Научная статья на тему 'ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЦИФРОВИЗАЦИИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ И РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ'

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЦИФРОВИЗАЦИИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ И РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

CC BY
9534
1519
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
цифровизация в сфере культуры / цифровая культура / оцифровка культурного наследия / виртуальное посещение организаций культуры / виртуальный концертный зал / digitalization in the sphere of culture / digital culture / digitization of cultural heritage / virtual visits to cultural organizations / virtual concert hall

Аннотация научной статьи по прочим социальным наукам, автор научной работы — Музычук Валентина Юрьевна

В статье рассматриваются вопросы внедрения и использования цифровых технологий в сфере культуры. Выделены пять основных направлений цифровизации данной сферы. Обобщен и проанализирован зарубежный и российский опыт изучения, сохранения, распространения и потребления культурных ценностей с помощью цифровых технологий, создания культурных благ искусственным интеллектом, цифровизации организационно-экономической и финансово-хозяйственной деятельности организаций культуры и государственного учета объектов культуры и культурных ценностей. Раскрыты проблемы цифровизации в сфере культуры, осуществляемой в рамках национального проекта «Культура».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE MAIN DIRECTIONS OF DIGITALIZATION IN THE SPHERE OF CULTURE: FOREIGN EXPERIENCE AND RUSSIAN REALITIES

The article discusses the issues, related to the implementation and to the use of digital technologies in the sphere of culture. There are five main directions of digitalization in this area. The foreign and Russian experience of studying, preserving, disseminating and consuming cultural property, using digital technologies, creating cultural goods by artificial intelligence, digitalizing the organizational, economic, financial and economic activities of cultural organizations and state registration of cultural objects and cultural values was generalized and analyzed. The problems of digitalization in the sphere of culture, which had been carried out within the framework of the national project "Culture", were disclosed. Key words: digitalization in the sphere of culture, digital culture, digitization of cultural heritage, virtual visits to cultural organizations, virtual concert hall.

Текст научной работы на тему «ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЦИФРОВИЗАЦИИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ И РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ»

Вестник Института экономики Российской академии наук

5/2020

ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ

В.Ю. МУЗЫЧУК

доктор экономических наук, заместитель директора ФГБУН Институт экономики РАН

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЦИФРОВИЗАЦИИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ И РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ

В статье рассматриваются вопросы внедрения и использования цифровых технологий в сфере культуры. Выделены пять основных направлений цифровизации данной сферы. Обобщен и проанализирован зарубежный и российский опыт изучения, сохранения, распространения и потребления культурных ценностей с помощью цифровых технологий, создания культурных благ искусственным интеллектом, цифровизации организационно-экономической и финансово-хозяйственной деятельности организаций культуры и государственного учета объектов культуры и культурных ценностей. Раскрыты проблемы цифровизации в сфере культуры, осуществляемой в рамках национального проекта «Культура». Ключевые слова: цифровизация в сфере культуры, цифровая культура, оцифровка культурного наследия, виртуальное посещение организаций культуры, виртуальный концертный зал.

1БЬ: 033, 035, 710, 711, 718. Э01: 10.24411/2073-6487-2020-10056.

Цифровые технологии активно преобразуют всю систему общественного устройства, и сфера культуры исключением тому не является. Цифровизация активно внедряется в культурное пространство, меняя не только формат приобщения к культурным ценностям, но и позволяя приобрести совершенно новый опыт взаимодействия с культурным контентом. При этом, по мнению ряда исследователей, такой цифровой опыт «не второсортный, менее подлинный или являющийся заменителем реального опыта. Это просто другой опыт» [7, р. VII].

Для целей настоящей статьи необходимо четко развести два понятия: цифровая культура и цифровизация сферы культуры. Цифровая, или электронная, культура - это уникальный культурно-цивилизаци-онный феномен, «совокупность социальных институтов, организуемых на основе средств современных ИКТ в целях продвижения логики циф-

рового общества (электронная торговля, экономика, политика, наука, образование, культура и др.)» [1, с. 520]. Исследователи отмечают, что цифровая культура «означает не только применение новых технологий, но и появление новых возможностей для выражения и функционирования всех сфер жизни общества, изменения ряда социальных отношений, ценностей, норм, стереотипов поведения» [1, с. 520]. Более того, цифровая культура способствует формированию интернет-сообществ, которые «дополняют институты гражданского общества» и открывают для себя «новые знаниевые пространства», а «новые виртуальные среды становятся нормой современного стиля жизни» [1, с. 521]. Однако цифровая культура не входит в предметную область настоящей работы. Речь пойдет исключительно о цифровизации сферы культуры, под которой понимается инструментальное использование технических возможностей для создания новой культурной среды, в «которую вживается человек» [1, с. 520], и для формирования новых возможностей для изучения и приобщения к культурным ценностям.

