Научная статья на тему 'Общественное мнение и политическое доверие: к вопросу о концептуальной и прагматической зависимости дефиниций'

Общественное мнение и политическое доверие: к вопросу о концептуальной и прагматической зависимости дефиниций Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
196
38
Поделиться
Ключевые слова
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ / ПОЛИТИЧЕСКОЕ ДОВЕРИЕ / ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ / ЛЕГИТИМНОСТЬ ВЛАСТИ / ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО / ДЕМОКРАТИЯ / PUBLIC OPINION / POLITICAL CONFIDENCE / ELECTION CAMPAIGN / AUTHORITY LEGITIMACY / CIVIL SOCIETY / DEMOCRACY

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Коврикова О.И.

В статье на основе социологических данных, собранных Центром изучения общественного мнения (г. Тамбов) и социологической группой кафедры международных отношений и политологии ТГУ им. Г.Р. Державина в рамках инициативного проекта, анализируется роль доверия в сфере политических отношений, рассматриваются особенности проявления и функционирования политического доверия в политической практике выборов разного уровня в Тамбовской области. Рассматриваются показатели общественного мнения, характеризующие доверие политическим лидерам и основным властным институтам, в том числе накануне выборов депутатов областной Думы VI созыва и Государственной Думы РФ VII созыва.

Public opinion and political confidence: to the problem of conceptual and pragmatic dependence of definitions

The article contains the analysis based on sociological data collected by Public Opinion Research Center (Tambov) and sociologic group of the Department of International Relations and Political Science of G.R. Derzhavin TSU within the pilot project, of the role of confidence in political relations; considers peculiarities of political confidence in elections of different levels in the Tambov region. It covers public opinion characterizing confidence to political leaders and basic government institutions in particular, the day before election of deputies of the regional VIth Duma and the VIIth State Duma of RF.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Общественное мнение и политическое доверие: к вопросу о концептуальной и прагматической зависимости дефиниций»

ВЫБОРЫ И ОБЩЕСТВО

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ДОВЕРИЕ: К ВОПРОСУ О КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ И ПРАГМАТИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ ДЕФИНИЦИЙ

КОВРИКОВА Ольга Ивановна

Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина, Тамбов, Россия, кандидат экономических наук, доцент кафедры международных отношений и политологии, e-mail: ziom-tambov@mail.ru

В статье на основе социологических данных, собранных Центром изучения общественного мнения (г. Тамбов) и социологической группой кафедры международных отношений и политологии ТГУ им. Г.Р. Державина в рамках инициативного проекта, анализируется роль доверия в сфере политических отношений, рассматриваются особенности проявления и функционирования политического доверия в политической практике выборов разного уровня в Тамбовской области. Рассматриваются показатели общественного мнения, характеризующие доверие политическим лидерам и основным властным институтам, в том числе накануне выборов депутатов областной Думы VI созыва и Государственной Думы РФ VII созыва.

Ключевые слова: общественное мнение, политическое доверие, избирательная кампания, легитимность власти, гражданское общество, демократия.

Постановка научной проблемы

Известно, что посредством голосования выборы призваны решать проблему легитимности, достижение достойного уровня которой представляет собой одну из важнейших функций процедуры формирования системы представительной власти, на основе которой впоследствии определяется состав новой политической элиты страны. Безусловно, это способствует реализации заданного механизма осуществления власти, а значит -

и стабильности принятой политической системы государства. Не секрет, что успешность реализации этой задачи зависит от того, какое качество имеет в данной политической ситуации массовое сознание и как строится анализ электората и сопутствующих выборам условий, а также от того, какие технологические «штучки» необходимо генерировать для «установления согласия».

Проводя анализ электората для определения ключевых детерминант общественного мнения по комплексу целого ряда актуальных проблем, обосновывающих содержание и характер предвыборной ситуации, исследователи констатируют, что доверие как индикатор отношения к действующей власти и как социально-психологический феномен можно считать малоизученным.

