования проблем обеспечения безопасности в учреждениях УИС Научно-исследовательского института ФСИН России, капитан внутренней службы, e-mail: eldar_narus@mail.ru

Data about the author:

Naruslanov E. (Moscow, Russia), researcher, Department for the study of problems of operational-investigative activity of the center for the study of security problems in prisons Scientifically-research Institute FSIN of Russia, Colonel of internal service, e-mail: eldar_narus@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.