Научная статья на тему 'Оппортунистическое поведение фирм на рынке слияний и поглощений'

Оппортунистическое поведение фирм на рынке слияний и поглощений Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
489
97
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
CЛИЯНИЯ / ПОГЛОЩЕНИЯ / РЕЙДЕР / СПЕЦИФИКАЦИЯ И РАЗМЫВАНИЕ ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ / ПЕРЕДЕЛ СОБСТВЕННОСТИ / ЗАХВАТ ПРЕДПРИЯТИЯ / КОРПОРАТИВНЫЕ КОНФЛИКТЫ / MERGERS / ACQUISITIONS / RAIDER / SPECIFICATION AND VIOLATION OF PROPERTY RIGHTS / REDISTRIBUTION OF PROPERTY / CAPTURE OF ENTERPRISE / CORPORATE CONFLICTS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Севостьянова Елена Владимировна

В статье рассматривается специфика «рейдерства» как особенность интеграционных процессов. Особое внимание уделено чертам рейдерской деятельности, присущей различным этапам экономического развития России, раскрываются новые способы захвата активов в период мирового финансово-экономического кризиса.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Merger and takeover market: companies opportunism

The article considers raiding as a specific feature of integration procedures. The article also provides detailed analysis of raider activity at different stages of Russian economy development, new ways to capture assets under the global financial crisis being described.

Текст научной работы на тему «Оппортунистическое поведение фирм на рынке слияний и поглощений»

УДК 339.137.27

ОППОРТУНИСТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ ФИРМ НА РЫНКЕ СЛИЯНИЙ И ПОГЛОЩЕНИЙ

MERGER AND TAKEOVER MARKET: COMPANIES OPPORTUNISM

Е.В. Севостьянова E.V. Sevostyanova

Омский государственный университет путей сообщения

В статье рассматривается специфика «рейдерства» как особенность интеграционных процессов. Особое внимание уделено чертам рейдерской деятельности, присущей различным этапам экономического развития России, раскрываются новые способы захвата активов в период мирового финансово-экономического кризиса.

The article considers raiding as a specific feature of integration procedures. The article also provides detailed analysis of raider activity at different stages of Russian economy development, new ways to capture assets under the global financial crisis being described.

Ключевые слова: cлияния, поглощения, рейдер, спецификация и размывание прав собственности, передел собственности, захват предприятия, корпоративные конфликты.

Key words: mergers, acquisitions, raider, specification and violation of property rights, redistribution of property, capture of enterprise, corporate conflicts.

Трансформация российской экономики в условиях глобализации обусловливает преобразования рыночных институтов, которые приобретают характерные особенности и черты на разных этапах экономического развития страны. Неотъемлемым элементом рыночной экономики является частная собственность и степень ее защиты. В постсоветский период активный передел частной собственности осуществлялся как законными, так и незаконными методами, что привело к развитию рейдерства, а борьба с ним стала задачей, требующей решения на государственном уровне.

Эволюционному развитию российского рейдерства способствовали преобразования форм собственности в России, ее концентрация, а также проблемы спецификации и размывания ее прав. Спецификация прав собственности направлена на повышение эффективности экономики, обусловленной четким определением набора правомочий собственника. В свою очередь, размывание является обратным процессом, что повышает неопределенность экономической среды и возможность использовать оппортунистическое поведение рыночными агентами.

Выбор инструмента приобретения активов в условиях неопределенности экономической среды и рисков основан на анализе ожидаемых

© Севостьянова Е.В., 2010

выгод и издержек по установлению и защите прав собственности. Чем выше ценность актива, тем требуется более четкая спецификация прав собственности, так как велико количество потенциальных претендентов на данный объект [1]. Недооцененность и непрозрачность российских активов обусловливают интерес со стороны рейдеров и делают ее привлекательной для захвата потенциальной маржой. В свою очередь, непрозрачность отношений собственности кроется в информационной закрытости. Использование инструментов ADR, GDR позволяет реальным собственникам через аффилированные компании оставаться в тени в оффшорах, что сопровождается разделением функций контроля и владения собственностью, а также конфликтом интересов.

Рейдерство (от англ. raid - налет, набег) -недружественный, вне пределов действующего гражданского законодательства, направленный против воли собственника захват чужого имущества в пользу другого лица, установление над имуществом полного контроля нового собственника в юридическом и физическом смысле с использованием коррумпированности чиновников и с применением силы. Нередко рейдерство ассоциируется с враждебным поглощением, под которым понимается попытка получения контроля над финансово-хозяйственной деятельностью или активами компании-цели в условиях сопротивления со стороны

руководства или ключевых участников компании [2; 3 с. 37]. Особенности понятия «враждебное поглощение», применяемого в России, обусловлены пониманием поглощений, базирующихся на использовании незаконных методов либо пробелов в законодательстве (обход закона) и ОЯ-ресурсов. Ряд экономистов считают допустимыми жесткие незаконные поглощения, потому что может оказаться, что эффективный собственник - незаконный, а законный - неэффективный.

