Научная статья на тему 'Образование в Сибирском казачьем войске'

Образование в Сибирском казачьем войске Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
68
12
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Вутын Ольга Петровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Образование в Сибирском казачьем войске»

Белуха, несмотря на доносы и желания Линденера, к следствию не привлекался, а Тутолмин даже был освобожден и возвращен в полк2-'. Линденера часто обвиняют в необъективности, желании погубить «честных людей», в умышленных обвинениях. Однако сохранившиеся следственные материалы этого не подтверждают. Наоборот. Линденер действовал более чем осторожно. Так, например, не имея письменных доказательств виновности Ермолова, он указал только на его причастность к кружку и других обвинений не выдвигал. Когда полковник Зыбин сам принес свои бумаги на комиссию и дал подписку, что других документов у него нет, Линденер лишь на основании этого донес Лопухину, что бумаг, подтверждающих связи Зыбина с Каховским и Дехтеревым не найдено-'И тем не менее Линденер был отстранен от следствия, после чего следствие по Смоленскому делу уже не возобновлялось. После убийства Павла I 11 марта 1801 года все репрессированные по этому делу были освобождены.

Итак, несмотря на то, что этот кружок достаточно типичен для своего времени, его можно назвать переходной организацией: от дворцовых заговоров к кружкам типа декабристских. Еще живы заговорщические традиции (и даже развиваются, как показали события 11 марта 1801 года). Но цели Каховского и его сторонников близки уже к целям декабристов, а в плане организационном даже кое в чем их превосходили.

Вутын О. П.

ОБРАЗОВАНИЕ В СИБИРСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ

В настоящее время очень возрос интерес к казачеству. Речь идет р возрождении казачества в различных аспектах, но наиболее важным представляется духовное возрождение, возрождение казачества как носителя определенной культуры, складывавшейся веками, его традиций, верований, «кодекса чести», его самосознания. В связи с этим необходимо обратиться, к проблеме образования казачества.

М. М. Сперанский, два года бывший Сибирским генерал-губернатором, как-то написал своим друзьям в Россию: «Сибирь есть рросто Сибирь, т. е. прекрасное место для ссыльных, выгодное для некоторых частей торговли, .любопытное для минералогии, но не место для жизии и высшего гражданского образования...».1 Действительно, на образование в крае обращалось мало внимания и «Сибирь страдала от абсентеизма ее молодежи» 2.

Ца всю необъятную Сибирь, существовало в XVII — начале XVIII века лишь две гимназии: э,Иркутске и Тобольске., Школ для народа было весьма ограниченное числр. Так, в Тобольске, Красноярске, Енисейске имелись уездные училища, в Иркутске — навигационная школа, в Омске — т. н. «азиатская» школа в целях подготовки «толмачей» для контактов с соседними азиатскими народами. Но где сильно сказывалась недостаг точность образования, так это э среде военной, особенно среди казачества.

22 РГАДА. Ф. 7,—Д* 3251.—Л. 365— 370

23 РГАДА..Ф. 7.—Д. 3251.—Л. 3,26.

' Цит. по: Краткий исторический очерк Первого Сибирского Императора Александра Кадетского корпуса 1813—1913.—М., 1915.—С. 5.

2 Выражение, которое часто употребляет в своих воспоминаниях Г. Е. Катанаев. Напр., Катанаев Г. Е. К 25-летию Сибирского университета: рукопись.// ГАОО.—. Ф. 366,— Оп. 1,— Д. 359 — Л. 20.

Необходимые для службы грамотные люди комплектовались почти исключительно за счет высланных из Москвы и пленных «грамотеев». Многие из служилых дворян, голов и атаманов из желания удержать в потомстве приобре-хельно за счет высланных из Москвы и пленных «грамотеев». Многие из слу-детей, но все же это была более или менее случайная подготовка. Более систематически дело было поставлено с открытием в первой половине XVI11 века «гарнизонных школ» в Тобольске и Иркутске, имеющих целью заполнить недостаток грамотных людей в войсках. Затем, по распоряжению инспектора Сибирских войск генерал-поручика Шпрингера, были в 1765 году устроены «военные школы» на пограничных линиях в крепостях Омской, Петропавловской, Ямышевской и Бийской. Все упомянутые учебные заведения предназначались или для дворян, или для детей военнослужащих регулярных войск. Казачье же население Степного края лишено было всякой возможности получить образование, тем более, что оно было разбросано на протяжении 2000 верст по всей вооруженной границе Китая. Между тем, оно в деле распространения культуры и гражданственности среди инородческого населения играло первенствующую роль и было единственным представителем русского населения3.

