Научная статья на тему 'Развитие военного образования как приоритетное направление строительства вооруженных сил(на примере Сибирского военного округа 1865-1905 гг. )'

Развитие военного образования как приоритетное направление строительства вооруженных сил(на примере Сибирского военного округа 1865-1905 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
193
38
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОМСК / OMSK / ЗАПАДНАЯ СИБИРЬ / WESTERN SIBERIA / ВОЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / MILITARY EDUCATION / ВОСПИТАНИЕ / EDUCATION / ПОДГОТОВКА ОФИЦЕРОВ / ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ / ИСТОРИЯ / HISTORY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Нагаев Игорь Борисович, Дубинин Виктор Олегович, Печёнкина Анжелика Анатольевна, Попов Игорь Александрович

Показан вклад военного руководства России в развитие образования, культуры в Западной Сибири в период второй половины XIX начала XX вв., что является важнейшим залогом патриотического воспитания и подготовки высокопрофессиональных кадров.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Нагаев Игорь Борисович, Дубинин Виктор Олегович, Печёнкина Анжелика Анатольевна, Попов Игорь Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MILITARY EDUCATION DEVELOPMENT AS A PROMISING DIRECTION OF ARMED FORCES CONSTRUCTION(in Terms of the Siberian military District in 1865-1905)

The article considers the contribution of the military men to the development of education (including a military one), cultures in Western Siberia during the second half of the XIX the beginning of the XX centuries in view of an originality of the region's conditions.

Текст научной работы на тему «Развитие военного образования как приоритетное направление строительства вооруженных сил(на примере Сибирского военного округа 1865-1905 гг. )»

Уроки истории

УРОКИ ИСТОРИИ

УДК 355С. 13 ГРНТИ 03.09.31

РАЗВИТИЕ ВОЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК ПРИОРИТЕТНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ СТРОИТЕЛЬСТВА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ (на примере Сибирского военного округа 1865-1905 гг.)

И.Б. Нагаев, В.О. Дубинин, А.А. Печёнкина, И.А. Попов

Омский автобронетанковый инженерный институт (филиал) Военной академии материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В. Хрулёва Россия, 644098, г. Омск, 14-й военный городок, ОАБИИ, omsktii@mail.ru

Показан вклад военного руководства России в развитие образования, культуры в Западной Сибири в период второй половины XIX - начала XX вв., что является важнейшим залогом патриотического воспитания и подготовки высокопрофессиональных кадров.

Ключевые слова: Омск, Западная Сибирь, военное образование, воспитание, подготовка офицеров, повышение квалификации, история.

MILITARY EDUCATION DEVELOPMENT AS A PROMISING DIRECTION OF ARMED FORCES CONSTRUCTION

(in Terms of the Siberian Military District in 1865-1905)

I.B. Nagaev, V.O. Dubinin, A.A. Pechyonkina, I.A. Popov

Omsk Tank-Automotive Engineering Institute

Russia, 644098, Omsk-98, 14 voenny gorodok, omsktii@mail.ru

The article considers the contribution of the military men to the development of education (including a military one), cultures in Western Siberia during the second half of the XIX - the beginning of the XX centuries in view of an originality of the region's conditions.

Keywords: Omsk, Western Siberia, military education, education, history.

В настоящее время государственное руководство России уделяет особое внимание развитию системы военного образования, справедливо полагая, что высококвалифицированные, компетентные военные кадры являются осно-

вой военной мощи страны. Однако эффективность принимаемых решений, организационных мероприятий будет значительно выше, если учитывать исторический опыт военного строительства.