Проблема носит и прагматический смысл, поскольку дефицит доверия проявляется особенно остро, негативно сказываясь на общем социально-психологическом самочувствии, и, как следствие, снижается интерес к участию в выборах. Недоверие в массовом проявлении может вызвать отрицание всей политической системы и отставку ее значительной частью граждан. Это должно стимулировать политических лидеров к выработке мер, консолидирующих доверие к ним, способствующих усилению роли и авторитета власти в глазах населения, чьи интересы она выражает. Ключевыми в этом направлении можно считать исследования социальной природы, содержания, особенностей проявления и функционирования феномена доверия в политической практике.

Целью статьи является исследование процесса формирования и проявления политического доверия в общественном мнении тамбовчан, выявление личностных характеристик политиков, детерминирующих доверие к ним широких масс.

Общественное мнение и политическое доверие

Когда мы говорим об итогах выборов, безусловно, первая мысль, которая возникает, это мысль о том, как в этот раз договорились два основных участника этого действа - общественное

мнение и элита. Еще в 1922 г. гуру теории общественного мнения Уолтер Липпман так характеризовал сложность этого процесса. С одной стороны, «проявление воли народа всегда требовало объяснения. Те, кого особенно поражала ее изменчивость, нашли пророка в лице Густава Лебона. Они также одобряли обобщения в духе Роберта Пила, называвшего общественное мнение "великолепной смесью из глупости, слабости, предрассудков, ошибочных мнений, верных мнений, упрямства и отрывков из газетных публикаций. Его называют по-разному: общей душой, национальным сознанием, духом времени. Эта сверхдуша кажется необходимой потому, что эмоции и идеи членов группы не обнаруживают ничего столь же простого и четкого, как формула, принимаемая этими индивидами в качестве выражения их Общественного Мнения"» [1]. С другой стороны, рассуждает исследователь, «вряд ли кто усомнится в том, что сам процесс установления согласия - работа ювелирная. Этот процесс, в результате которого возникает общественное мнение, конечно, не менее сложен, ... а возможности манипулирования, открывающиеся перед любым человеком, знающим толк в его технологии, достаточно очевидны. <...> На протяжении жизни одного поколения, которое сейчас контролирует ситуацию, убеждение превратилось не только в осознанное искусство, но и в обычный рычаг управления народом. Никто из нас еще не понимает последствий этого феномена. И не будет большим откровением, если я скажу, что умение приходить к согласию способно изменить любой политический расчет и перестроить любой политический фундамент» [1, с. 240]. Тем более трудной становится цель добиться признания общественным мнением заслуг претендента и согласия за него проголосовать.

Успех политиков все в большей степени зависит от умения завоевать доверие. Не секрет, что, являясь тонкой эмоциональной субстанцией, доверие становится самым ходовым инструментарием политического влияния, подчиняя психологические закономерности восприятия, внимания, памяти, представлений, эмоций политическим механизмам манипуляции волеизъявлением масс.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Проблема политического доверия сегодня настолько актуальна, что необходимо осознанное понимание того, что без доверия невозможно осуществление нормального функционирования современного общества, отсутствие доверия существенно подрывает перспективы преобразований или представления о заявляемых преобразованиях. Пожалуй, именно доверие отвечает на вопрос об удовлетворенности населения деятельностью властных структур, являясь как прямым, так и опосредованным индикатором удовлетворенности жизнью в целом, отношения к лидерам, институтам государственной власти, процедурам, приобретая важнейшую функцию в условиях персонификации политического процесса. За последние годы стали практически аксиомой два противоположных суждения: народ поддерживает власть, обеспечивая президенту В.В. Путину феноменально высокий и стабильный рейтинг, и народ не верит власти, подразумевая, что отношение к другим политическим институтам, политикам зачастую подается как проблема недоверия.

