Научная статья на тему 'Обучение межкультурной иноязычной коммуникации на основе рекуррентной лексики'

Обучение межкультурной иноязычной коммуникации на основе рекуррентной лексики Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
144
34
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕКУРРЕНТНЫЕ ЯЗЫКОВЫЕ ЕДИНИЦЫ / СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ ПОНЯТИЯ / КУЛЬТУРНО-СОЦИАЛЬНЫЕ ПЕРЕМЕННЫЕ / КОМПЕТЕНТНОСТНАЯ МОДЕЛЬ ОБУЧЕНИЯ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ / СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ / ОТБОР РЕКУРРЕНТНЫХ ЕДИНИЦ / RECURRENT LANGUAGE UNITS / SOCIALLY RELEVANT NOTIONS / SOCIAL-CULTURAL VARIABLES / COMPETENCE MODEL OF TEACHING AND LEARNING CROSS-CULTURAL COMMUNICATION / SOCIOLINGUISTIC COMPETENCE / SELECTING RECURRENT UNITS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Титкова О.И.

Статья посвящена анализу лингводидактических возможностей рекуррентной лексики в формировании вторичного языкового сознания личности. Автор обосновывает точку зрения, в соответствии с которой рекуррентные единицы способны выступать в качестве системообразующего фактора, позволяющего реализовывать целостную компетентностную модель обучения межкультурной иноязычной коммуникации на актуальном социолингвистическом основании.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Teaching and learning cross-cultural communication on the basis of recurrent lexis

The article is devoted to analyzing the linguodidactic potential of recurrent lexis in shaping a secondary language identity. The author substantiates the point of view that recurrent lexis can operate as a systemic factor to activate a whole competence model of teaching and learning cross-cultural communication on the currently important sociolinguistic basis.

Текст научной работы на тему «Обучение межкультурной иноязычной коммуникации на основе рекуррентной лексики»

УДК 37:81 О. И. Титкова

кандидат филологических наук, профессор, директор Института права, экономики и управления информацией МГЛУ; e-mail: olgatitkova@mail.ru

ОБУЧЕНИЕ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ ИНОЯЗЫЧНОЙ КОММУНИКАЦИИ НА ОСНОВЕ РЕКУРРЕНТНОЙ ЛЕКСИКИ

Статья посвящена анализу лингводидактических возможностей рекуррентной лексики в формировании вторичного языкового сознания личности. Автор обосновывает точку зрения, в соответствии с которой рекуррентные единицы способны выступать в качестве системообразующего фактора, позволяющего реализовы-вать целостную компетентностную модель обучения межкультурной иноязычной коммуникации на актуальном социолингвистическом основании.

Ключевые слова: рекуррентные языковые единицы; социально значимые понятия; культурно-социальные переменные; компетентностная модель обучения межкультурной коммуникации; социолингвистическая компетенция; отбор рекуррентных единиц.

Titkova O. I.

Candidate of Philology (PhD), Director of the Institute of Law, Economics and Information Management, MSLU

TEACHING AND LEARNING CROSS-CULTURAL COMMUNICATION ON THE BASIS OF RECURRENT LEXIS

The article is devoted to analyzing the linguodidactic potential of recurrent lexis in shaping a secondary language identity. The author substantiates the point of view that recurrent lexis can operate as a systemic factor to activate a whole competence model of teaching and learning cross-cultural communication on the currently important sociolinguistic basis.

Key words: recurrent language units; socially relevant notions; social-cultural variables; competence model of teaching and learning cross-cultural communication; socio-linguistic competence; selecting recurrent units.

Последние десятилетия XX - начало XXI вв. ознаменовались повышением интереса специалистов в области лингвистики, социолингвистики, лингводидактики, психолингвистики к социокультурным аспектам вербальной и невербальной коммуникации. Появился ряд работ, посвященных изучению языковых единиц с культурно

специфическим значением, отражающих представления о культурных ценностях народа [1; 2; 3; 5; 6], в частности морально-этического свойства, среди которых ключевые слова А. Вежбицкой [2], культурные константы Ю. С. Степанова [6]. Серьезный исследовательский интерес вызвали «прецедентные тексты», знание которых «есть показатель принадлежности к данной эпохе и ее культуре» [4, с. 216]. Было доказано, что, выступая как целостная единица обозначения социально значимого феномена, прецедентный текст играет существенную роль в функционировании языковой личности [4].