Несомненно, важной характеристикой социального состава поступающего в войска пополнения является уровень грамотности. С момента образования округа в 1865 году по 1905 год слабая образованность призывников была свойственна всей русской армии. При общем низком уровне грамотности российских призывников сибирские новобранцы отличались заметно более слабой образованностью (табл. 1). Так, еще 1865 г. при формировании одной из омских частей отмечалось, что «умственное развитие поступивших в батальон рекрут заставляло желать много лучшего. Процент грамотности был самый ничтожный (3-4 %)» [40, с. 16]. Недостаточную образованность новобранцев в сравнении с призывниками европейской части России отмечают и современные исследователи. Так, в 1876 г. из принятых в Сибири новобранцев неграмотных было 9,4 %, в 1886 году - 17,1 %, в 1896 году - 23 %. В 1886 г. показатель грамотности новобранцев-сибиряков (20,9 %) был ниже, чем уровень грамотности призывников в целом по России и в европейской части России, где он составлял соответственно 27,8 % и 40,2 % [7, с. 65-68]. Неблагоприятное для Сибирского военного округа соотношение грамотных и неграмотных новобранцев в Западной Сибири к концу изучаемого периода иллюстрирует характеристика грамотности новобранцев Томской губернии, откуда в 1904 г. была призвана почти треть всех новобранцев округа (7955 человек из 17 824) [21; 1, с. 154].

Таблица 1

Грамотность новобранцев Томской губернии призыва 1904 г. [1, с. 154]

Новобранцы Количество % % по России

Общее количество призывников, в том числе: 7955

умеющие писать и читать 1408 17,8 31,5

умеющие только читать 837 15,9 7,7

Социальный состав и подготовку офицеров округа на начало изучаемого периода можно проиллюстрировать примером из «Краткого очерка жизни и деятельности 1-го Западно-Сибирского линейного батальона»: «Из послужных и кондуитных списков господ офицеров видно, что большинство их произведено за выслугу лет из нижних чинов; все они за очень малым исключением едва умеют читать и писать» [13, с. 3].

Отсутствие в округе собственного военно-учебного заведения с правом подготовки офицеров привело к тому, что в 1880 г. офицеров, окончивших военные училища, в полевых войсках было только 19,6 %, а в местных войсках - 18,6 % от общего состава [8, с. 67]. На 1 января 1893 г. офицеров, окончивших военные училища, в полевых войсках стало 30,09 %, а выдержавших ис-

пытания на офицера при юнкерских училищах и окружных штабах - 58,44 %, 11,1 % офицеров вообще не имели документов об образовании [35]. Подобное положение с военным образованием не способствовало повышению боеспособности регулярных сибирских частей и подразделений, сказывалось на эффективности воинского воспитания в округе.

В 1878 г. генерал-адъютант Н.Г. Казнаков отмечал: «При современных требованиях службы в войсках, признаю, что для успеха службы необходимо солдатам не только приобретение знаний, относящихся до военного дела, но и известная степень общего образования, направленного к нравственному и умственному его развитию» [22]. Местному военному руководству военным ведомством была поставлена задача: «Обучать не кое-какому умению читать и писать, а так, чтобы человек мог отчетливо прочесть и ясно рассказать прочитанное, сумел бы на бумаге изложить свои мысли, к тому же знал бы первые четыре действия арифметики и без труда применял бы их при необходимости» [4, с. 277-278].

В целях распространения грамотности среди солдат уже в начале 60-х годов во всех батальонах формировались ротные библиотеки. В декабре 1878 г. командующий Западно-Сибирским военным округом генерал-адъютант Н.Г. Казнаков рекомендовал направить в библиотеки и в войсковые учебные команды периодические печатные издания «Мирской вестник» и «Чтение для солдат». Уже в 1880 г. командующий войсками Западно-Сибирского военного округа генерал-лейтенант Г.В. Мещеринов докладывал, что воинские части округа вполне обеспечены как библиотеками, так и фондами в них. Руководство округа проводило работу по формированию и пополнению библиотечного фонда литературой. Для накопления библиотечных фондов выделялись деньги даже из экстраординарных средств командующего войсками округа. В целях «укрепления воинских чинов в истинах веры и благочестия и для указания на отличившихся в войсках православных героев-воинов» в библиотеки округа выписывался журнал «Вестник военного духовенства». Он являлся официальным органом военного и морского духовенства и с 1895 г. выходил два раза в месяц (1-го и 15-го числа). Библиотеки культовых учреждений, расположенные на территории округа, «служили для распространения среди народа религиозно-нравственных и вообще полезных сведений» и имели довольно значительные фонды. Так, библиотека Омского Воскресенского военного собора имела до 1875 томов, включая богослужебные.