Российское «корпоративное рейдерство» возникло в процессе приватизации предприятий в начале 1990-х гг. Ему способствовал Федеральный закон от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», породивший большое количество мелких и разрозненных собственников, когда было создано 157 тыс. ОАО на фоне слабых законодательства и защиты прав собственности. Зачастую при акционировании предприятий контрольный пакет акций бесплатно раздавался трудовому коллективу, и в состав созданного акционерного общества могли входить до 1000 акционеров. Поэтому первоначальной технологией недружественного поглощения предприятия стала примитивная скупка акций. Появление первых корпоративных конфликтов связанно с переделом собственности и консолидацией в газо-, нефтедобыче, переработке полезных ископаемых и т. п.

Для вывода активов во время олигархических войн конца 1990-х гг. довольно часто использовалась процедура банкротства. Благодаря закону «О несостоятельности» от 1998 г. банкротились десятки тысяч предприятий. Для этого нужно было всего лишь скупить небольшой долг и назначить через суд «своего» арбитражного или конкурсного управляющего. Собственник предприятия полностью отстранялся от этого процесса. По мнению Э. Саву-ляка, первые рейдеры в современном понимании этого слова появились после финансового кризиса 1998 г., который разорил очень многие компании, но торговля оставалась на плаву. Первые современные рейдеры начали свою деятельность со скупки торговой недвижимости для перепродажи ее крупным торговым сетям. Наиболее рентабелен этот бизнес был в Москве.

В 1998 г. схема с захватом предприятия через процедуру банкротства становится очень распространенной. Компаниям-целям предлагаются товары с отсрочкой платежа. Поставщик соглашается на оплату появившейся фирмой, которая, оплачивая этот долг, становится

кредитором вместо поставщика. Однако перед сроком оплаты новый кредитор закрывает свои банковские счета и меняет адрес. Через три месяца эта фирма подает на предприятие-должника в суд заявление о признании несостоятельным. После этого начинается процедура банкротства. Согласно закону о банкротстве, действующему в 1998 г., выполнены все условия: долг в размере не менее 500 МРОТ (50000 рублей) и срок невыплаты долга - 3 месяца. Пионер на российском рынке недружественных поглощений - компания «Росбил-динг» отшлифовала эту технологию до совершенства на московских универмагах. К зиме 2000 г. она консолидировала в своих руках контрольные пакеты акций таких торговых центров столицы, как «Краснопресненский», «Бухарест», «Смена», «Московский», «Мода» (на Красной Пресне), «Первомайский». Резкий рост цен на коммерческую недвижимость определил появление множества последователей «Росбилдинга».

Рейдерство как профессиональный бизнес появилось в России в начале 2000-х гг. Эксперты считают, что в тот момент, когда контрольные пакеты акций предприятий были более или менее консолидированы, и пошли в ход рейдерские технологии, ориентированные на то, чтобы собрать контрольный пакет акций любым путем, похожим на законный. Поэтому здесь по-прежнему использовалась старая технология - скупка акций, только уже редко кому удавалось собрать больше миноритарного пакета.

После 2002 г. массовая эксплуатация технологии захвата собственности посредством банкротства стала невозможна: принятие нового закона о банкротстве от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ серьезно осложнило рейдерам жизнь. В законе появились четыре нововведения, которые воспрепятствовали банкротству как механизму передела собственности и сократили количество подобных нарушений. Смена инструментов захвата предопределила новый этап в эволюции рейдерства, который приобрел название «маски-шоу».

По мнению М. Ионцева, среднероссийская модель предприятия - это контрольный пакет, разделенный между несколькими собственниками. Они приобретали по 51-70 % акций и успокаивались на этом. Приобретение акций сопровождается всевозможными способами завлечения, давления и грандиозными кражами. Вот тут и появились первые «черные рейдеры», придумавшие множество способов хищения акций. Отношения между захватчи-

ками и бизнесом выстраивались только по принципу «агрессор-жертва», в условиях, как правило, двустороннего конфликта между менеджерами и рейдерами. Основными инструментами, которые использовали рейдеры, были фальсификация передаточных распоряжений, неправосудные судебные акты («кривые меры»), полученные где-нибудь в периферийном городке, блокировка, в том числе физическая, основного акционера, повторные внеочередные общие собрания акционеров (ВОСА) и другие рейдерские технологии со временем были доведены до совершенства [4, с. 66-68].

Нашли широкое распространение операции с использованием регистраторов, ведущих реестры акционерных обществ, инструментов доверительного управления пакетами акций с внесением ложных данных в реестры. Все это стало возможным после принятия Федерального закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей № 129 от 8 августа 2001 г. Это позволило получить доступ к собственности с помощью подделки документов, так как при предоставлении в государственные органы они не проверялись на подлинность. Начинается волна хищений долей в ООО, в собственности которых находилась большая часть коммерческой недвижимости. Для этого необходим поддельный договор об уступке доли, который затем регистрируется в ФНС, а затем эта недвижимость несколько раз перепродается, при этом хозяева могут не знать, что у них уже нет собственности. Комбинации технологий могли меняться, но цель они преследовали одну - формирование контрольного пакета, немедленный перехват управления и вывод активов чрез цепь подставных фирм-однодневок на добросовестного приобретателя. При этом для получения контроля над управлением предприятия-рейдеры очень часто прибегали к силовым захватам объектов с участием бойцов ЧОПа или ОМОНа. Штурмы заводов и фабрик прозвали в народе «маски-шоу».