На сегодняшний день теория прецедентности разработана в целом ряде исследований (Ю. Н. Караулов, 1987, 2000; В. И. Карасик, 2002; В. Г. Костомаров, 1996, 1999; Д. Б. Гудков, 1999; В. В. Красных, 1997; Г. Г. Слышкин, 1999; Т. Е. Постнова, 2002; Ю. Б. Пикуле-ва, 2003; Е. О. Наумова, 2004; Н. С. Бирюкова, 2005; С. Л. Кушнерук, 2006 и др.) в различных научных парадигмах. Полученные результаты позволяют проникнуть в социально-историческую память носителей языка, лучше понять национально-культурную специфику лингво социума.

В течение последних полутора десятка лет довольно активно исследуются так называемые рекуррентные единицы (в нашей терминологии [8; 9]). Термин «рекуррентность», трактуемый как повторяемость языковой единицы в риторических и стилистических целях, функционирующей на уровне текста, связан с именами А. Вернера (1988), Х. Бусмана (1990), В. Шиндлера (2006) и др. В начале 2000-х гг. мы предложили новое толкование данного термина [7-10], сфокусировав внимание на частотности, социально обусловленной, часто имеющей культурно-ценностные основания. Номинации значимых явлений в рамках различных социальных групп, как правило, опознаются большинством членов социума, т. е. остальные представители социума обладают коллективным знанием того, что отдельные единицы значимы и частотны в определенной социальной группе. В целях разграничения уже существующих терминологических обозначений (актуальность, пре-цедентность, ключевое понятие / слово и т. д.) и номинации интересовавшего нас и еще не исследованного в тот период времени лингвистического явления мы назвали статус социальной значимости лексической единицы рекуррентностью, а сами языковые единицы - рекуррентными. В наших публикациях 1998-2005 гг. были

описаны дефиниционные критерии самого понятия «рекуррентность», перспективы лингвистических исследований данного линг-восоциального феномена, оговорена нетождественность понятий «рекуррентность» и «прецедентность», предложена классификация текстовых рекуррентных единиц, введено понятие категории актуальности и актуальных концептов и др. [7-10].

В последующих работах лингвистов нашли отражение трансформация самого понятия «рекуррентность» и его терминологическое переосмысление; исследователями предпринято многоаспектное описание когнитивной природы рекуррентности (М. Патсис, 2005; Т. В. Иванова, 2007; А. А. Клиновская, 2007), дискурсивно-сти и рекуррентности, затронуты вопросы перевода рекуррентных конструкций (Е. В. Терехова, 2012); предметом специального рассмотрения явился потенциал текстовых рекуррентных единиц; были разработаны классификации рекуррентности, определена ее лингво-культурологическая основа (И. А. Белокопытова, 2010); предложено лингводидактическое осмысление отдельных аспектов данного явления (Н. В. Черникова, 2011 и др.). Подробный анализ научных направлений изучения рекурретности, на наш взгляд, представляет значительный исследовательский интерес, в связи с чем данному вопросу мы планируем посвятить отдельную статью.

Вместе с тем, на наш взгляд, одна проблема настоятельно требует особого внимания научно-педагогической общественности: из-за «подвижности» и неоднородности разряда рекуррентных единиц нереализованным остается уникальный, с нашей точки зрения, лингводидактический потенциал этих языковых средств как актуального основания для системной реализации компетентностной модели обучения эффективной межкультурной коммуникации.

Данная статья посвящена анализу лингводидактических возможностей рекуррентной лексики в формировании «вторичного» (термин И. И. Халеевой [11]) языкового сознания личности.

Прежде всего уточним, что под рекуррентной лексикой мы понимаем языковые единицы, отражающие социально значимые понятия в данный период времени.

Как известно, социальная значимость явления может актуализироваться в нескольких плоскостях: в сознании отдельных индивидов, представителей отдельных социальных (малых и больших) групп, социума в целом, а также общего культурного пространства,

объединяющего несколько социумов. Нас интересуют прежде всего единицы, номинирующие социально значимые явления на уровне социума.