Цифровизацию сферы культуры, рассматриваемую в данном контексте, условно можно разделить на пять основных направлений (см. рис.). Первые три направления связаны с процессами изучения, сохранения, создания, распространения и потребления культурных ценностей и культурных благ, т. е. непосредственно с культурной деятельно-

Изучение культурных ценностей

Создание культурных благ

Распространение и потребление культурных ценностей и культурных благ

Организационно-экономические аспекты деятельности организаций культуры

Информационные системы для государственного учета объектов культуры и культурных ценностей

1. Технологии сканирования, моделирования и визуализации;

2. Технологии оцифровки и архивирования;

3. Технологии дистанционного зондирования поверхности.

1. Использование искусственного интеллекта для создания культурных благ;

2. Цифровые образы документов, книг, преметов искусства;

3. Технологии создания 3Э голограмм.

1. Виртуальное приобщение к культурным ценностям (включая онлайн-формат);

2. Технологии дополненной реальности

и новые формы приобретения культурного опыта;

3. Онлайн-обучение различным видам искусства.

1. Маркетинговые кампании и социологические опросы;

2. Онлайн-продажи билетов;

3. Учет посетителей;

4. Независимая оценка качества оказания услуг.

1. Государственный реестры, каталоги, регистры в сфере культуры.

Рис. Основные направления цифровизации в сфере культуры.

стью. Причем не всегда представляется возможность четко разделить процессы цифровизации по этим трем направлениям. Четвертое направление касается применения цифровых технологий для совершенствования организационно-экономических и финансово-хозяйственных процессов в деятельности организаций культуры. В рамках пятого направления создаются специализированные информационные системы, которые позволяют вести государственный учет объектов культуры и культурных ценностей.

1. Цифровые технологии предоставляют колоссальные возможности исследователям для изучения культурных ценностей - от оцифровки и архивирования до технологий 3D сканирования, моделирования и визуализации, а также дистанционного зондирования поверхности. Вместе с тем исследователей волнует тема цифровых копий, как субститута и/или суррогата культурных ценностей. «Поскольку цифровой контент имеется в наличии, остается вопрос о субституте или суррогате, пригодном для исследователя. В прошлом ученые жаждали увидеть оригинал того, что обсуждалось. Микрофильм, например, был непопулярен среди целого поколения историков, которые предпочитали увидеть реальный документ. Историки искусства были более настойчивы в том, чтобы в своих исследованиях работать с оригиналами» [6, р. 13]. «К сожалению, при этом и пользователи, ратующие за самый широкий доступ к объектам культурного наследия в виде цифровых копий, и фондодержатели, активно поддерживающие проекты оцифровки, упускают из виду существенный аспект - утрату копией части информации, присущей оригиналу исторического источника. Для копий на микроносителях - это утрата цвета и физической сущности подлинника, для электронных копий - утрата (на первый взгляд) «только» физической сущности» [5, с. 117]. Однако нельзя не признать, что цифровые копии предоставляют исследователям гораздо больше возможностей -например, просмотр в очень высоком качестве и в условиях максимального приближения. Кроме того, цифровые копии оберегают исторические артефакты от разрушения при физическом контакте, вероятность которого весьма высока даже при бережном использовании.

В качестве яркого примера оцифровки можно привести совместный проект Израильского управления древностей и корпорации «Google» по оцифровке свитков Мертвого моря (Кумранских свитков)1, который стартовал в 2010 г. Эти свитки были найдены бедуинами в 1947 г.

1 В марте 2020 г. все новостные заголовки пестрили сенсационными сообщениями о том, что рукописи Мертвого моря - это фальшивка. Кумранские рукописи, найденные в 1947 г., - безусловный шедевр мирового культурного наследия. Их изучением занимаются в Музее Израиля. А подделкой признаны только те рукописи, которые были найдены позднее и попали в фонды Музея Библии в Вашингтоне.

в пещерах недалеко от древнего поселения Кумран на берегу Мертвого моря. Всего был найден 981 свиток в 11 пещерах Кумрана. Кумранские манускрипты, написанные в период от II в. н. э. до I в. н. э., содержат древнейшие библейские и апокрифические тексты. Предположительно их создали представители иудейской секты ессеев, жившие в Кумране. В рамках проекта более 5 тыс. фрагментов текстов были отсканированы в очень высоком разрешении и выложены в открытый доступ в Интернете. 1Т-специалисты использовали технологию инфракрасной съемки. При этом каждый фрагмент снимали при шести разных длинах волн, после чего кадры накладывались друг на друга для получения более четкого изображения. Цифровые копии древних манускриптов позволяют не только познакомиться всем желающим с их содержимым, но и не подвергать опасности хрупкие документы при их физическом просмотре2.