Своеобразным рубиконом в истории корпоративных захватов в России эксперты называют 2002 г. Консолидируя свои империи в новых условиях «равноудаления» и «сохранения захваченного», олигархи и магнаты начали избавляться от репутационных рисков и резко сократили агрессивную политику, корпоративные захваты и квалифицированных специалистов по корпоративным конфликтам. Этот период можно назвать эпохой расцвета в истории российского рейдерства. Норма прибыли по некоторым проектам превышала 1000 %

годовых. Рейдеры оттачивают свои технологии, отыскивая все новые и новые лазейки в корпоративном законодательстве. На рынке появляются мощные рейдерские компании, которые активно развивают свои структуры и расширяют бизнес, т. е. рейдеры приобретают специализацию. Сотрудники рейдерских компаний теперь имеют четкие функции: «аналитиков», «обходчиков», «контактеров», собственно «рейдеров», ответственных за «вход», административный ресурс, финансы, продажи, поиск новых проектов. «Добычу» рейдеров -торговые площади и земельные участки - с большой охотой покупали казино, строительные тресты, банки, торговые сети. Большинство крупных банков предоставляли этим компаниям кредиты под залог недвижимости либо услуги ЬВО.

Третий этап в развитии корпоративного рейдерства начинается после 2004 г. и характеризуется своим «профессионализмом». Цель здесь остается прежней - формирование контрольного пакета, однако методы ее достижения уже другие. В этот период рейдеры довели до совершенства формулу «бизнес в обмен на прекращение уголовного преследования», используя в качестве инструмента воздействия уголовные дела по фактам нарушения (реальным или сфабрикованным) налоговых, таможенных, природоохранных и других правил. При этом центром рейдерских технологий является Москва, а регионы отстают от столицы от года до трех лет в среднем, в зависимости от степени удаленности, коррумпированности или активности власти в регионе и т. д.

Согласно экспертам, четвертый этап эволюции рейдерства начинается с 2006 г. и приобретает «классические» черты, что обусловлено переменами на рынке корпоративных захватов. Активизация решения проблемы борьбы с рейдерством со стороны правительства заставила большинство рейдеров перейти к поиску так называемых «дыр» в законодательстве для поглощения предприятий по «серым» и «белым» схемам. Начался процесс размежевания участников этого рынка. Наиболее успешные операторы, сумевшие к тому времени сконцентрировать в своих руках часть интересных активов в виде земли и недвижимости, принимают решение добровольно выйти из этого бизнеса и сосредоточиться на девелопменте своих активов. Другие рейдеры смещаются в регионы или прекращают подобную деятельность по чисто экономическим мотивам. Оставшиеся рейдерские коллективы существенно сократились в численности персо-

нала, пересмотрели свой инструментарий и пошли по пути аутсорсинга, где под конкретный проект, на конкурсной основе подбирается бригада «исполнителей», с которой расстаются после завершения этого проекта. В новых условиях наибольшую эффективность продемонстрировала технология, являющаяся «классикой жанра», - уголовное преследование несговорчивых собственников или менеджмента компании-цели.

Использование довольно простой схемы смены собственника с помощью незаконной регистрации в органе, ведущем реестр юридических лиц, постепенно распространилось из центра в регионы и требовало неотложного изменения в законодательстве. На основании требований, предъявляемых к регистрации изменений в учредительные документы юридического лица в инспекции Федеральной налоговой службы (ИФНС), происходит, по сути, захват общества. Документы направляются в ИФНС по почте и соответствуют всем формальным требованиям закона. Далее «добросовестный приобретатель» совершает ряд сделок с имуществом предприятия (перепродажа, долгосрочная аренда). Затем он меняет юридический адрес общества посредством перевода его в другой регион, где общество ликвидируется. Срок реализации такой схемы 2-3 месяца. Законный собственник зачастую узнает о случившемся лишь при подаче очередного отчета в налоговую инспекцию [5].