Попытки осознать сущность явления социальной значимости приводят к выводу о том, что последняя не ограничивается актуальной значимостью сегодняшнего дня, но имеет культурно опосредованный характер, т. е. детерминируется культурой данного социума, сложившейся концептуальной картиной мира. Вместе с тем, несмотря на то, что социальная значимость явления обусловлена культурной компонентой, она не равнозначна ей. Специальное исследование показывает, что социальная значимость имеет переменный характер, в то время как культурная значимость константна (мы имеем в виду только темп эволюционных изменений названных понятий; разумеется, культурная значимость языковой единицы тоже эволюционирует) [7]. О социальной значимости речь может идти, очевидно, только в ограниченном отрезке времени. Развивая метафору Ю. С. Степанова, мы утверждаем, что рекуррентные единицы являются не «культурными константами», а культурно-социальными переменными, отражающими сменяющие друг друга во времени культурные концепты в сознании большинства представителей лингвосоциума.

Очевидно также, что в предлагаемом определении рекуррентных единиц задействовано когнитивное основание явления значимости. Человеческое сознание удерживает определенные лексические единицы как маркеры когнитивных блоков информации. Это именно та информация, которая должна быть «дешифрована» в процессе коммуникации и не всегда подвергается «дешифровке» даже в процессе общения членов одного культурного социума, если концепт, вербализуемый соответствующей рекуррентной единицей, отнесен от реципиента во времени настолько, что оказывается для него незнакомым.

Вопрос этот более чем актуален при изучении иностранного языка. Так, перевод рекуррентной единицы в качестве средства вербализации концепта, как правило, не обеспечивает понимания; для адекватного восприятия необходимым оказывается описание культурного концепта, причем не только взаимосвязи определенных понятий и социальных событий, обозначаемых данной единицей, но и описание отношения к обозначаемому понятию, сформировавшегося в социуме в целом [7; 10].

Перечисленные выше свойства рекуррентной лексики позволяют предположить, что рекуррентные единицы, способные репрезентативно представлять лингвокоммуникативное пространство социума на определенном этапе его развития, в лингводидактических целях могут также выступать в качестве системообразующего фактора, позволяющего реализовывать целостную компетентностную модель обучения межкультурной иноязычной коммуникации на актуальном социолингвистическом основании. Более того, свойства этого пласта лексики (ее «подвижность», социальная «заряженность») позволяют создать поливариантную образовательную среду, отвечающую интересам каждого субъекта учебной деятельности, обеспечить конструктивный характер этой деятельности.

Знание о том, как социальные факторы, в том числе ценностные ориентации, влияют на выбор лингвистических средств, как правило, связывается с социолингвистической компетенцией. Последняя, в свою очередь, с одной стороны, опосредуется социокультурной и лингвокультурной компетенциями (все три образуют триединое основание отечественного социокультурного подхода в обучении иностранному языку), а с другой - реализуется на основе лингвистической компетенции - способности производить и интерпретировать высказывания, построенные в соответствии с нормами данного языка и передающие значения, которые им традиционно приписываются носителем языка. Заметим при этом: чтобы изучаемый иностранный язык стал действительным средством общения, а не умозрительным набором комбинаций языковых элементов в соответствии с установленным перечнем правил, лингвистическая и социолингвистическая компетенции должны формироваться в неразрывной связи и развиваться вместе с социальной компетенцией личности.

Очевидно, в этих процессах задействованным оказывается и прагматический аспект коммуникации - использование языковых средств в функциональных целях в зависимости от вида предполагаемого социального взаимодействия, реализуемый лингвопрагма-тической и социопрагматической компетенциями и, с нашей точки зрения, инкорпорирующий дискурсивную компетенцию.

Это означает, что в процессе вторичной аккультурации целенаправленное освоение рекуррентной лексики открывает возможность на полиперспективной основе как «собирать» и «дорабатывать» актуальный, «живой» образ осваиваемой лингвокультуры (посредством языка мы осознаем, что значимо для социума на данном этапе его

развития, устанавливаем связь выявленных «культурно-социальных переменных» с «культурными константами» социума, определяем вектор его движения, прогнозируем возможные трансформации), так и развивать на актуальном социолингвистическом основании коммуникативную способность личности, ее готовность к эффективному социальному взаимодействию.