Среди подобного рода проектов можно также выделить оцифровку и передачу в открытый доступ рукописей Леонардо да Винчи. Сложность заключалась в том, что его многочисленные записные книжки находятся в разных учреждениях и частных коллекциях, часть которых не доступны исследователям. Сначала был реализован совместный проект Британской библиотеки и компании «Майкрософт» по оцифровке «Кодекса Арундела». Это записные книжки Леонардо, относящиеся к периоду с 1478 по 1518 гг. Свое название кодекс получил от имени графа Арундела, купившего эти листы в Испании в 1630-х годах. В настоящее время в открытом доступе представлены 570 оцифрованных в высоком разрешении листов дневников Леонардо3. Далее эстафету по оцифровке подхватил Музей Виктории и Альберта (Лондон), в чьем собрании находится «Кодекс Форстера» - переплетенные в три тома пять блокнотов, содержащих заметки и наброски, выполненные Леонардо да Винчи своим знаменитым «зеркальным» письмом, которые он вел с 1487 по 1505 гг.4 Кодекс назван по имени Джона Форстера, в чьей частной коллекции эти блокноты появились в 1876 г.

Помимо тематических проводятся и широкомасштабные проекты по комплексной оцифровке фондов (фонды Библиотеки и Архива Ватикана; фонды библиотеки Конгресса США; фонды Королевской библиотеки Нидерландов; фонды Британской библиотеки, фонды

2 5000 фрагментов Свитков Мертвого моря выложены в интернет // Лента.ру. 19 декабря 2012 г. lenta.ru/news/2012/12/18/deadseascrolls/.

3 См.: www.bl.uk/manuscripts/FullDisplay.aspx?ref=Arundel_MS_263.

4 См.: www.vam.ac.uk/articles/explore-leonardo-da-vinci-codex-forster-i#?c=&m=&s= &су= &xywh=-698%2C-111%2C2871%2C2211.

Японского центра азиатских исторических записей и многие др.) [5]. Отдельного внимания заслуживает проект «Europeana.eu» - веб портал, созданный Европейским Союзом для оцифровки музейных коллекций и исторических документов из библиотечных фондов. Миссия Europeana — «Культура меняет наш мир! Мы хотим построить банк данных общеевропейского культурного наследия, доступного для использования в работе, в учебе или просто для развлечения». Проект был инициирован в апреле 2005 г. совместным обращением глав ряда европейских государств (Франция, Германия, Испания, Италия, Польша и Венгрия) к Европейской Комиссии. Запуск платформы состоялся в 2008 г. В настоящее время более 3000 культурных институций Европы участвуют в этом проекте. Цифровые копии более 50 млн произведений искусства и исторических документов размещены в открытом доступе на электронной платформе Europeana. Отечественные специалисты признают, «что в Российской Федерации, как и на всем постсоветском пространстве, этот зарубежный опыт организации и реализации комплексных проектов создания электронных копий исторических источников остался практических незамеченным и не востребованным» [5, с. 121]. Существующие в настоящее время проекты Росархива и НЭБ не сопоставимы по масштабу и техническим возможностям с аналогичными проектами развитых стран.

Еще одним направлением изучения культурных ценностей становится применение искусственного интеллекта для литературного анализа и определения авторства произведений. Так, специалисты по творчеству У. Шекспира давно отмечали в его произведениях наличие соавторства. Например, в 1850 г. литературовед Джеймс Спеддинг обнаружил поразительное сходство текста пьесы «Генрих VIII» со стилистикой другого известного английского драматурга - Дж. Флетчера. Флетчер в 1607-1614 гг. писал пьесы для лондонской труппы «Слуги короля» (Kings' men) театров «Глобус» и «Блэкфрайер». Команда исследователей из Чешской академии наук (г. Прага) во главе с Петром Пле-хачем разработала систему, позволившую на основе изучения рукописи «Генриха VIII» определить, какая часть текста написана У. Шекспиром, а какая - его соавтором Дж. Флетчером. Исследователями был разработан алгоритм, позволяющий проверить стилистические особенности текстов, включая используемый автором словарный запас и ритмические особенности стихосложения. Сначала искусственный интеллект построчно изучал стилистику произведений самого Шекспира, а затем Флетчера по тем произведениям, которые обладают безусловным авторством каждого из исследуемых авторов. Чешские исследователи также проверяли текст «Генриха VIII» на соавторство

Филиппа Массингера, но искусственный интеллект не подтвердил его участие в этой работе5.