Статистика враждебных поглощений в России превышает Европейский уровень. По сведениям Торгово-промышленной палаты России, с 2000-2004 гг. в стране было зафиксировано примерно пять тысяч рейдерских захватов. По данным Госдумы РФ, в 2002 г. в России было зарегистрировано 1870 поглощений, 75% из которых являлись враждебными. За период 2005-2007 гг. наблюдается рост количества рейдерских атак. Например, их было зарегистрировано в 2005 г. - 346, в 2006 - 367, в 2007 - 512. В частности, в 2007 г. по корпоративным спорам в суд поступило на 657 заявлений больше, чем в 2005 г. По оценкам независимых экспертов в 2005 г. в России возникло более ста корпоративных конфликтов, которые имели публичный характер и широкое освещение в средствах массовой информации. Общее же количество корпоративных конфликтов и судебных споров по ним исчисляется тысячами [6; 7]. Согласно данным независимых экспертов в 2006 г. количество рей-дерских атак превысило 2500 по 10 ведущим отраслям России. В 2007 г. самыми конфликт-

ными отраслями стали пищевой сектор и сельское хозяйство. На втором месте - машиностроение, на третьем - ТЭК и услуги. При этом ТЭК продолжает лидировать по объему вовлеченных в конфликты активов, стоимость которых уже превысила 2 млрд дол.

Очередной, пятый, этап в развитии рейдерства обусловлен увеличением масштабов финансово-экономического кризиса, в условиях которого меняются мишени и способы захвата предприятий. В 2008 г. было зафиксировано 353 случая рейдерского захвата предприятий. Рассматриваются разные причины сокращения количества захватов по сравнению с 2007 г. Например, силовые ведомства предполагают, что у рейдеров в условиях кризиса нет свободных средств, которые необходимы для осуществления недружественных поглощений. Эксперты юридических компаний считают, что снижение обусловлено использованием рейдерами более легальных способов захвата; повышением правовой грамотности российских бизнесменов; осознанием, что необходимо проводить антирейдерские мероприятия; демонстрацией властными структурами того, что государство больше не намерено мириться с рейдерством; снижением доходности рейдерских операций. Тем не менее, в то время как меняется законодательство и бизнес становится более бдительным, рейдеры тоже повышают свое мастерство, так что официальная статистика не может отразить всей полноты картины.

Директор департамента экономической безопасности и противодействия коррупции ТПП РФ Н. Гетман отметил, что сейчас рейдеры будут использовать новые технологии для осуществления недружественных захватов, а именно особое распространение получит информационное рейдерство. Это значит, что поглощению будет предшествовать нагнетание негативного информационного фона, чему сегодня способствуют задержка зарплат, долги в местные бюджеты, повсеместные неплатежи и аресты имущества судебными приставами. Все это повлечет значительное снижение инвестиционной привлекательности предприятий и вызовет сложности с ликвидностью активов. Данная тактика захвата уже проявилась в банковской сфере и коснулась уральских банков «Северной казны», Свердловского губернского, УБРиР и Банк 24.ру и крупнейшего в Хабаровском крае Далькомбанка, тюменских структур - Запсибкомбанка и Ханты-Мансийского банка, саратовского лидера «Экспресс-Волга», Новосибирского муниципального банка. Подобные случаи были отме-

чены в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Краснодаре, на Алтае и Сахалине [8; 9].

Согласно авторам доклада «Предложения по повышению эффективности борьбы с рейдерством», подготовленного общественной организацией «Национальный антикоррупционный комитет» вместе с группой компаний «Феникс», ключевую роль в рейдерских захватах играют коррумпированные представители государственных органов, так как цена захвата не превышает 40-45 % стоимости коррупционных услуг [10; 11]. В своем докладе они выявляют основные составляющие рейдерства, к которым относят, во-первых, коррупцию и, во-вторых, неуважение к правам собственности. Согласно докладу, несмотря на то, что в Уголовном кодексе России можно найти более 20 статей, под действие которых теоретически могут попасть как рейдеры, так и действующие в их интересах госорганы, их комплексное применение невозможно, а по отдельности, они не могут быть квалифицированы как полноценное рейдерство и выглядит как коммерческое поглощение.

Руководитель Следственного комитета при прокуратуре РФ (СКП) А. Бастрыкин указал, что за два года с сентября 2007 г. по рей-дерским захватам повышенной сложности в производстве следователей комитета было 79 уголовных дел, 12 из которых находятся в суде, 59 - в производстве, из них 29 дел - в Главном следственном управлении. Современные рейдеры обладают штатом высококвалифицированных юристов, сопровождающих захват, и почти во всех случаях помощь оказывают чиновники органов госвласти и местного самоуправления. По многим уголовным делам следователи выявили целый спектр нарушений закона, а именно неправосудные судебные решения, противоправные действия со стороны правоохранительных органов способствовали изъятию носителей информации с реестрами акционеров, в которые потом вносились изменения, возбуждались заказные уголовные дела. Участие представителей выборных органов в рейдерских захватах заключалось в том, что они инициировали депутатские запросы, искажали освещение событий в СМИ. По данным СКП, в 2009 г. к уголовной ответственности привлечены 842 лица с правовым иммунитетом. В том числе более 500 депутатов и глав органов местного самоуправления, 15 членов законодательных собраний субъектов Федерации, 19 судей, 33 прокурора и 86 адвокатов. За десять месяцев 2009 г. расследовано более 12 тыс. уголовных дел кор-

рупционной направленности, потенциальный ущерб по которым оценивается в 900 млрд руб. [12; 13].