Теоретические традиции, объясняющие происхождение доверия

Политическое доверие как научная категория политологии представляет собой сложное многоаспектное обобщение, содержащее множество социальных, политических, психологических параметров, образующих «поле конструктов» и соотносимое с ним «поле восприятия». Поиск четких и определенных формулировок еще не завершен. Так, одни исследователи доказывают, что политическое доверие определяется рационально-эмоциональной оценкой деятельности политических акторов на основе собственных компетенций, а также опыта окружающих. Другие утверждают, что политическое доверие имеет право быть неожиданным, инстинктивным, ничем не мотивированным. Третьи считают, что политическое доверие может основываться не на личной эмпирии граждан; но, тем не менее, не отказываясь от психолого-эмоциональной составляющей, которая сопровождает доверие, политическое доверие есть спектр поли-

тической поддержки, базирующееся на почти религиозном восприятии пространства, на вере [2].

В научном изложении проблему концептуализации политического доверия принято интерпретировать через призму двух ведущих теоретических традиций объяснения происхождения доверия: культурологической и институциональной. В зависимости от уровня факторов доверия обе теории проводят различия между микро- и макроуровнями анализа [3]. Задача глубокого погружения в теорию вопроса в статье не ставится, тем не менее считаем необходимым обозначить суть сложившихся воззрений.

Культурологический подход исходит из того, что восприятие политических лидеров и политических институтов в значительной степени определяется политической культурой гражданина. Поэтому обоснование роли внешних факторов происхождения политического доверия обосновывается теорией политической культуры, основателями которой являются Г. Алмонд, С. Верба. Как известно, ученые предложили тип «гражданской культуры», в которой активистская модель представлена как сбалансированная по комбинациям «активных» ориентаций с «пассивными» и в которой в качестве одной из главных предпосылок демократии выступает широкое распространение таких культурных норм и ценностей, как наличие в обществе демократических принципов, доверие к государственным и политическим субъектам, межличностное доверие, политическая толерантность, чувство гражданственности и т.п. В рамках этого подхода политическое доверие представляется как продолжение или проекция межличностного доверия, воспринятого в ранний период жизни и предопределяющего в последующем оценки политики (политических институтов). Это позволяет объяснять невысокий уровень доверия к институтам в государствах демократического транзита как наследство авторитарной политической культуры.

Институциональный подход выступает за утверждение своего рода противоположной позиции. Институциональная теория, признавая значение культурных факторов, не абсолютизирует их, утверждая, что доверие имеет рациональные основания,

т.е. зависит от оценки гражданами работы институтов власти в определенный исторический период [4]. С точки зрения сторонников институционального подхода, первичным является эффективность деятельности политических институтов и лидеров; именно она генерирует доверие к ним, а недоверие, апатия, скептицизм порождается вследствие отсутствия успеха и позитивной динамики в их функционировании.

И культурологический, и институциональный подходы рассматривают роль персонального опыта в формировании политического доверия, подразделяя концепции на микро- и макросо-циальный уровни. На микросоциальном уровне доверие создается как следствие личностного мировоззрения (формирующегося с учетом социального окружения, образования, воспитания и т.д.) или как результат персонального опыта человека в отношении институтов власти. На макросоциальном уровне преимущественное значение имеет уровень политического доверия во всем обществе, а также восприятие институтов власти и их достижений в целом.

Современная компаративистская наука накопила богатый арсенал исследовательской практики по концептуализации и проведению в различных странах мира сравнительных исследований как с целью выяснения непосредственно проблем измерения и содержания политического доверия, так и других актуальных проблем эмпирического и методологического характера, имеющих опосредованно близкое отношение к политическому доверию. Думается, что безусловный интерес представляет российская ситуация, а также ситуация в российских регионах по поводу того, чем характеризуется и как проявляется политическое доверие в зависимости от успехов государственной политики и общей оценки деятельности политических институтов. Более того, согласимся мы и с тем, что сегодня возникает тема обсуждения социально-политических и методологических проблем и трудностей адекватной оценки доверия как части общественного мнения. Авторы, которые поддерживают правомерность постановки вопроса о том, насколько традиционные опросные методы соответствуют сложности изучаемых социальных категорий и явлений, обосновывают собственную позицию

на примере вопроса о доверии к ключевым политическим институтам государства и заявляют о необходимости новых подходов к изучению общественного мнения [5].