С помощью дистанционного зондирования поверхности на новый виток своего развития выходят археологические исследования. Снимки Земли из космоса или аэрофотосъемка (включая съемку с дронов) в инфракрасном и/или ультрафиолетовом спектре позволяют археологам находить новые объекты. Американский археолог Сара Пар-цак запустила сайт GlobalXplorer с целью коллективного поиска руин древних поселений по фотографиям с высоким разрешением. По мнению исследователя, в настоящее время только 1% исторических локаций обнаружен и изучен специалистами6. В последнее время подобным образом найдены более 60 тыс. построек цивилизации майя, затерянных в джунглях на севере Гватемалы, включая хорошо разветвленную систему дорог и оборонительных укреплений. При поиске была использована установленная на самолете лазерная система Lidar, которая, отражая импульсный лазерный свет от земли, позволила обнаружить на площади более 2 тыс. кв. км скрытые под растительностью объекты. Лидар работает по «технологии, предназначенной для получения данных об удаленных предметах с помощью обработки сигнала отраженного света» (по аналогии, летучие мыши пользуются подобным методом на основе эхолокации). По мнению археологов, «в Центральной Америке существовала не менее развитая цивилизация, чем в Древней Греции или Китае»7. Несколькими годами ранее с помощью данной технологии были обнаружены недалеко от гигантского храмового комплекса Ангкор-Вата на северо-западе Камбоджи остатки целых городов XII в. с развитой системой водоснабжения, скрытые под лесным массивом8.

Технологии 3D моделирования и дополненной реальности помогают по-новому взглянуть на процессы приобщения широких слоев населения к культурным ценностям и приобрести совершенно иной опыт соприкосновения с искусством. Например, проект трехмер-

5 Machine learning has revealed exactly how much of a Shakespeare play was written by someone else. // MIT technology review. 2019. Nov. 22. www.technologyreview. com/s/614742/machine-learning-has-revealed-exactly-how-much-of-a-shakespeare-play-was-written-by-someone/.

6 Corbyn Z. Sarah Parcak: Imagine being able to zoom in from space to see a pottery shard!. Interview. // The Guardian. 2019, 27 July. www.theguardian.com/science/2019/jul/27/ sarah-parcak-interview-arcaeology-from-space-satellite-imaging-globalxplorer-project-ancient-egypt.

7 Археологи обнаружили в джунглях Гватемалы десятки тысяч построек майя // BBC. 2018, 03 февраля. www.bbc.com/russian/news-42924059.

8 В джунглях Камбоджи археологи обнаружили средневековые города // РИА. 2016, 11 июня. ria.ru/20160611/1445841399.html?in=t.

ной реконструкции гробницы Нефертари - жены египетского фараона Рамзеса II - начался в 2015 г. по инициативе энтузиаста и любителя Андрея Пестова и в 2019 г. увенчался включением в экспозицию выставки «Царицы Египта» в Национальном географическом музее в Вашингтоне. С помощью технологий дополненной реальности посетители выставки имели возможность, надев специальное оптическое оборудование, «прогуляться по камерам и детально рассмотреть росписи стен и особенности интерьера»9.

2. Искусственный интеллект вторгается и в разные области искусства в качестве создателя культурных благ. Так, 25 октября 2018 г. на аукционе Christies была продана за 432,5 тыс. долл. (при первоначальной цене 7-10 тыс. долл.) картина «Портрет Эдмонда Белами». Портрет был «нарисован» коллективом разработчиков под названием Obvious (Франция) на основе алгоритма Generative Adversarial Networks при участии двух нейросистем. Перед созданием картины с помощью искусственного интеллекта было изучено более 15 тыс. произведений искусства XIV-XX вв. При этом разработчики подчеркивают, что робот не может нарисовать картину с нуля - он лишь может подражать стилю других художников10.

«Искусственный интеллект допишет Бетховена» - с таким заголовком в 2019 г. группой разработчиков из Германии, в состав которой входят композиторы, музыковеды и IT-специалисты, была ананси-рована инициатива отметить таким необычным образом 250-летие со дня рождения Людвига ван Бетховена. Для того чтобы дописать незаконченную 10-ую симфонию, искусственный интеллект должен был научиться генерировать ноты на основе информации о скорости, высоте звуков и уникальном авторском стиле композитора. Сначала разработчиками был создан алгоритм для анализа всех произведений Бетховена, а затем на основе сохранившихся фрагментов 10-ой симфонии искусственный интеллект сможет дописать недостающие части11.

Еще один пример касается мира шоу-бизнеса. В мае 2014 г. в Лас-Вегасе прошла церемония Billboard Music Awards, на которой «выступил» Майкл Джексон, точнее говоря, - его голографическое изображение. Майкл Джексон «исполнил» новую песню из посмертного альбома, поступившего в продажу за неделю до церемонии и работа над кото-

9 Берестова А. Энтузиазм и технологии: загадки гробницы Нефертари // Южные горизонты. 2020, 12 февраля. www.ugorizont.ru/2020/02/12/entuziazm-i-tehnologii-zagadka-grobnitsyi-nefertari/.