Наиболее распространенными методами передела собственности является выдавливание с рынка местных игроков более крупными и сильными, как правило, федеральными структурами. Решение проблемы захвата доли на рынке облегчается, если у фирмы-объекта имеется кредиторская задолженность, за которую она поручилась существенными долями в бизнесе или заложила предприятие целиком. В период нехватки ликвидности требование погасить долги предъявляют банки и коммерческие структуры. Другим методом захвата выступает «заказное» проведение проверок на предприятиях. Следствием выявленных нарушений может стать незаконное изъятие имущества, товара или их арест. В результате деятельность компании парализуется.

Директор департамента экономической безопасности и противодействия коррупции Торгово-промышленной палаты РФ Н. Гетман обращает внимание, что в кризис наблюдается рост крупного мошенничества, рейдерства и противоправного передела собственности в результате использования в схемах фирм-однодневок. В стране официально зарегистрированы более четырех миллионов фирм, а реальную хозяйственную деятельность ведут от силы полтора миллиона. Деятельность однодневок на торговом поприще также широко используется для обналичивания средств, выведения их из-под налогообложения, вывоза капитала в оффшоры, переводов в зарубежные банки. Согласно информации РБК daily в Департаменте экономической безопасности (ДЭБ) России, с начала 2009 г. сотрудники органов внутренних дел выявили более 54,8 тыс. финансовых мошенничеств. Действительный рост, по данным ДЭБ, зарегистрирован в сфере получения незаконных кредитов. За первое полугодие 2009 г. зарегистрировано 322 случая кредитных мошенничеств, их рост составил 8,7 % [14; 15; 16].

В свете кризиса платежеспособности в сочетании с несовершенством законодательства о несостоятельности (банкротстве) корпоративные захваты уже становятся привычным явлением в рамках процедуры банкротства. Арбитражный суд может начать производство по делу о банкротстве, если в течение трех месяцев не погашен долг в размере 100 тыс. руб. В рамках дел о банкротстве особенно часто встречаются попытки захвата таких активов, как ритейлерские сети. Кредито-

ры-рейдеры действуют достаточно агрессивно. Они тормозят включение добросовестных кредиторов в реестр требований кредиторов, скупают права требований пассивных кредиторов, чтобы полностью захватить власть над управляющей компанией и поглотить дочерние предприятия. Значительно возросла дебиторская задолженность в торговле, особенно сетевых супермаркетов. Деньги, отправленные поставщикам товаров, не достигали адресатов, испаряясь на полдороге вместе с фирмами-посредниками. Использование той же схемы привело к росту дебиторской задолженности у компаний-производителей. Контрагенты с помощью однодневок выводили активы из действующих предприятий-дебиторов.

На российском рынке все отчетливее стало проявляться так называемое банковское рейдерство. Схема предусматривает получение клиентом кредита под ликвидный залог, а затем банк разными способами организует заемщику искусственную просрочку и в итоге банкротит предприятие. После чего распродает активы клиента. При этом банкам в условиях роста просроченной задолженности предприятий не стоит даже прилагать особых усилий, чтобы довести ту или иную компанию до банкротства. Поэтому многие компании боятся брать кредиты в средних и мелких банках с не очень хорошей репутацией, так как есть высокая вероятность, что те займут агрессивную позицию вследствие повышенного интереса к заложенному активу [17; 18].

Несмотря на то, что сложности с возвратом кредитов испытывали все сферы экономики, такие отрасли, как добывающая промышленность, смогли продержаться за счет накопленных резервов и поддержки государства. Основной объем просроченной задолженности по кредитам юридическим лицам в первом полугодии 2009 г. был у девелоперов, ритейлеров, тяжелого машиностроения, а также некоторых инфраструктурных и транспортных компаний. По итогам первого полугодия 2009 г. суммарный объем выданных российскими банками кредитов составил 20 трлн рублей. По некоторым оценкам, примерно 80-90 % этих кредитов выдано с залогами. Начальник отдела анализа рынка акций инвестбанка «КИТ Финанс» М. Кальварская обращает внимание на то, что банки в этом году принимали залоги с дисконтом 40 %. Получается, что на 1 июля 2009 г. рыночная стоимость залогового имущества по кредитам у банков составила примерно 28 трлн руб. Аналитик ЗАО «ИК «Энергокапитал» А. Игнатюк оценивает долю

текущей просрочки в активах банков в 10 %, и примерно 40-50 % от этого объема, скорее всего, будет истребовано в качестве залога по кредиту. Для аккумуляции залогов по просроченным кредитам банки создают «родственные» структуры, например, Сбербанку принадлежит ООО «Сбербанк Капитал», ВТБ создано ЗАО «ВТБ Долговой центр», МДМ-банк имеет «МДМ Секьюрити», «МДМ Финанс», «МДМ Актив» и «МДМ Капитал» [19].