Как и у новобранцев регулярных войск в Западной Сибири, низкий уровень грамотности наблюдался в этот период и в Сибирском казачьем войске. Современник в 1878 г. отмечал, что «большинство казаков неграмотные и не понимают общественных интересов», а семипалатинский губернатор докладывал, что «число грамотных уменьшается. В целых поселениях едва находятся два или три человека, исключительно стариков, умеющих подписать свое имя, женщины безграмотны поголовно» [4, с. 127, 164]. Серьезной проблемой для войска стало отсутствие достаточно подготовленных педагогических кадров, потому что для преподавания в мужских станичных и поселковых школах преимущественно нанимаются малограмотные казаки, которые не в состоянии обучить чтению, письму даже в течение двух-трех лет. Войсковой наказной атаман в отношении № 8658 от 29 ноября 1885 г. указал, что при осмотре подчиненных ему войск «он имел случай убедиться в крайне неудовлетворительном состоянии школьного дела в станицах и поселках Сибирского казачьего войска как со стороны специальной педагогической, так и в отношении материальной необеспеченности» [37].

В целях совершенствования качества обучения и повышения грамотности населения войско за свой счет содержало своих воспитанников в Омской учительской семинарии [38, с. 139, 144, 146], а также увеличивало число учебных заведений. Так, в 1903 г. в Сибирском казачьем войске было 172 школы, из них мужских - 153, женских - 18. Доля грамотных в Сибирском казачьем войске в 1898 г. была 26,3 %, причем мужского населения - 40,8 % [17, с. 44], а в 1903 г. - 28,7 % всего войскового сословия [18, с. 45]. Таким образом, положение с народным просвещением в среде казачества было значительно лучше, чем у остального населения Западной Сибири.

В 1870-1890-х гг. Сибирское казачье войско испытывало серьезные трудности с укомплектованностью офицерскими кадрами. Так, на 1 января 1875 г. при общем количестве строевых офицеров в 105 человек отмечалась, согласно штатному расписанию, нехватка 21 офицера [9]. В 1898 г. из положенных по штатам военного времени 198 офицерских вакансий в строю находилось 147 офицеров. «Вследствие сего для обеспечения офицерским составом остальных выставляемых войском частей приходится предназначать... урядников, которых с объявлением мобилизации предполагается производить в за-уряд-прапорщики», а 28 офицеров, состоящих по войску, «не представляют элемента, вполне отвечающего своему предназначению, как отставшие от современных требований воинской служ-

бы», - указывалось в отчете о состоянии войска в 1898 г. [17, с. 4].

Подобное положение не способствовало повышению качества подготовки офицерских кадров. Военное и государственное руководство принимают определенные меры с целью совершенствования системы подготовки офицерских кадров для Сибирского казачьего войска. Так, в отличие от офицеров регулярных частей Западной Сибири, большинство казачьих офицеров первоначальное военное образование получали в Сибирском кадетском корпусе и, в меньшей степени, в других военно-учебных заведениях. Для облегчения поступления детей казаков в Сибирский кадетский корпус, создается специальный Приготовительный пансион, выделяется квота на поступление казаков в Оренбургское юнкерское училище (например, к 1878 г. 50 из 148 офицеров войска именно здесь получили военное образование [5, с. 15]), принимается решение об обязательном возврате выпускников военных училищ назад в войско и т. п. Повышение военной квалификации казачьи офицеры округа получали в Офицерской кавалерийской школе.

Кроме того, в целях подготовки офицерских кадров для войск округа были открыты 22 юнкерские вакансии Сибирского казачьего войска в Оренбургском юнкерском училище (приказом по военному ведомству № 234 от 23 августа 1878 г. число вакансий увеличено до 57 [5, с. 16]). Часть офицеров иррегулярных войск округа получали военное образование в Николаевском кавалерийском училище, из которого юнкера выпускались хорунжими в Сибирское казачье войско [23].

Проведенные мероприятия привели к положительным результатам. К примеру, на 1 января 1893 г. доля казачьих офицеров, получивших военно-училищное образование, достигла 39,34 %. Не имели никаких аттестатов только 0,25 % казачьих офицеров, что было гораздо лучшим показателем по сравнению с уровнем образования офицеров в регулярных войсках Омского военного округа [35].