Начальник пограничной линии и командир отдельного Сибирского корпуса генерал-лейтенант Глазенап, приехавший в Сибирь в 1807 году был поражен невежеством и полным отсутствием образования среди казачьего населения. Поэтому он энергично начал «насаждать» грамотность в крае, устроив в каждом казачьем полку полковые, в каждом селении — станичные школы, а при центральном учреждении — Войсковой канцелярии в Омске — «Войсковое казачье училище». Сибирский кадетский корпус ведет свое начало от этого училища, основанного 1 мая 1813 года.

Созданное учебное заведение имело строго определенную задачу — готовить грамотных офицеров для армии. Но поскольку задачей казаков было не только оградить край от вторжения кочевников, но и водворить в нем гражданское устройство, они, являясь завоевателями и первыми колонизаторами края, были первыми его исследователями, и пионерами просвещения.

Более чем за столетнее существование кадетский корпус в своей организации пережил 6 состояний: Войсковое казачье училище (1813— 1826); Училище линейного Сибирского казачьего войска (1826—1845); Сибирский кадетский корпус (Старого типа, 1845—1866); Сибирская военная гимназия (1882—1907); Омский кадетский корпус (1907—1917). Соответственно, несколько изменялась программа обучения, но основной круг предметов и дисциплин сохранялся. Первоначально количество и объем предметов согласовывались с нуждами края и зависели от усмотрения местного начальства. Поэтому часто одни предметы заменялись другими и вводились новые, имеющие, на первый взгляд, слишком отдаленную связь с прямыми обязанностями офицера, как, например, агрономия, ветеринарные науки и прочее... Но введение таких предметов, в силу особых местных условий края, удаленного от культурных центров России, вызывалось необходимостью и оправдывалось характером будущей деятельности воспитанников как кавалеристов и военных поселян. И позже, когда в корпусе был утвержден перечень предметов, общий для всех подобных учебных заведений, все же были выработаны отдельные, соотнесенные с местными потребностями, программы. Так, воспитанникам корпуса читался курс строительного искусства и гражданской архитектуры, в связи с тем, что их готовили к службе исключительно в районе Западной Сибири и в Киргизских степях, где никаких строителей-техников в те

3 Краткий исторический очерк Первого Сибирского Императора Александра I Кадетского корпуса 1813—1913,—М., 1915.—С. 7.

времена не было, и офицерам приходилось быть и военачальниками, и гражданскими устроителями Прохождение курса сельского хозяйства сопровождалось физическими и химическими опытами, экскурсиями на образцовую войсковую ферму, или т. и. хутор, и агрономическими занятиями на училищном огороде (в 1833 году были заведены при училище сад и огород). Из специальных дисциплин в программу обучения входили: 1) чистая математика и геодезия с применением к съемке военной и гражданской; 2) основания артиллерии с практическими знаниями; 3) полевая фортификация; 4) тактика; 5) военное судопроизводство и правила деловой переписки; 6) теория и практика топографии; 7) фортификация; 8) законоведение (гражданское и военное).

Учебное заведение быстро разрасталось и сделалось универсальным заведением для казачьего населения. Оно давало не только офицеров, но в нем были и особые классы для подготовки учителей поселковых школ, чертежников и топографов, переводчиков, писарей для всех присутственных мест, наконец, из него выходили мастера различных специальностей: слесари, шорники, коновалы, переплетчики и др. Таким образом, Войсковое училище, а затем и кадетский корпус играли для края громадное значение. Но Сибири щжйы были не только трамшиьге гтещиалигты, »о и люди широкообразованные, поэтому «Сибирский кадетский корпус, будучи оплотом русской гражданственности и колыбелью верных и преданных Царю и Отечеству ратных людей и общественных деятелей, служил в то же время и рассадником просвещения Сибири и прилежащих районов во все дни своего существования»4. И это подтвержается тем, что в военном учебном заведении наряду со специальными дисциплинами был широкий круг общеобразовательных: 1) русский язык (грамматика и этимология, теория словесности); 2) алгебра, геометрия, тригонометрия; 3) история (всеобщая и русская); 4) физика; 5) химия; 6) география (всеобщая, география России и, в частности, Сибири); 7) естественная история (ботаника и зоология); 8) статистика; 9) черчение и рисование; 10) чистописание и скоропись; 11) история русской литературы; 12) церковно-славянский и древне-русский языки.