Политическое доверие В. Путину

Как известно, первое место в российском рейтинге доверия за последние годы занимает президент страны В. Путин (70-80 %). Затем довольно высокие позиции россияне отводят церкви и армии. Следующую рейтинговую группу составляют правительство, Государственная Дума и средства массовой информации. В рейтинг четвертой ступени включаются прокуратура, профсоюзы, суды и местные органы власти. Последняя группа, характеризующаяся самыми низкими показателями доверия россиян, это полиция и политические партии [2]. Что касается общих характеристик состояния и факторов политического доверия, оказываемого тамбовчанами, то можно сказать, что в основном это распределение совпадет с вышеописанной общероссийской иерархией. Здесь и далее в статье используются архивные материалы Центра изучения общественного мнения за 1998-2007 гг., (г. Тамбов, рук. О.И. Коврикова), а также результаты инициативного проекта «Социально-политическая ситуация накануне выборов депутатов Областной Думы VI созыва и депутатов Государственной Думы VII созыва в Тамбовской области» (июнь 2016 г., исполнитель - социологическая группа кафедры международных отношений и политологии ТГУ им. Г.Р. Державина, руководитель - к.э.н., доцент О.И. Коврикова).

Так, рейтинг доверия президенту В. Путину, устанавливаемый жителями г. Тамбова в период первых двух сроков правления, пожалуй, один из самых стабильных и прогнозируемых: он варьируется незначительно - от 78 % в 2002 г. до 81 % в 2007 г. [6]. Данные показатели уровня политического доверия президенту характерны для общественного мнения всей России начала 2000-х.

Для сравнения мнения тамбовчан с общероссийским обратимся к архивным исследованиям авторитетной в научных кру-

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

гах аналитической службы Левада-Центр [7]. Из таблицы 1 видно, что данные практически идентичны. Однако необходимо иметь в виду тот факт, что общероссийская выборка строится с учетом национальной административно-поселенческой структуры, в которую входит не только население областного центра (как в нашей выборке), но и жители сельских населенных пунктов, а это серьезно смещает восприятие картины одобрения, разумеется, в сторону еще большей поддержки. К тому же исследователям известна зависимость политического доверия от социально-экономического положения территории: чем слабее в экономическом плане регион, тем выше уровень поддержки государственной власти. Предполагаем, что с учетом двух вышеизложенных доводов (корректировки выборки и социально-экономическое положение региона), поддержка президента России на Тамбовщине значительно отличалась бы от среднероссийских показателей.

Таблица 1

Распределение показателей уровня доверия президенту Владимиру Путину, 2002-2007 гг., в % от опрошенных

05.2007 04.2006 05.2005 06.2004 09.2003 05.2002

Центр-Левада (общероссийская выборка) 79 73 70 74 76 79

Центр изучения общественного мнения (г. Тамбов) (выборка по г. Тамбову) 78 66 70 72 75 78

Причем на вопрос: «Представьте себе, что в самое ближайшее время Вам придется выбирать новую власть. Вы бы избрали прежних руководителей или отдали свои голоса новым кандидатам?» более 70 % респондентов ответили, что президентом страны избрали бы прежнего руководителя [8].