На территории Западной Сибири располагались и военно-учебные заведения: Сибирский кадетский корпус (с 28 июля 1866 г. по 1882 г. - Сибирская военная гимназия), Омская военная прогимназия, Войсковой приготовительный пансион Сибирского казачьего войска. Эти учреждения военного ведомства также вносили неоценимый вклад в подготовку в интересах региона грамотных специалистов и руководителей высокого уровня. Однако проводивший в 1869 г. инспекторский осмотр Сибирского кадетского корпуса генерал-лейтенант Волков, подводя итог работе по духовно-нравственному воспитанию кадетов, отметил: «...дело это представляло здесь

немалые затруднения, которые заключались главным образом, в недостаточности первоначального домашнего образования и воспитания малолетних, поступивших в заведение» [14, с. 90].

В годы существования Сибирского военного округа к числу окружных военно-учебных заведений относились также Иркутское юнкерское училище и Иркутская подготовительная школа Сибирского кадетского корпуса. Последние оказались подчинены командующему Сибирским военным округом в июне 1899 г. [24] в связи с объединением Омского и Иркутского округов в Сибирский военный округ [25; 6, с. 21]. Однако уже 17 марта 1906 г. в результате очередной реорганизации они вошли в состав вновь образованного Иркутского военного округа [26].

Омская военная прогимназия была сформирована в 1869 г. вместо Омской военно-начальной школы (возникла в 1858 г. из батальона военных кантонистов и до 1866 г. называлась училищем военного ведомства [32, с. 227]) и имела 4-летний срок обучения [31, с. 130]. В 1874 г. здесь проходили обучение 108 человек [10], в 1879 г. - 224 воспитанника [31, с. 148]. Программа военной прогимназии предусматривала 96 учебных часов в неделю, из которых на Закон Божий приходилось 10 часов, на русский язык - 19, арифметику и начальную алгебру - 22, низшую геометрию

- 8, историю - 7, географию - 9, естествознание

- 7, чистописание - 7 и рисование - 7. Таким образом, военная прогимназия являлась низшим учебно-воспитательным заведением с курсом уездного училища или 4-классного реального училища, но без преподавания иностранного языка [19, с. 430]. Прогимназия готовила кадры для поступления в юнкерские училища, выпуская 16-летних юношей рядовыми в Западно-Сибирские линейные батальоны и Туркестанские линейные и стрелковые батальоны на правах вольноопределяющихся 3-го разряда. Они отправлялись затем в юнкерские училища [29; 30; 36]. По состоянию на 1870/71 учебный год в России насчитывалось 10 прогимназий, рассчитанных на 3 тыс. учащихся. В 1883 г. Омская военная прогимназия в числе прочих (кроме Вольской и Ярославской, переименованных в военные школы, в которые из кадетских корпусов направлялись неуспевающие и провинившиеся ученики) была закрыта.

Войсковой приготовительный пансион Сибирского казачьего войска был создан «при войсковом правлении, на войсковые средства, но под воспитательным надзором здешнего военно-гимназического начальства» для того, чтобы «облегчить нужную подготовку казачьим детям к поступлению в Сибирскую военную гимназию» [5, с. 41]. Пансион по своему учебному статусу

являлся средним учебным заведением [17, с. 41]. На его содержание ежегодно выделялось около 5,5 тысяч рублей [5, с. 16; 27]. В 1878 г. в приготовительном пансионе проходило обучение 22 человека, из которых 10 воспитанников происходили из казачьего сословия, 12 - из других сословий. В 1891 г. количество воспитанников увеличилось до 41 [5, с. 54; 20]. Почти все «пансионеры» поступали затем в Сибирский кадетский корпус (военную гимназию). Так, в 1900 г. из 29 выпускников пансиона только один не поступил в корпус [28].

В первой половине XIX века на территории Западного Сибирского военного округа Сибирский кадетский корпус был единственным военно-учебным заведением, готовившим офицеров. После преобразования 28 июля 1866 г. Сибирского кадетского корпуса в военную гимназию военно-учебное заведение перестало выпускать офицеров и стало подготовительным учебным заведением, готовящим молодых людей к поступлению в юнкерские училища. По новому положению о военной гимназии с 1866 г. были упразднены строевой состав и деление воспитанников на роту и эскадрон в Сибирском кадетском корпусе, а специальные классы корпуса были закрыты. Все воспитанники распределялись по «возрастам» и классам. Классов было шесть: 1-й и 2-й составляли младший возраст, 3-й и 4-й - средний и 5-й и 6-й - старший. Положение о Сибирской военной гимназии имело некоторые отличия от подобных документов других военных гимназий. В Сибирскую военную гимназию принимались сыновья только офицеров и чиновников, служащих в Сибири, а также из-за недостатка общеобразовательных учебных заведений в Сибири в число приходящих учеников допускались дети всех сословий [31, с. 148].