В этой связи встает важный в лингводидактическом отношении вопрос об отборе рекуррентной лексики. Как известно, языковые средства, имеющие в силу социальной значимости номинируемых ими понятий высокий текущий коэффициент стабильности (мера употребительности слова, под которой понимается свойство языковой единицы встречаться в некотором количестве источников с определенной частотой), могут выйти из активного употребления членов лингвосоциума, как только обозначаемые ими понятия потеряют свою актуальность и будут вытеснены новыми «социальными приоритетами». Учитывая динамику современных процессов в обществе, вероятность подобного «движения» языковых средств оказывается весьма высокой. Между тем отбор и систематизация любого пласта лексики, разработка ее методической типологии как важного условия организации эффективного процесса усвоения материала занимает некоторое время, поэтому методист-исследователь «рискует опоздать» со своим специальным предложением актуального социолингвистического контента. В этой связи представляется целесообразным более внимательно рассмотреть состав корпуса рекуррентных единиц, демонстрирующих разные характеристики по отношению к параметру употребительности.

Как показывает специальное исследование [7], в каждый конкретный период жизнедеятельности социума наиболее употребительны собственно рекуррентные единицы, номинирующие актуальные социальные события и явления «сегодняшнего дня»; у социокультурных рекуррентных единиц, культурная значимость которых выше, данный показатель оказывается ниже (напомним, что в случае превалирования культурной значимости мы выходим на «ключевые слова» А. Вежбицкой [2] и «культурные константы» Ю. С. Степанова [6]); национально-культурные рекуррентные единицы, культурная значимость которых является их определяющим свойством, несмотря на свою актуальность могут демонстрировать и еще более низкие показатели употребительности. При этом в лингводидактическом

контексте представляется важным учитывать тот факт, что социокультурные и через их посредство национально-культурные рекуррентные единицы могут получать регулярно задаваемую амплитуду роста частотности, что связано с мифологической парадигмой, господствующей в социуме в заданный период времени (современный миф задает форму ритуала как способа деятельности большинства членов социума [7]).

Эти факты свидетельствуют о том, что, во-первых, коэффициент стабильности не может рассматриваться в качестве единственной меры употребительности рекуррентной лексики. Важным основанием для отбора подобных единиц, с нашей точки зрения, должен стать принцип наличности (de disponibilité), впервые использованный еще М. Вестом и получивший дальнейшую разработку в рамках аудиовизуального метода обучения в 50-е гг. прошлого столетия. Данный принцип предполагает выявление слоя лексики, исходя из наличия стоящих за лексическими единицами понятий в сознании говорящего, ее постоянной готовности к появлению в речи.

Во-вторых, для разных групп рекуррентных единиц очевидна, на наш взгляд, необходимость определения особой процедуры отбора и разработки адекватной стратегии организации процесса усвоения.

Есть все основания полагать, что частотность собственно рекуррентных единиц может прогнозироваться, если предсказуемо социальное событие или явление. В случае цикличности подобных событий (например, таких как выборы президента, государственные, религиозные праздники и т. п.) целенаправленный отбор и систематизация соответствующей иноязычной лексики становятся вполне оправданными с методической точки зрения. Это открывает возможность прогнозировать (в том числе на лингводидактическом уровне) и выход на более глубинные, присутствующие в языковом сознании большинства представителей лингвосоциума (а следовательно, необходимые для осознания и освоения в процессе формирования вторичной языковой личности), но менее употребительные в речи слои лексики, связанные с национально-культурными детерминантами. Актуализируемые таким образом «культурно-социальные переменные» позволяют обучающемуся в ходе дальнейшего осмысления установить и стоящую за ними культурную детерминанту, поскольку на короткое время оба вида номинирующих их рекуррентных единиц (социокультурные и национально-культурные) приобретают статус собственно рекуррентных.

Вместе с тем конкретно историческое развитие социума обусловливает появление и значительного числа собственно рекуррентных единиц, прогнозирование которых весьма проблематично. Как правило, они номинируют наиболее актуальные в социальном плане понятия, корреспондируют с базовыми культурными концептами социума и при этом зримо демонстрируют «живую ткань» языка. Этим обусловлен их огромный потенциал в развитии социальной компетенции личности, а также значительные лингводидактические возможности.