10 На аукционе продали картину, созданную искусственным интеллектом. 2019. pikabu.ru/story/na_auktsione_prodali_kartinu_sozdannuyu_iskusstvennyim_ intellektom_6448986.

11 Носков А. ИИ допишет неоконченную симфонию Бетховена // Хайтек+. 2019, 19 декабря. hightech.plus/2019/12/19/ii-dopishet-neokonchennuyu-simfoniyu-bethovena.

рым велась певцом еще в 1991 г. Голографическое изображение было спроецировано на сцене с имитацией всех известных танцевальных движений, включая лунную походку. Для усиления эффекта правдоподобности и реального присутствия на сцене танцевали живые люди.

Подобные проекты все чаще попадают на страницы средств массовой информации. Однако говорить о массовом создании культурных благ искусственным интеллектом пока еще рано. И тем более рано говорить о том, что эти культурные блага обязательно будут впоследствии признаны культурными ценностями.

3. На направление цифровизации сферы культуры «Распространение и потребление культурных ценностей и культурных благ» приходится большая часть существующих проектов - от виртуальных музеев и концертных залов до создания комплексных информационных платформ, связанных с популяризацией культурных ценностей.

Среди отечественных платформ по популяризации культурных ценностей особого внимания заслуживает портал «Культура.РФ», созданный по инициативе и под кураторством Минкультуры России. В настоящее время на портале в открытом доступе представлены около 1500 фильмов отечественного и зарубежного производства; свыше 1000 видеозаписей публичных лекций; около 1000 произведений классической и современной литературы в электронном формате; свыше 1100 цифровых образов шедевров отечественного зодчества (уникальные фотографии, чертежи, обмеры, гравюры и макеты); более 4000 музеев и около 300 виртуальных туров по старинным усадьбам и музейным залам; более 900 театров и свыше 800 видеоверсий спектаклей; свыше 300 видеозаписей концертов; более 400 объектов культурного и природного наследия России; свыше 1000 объектов религиозного назначения разных конфессий; около 450 объектов оцифрованного нематериального культурного наследия.

Среди представленных на региональном уровне следует отметить проект Белгородской области «Культурный регион» - платформу, объединяющую афишу, онлайн продажу билетов, интервью с интересными людьми, анонс культурных событий, туристические маршруты, лекции и др. культурные события. Проект был запущен в 2017 г., причем на его создание компанией «МегаФон» были выделены благотворительные средства в размере 18 млн руб. Подобные сервисы создаются в настоящее время и в других регионах России.

Особого внимания заслуживает проект по созданию виртуальных концертных залов в России. В 2007 г. по инициативе директора Свердловской филармонии А. Колотурского был запущен проект «Концертный зал без границ». Жителям городских и сельских населенных пунктов Свердловской области впервые была предоставлена возможность просмотра прямых интернет-трансляций и трансляций запи-

сей концертов классической музыки и тематических видеопрограмм в специально оборудованных залах, расположенных в домах культуры, библиотеках и иных общественных местах Свердловской области. По мнению А. Колотурского, «это единственный проект в мире, который позволяет не просто сделать искусство доступным людям вне зависимости от достатка и места проживания, но способствует формированию особой культурной среды в малых поселениях. Показы виртуальных концертов организуются волонтерами - местными жителями, заинтересованными в просвещении населения своих территорий. Они формируют так называемые филармонические собрания (ФС), небольшие ячейки активистов-слушателей по 15-30 человек»12.

Первые пять ФС были созданы в 2009 г., а к 2017 г. их число возросло до 35. Они работают в 33 городских и сельских населенных пунктах в радиусе 500 км от Екатеринбурга. С 2010 г. к ним добавились 34 виртуальных мини-зала. Затем к ним добавились 42 виртуальных зала на базе клубов и библиотек, 11 залов в учреждениях социальной защиты (интернаты для детей и взрослых), мини-залы в домах для инвалидов, залы в образовательных и музыкальных школах. Причем большая часть трансляций (89%) идут в режиме онлайн. Такой формат «здесь и сейчас» позволяет жителям удаленных населенных пунктов почувствовать сопричастность творческому процессу, происходящему в стенах Свердловской филармонии. «Ведь жители этих населенных пунктов идут не большой телевизор смотреть, а в концертный зал Свердловской филармонии, надевают вечерние платья, изучают программу» [3]. «Особая фишка - общение музыкантов во время антракта или после концерта с жителями конкретного населенного пункта» [3].