Гимназия являлась средним учебным заведением типа реальных училищ. В гимназии предполагалось обучение 250 штатных и 60 приходящих учеников [11]. По сравнению с кадетским корпусом Сибирская военная гимназия получила более широкую общеобразовательную программу. В 1874 г. здесь проходили обучение 313 человек [10]. В 1879 г. в военной гимназии обучалось - 332 воспитанника [31, с. 148], в 1891 г. - 358. На конец анализируемого периода в Сибирском кадетском корпусе воспитывалось 342 кадета, а штат преподавателей насчитывал 39 человек [20; 3, с. 229]. Кандидатами для поступления в корпус являлись выпускники Иркутской и Хабаровской приготовительных школ [28]. Воспитанники гимназии, достигшие 17-летнего возраста, зачислялись без экзамена рядовыми в ЗападноСибирские линейные батальоны на правах вольноопределяющихся 2-го или 3-го разрядов и до

отправки в юнкерские училища временно прикомандировывались к Омскому местному батальону [39; 29].

8 октября 1899 г. сам военный министр генерал-адъютант Н.А. Куропаткин ознакомился с постановкой учебно-воспитательного процесса в Сибирском кадетском корпусе [12]. Он посетил все учебные группы, посмотрел занятия по тактике, гимнастике, послушал хоровое пение, осмотрел все помещения кадет и, прощаясь, заявил, что очень доволен преподаванием и содержанием корпуса. В отчете он выразил общее впечатление о корпусе следующими словами: «Сибирский кадетский корпус я нашел в порядке» [16, с. 100]. С 11 по 21 ноября 1901 г. корпус инспектировал представитель Главного управления военно-учебных заведений генерал-лейтенант Г.С. Аль-бедиль, который также дал высокую оценку учебно-воспитательному процессу. Постоянный контроль военного начальства не только над образованием, но и воспитанием питомцев военно-учебных заведений приносил свои плоды. Не случайно поэтому во все времена офицеры рассматривались как важнейший резерв государственных людей для комплектования различных звеньев управленческого аппарата.

Особенно серьезное внимание уделялось замещению педагогических и воспитательских должностей лицами, соответствующими высоким педагогическим требованиям. Для этого при 2-й Петербургской военной гимназии были образованы педагогические курсы (1865-1883 гг.), которые готовили к педагогической деятельности лиц, уже получивших высшее образование [19, с. 428]. А в 1869 г. в Москве была утверждена учительская семинария военного ведомства, выпускники которой занимали должности воспитателей и были преподавателями трех младших классов гимназий. В летние месяцы с 1890 г. Главное управление военно-учебных заведений организовало временные курсы для подготовки офицеров-воспитателей по различным предметам. Так, в Сибирской гимназии преподавателями, получившими педагогическую подготовку на различных курсах, были К.В. Ельницкий, П.П. Люзер, А.П. Куртуков. В учительской семинарии получили подготовку А.С. Голованов, А.П. Буткеев, М.Н. Езерский, Д.А. Иванов и Н.Н. Гусев.

В дальнейшем руководство военного министерства, проанализировав деятельность военно-учебных заведений за 20 лет, пришло к выводу, что военные гимназии, удовлетворяя требованиям среднего реального образования и педагогическим целям воспитания, недостаточно хорошо готовят учащихся к переходу в военные училища в профессионально-психологическом плане. По-