Разделились мнения экспертов о заинтересованности приобретения банками неспециализированных активов в собственность, одни утверждают, что с точки зрения классического банковского бизнеса получение залогов по кредитам крайне невыгодно. Если банк получил актив за долги, то маловероятно, что он сможет в текущих условиях быстро продать компанию, а значит, в его активах будет по-прежнему висеть безнадежный кредит, следовательно, не снижаются потребности в рефинансировании и риски ликвидности банка. Однако оппоненты придерживаются позиции, что некоторым банкам выгодно приобретать через залоговые схемы предприятия и участвовать в их управлении и финансовом оздоровлении с целью получения в долгосрочной перспективе надежного заемщика, целиком и полностью подчиненного воле головного банка. К этой категории следует относить банки, аффилированные с крупными холдингами и корпорациями.

Согласно данным ЦБ РФ, объем приобретенных ценных бумаг с долевым участием в компаниях вырос по банкам Северо-Запада в первом полугодии 2009 г. на 20 % - до 26,448 млрд руб. Так, Сбербанк России в 2009 г. за долги получил в свое полное распоряжение контрольные пакеты акций нескольких торговых сетей, в числе которых московский ритейлер «Мосмарт», сибирский «Алпи» и калининградский «Вестер». Кроме ритейлеров собственностью Сбербанка РФ стали крупнейший российский холдинг по производству электролампового оборудования «В.А.В.С.», подразделение «ДОН-Строя» по строительству коммерческой недвижимости «ДС Девелопмент» и Дулисминское нефтегазовое месторождение, ранее принадлежавшее компании Urals Energy. ВТБ в августе 2009 г. также в счет погашения кредитных обязательств перешел контрольный пакет ЗАО «ДОН-Строй инвест», реализующего жилые проекты «ДОН-Строя», а также объекты «Системы-Галс», в том числе «Детский мир» на Лубянке, спорткомплекс «Динамо» и множество другой собст-

венности. Банку «ВТБ Северо-Запад» по кредитам перешли такие объекты, как офисное здание в Калининграде, две производственные базы и аквапарк в Вологде, здания и земельные участки в Кирове. Схожая ситуация и у других банковских групп. Так, Альфа-Банк в счет обеспечения кредитов добился ареста денежных средств и имущества Mirax Group. ВЭБ при санации «Глобэкса» получил в наследство «Новинский пассаж» в Москве, «Сибирский молл» в Новосибирске, коттеджный поселок «Золотые купола» в Подмосковье [20; 29].

Нередки случаи, когда сами банки выступают мишенью рейдерского захвата. Для «отмывания» больших сумм безналичных денег и перевода их в наличные определяется «одноразовый» банк, который захватывают, проводят через него деньги, а потом его «уничтожают». Об этой отработанной в деталях схеме, по словам С. Орлова, знают бандиты и банкиры, и правоохранители. Также существуют схемы вывода средств через банк, обреченный на отзыв лицензии, по фиктивным документам за рубеж, при этом важной особенностью является тот факт, что «отмывание» крупных денежных средств происходит под прикрытием чиновников. Для реализации схемы используют фирмы-однодневки, с которыми заключают фиктивные договоры, имеющие счет в «сжигаемом» банке, он же является последним в цепочке банков, через которые проводятся деньги. Одной из мишеней для реализации данной схемы был выбран КБ «Интелфи-нанс». Практика показала, что КБ «Интелфи-нанс» единственное финансовое учреждение, которое смогло выдержать серьезный налет и добиться законного расследования. Согласно оценке замглавы ЦБ РФ В. Мельникова объем незаконных банковских операций стал угрожающим и достиг 1 трлн руб. в год, что составляет 26 % от всех подозрительных операций в финансовой сфере [21].

По мнению заместителя председателя правительства Московской области П. Кацы-ва, российская норма признания предприятия банкротом уже устарела. Для организаций с внеоборотными активами более 50 млн руб. критическую отметку стоило бы поднять до 500 тыс руб., а срок погашения - до 5 месяцев. Это ограничило бы возможности дельцов и недобросовестных чиновников для формально неправомерного использования механизмов банкротства и передела собственности. Для сравнения в США долги фирмы должны составлять не меньше 1 млн долларов и на их погашение дается пять месяцев.

Основными признаками, что фирму готовят к процедуре банкротства, являются рост долгов по текущим выплатам и зарплате персоналу, искусственно наращивается кредиторская и дебиторская задолженность, необоснованно выводятся активы. В таких случаях комиссия рекомендует контролирующим и правоохранительным органам проведение дополнительных проверок. П. Кацыв указал, что если в 2008 г. судебная процедура наблюдения за предприятиями вводилась в отношении 5-6 организаций в месяц, то в 2009 г. - 30 и более. С начала 2009 г. ГУВД по Московской обл. по инициативе комиссии проверило 28 предприятий и организаций на предмет законности банкротства. В их число попали, например, ЗАО «Объединение «Гжель» Раменского района, ФГУП «Совхоз Загорский» Сергиево-Посадского района, ПК «Корпорация Электро-горскмебель» из Электрогорска, ЗАО «Фонд Нововолково» Рузского района. Арбитражным управляющим предложили сделать экспертизу и вынести заключение о наличии признаков преднамеренности или фиктивности банкротства [22]. В Екатеринбурге для инициирования банкротства мошенниками изготавливались поддельные простые векселя одного из крупных открытых акционерных обществ на сумму 79 млн руб.