Преподавались кадетам и иностранные языки, правда, здесь существовал один нюанс. В 50—60-х годах ХУ|И века Сибирский кадетский корпус делился на Роту (куда принимались дети офицеров-дворян и чиновников, служивших в Сибири) и Эскадрон (для детей офицеров сибирского казачества и султанов киргиз-кайсзцкой орды). Так вот, детям дворян преподавался французский язык, а детям простых казаков — татарский (для общения с местным населением). С одной стороны, это привязывало выпускников корпуса к району западной Сибири и киргизских степей, а с другой — закрывало перед ними двери вузов (т. к. для поступления необходимо было знать европейские языки).

Сверх перечисленных предметов кадеты обучались гимнастике, плаванию, танцам, пению, фехтованию и верховой езде«

Программа учебного курса была рассчитана на 6—7 лет, затем увеличилась до 9 лет. Причем 1 год приходился на подготовительный курс, 1 год (последний) — спецкласс, в течение 5—7 лет преподавался общий курс. Для зачисления в корпус необходимо было пройти собеседование и ответить на вопросы комиссии, в дальнейшем применялся так называемый «бригадный» метод обучения (который был широко распространен в советских учебных заведениях в 20—30 годах). В среднем насчитывалось 20 уроков в неделю, причем каждый день занятия занимали около 6 часов.

Интересно и само содержание преподаваемых курсов. Все они читались

4 Краткий исторический очерк... — С. 3.

по рукописным, авторским (как бы мы их сейчас назвали) курсам, составленным самими преподавателями. Так, например, преподавание зоологии обыкновенно заключалось не в квалификации животных по отрядам, классам и семействам с пересчетом у них зубов разных наименований, а в чтении только что появившихся тогда трудов Брема и других натуралистов с описанием жизни зверей и охоты на них и т. п.

Была в корпусе и своя система поощрений и наказаний. Оценка за успеваемость и поведение выставлялись по 11-ти балльной системе. В качестве поощрения применялось повышение балла за поведение, назначение «старшим», продвижение в звании. Приблизительно до 60-го года в корпусе существовало наказание розгами в младших классах. Розги, как ни либеральны были взгляды на обучение тогдашних передовых педагогов, все-таки еще существовали как надежнейшая панацея от всех детских прегрешений. Да и ученики того времени еще «не доросли», как тогда считалось, до принятия телесного наказания как «позора» и «оскорбления личности». Но хотя и был кадетский корпус заведением казарменного типа с железной дисциплиной, все же и сюда проникли новые настроения и веяния, появляющиеся в русском обществе.

Эпоха реформ 60—70 годов прошлого века, как и в Европейской России, активизировала общественную жизнь Сибири. В 1860 году главным начальником военно-учебных заведений был назначен Великий князь Михаил Николаевич, который признал «необходимым согласовать организацию военно-учебных заведений с новыми общественными и государственными потребностями, вызванными преобразованиями Императора Александра 11 с духом его великих реформ»

„ .Воплотить в жизн{> эту программу преобразований предстояло назначенному в июле 1863 года на должность директора корпуса генерал-майору Константину Алексеевичу Линдену. Новый директор начал с искоренения розги. Слово «ты» в обращении начальства и преподавателей к кадетам также постепенно вывелось из употребления. С приходом Линдена в корпусе повеяло «новым духом» — в кадетский обиход стали постепенно входить неслыханные ранее слова — «гуманность», «солидарность», «долг» и т. д. Прослыть, за развитого человека становилось верхом казачьих стремлений и мечтаний- Важнейшим средством к достижению этого служило так называемое «самостоятельное чтение просветительских книг и сочинений», усиленно поощрявшееся при Линдене. В распоряжение кадетов были предоставлены ротная и эскадронная библиотеки, а три раза в неделю «фундаментальная» учительская. Внимание учащихся привлекали журналы и, газеты, такие, как «Современник», «Отечественные заметки», «Вестник Европы», «Дело», «Русский вестник», «Всемирная иллюстрация», «Санкт-Петербургские ведомости», «Московские ведомости», сатирическая «Искра» и другие. По воспоминаниям одного из воспитанников корпуса, любимыми авторами были Пушкин и Карамзин. Многие учащиеся за время обучения в корпусе прочли все, что к тому времени вышлр ^з сочинений Тургенева, Достоевского, Толстого, Грибоедова, Некрасова, Писемского, Гончарова, Островского, Успенского, Лермонтова, «Одиссею» и «Илиаду» Гомера, «Энеиду» Вергилия, «Оттело», «Гамлета» и «Короля Лира» Шекспира, «Дон Кихота» Сервантеса, «Ад» Данте, а также известные произведения Лопе-де-Веги, , Шиллера, Гете, Гейне, Байрона. Успехом пользовались Загоскин, Лажечников, Кукольник, Брамбеус.