этому в 1882 г. было принято решение, оставив эти заведения отдельными от военных училищ, вновь ввести в них строевые роты и строевые занятия в старших классах, заменить гражданских воспитателей строевыми офицерами, военные гимназии вновь переименовать в кадетские корпуса [2, с. 40]. 11 июля 1882 г. был опубликован приказ, в котором сообщалось, что «во всемилостивейшем внимании к вековым заслугам бывших в империи кадетских корпусов, питомцы которых, прославив русское оружие в достопамятных войнах прошлого и текущего столетий, доблестно подвизались на различных поприщах полезного служения престолу и Отечеству, государь император повелеть соизволил: все военные гимназии именовать на будущее время кадетскими корпусами» [15, с. 12]. В основу преобразования военных гимназий в кадетские корпуса было положено совмещение общепедагогических начал воспитания с задачей корпусов быть подготовительными заведениями при поступлении воспитанников в военные училища. С началом 1882/83 учебного года были введены следующие изменения:

- возрасты переименованы в роты;

- в старших ротах назначены командиры, кадеты получили ружья, введены должности вице-фельдфебеля и вице-унтер-офицеров;

- для строевой роты установлены лагерные сборы для обучения кадет тактике, военной гимнастике, плаванию и топографии;

- должности офицеров-воспитателей стали занимать исключительно офицеры, а гражданские воспитатели были постепенно уволены.

Так, в 1881 г. процент воспитателей кадетских корпусов, не имевших офицерских званий, составлял в целом по России 57, в 1885 г. - 30, а к 1 января 1888 г. - 8,44 % [33].

14 февраля 1885 г. было утверждено новое положение о кадетских корпусах, в соответствии с которым утверждены должности командиров строевых рот, определены обязанности вице-фельдфебелей, вице-унтеров, дежурных, дневальных и других должностных лиц. Вступила в действие инструкция по ведению «строевых и других военно-подготовительных занятий» как в зимнее, так и в лагерное время [34]. Значительная роль при изучении учебной программы отводилась преподаванию истории как предмета, способствующего патриотическому и нравственному воспитанию.

Таким образом, актуальной остается проблема учета исторического опыта страны при выработке направлений преобразований в различных сферах государственной жизни, в том числе и в совершенствовании системы военного образования. При этом особо следует

выделить вклад военных в экономическое и культурное освоение Омского Прииртышья. И в настоящее время вооруженные силы в целом и военные учебные заведения в частности как

часть системы образования России выполняют важнейшую задачу подготовки патриотов, компетентных специалистов, кадрового резерва для государства.

1. Баяндин В.И. Воинские призывы в городе и деревне в Сибири в период Русско-Японской войны // Город и деревня в досоветский период. Бахрушинские чтения. - Новосибирск: НГУ, 1984. - С. 150-159.

2. Басаев В.Р. Омский кадетский корпус: история и современность. - Омск, 2003.

3. Воробьева Г.И. Благотворительные общества в сфере образования в Омске во II половине XIX - начале XX вв. // Известия Омского государственного истори-ко-краеведческого музея. - Омск, 2005. - № 11.

4. Военный сборник. - СПб. - 1870. - № 12.

5. Всеподданнейший отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1878 г. - Омск, 1879.

6. Всеподданнейший отчет о действиях военного министерства за 1898 г. - СПб.,1900.

7. Гефнер О.В. Крестьянство в русской армии // Сибирская деревня - история, современное состояние.

- Омск, 2002.

8. Гефнер О.В. Социальный облик офицерства Западной Сибири в конце XIX - начале XX вв. // Вестник Омского университета. - Омск, 2002. - С. 65-68.

9. ГИАОО. Ф.3. Оп.8. Д.12471. Л.13об.

10. ГИАОО. Ф.3. Оп.8. Д.11883. Л.151.

11. ГИАОО. Ф.19. Оп.1. Д.140. Л.118.

12. ГИАОО. Ф.19. Оп.1. Д.375. «О посещении корпуса военным министром».

13. Доброхотов П.Н. Краткий очерк жизни и деятельности 1-го Западно-Сибирского линейного батальона за период с 1831 по 1893 гг. - Б.м. и г.

14. Исторический очерк образования и развития Сибирского кадетского корпуса. 1826-1876 гг. - Омск, 1884.

15. Исторический очерк военно-учебных заведений.

- СПб., 1892. - Ч.3.

16. Краткий исторический очерк Первого Сибирского Императора Александра I кадетского корпуса. 1813-1913. - М., 1915.

17. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1898 г.- Омск, 1899. - Ч. 2.

18. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1903 г. - Омск, 1905.