В 2018 г. проект Свердловской филармонии «Концертный зал без границ» стал чемпионом Международного конкурса на соискание наград WSIS (World Summit on the Information Society). С 2018 г. этот проект взят за основу при реализации проекта Минкультуры России «Всероссийский виртуальный концертный зал». В рамках федерального проекта «Цифровая культура» национального приоритетного проекта «Культура» к 2024 г. предполагается оснастить и запустить 500 виртуальных концертных залов по всей стране. В целом по России в 2019 г. работало уже 323 виртуальных концертных зала.

У Свердловской филармонии есть еще один виртуальный проект - «филармонические уроки». Он был запущен в 2015 г. как цикл видео передач о классической музыке для учащихся младших и средних классов в тех городах, где работают виртуальные концертные залы. Целью проекта было стремление приобщать школьников к «качественному осмысленному слушанию классики». Также в фокусе этого

12 Реальное признание виртуального зала. // Эксперт-Урал. 2018. № 14-15 (762).

проекта оказались глухие и слабослышащие дети. Было закуплено специальное оборудование и разработаны циклы видео занятий. Звучание музыки дополняется титрами и работой синхронного сурдопереводчика13. Таким образом, цифровые технологии содействуют активизации так называемой арт-терапии.

В рамках рассматриваемого направления цифровизации активно развиваются музейные проекты. Эрмитаж и Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина предлагают виртуальные туры по своим экспозициям. В Дарвиновском музее (г. Москва) разработали виртуальный тур по пещере неандертальца. Национальный музей Финляндии дает возможность посетителям оказаться внутри старинной картины. Посетители Национального музея естественной истории (г. Вашингтон) могут почувствовать себя участниками эволюции нашей планеты. К виртуальным турам добавляются технологии дополненной реальности, когда со своего смартфона или с помощью других технических средств можно считать код и получить расширенную информацию о любом объекте в музее, на выставке и т. д. Например, в Русском музее (г. Санкт-Петербург) в зале, где размещена картина И.Е. Репина «Заседание государственного совета», висит интерактивный экран, позволяющий получить более подробную информацию о каждом из героев данного художественного полотна. Технологии интерактивности и иммерсивности меняют традиционный формат приобщения к культурным ценностям.

Заслуживает особого внимания проект компании «Google» -«Google Artsand Сикиге»-интернет-платформа, предоставляющая доступ к изображениям произведений искусства с высоким разрешением. Проект стартовал в 2011 г. в сотрудничестве с 17 музеями. В настоящее время в проекте участвуют около 1200 музеев и галерей из разных уголков мира, которые захотели представить свои экспозиции в Интернете. Общее количество оцифрованных артефактов составляет около 50 000 единиц. Для создания виртуальных туров по знаменитым музеям мира применяется технология Street View, основанная на виртуальных панорамах местности. Это позволяет пользователю, не выходя из дома, перемещаться по музею, переходить из зала в зал, рассматривать в мельчайших деталях выбранный объект. Информация дополняется историей создания музея, планом экспозиций, биографией художника, интересными историческими материалами и др.

Новые цифровые технологии активно применяются и в театральной сфере. «Если раньше театроведение рассматривало творчество сценографов как до некоторой степени вторичное явление, стоящее после драматурга и режиссера с актерами, то в настоящее время художники

13 Там же.

могут быть полноправными соавторами спектакля. Они стараются придать спектаклям особую зрелищность, которая требует работы специальных сценических механизмов, способных сменять декорации за занавесом или на глазах у публики. Это могут быть особая система кулис, вращающаяся сцена, либо подчеркнутое обнажение сценической техники. Удачная организация пространства - один из важнейших компонентов успеха спектакля» [2, с. 95]. Речь идет об использовании технологий match moving (совмещение реального и виртуального миров); видео проекций; электронных декораций с мультимедийными экранами; технологий профессиональной лазерной акустики; мультифункциональных световых приборов; компьютерной графики; дистанционного управления конструктивными элементами площадки и др. Все эти технологии позволяют усилить художественную выразительность исполнительских искусств и привлечь зрителя.

4. Применение цифровых технологий в организационно-экономической и финансово-хозяйственной деятельности организаций культуры позволяет осуществлять учет посетителей учреждений культуры; вести электронную продажу билетов; проводить различные социологические опросы и маркетинговые исследования в режиме удаленного доступа, а также независимую оценку качества оказания услуг.

5. В Российской Федерации к информационным системам (информационным платформам) для государственного учета объектов культуры и культурных ценностей относятся Государственный каталог Музейного фонда РФ, Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, Государственный реестр уникальных документом Архивного фонда РФ, Государственный регистр фильмов, Реестр книжных памятников. Также создаются специализированные информационные системы для предотвращения незаконного вывоза и ввоза культурных ценностей и передачи права собственности на них (Реестр культурных ценностей, имеющих особое значение и Реестр культурных ценностей, находящихся в розыске).