Не лучшим образом складываются дела и в госкорпорациях. Так глава «Ростехнологий» С. Чемезов заявил по результатам проведенной корпорацией проверки своих 454 предприятий, что из них 62 определены проблемными и заведено 22 уголовных дела. Проблемными считаются те компании, которым либо предъявлен иск о банкротстве, либо у которых требования кредиторов не исполнены три месяца (для стратегических - шесть), а размер требований - более 100 000 руб. (для стратегических - 500 000 руб.). Проблемные активы имеются в 19 из 27 холдингов госкорпорации, у ОАО «РТ-машиностроение» - шесть, по четыре у ОАО «Сплав» и ОАО «РТ-металлургия». В самом плачевном состоянии - авиационный холдинг: из 10 компаний пять - проблемные.

При этом С. Чемезов указал, что неплатежеспособность фирм лишь в 9 % случаев объясняется кризисом. В свою очередь для 43 % -это результат рейдерских захватов, для 15 % -неэффективность менеджмента, а для 14 % -воровство и конфликт интересов. Кроме того, «Ростехнологии» заявляют о попытке незаконного вывода активов бывшими руководителями «Моторостроителя». По версии следствия, ущерб государству составил 351 млн руб. Так-

же возбуждено уголовное дело в отношении руководителей ЗАО ВМЗ «Красный Октябрь» (один из крупнейших российских производителей спецсталей), которых подозревают в мошенничестве [23; 24]. Как уверяют в «Ростехнологиях», госкорпорация намерена вернуть в госсобственность как захваченные предприятия, так и материальные ценности. Сделать это планируется за счет подачи гражданских исков.

За восемь месяцев 2009 г. органы внутренних дел России выявили 60 фактов рейдерства, но до суда дошла только половина возбужденных дел, сообщил на координационном совещании руководителей правоохранительных органов замминистра МВД России Е. Школов. По его словам, все чаще объектами рейдерских атак становится малый и средний бизнес, небольшие предприятия и акционерные общества. В Москве и Санкт-Петербурге целью рейдерских захватов в основном выступают дорогостоящие земли, на которых размещены офисы и производственные помещения компаний. Столичных рейдеров сегодня интересуют НИИ и объекты малого бизнеса с площадью до 300 кв. метров. Такие захваты приносят до 300 процентов прибыли [25].

Возросло число рейдерских посягательств в регионах. По данным П. Астахова, рейдеры приходят в города-миллионники за недвижимостью, в сельхозрайоны - за землей, в промышленные районы - за рентабельными предприятиями. В частности, они нацелились на захват более 200 российских оборонных предприятий. Среди них такие известные, как научно-производственное предприятие «Базальт», которое производит лучшие в мире гранатометы, речные порты и заводы оборонного назначения - «ЭнергоПУЛ» и «Рефлектор» в Саратове, а также завод, выпускающий компоненты для переносных ракет «Игла» в Санкт-Петербурге. По неофициальной статистике ежегодно в России происходят десятки тысяч недружественных поглощений [26].

Отрицательное влияние на развитие экономики от рейдерской деятельности значительно проявляется, во-первых, в переориентации стратегии предпринимателей на реализацию краткосрочных проектов. Во-вторых, увеличиваются инвестиции в обеспечение безопасности, а свободные денежные средства вместо вложения в производство направляются в краткосрочные финансовые инструменты. В-третьих, из-за того, что предприятия боятся оказаться в зависимости от внешних источников финансирования, коммерциализация новых идей и запуск производства инновационных продук-

тов осуществляются главным образом за счет собственных, а не заемных средств, что сужает возможности развития компании. В-четвертых, перепрофилирование захваченных предприятий становится причиной разрыва налаженных хозяйственных связей и усиления социальной напряженности. В-пятых, страх передела собственности породил практику вывода денег через дивиденды и замещение собственных средств компании заемными, что снижает привлекательность компании для захвата.

Деятельность государства в развитии ан-тирейдерских процессов активно ведется в России и за рубежом, что нашло отражение в нормативных документах. Тринадцатая директива ЕС о регулировании поглощений вступила в силу 20 мая 2006 г., а 1 июля 2006 г. были приняты поправки к Федеральному закону «Об акционерных обществах», направленные в том числе на регулирование враждебных поглощений. Оба законодательных документа включают положения о «справедливой цене», «процедуре вытеснения и праве на продажу акций», касающиеся миноритарных акционеров, «правиле обязательного предложения о покупке» и др. [27, с. 72].

В 2008 г. в первом чтении принята поправка к статье 82 УПК РФ, которая регулирует изъятие и продажу вещественных доказательств по уголовным делам, а также в соответствии с законом об оценочной деятельности [28]. Согласно поправкам определять стоимость товара должен профессиональный оценщик, что лишает возможность правоохранительные органы арестовывать и реализовывать товар по заниженной цене без решения суда.