Мотивы, объясняющие столь высокий уровень доверия президента в тамбовском регионе, фиксируются мониторингом [9] и базируются на положительном эмоциональном впечатлении, на высокой предсказуемости, наличии деловых и личных ка-

честв, необходимых президенту России. Открытый вопрос был сформулирован так: «Какие мысли возникают у Вас, когда Вы слышите: В.В. Путин?» Так, несмотря на то, что открытые вопросы обычно относятся к слабо заполняемому типу вопросов, в данной постановке всего около 12 % затруднились с оценкой. Более трети тамбовчан высказывали эмоционально окрашенные слова общей удовлетворенности и позитивного одобрения. Еще около четверти формируют мотив доверия через упоминание должности или же высказывают ассоциации с высшей властью («король», «лев», «властелин»). Более 20 % тамбовчан оперируют оценкой качеств характера, стиля руководства (уверенность, четкость и т.п.); респондентами дается оценка деятельности по делам «для страны», «для людей»; упоминаются ораторские качества, ум, активность, молодость, опытность руководителя страны, веротерпимость. Безусловно, общественное мнение содержит и нейтральное отношение (4 %), и общие слова негатива или иронии (6,2 %).

Детерминанты доверия основным общественно-политическим институтам

Особое внимание привлекает тот факт, что, учитывая высокий рейтинг оценок президента России, политическое доверие властным институтам имеет на протяжении многих лет огромный разброс. Например, в таблице 2 показаны оценки политического доверия от +21 пунктов правительству РФ до -18 пунктов МВД РФ (исследование 2007 г.).

Такие основные институты государства и власти, как Государственная Дума, полиция и судебная система имеют устойчивый отрицательный рейтинг у населения. Так, важным индикатором политического доверия к власти в целом всегда было восприятие депутатского корпуса как на государственном, так и на региональном уровне. Ярко негативное отношение к российскому институту парламентаризма возникает, как считают тамбовчане, из-за того, что депутаты оторваны от народа и политической деятельностью занимаются только ради собственных выгод.

Другой показательный индикатор политического доверия -это правоохранительные органы. Высокий уровень политического недоверия правоохранительной системе объясняется преступностью, низкой раскрываемостью правонарушений, коррупцией. Общество понимает, что ему приходится каждый раз решать дилемму - в правоохранительные органы обращаться приходится, но реальная эффективность не возместит возможные издержки от ее деятельности.

Третьим важнейшим индикатором отношения к власти служит отношение к судебной системе - гаранту соблюдения законности и прозрачности судебных решений. В сегодняшней России наибольшее недоверие выражают граждане именно к судебной системе, степень слабости которой характеризуется как кризис доверия. Негативное отношение к этому институту обуславливается коррупциогенностью, вольным толкованием законов, ощущением личной незащищенности и бессилия граждан.

В ранее опубликованных результатах исследований [10] нами фиксировались низкие доверительные оценки к таким институтам, как партии, профсоюзы и предприниматели. Справедливости ради, необходимо сказать, что начиная ориентировочно со второй половины 2000-х (2006, 2007 гг.) политическое доверие большинству институтов власти имеет положительно направленный вектор. Кроме того, анализ данных Левада-Центра показал, что за последние два года, начиная с 2014 г., доверие еще повысилось. Данную динамику социологи объясняют невиданным ростом патриотических настроений, которые население проявляет, поддерживая политический курс руководства страны.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Таким общественным институтам, как церковь и СМИ, там-бовчане, как и россияне в целом, выдают стабильно высокий кредит доверия. В отличие от среднероссийской оценки армии, рейтинговые оценки тамбовчан хотя и имеют доверие с положительным знаком, но не столь стабильное и высокое как два других вышеописанных института (церковь и СМИ).

Таблица 2

Рейтинг федеральных органов власти и общественных организаций, правительства, СМИ, в % от опрошенных

2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 1999 г.

Русская православная +60 +62 +56 +57 +52

церковь

СМИ +58 +53 +35 +47 +52

Правительство России +21 +5 -9 -4 - 52

Российская армия +11 +7 +9 +9 -15

Государственная Дума -1 -18 -33 -31 -53

Судебная система РФ -6,0 -17 - - -33

МВД РФ -18 -26 -20 -25 -30

Таблица 3

Рейтинг региональных органов власти и общественных организаций, правительства, СМИ, в % от опрошенных

2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 1999 г.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Тамбовская епархия +56 +48 +51 +52 +51