Следует подчеркнуть, что в Российской Федерации в ходе цифро-визации сферы культуры, в том числе в рамках национального проекта «Культура», внимание акцентируется в основном на использовании цифровых технологий для обеспечения доступа граждан к культурным ценностям, независимо от места их проживания, т. е. на процессах сохранения, распространения и потребления культурных благ. Речь идет о формировании единого пространства знаний на основе оцифрованных книжных, архивных, музейных фондов, собранных в Национальную электронную библиотеку и национальные электронные архивы, иных государственных информационных систем по различным отраслям знания и сферам творческой деятельности. Что

касается использования цифровых технологий для изучения и сохранения культурных ценностей, то это не входит в повестку дня как самостоятельная задача цифровизации.

Реализацию Национального приоритетного проекта «Культура», принятого в 2018 г. в рамках 12 национальных стратегических приоритетов в социально-экономическом развитии России (Указ Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»), предлагается оценивать по двум целевым показателям, один из которых - увеличение числа обращений к цифровым ресурсам в сфере культуры в 5 раз (с 16 млн обращений в базовом году до 80 млн обращений к 2024 г.) - напрямую связан с процессами цифровизации в сфере культуры. Этот показатель призван «дополнить существующую систему оценки посещаемости организаций культуры», демонстрируя «успешность их взаимодействия с обществом в цифровой среде»14. Измерение числа обращений к цифровым ресурсам предполагается осуществлять на основе «системы счетчиков и аналитических инструментов». Минкультуры России анонсирует, что для этих целей будут применяться адаптированные для сферы культуры технологии, успешно применяемые в интернет-коммерции для оценки взаимодействия аудитории с интернет-ресурсами. Планируется создать специализированную АИС «Цифровая культура», осуществляющую сбор, хранение и обработку данных. К информационным ресурсам, подлежащим учету в целях оценки числа обращений, относятся сайты, способствующие доступу к культурному наследию, популяризации культуры и традиций народов России, повышению посещаемости организаций культуры и распространению русского языка [4].

Не вызывает сомнений, что регионы отчитаются о достижении запланированного целевого показателя. Но остается вопрос: для чего он нужен? Счетчик фиксирует «факт взаимодействия аудитории с подключенным информационным ресурсом». Но неужели механическое суммирование кликов перехода на сайты, «способствующие распространению традиционных российских духовно-нравственных ценностей в отчетном году», способно охарактеризовать успешность взаимодействия организаций культуры с обществом в цифровой среде? Не исключена вероятность, что полезный эффект от АИС «Цифровая культура» не окупит бюджетных средств, затраченных на ее создание [4].

14 Министерство культуры Российской Федерации. Распоряжение от 19 апреля 2019 г. № п р-655 «Об утверждении статистической методологии расчета показателей национального проекта «культура», федеральных проектов «культурная среда», «творческие люди», «цифровая культура». mkso.ru/data/File/norm_doc/PRIKAZ/2019/25-06-19-P-655.pdf.

В рамках федерального проекта «Цифровая культура» планируется к концу 2024 г. создать 500 виртуальных концертных залов в городах России; разместить 600 онлайн-трансляций различных культурных событий на портале «Культура.РФ»; создать 450 мультимедиа-гидов по экспозициям и выставочным проектам с использованием технологий дополненной реальности; оцифровать и включить в Национальную электронную библиотеку 48 тыс. книжных памятников. Но оценивая воздействие этих мероприятий в запланированных масштабах на развитие сферы культуры за счет ее цифровизации, важно учитывать реальные потребности в таком развитии с учетом масштабов страны, структуры размещения населения по ее территории и количества фактически реализуемых в настоящее время в стране культурных проектов и культурных событий. Так, нужно учитывать, что 500 виртуальных концертных залов предусматривается создать в стране, где на конец 2018 г. насчитывалось 155 842 населенных пункта, в числе которых 1 111 - города, 1 221 - поселки городского типа, 153 510 - сельские населенные пункты. Запланированное размещение 600 онлайн-трансляций культурных событий на портале «Культура.РФ» можно соотнести с фактическим их числом, например, в Москве. Только в 2017 г. в городе состоялись 1 000 000 кино-показов, 80 000 показов спектаклей, 30 000 концертов, было проведено 1 700 выставок, 600 гастролей, 350 флешмобов, 150 фестивалей, 20 000 культурных акций15. При этом в столице музеев и выставочных залов было 45116, а по всей стране планируется создать 450 мультимедиа-гидов по экспозициям и выставочным проектам. Что касается оцифровки 48 тыс. книжных памятников для Национальной электронной библиотеки, то только объем фондов Российской государственной библиотеки превышает 47 млн единиц хранения (по состоянию на 1 января 2018 г.), из которых около 3 млн -особо ценные издания и другие документы. Таким образом, масштабы запланированных мероприятий федерального проекта «Цифровая культура» можно определить как микроскопические по сравнению с реальный потребностью в цифровизации сферы культуры, и вряд ли эти мероприятия можно считать реальными приоритетами государственной культурной политики. Также нужно отметить весьма скромное финансирование запланированных мероприятий. Для реализации целей федерального проекта «Цифровая культура» из федераль-

15 Информация о выполнении государственной программы г. Москвы «Культура Москвы». По итогам 2017 года и задачам на 2018 год / Департамент культуры г. Москвы. 2017. www.mos.ru/upload/documents/files/7275/KyltyraMoskvi_2018.pdf. С. 3.