К изменениям в законодательстве за 2009 г., препятствующим развитию рейдерства относятся введение института коллективного иска; сбалансирование нормы об ответственности эмитента и регистратора; сделки, по которым собственники частично или полностью отчуждают свои доли в уставном капитале общества, подлежат нотариальному удостоверению. Таким образом, особенности интеграционных процессов в России обусловлены состоянием и развитием институциональной среды, формированием надежной защиты права собственности, снижением коррумпированности экономики, что неминуемо найдет отражение и в эволюции российского рейдерства.

1. Белых В.И., Севостьянова Е.В., Пол-ковникова С. Г. Интеграционные процессы на отраслевых рынках в условиях конкуренции. -М.: ЗАО «Изд-во "Экономика"», 2010. - 290 с.

2. Радыгин А. Слияния и поглощения в корпоративном секторе (основные подходы и задачи регулирования) // Вопросы экономики.

- 2002. - № 12. - С. 101-120.

3. Леонов Р. Враждебные поглощения в РФ: опыт, технология проведения в отличие от международной практики // Рынок ценных бумаг. - 2000. - № 24. - С. 35-39.

4. Нобатова М. Эволюция корпоративного рейдерства в России: от скупки акций в подворотне до заказных уголовных дел // Слияния и поглощения. - 2007. - № 11. - С. 64-70.

5. Велетминский И. Операция «Антирейдер». Проект закона против захвата предприятий базируется на опыте Москвы // Российская Бизнес-газета. - 2008. - 9 декабря. - № 682.

6. Кравчук М. Незваный хозяин // Российская газета - Восточная Сибирь. - 2008. - 28 августа. - № 4738.

7. Селина М. У рейдеров закончились деньги. Кризис сократил число корпоративных захватов // РБК daily. - 2009. - 20 мая.

8. Кларисс М. Защити себя сам // Российская Бизнес-газета. - 2009. - 7 июля. -№ 709 (25).

9. Тальская М. Разоренная «Казна» //

Эксперт. - 2008. - 8 декабря. - № 48 (637).

10. Корня А., Ляув Б., Иваницкая Н. и др. Главный рейдер - это чиновник // Ведомости.

- 2008. - 5 сентября. - № 167 (2189).

11. Зыков С. 20 статей о рейдерстве.

Жертвой захвата становится прежде всего нечистый бизнес // Российская газета. - 2008. -

12 сентября. - № 4750.

12. Козлова Н. Идут на шантаж // Российская газета. - 2009. - 7 октября. - № 5012 (188).

13. Петров И. Прокуроры поправят судей // РБК daily. - 2009. - 24 ноября.

14. Ключевская Е. Изящный захват // Российская газета - Экономика УРФО. - 2009. -26 ноября. - № 5048.

15. Махлин М. Антирейдерский пакет // Российская Бизнес-газета. - 2009. - 31 марта.

- № 695.

16. Григорьева Е., Петров И. Мошенники полюбили кредиты // РБК daily. - 2GG9. -24 августа.

17. Кнутова В. Исключительная подсудность // Российская Бизнес-газета. - 2GG9. -22 сентября. - № 72G (36).

1S. Самарина Н. Громкие имена: из кредиторов в управленцы // Ведомости. - 2GG9. -16 марта. - № 4З (2З1З).

19. Ахмедова А. Новый передел // Коммерсантъ. - 2GG9. - 13 октября. - № 19G (424З).

2G. Кричевский Н. Грызня элит // Новая газета. - 2GG9. - 23 декабря. - № 143.

21. Орлов С. Банковская тайна по Уголовному кодексу. Вывести капитал из страны можно по известной криминальной схеме // Российская газета. - 2GG9. - 2S мая. - № 4919 (9З).

22. Рубин П. Порог банкрота // Российская газета. - 2GG9. - 1З мая. - № 4911 (S7).

23. Письменная Е., Казьмин Д. Рыночник Сергей Чемезов // Ведомости. - 2GG9. - 2З декабря. - № 24З (2З1З).

24. Шабашов Д., Петров И., Сергиенко Е. Чемезов указал на рейдеров // РБК daily. - 2GG9.

- 11 декабря.

2З. Воробьева И. Рейдеры ушли в глубинку // РБК daily. - 2GG9. - 6 октября.

26. Полищук К. Рейдеры нацелились на средний бизнес // Российская газета - 2GGS. -

1З апреля. - № 463S.

27. Демидова Е. Враждебные поглощения и защита от них в условиях корпоративного рынка // Вопросы экономики. - 2GG7. - № 4. -С. 7G-S4.

25. Голицына А. Дума против рейдеров // Ведомости. - 2GG9. - 29 января. - № 1З (2285).

29. Залоговые истории // Коммерсантъ. Приложение (Санкт-Петербург). - 2GG9. -

1G сентября. - № 167 (4222).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.