Региональные СМИ +38 - - - +41

Администрация г. Тамбова +29 -6 -2 -4 -2

Городская Дума +13 -20 -15 -11 -18

Администрация Тамбовской об- +9 -17 -7 -15 -27

ласти

Областная Дума +1 -24 -12 -10 -29

УВД Тамбовской области -12 -19 -7 -15 -13

То, что в нашем перечне СМИ и церковь занимают ранги со знаком «+», объясняется тем фактором, что эти структуры относятся к институтам гражданского общества и в общественном сознании воспринимаются как структуры, не имеющие ничего общего с властью федеральной или местной. Уровень доверия имеет свою дифференциацию не только в зависимости от типов общественных структур (власть, СМИ, религия), но и по линии «центр - регион». Показатели доверия региональным структурам выше, чем федеральным. Если самый низкий уровень недоверия у федералов имеет «минус» 18 (разница оценок не доверяющих и доверяющих респондентов), то для местных структур этот показатель - только «минус» 12. На государственном уровне отрицательный политический уровень доверия имеют три

политических института, на региональном - только один (УВД Тамбовской области).

Мотивы доверия кандидатам

Большая часть политических выборов расценивается самим электоратом как политическая ошибка, когда наступает время разочарования от деятельности или бездеятельности того, за кого избиратель только недавно проголосовал. Объясняется это огромными трудностями, которые испытывает человек политический в процессе принятия решения о выборе, поскольку действует чаще вслепую, более эмоционально, нежели осмысленно.

Исследования в области психологии труда еще в 70-е гг. показали, что «поведение человека действительно определяется результатом взаимодействия процессов обработки информации по двум программам: «интеллектуальной программе» (основанной на правилах логики) и «эмоциональной программе» (отражение органических и общественных потребностей). <...> Может быть так, что политическая реальность понимается, но эмоционально не переживается, и наоборот. Чаще реальность и понимается, и переживается одновременно... Мышление и эмоции вообще не могут функционировать друг без друга: объект, не вызывающий эмоций, интереса, не пробуждает его осмысления. И мышление, и эмоции являются равноправными проявления понимания, и ни то ни другое не имеют гарантий от ошибок» [11].

Исходя из этих утверждений, обратимся к категории «мотивы доверия», которая, с нашей точки зрения, впитала в себя определяющую суть, заключенную в сочетании эмоциональных и рациональных позиций. В этом русле личностно-профессио-нальные характеристики политика - такие как степень известности, социальный статус, авторитет, опыт, коммуникативные способности и навыки, умение оказывать влияние - являются проявлением доверия, возникающим и формируемым на основе жизненного опыта личности. Здесь психологическое обоснование единства эмоциональной и логической составляющей в деле политического выбора плотно пересекается и с культурологиче-

скими, и институциональными теориями доверия. Мотивы доверия к кандидату основываются на положительных или негативных эмоциях о нем, на высокой предсказуемости наличия или отсутствия у него деловых и личных качеств, необходимых и соответствующих индивидуальным ценностям избирателя. Рационально-эмоциональный коктейль экзогенных брожений превращается в мотив доверия/недоверия, выяснить превалирующие акценты которых считаем важной и интересной задачей политической эмпирии.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Изучая особенности восприятия кандидата А в избирательной кампании лета 2016 г., оценивая его РЯ-потенциал с целью выстраивания предвыборной тактики, были определены основные положительные и отрицательные ассоциации, связанные в массовом сознании тамбовчан с именем кандидата. Поскольку речь идет о «работе» открытого вопроса, то изначально необходимо сказать, что распределение ответов, упоминающих о положительных ассоциациях, строится из ответов 39 % респондентов. Итак, на первом месте по количеству упоминаний положительных ассоциаций (70 %) оказались мнения людей, оценивавших кандидата А с позиций того, что он «решает проблемы эффективно», т.е. оценивавших его деловые качества. Эта довольно общая формулировка может быть дифференцирована на утверждение, в котором эта мысль проходит особо «красной линией» (32 %). Второе место заняла формулировка, содержащая характеристику его активности (16 %). Еще 13 % людей вспомнили и положительно отозвались о его депутатской деятельности, включая организованную бесплатную юридическую службу. У незначительного количества респондентов возникли номинации «работа команды» (2 %) и «деятельность в сфере благотворительности» (1 %). Ассоциации о личных качествах кандидата А и ассоциации, связанные с РЯ-воздействием, набрали одинаковое количество упоминаний - по 35-36 %, заняв вторые позиции. Мы можем назвать характеристики личности, которые вызывают доверие: честность, порядочность, справедливость, молодость, активность, ораторские способности, ум, образованность. В риторике респондентов встречается характеристика «свой», которая может интерпретироваться как манера просто