19. Отечественная история: энциклопедия: в 5 т. / редкол.: В.Л. Янин и др. - М., 1994. - Т. 1.

1СКИЙ СПИСОК

20. Обзор Акмолинской области за 1891 г. Приложение к всеподданнейшему отчету Акмолинского губернатора. - Омск, 1892. Приложение 8.

21. Подсчитано по материалам ГАТО. - Ф.3. Оп.3. Д.5813. Л.50-52, 77-79, 102-104, 127-129, 152-154, 177179, 202-204 Баяндиным В.И.

22. Приказание по войскам Западного Сибирского военного округа № 151 от 23 декабря 1878 г.

23. Приказ по Сибирскому казачьему войску № 69 от 31 марта 1897 г.

24. Приказ по войскам Сибирского военного округа № 1 от 1 июня 1899 г.

25. Приказ по военному ведомству № 161 от 18 июня 1899 г.

26. Приказ по военному ведомству № 292 1906 г.

27. Приказ по Сибирскому казачьему войску № 53 от 11 марта 1899 г.

28. Приказ по Сибирскому казачьему войску № 83 от 22 мая 1900 г.

29. Приказ по войскам Западного Сибирского военного округа № 90 от 13 мая 1875 г.

30. Приказ по войскам Западного Сибирского военного округа № 91 от 5 июля 1878 г.

31. Памятная книга по Западной Сибири 1881 г. -Омск, 1881. - С. 130.

32. Памятная книжка по Западной Сибири 1882 г. -Омск, 1882. - С. 227.

33. РГВИА. Ф.1. Оп.2. Д.37. Л.41, 43, 34.

34. РГВИА. Ф.1. Оп.2. Д.35. Л.42.

35. РГВИА. Ф.1. Оп.2. Д.796. Л.20-25.

36. РГВИА. Ф.1468. Оп.1. Д.1. Л.12.

37. Тобольские Епархиальные ведомости. - 1885. -№ 9 - С. 102.

38. Усов Ф.Н. Статистическое описание Сибирского казачьего войска. Издание Главного управления иррегулярных войск. - СПб.: Тип. департамента уделов, 1879. - 284 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

39. С.В.П. 1869 г. XV. 646.

40. Фукин Н.М. История 10-го пехотного Сибирского резервного Омского полка 1865-1907 гг. - Омск: тип. К.И. Демидовой, 1907. - 551 с.

REFERENCE LIST

1. Bayandin V.I. Voinskie prizyvy v gorode i derevne v Sibiri v period Russko-yaponskoy voyny // Gorod i derevnya v dosovetskiy period. bakhrushinskiye chteniya. - Novosibirsk: NGU, 1984. - S. 150-159.

2. Basaev V.R. Omskiy kadetsky korpus: istoriya i sovremennost'. - Omsk, 2003.

3. Vorobyova G.I. Blagotvoritel'nye obschestva v sfere obrazovaniya v Omske vo II polovine XIX - nachale XX vv. // Izvestiya Omskogo gosudarstvennogo istoriko-kraevedcheskogo muzeya. - Omsk, 2005. - № 11.

4. Voenny sbornik. - SPb. - 1870. - № 12.

5. Vsepoddaneyshiy otchyot o sostoyanii Sibirskogo kazachyego voyska za 1878 g. - Omsk, 1879.

6. Vsepoddaneyshiy otchyot o deistviyakh voennogo ministerstva za 1898 g. - SPb., 1900.

7. Gefner O.V. Krestyanstvo v russkoy armii // Sibirskaya derevnya - istoriya, sovremennoye sostoyaniye. - Omsk, 2002.

8. Gefner O.V. Sotsial'ny oblik ofitserstva Zapadnoy Sibiri v kontse XIX - nachale XX vv. // Vestnik Omskogo universiteta. - Omsk. - 2002. - S. 65-68.

9. GIAOO. F.3 Op.8. D.12471. L.13ob.

10. GIAOO. F.3 Op.8. D.11883. L.151.

11. GIAOO. F.19. Op.1 D.140. L118.

12. GIAOO. F.19. Op.1. D.375. "O poseschenii korpusa voennym ministrom".

13. Dobrokhotov P.N. Kratkiy ocherk zhizni i deyatel'nosti 1-go Zapadno-Sibirskogo lineynogo batalyona za period s 1831 po 1893 gg. - B. m. i. g.