16 Информация о выполнении государственной программы г. Москвы «Культура Москвы». По итогам 2017 года и задачам на 2018 год / Департамент культуры г. Москвы. 2017. www.mos.ru/upload/documents/files/7275/KyltyraMoskvi_2018.pdf. С. 2.

ного бюджета будет выделено 1,68 млрд руб., или 6,8% от совокупного бюджета национального приоритетного проекта «Культура». Если же исходить из того, что подавляющая часть средств на реализацию приоритетного проекта «Культура» поступит из федерального бюджета, то аналог федерального проекта «Цифровая культура» на уровне субъектов РФ вряд ли предполагает активное участие регионов в процессах цифровизации.

Анализ федерального проекта «Цифровая культура» позволяет сделать вывод об узком и достаточно устаревшем взгляде на применение цифровых технологий в сфере культуры, сложившемся у федерального профильного министерства. Во-первых, предлагаемые в рамках проекта инициативы сориентированы прежде всего на оказание государственных услуг потребителю (от реального к виртуальному потреблению услуг сферы культуры), что заметно сужает сферу культурной деятельности, где применяются цифровые технологии, не связанные напрямую с публичной сферой. Во-вторых, предлагаемые процессы цифровизации сферы культуры представляют собой заимствования зарубежного опыта 20-летней давности. Комплексные проекты по изучению и сохранению культурных ценностей на основе новых информационных технологий, зачастую междисциплинарного характера, вовсе не нашли отражения в федеральном проекте. Это свидетельствует о серьезном отставании отечественных информационных технологий, об отсутствии необходимого оборудования, программного обеспечения и собственно самого контента, которые требуются для масштабного развертывания процессов цифровизации в сфере культуры. Также это говорит о низком качестве управленческих решений, принятых без согласования с профессиональным и экспертным сообществами.

ЛИТЕРАТУРА

1. Астафьева О.Н., Никонорова Е.В., Шлыкова О.В. Культура в цифровой цивилизации: новый этап осмысления стратегии будущего для устойчивого развития // Обсерватория культуры. 2018. Т. 15. № 5. С. 516-531.

2. Бобровская М.А., Галкин Д.В., Самеева В.С. Новые информационные технологии в современной сценографии // Гуманитарная информатика. 2013. Вып. 7.

С. 93-105.

3. Коваленко А. Искусство в режиме online // Эксперт- Урал. 2018. № 16 (763).

4. Музычук В.Ю. Провалы государства в сфере культуры. Научный доклад. М.: ИЭ РАН, 2019.

5. Юмашева Ю.Ю. Электронные копии исторических источников: зарубежный

и отечественный опыт // Уральский исторический вестник. 2012. № 3(36). С. 117123.

6. Lesk M. From descriptions to duplicates to data. In: Electronic Visualization in Arts and Culture / edited by Bowen J., Keene S., Ng K. Springer, 2013.

7. Museums and Digital Culture: New Perspectives and Research /T. Giannini and J. Bowen (eds). Springer Nature Switzerland AG 2019. www.springer.com/gp/ book/9783319974569.

ABOUT THE AUTHOR

Muzychuk Valentina Yurievna - Doctor of Economic Sciences , Deputy Director of the Federal State Budgetary Institution of Science - the Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences (the RAS), Moscow, Russia muzychuk_v@inecon.ru

THE MAIN DIRECTIONS OF DIGITALIZATION IN THE SPHERE OF CULTURE: FOREIGN EXPERIENCE AND RUSSIAN REALITIES

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The article discusses the issues, related to the implementation and to the use of digital technologies in the sphere of culture. There are five main directions of digitalization in this area. The foreign and Russian experience of studying, preserving, disseminating and consuming cultural property, using digital technologies, creating cultural goods by artificial intelligence, digitalizing the organizational, economic, financial and economic activities of cultural organizations and state registration of cultural objects and cultural values was generalized and analyzed. The problems of digitalization in the sphere of culture, which had been carried out within the framework of the national project "Culture", were disclosed. Key words: digitalization in the sphere of culture, digital culture, digitization of cultural heritage, virtual visits to cultural organizations, virtual concert hall. JEL: O33, O35, Z10, Z11, Z18.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.