держаться и может характеризоваться как доброжелательное отношение к людям.

Влияние РЯ-кампании на восприятие кандидата обозначили тамбовчане, подразделяя ее по видам, различая роль телевидения, радиоэфиров и уличной рекламы. Была замечена и оценена реклама кандидата как технология, сформировавшая положительный образ человека с высокими ценностями семьи, что и сработало как удачный ход любого предвыборного марафона.

Для составления более полной картины потенциальных мотивов доверия были заданы вопросы и по поводу отрицательно ощущаемых ассоциаций по фигуре кандидата А. Характеристики политика, разрушающие доверие к нему, это, прежде всего, личностные качества и манеры поведения (62 %). В качестве отрицательно воспринимаемых акцентов была названа нескромность (зазнайство). Это качество воспринимается через манеру много говорить (пустослов) - 24 %. Приверженность кандидата к партии В, подражание лидеру партии В, восприятие его как части политического бомонда - все эти черты не помогли кандидату и уничтожили бы 16 % голосов. Респонденты в качестве негативных характеристик называли необразованность, негативные слухи, нечестность, непорядочность, несправедливость, коррупционность.

Обращает на себя внимание то, что почти уже 20 лет доверие тамбовского электората к политической элите Тамбовской области в большей степени основывается на личных качествах претендентов, нежели чем на занимаемых ими должностях. Так, в избирательной кампании губернатора 1999 г., О. Бетину как человеку доверяли 33,9 %, а 19,9 % не доверяли. В то же время для О. Бетина - в то время представителя президента - эти цифры составляют соответственно 32,4 и 26,1 %. А. Рябову как человеку доверяли 41,6 %, не доверяли 31,9 %. Для А. Рябова же как главы администрации области доверие находится на нулевом балансе: 38 % доверяют и 38 % не доверяют. Для жителей Тамбовской области это не случайно: 75 % опрошенных поддержали тезис о том, что региональная власть должна быть заменена во что бы то ни стало. Поэтому тогда высказывалась ре-

комендация о том, что целесообразно «раскручивать» О. Бетина как человека, а не как представителя Президента РФ. Среди качеств, которые тамбовские избиратели считали необходимыми для губернатора и где А. Рябов имел существенный перевес над О. Бетиным, были: жизненный опыт, мудрость, связи с правительством России [12].

Выводы

1. В статье защищалось утверждение, что политическое доверие это основа жизнеспособности любого государства, опирающегося в развитии своих социально-политических процессов на взаимодоверительные отношения многочисленных и разнообразных участников, представляющих как управляемую, так и управляющую системы.

2. Изучение природы и содержания политического доверия важно не столько для целей повышения управляемости инструментами административной экспансии, но и для оценки рисков положений, следующих за необратимо высокими показателями недоверия власти, когда преодолеть их только с помощью РЯ-технологий станет невозможно.

3. Уровень доверия основным государственным и политическим институтам, высказываемый тамбовчанами, в основном совпадает с общероссийскими тенденциями. Тамбовчане, как и россияне в целом, в рейтинге доверия отдают призовое место президенту, поддерживая принятый курс во внешней и внутренней политике, оставляя в недоверии такие институты государственной власти, как Государственная Дума, партии, профсоюзы, судебная система, правоохранительные органы.