14. Istoricheskiy ocherk obrazovaniya i razvitiya Sibirskogo kadetskogo korpusa. 1826-1876 gg. - Omsk, 1884.

15. Istoricheskiy ocherk voenno-uchebnych zavedeniy.

- SPb., 1892 - Ch.3.

16. Kratkiy istoricheskiy ocherk Pervogo Sibirskogo Imperatora Aleksandra I kadetskogo korpusa. 18131913. - M., 1915.

17. Otchyot o sostoyanii Sibirskogo kazachyego voyska za 1898 g. - Omsk. 1899. - Ch.2.

18. Otchyot o sostoyanii Sibirskogo kazachyego voyska za 1903 g. - Omsk. 1905.

19. Otechestvennaya istoriya. Entsiklopediya. V 5-ti tomakh / Redkol.: V.L. Yanin i drugiye. - M., 1994. - T. 1.

21. Podschitano po materialam GATO. F.3 - Op.3.

- D.5813. - L.50-52, 77-79, 102-104, 127-129, 152-154, 177-179, 202-204 Bayandinym V.I.

22. Prikazaniye po voyskam Zapadnogo Sibirskogo voennogo okruga № 151 ot 23 dekabrya 1878 g.

23. Prikaz po Sibirskomu kazachyemu voysku № 69 ot 31 marta 1897 g.

24. Prikaz po voyskam Sibirskogo voennogo okruga № 1 ot 1 iyunya 1899 g.

25. Prikaz po voennomu vedomstvu № 161 ot 18 iyunya 1899 g.

26. Prikaz po voennomu vedomstvu № 292 1906 g.

27. Prikaz po Sibirskomu kazachyemu voysku № 53 ot 11 marta 1899 g.

28. Prikaz po Sibirskomu kazachyemu voysku № 83 ot 22 maya 1900 g.

29. Prikaz po voyskam Zapadnogo Sibirskogo voennogo okruga № 90 ot 13 maya 1875 g.

30. Prikaz po voyskam Zapadnogo Sibirskogo voennogo okruga № 91 ot 5 iyulya 1878 g.

31. Pamyatnaya kniga po Zapadnoi Sibiri 1881 g.

- Omsk, 1881.

32. Pamyatnaya knizhka po Zapadnoi Sibiri 1882 g.

- Omsk, 1882. - S.227.

33. RGVIA. F.1. Op.2. D.37. L.41, 43, 34.

34. RGVIA. F.1. Op.2. D.35. L.42.

35. RGVIA. F.1. Op2. D.796. L.20-25.

36. RGVIA. F.1468. Op.1. D.1. L.12.

37. Tobol'skie Eparkhial'nye vedomosti. - 1885. - № 9

- S.102.

38. Usov F.N. Statisticheskoe opisanie Sibirskogo kazachyego voyska. Izdanie Glavnogo upravleniya irregulyarnykh voysk. - SPb.: tip. departamenta udelov, 1879. - 284 s.

39. S.V.P. 1869 g. XV. 646.

40. Fukin N.M. Istoriya 10-go pekhotnogo Sibirskogo rezervnogo Omskogo polka 1865-1907 gg. - Omsk: tip K.I. Demidovoy, 1907. - 551 s.

Нагаев игорь Борисович - кандидат педагогических наук, доцент, заве- Статья поступила в редакцию

дующий кафедрой гуманитарных и социально-экономических дисциплин 2 марта 2015 г.

Омского автобронетанкового инженерного института

дубинин Виктор Олегович - кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Омского автобронетанкового инженерного института

Печёнкина Анжелика Анатольевна - старший преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Омского автобронетанкового инженерного института

Попов игорь александрович - начальник 10-й кафедры Омского автобронетанкового инженерного института

Научная специальность 07.00.02 - «Отечественная история».

© И.Б. Нагаев, В.О. Дубинин, А.А. Печёнкина, И.А. Попов, 2015

Цитаты

Бедный, неудачливый, несчастливый и нездоровый - это тот, кто часто использует слово «завтра».

Роберт Кийосаки, американский предприниматель, писатель

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.