Был при кадетском корпусе и свой драматический кружок, где силами учащихся и преподавателей был поставлен целый ряд спектаклей по произведениям Островского, Гоголя и других авторов. В стенах корпуса

5 Цит. по Краткий исторический очерк... — С. 70.

силами студентов издавались две газеты. Посещали воспитанники корпуса спектакли и концерты в Омском «Манеже» и «Общественном собрании».

Нельзя не отметить, что большое внимание в корпусе уделялось религиозному воспитанию. Несмотря на все вводимые новшества, генерал-майор Линден все же одним из краеугольных камней воспитания считал развитие религиозных чувств у воспитанников. В связи с этим серьезное внимание обращалось на изучение Закона Божия, Православного Катехизиса, истории Всемирной и Российской церкви. Такое же серьезное внимание было обращено на развитие в воспитанниках преданности и любви к Государю и Родине.

Высокой оценки заслуживает преподавательский состав кадетского корпуса. Г. Н. Потанин в одном из Сибирских сборников писал: «В кадетском корпусе в Омске был в то время (т. е. в 50—60 гг. XIX в.) лучший во всей Сибири учебный персонал»6. Действительно, в корпусе работало тогда много не только превосходных педагогов, но и образованнейших людей, талантливых ученых. Так, например, преподаватель русского языка и словесности Василий Петрович Лобадовский знакомил учащихся с публицистическими статьями Писарева, Чернь(шевского, Добролюбова. Преподаватель математики и физики был автором первого на Руси сборника задач по физике. Преподаватель Закона Божьего, протоиерей Александр Иванович Сулоцкий, был известным историком Сибири, публицистом, одним из учредителей ЗСОРГО. Николай Федорович Костылецкий, преподаватель русского и татарского языков, окончивший Восточный факультет Казанского университета, был страстным поклонником Белинского и в корпусе являлся проводником его идей. Егор Иванович Старков, преподававший географию, статистику и черчение, был поистине «самородком». В молодые годы он слыл «вольтерианцем» и «безбожником», позже был известен своей историко-географической начитанностью и неподдельным патриотизмом. Историю в кадетском корпусе преподавали бывший студент историко-филологического факультета Московского университета, ученик Соловьева, Эдуард Карлович Зедергольм. Это был несомненно высокопросвещенный человек, говоривший и писавший на нескольких языках. Его лекций кадеты ждали с нетерпением, зная, что то, что он будет рассказывать, они не найдут ни в одном из допущенных тогда к употреблению учебников. По немецкому подлиннику он читал кадетам по-русски целые главы «Истории», Шлессера, с французского переводил финальный эпизод из жизни императора Павла Петровича. По Боклю читал «Причины Великой Французской революции» и т. д.

Из стен кадетского Сибирского корпуса вышли не только блестящие офицеры, но и такие известнейшие люди, как, например, Г. Н. Потанин, знаменитый ученый и общественный деятель, Ф. Н. Усов, известный писатель и этнограф, Наумов,автор беллетристических очерков о сибирской жизни, А. П. Нестеров, редактор первой в Сибири газеты, братья Калачевы, известный всей России публицист Анненский, Г. Е. Катанаев и другие.

6 Цит по Катанаев Г Е В кадетском корпусе Глава II. Воспоминания рукопись // ГАОО — Ф 366 — Оп 1 — Д 358 — Л 22

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.