4. Мотивы доверия служат основанием внутреннего побуждения к определенным действиям, что является частью политического поведения электората. У современных российских и тамбовских избирателей возможно наличие особой структуры эмоциональных, рациональных и оценочных мотивов голосования за «своего» кандидата.

5. Политическое доверие - это та субстанция, которая может трансформироваться по оси координат от «-» к «+» и наобо-

рот, но исчезнуть со сцены политической жизни политическое доверие/недоверие не сможет, даже если примет нулевые показатели. Отношение к политическим объектам в своем природно-натуральном базисе всегда будет гласно или негласно присутствовать и сопровождать политику.

ЛИТЕРАТУРА

1. Липпман У. Общественное мнение. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. С. 196.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

2. Козырева П.М., Смирнов А.И. Политическое доверие в России: некоторые особенности и проблема оптимальности // Вестник Института социологии. 2015. № 1 (12). С. 79-99.

3. Almond G., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton: Princeton University Press, 1963. 562 р.

4. Радиков И.В. Политическое доверие: ресурс развития или проблема? URL: http://www.journal-nio.com/index.php?option=com_content& view=article&id=4531%3A2016-04-03-19-23-39&catid=115%3Aapr&Ite-mid=158 (дата обращения: 10.11.2016).

5. Сатаров Г.А. Доверие как объект политической социологии. Часть 1 // Полис. 2016. № 1. С. 121-138.

6. Коврикова О.И. 2002-2007. Архив ЦИОМ (г. Тамбов). Данные отчетов за 2002-2007 гг.

7. Государственные институты. Президент. 2002-2007 гг. // Аналитический центр Юрия Левады [Официальный сайт]. URL: http// www.levada.ru/old/archive/gosudarstvennye-instituty/prezident/vy-v-tselom-odobryaete-ili-ne-odobryaete-deyatelnost-vla (дата обращения: 07.11.2016).

8. Коврикова О.И. Архив ЦИОМ (г.Тамбов). Таблицы к отчету «Результаты социологического исследования социального настроения жителей г. Тамбова (26-31 мая 2006 г.)». 2006. 14 с.

9. Коврикова О.И. Архив ЦИОМ (г.Тамбов). Таблицы к отчету «Результаты социологического исследования социально-политической ситуации г. Тамбова (28 мая - 5 июня 2007 г.)». 2007. 23 с.

10. Пеньков В.Ф., Коврикова О.И. О ценностных ориентациях электората. На материалах социологических исследований в Тамбовской области / под ред. З.М. Зотовой. Тамбов, 1998. 81 с.

11. Юрьев А.И. Может ли общество одновременно думать и чувствовать? // Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций / под ред. В.Ю. Большакова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. С. 420-440.

12. Коврикова О.И. Архив ЦИОМ (г. Тамбов). Отчет «Социальная ситуация в г. Тамбове в январе 1999 г. Отношение населения к органам власти, СМИ, религии. Рейтинг руководителей области и города». 1999. 18 с.

PUBLIC OPINION AND POLITICAL CONFIDENCE: TO THE PROBLEM OF CONCEPTUAL AND PRAGMATIC DEPENDENCE OF DEFINITIONS

Kovrikova Olga Ivanovna, G.R. Derzhavin Tambov State University, Tambov, Russia, Candidate of Economics, Assistant Professor of the Department of International Relations and Political Science, e-mail: ziom-tambov@mail.ru

The article contains the analysis based on sociological data collected by Public Opinion Research Center (Tambov) and sociologic group of the Department of International Relations and Political Science of G.R. Derzhavin TSU within the pilot project, of the role of confidence in political relations; considers peculiarities of political confidence in elections of different levels in the Tambov region. It covers public opinion characterizing confidence to political leaders and basic government institutions in particular, the day before election of deputies of the regional VIth Duma and the VIIth State Duma of RF.

Key words: public opinion, political confidence, election campaign, authority legitimacy, civil society, democracy.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.