Поскольку предварительный отбор и тщательная методическая «проработка» данных единиц маловероятны, а «игнорирование» в современном учебном процессе этой, наиболее репрезентативной в социальном плане и емкой в когнитивном отношении, части языка вряд ли является конструктивным, представляется целесообразным найти такое лингводидактическое решение, при котором «подвижность» и социальная «заряженность» осваиваемой лексики становились бы не непреодолимым препятствием для ее методической реализации, а необходимой предпосылкой. Более того, формирование лексической компетенции обучающегося может стать естественным условием развития социальной компетенции личности.

Данный подход оказывается возможным, если стратегия освоения социокультурных рекуррентных единиц будет организована как освоение собственно рекуррентных единиц (которыми, как мы отмечали выше, в определенные периоды выступают и социокультурные, и национально-культурные рекуррентные единицы). При этом в каждом случае освоение социокультурных рекуррентных языковых единиц в периоды их функционирования как собственно рекуррентной лексики должно предусматривать установление релевантной корреспонденты в поле фундаментальных национально-культурных детерминант, которые, в свою очередь, по мере становления целостной вторичной картины мира личности постепенно приобретают свойства ведущих ориентиров для дешифровки всех последующих социокультурных процессов в обществе - базы для конструктивного социального взаимодействия в новых условиях.

Это означает, что если усвоение рассматриваемой лексики пойдет от «живого», разворачивающегося во времени и в то же время «поднимающего» и актуализирующего глубинные пласты массового сознания, социального и социолингвистического контекста

осваиваемой лингвокультуры, станет личностно значимым для обучающегося, то будет создано необходимое объективное основание, во-первых, для интенсивного развития социальной компетенции личности, во-вторых, органичного и гармоничного развития социолингвистической, социокультурной, лингвокультурной и линг-вопрагматической компетенций; в-третьих, вследствие того, что у осваивающего иностранный язык и новую культуру формируется ощущение причастности к актуальным событиям, их глубинное понимание, значительно повышается мотивация учения - фактор, в значительной степени определяющий эффективность всего учебного процесса.

Вместе с тем реализация обозначенного нами подхода оказывается возможной лишь в том случае, если студент становится активным субъектом учебной деятельности, планомерно определяющим характер своего учебного взаимодействия с другими субъектами образовательного процесса, направленного на создание каждым обучающимся личностно значимого образовательного продукта.

Сформулированные в данной статье стратегические вопросы формирования вторичного языкового сознания личности на основе рекуррентной лексики, очевидно, требуют разработки и новых технологических решений, в том числе переосмысления как содержательной, так и процессуальной сторон обучения межкультурной иноязычной коммуникации. В настоящее время эти аспекты являются предметом специального исследования, результаты которого будут отражены в наших последующих публикациях.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. - 2-е изд., испр. - М. : Языки русской культуры, 1999. - 896 с.

2. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов / пер. с англ. А. Д. Шмелева. - М. : Языки славянской культуры, 2001. -288 с.

3. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Лингвострановедческая теория слова. - М. : Русский язык, 1980. - 320 с.

4. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. - 3-е изд., стереотип. - М. : Едиториал УРСС, 2003. - 264 с.

5. Кубрякова Е. С. О понятиях места, предмета и пространства // Логический анализ языка. Языки пространств. - М. : Школа «Языки русской культуры», 2000. - С. 84-92.

6. Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. - М. : Школа «Языки русской культуры», 1997. - 824 с.

7. Титкова О. И. Время, актуальность, мода: Проблемы вербальной концептуализации (на материале немецкого языка) // Филологические науки. - 2001. - № 4. - С. 91-98.

8. Титкова О. И. О перспективах лингвистического исследования рекуррентных единиц лексикона // Филологические науки. - 2003. - № 2. -С. 79-86.

9. Титкова О. И. Рекуррентная единица как текст // Германистика: состояние и перспективы развития: материалы Международной конф., Москва 24-25 мая 2004. - М. : МГЛУ, 2005. - С. 189-196.

10. Титкова О. И. Явление рекуррентности через призму когнитивной психологии // Языковое сознание и межкультурная коммуникация. - М. : МГЛУ, 2004. - С. 43-51. - (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 483).

11. Халеева И. И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи (подготовка переводчика). - М. : Высшая школа, 1989. - 238 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.