Научная статья на тему 'ОБРАЗ АБУТАЛИБА В КНИГЕ РАСУЛА ГАМЗАТОВА «МОЙ ДАГЕСТАН»'

ОБРАЗ АБУТАЛИБА В КНИГЕ РАСУЛА ГАМЗАТОВА «МОЙ ДАГЕСТАН» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
141
11
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
образ / Абуталиб / Расул Гамзатов / тяжелая жизнь / гость / хозяин / обед / характер / image / Abutalib / Rasul Gamzatov / hard life / guest / host / dinner / character

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — П.А. Магомедова, Х.И. Магомедова

В статье авторы раскрывают образ Абуталиба из книги Расула Гамзатова «Мой Дагестан». Абуталиб – колоритная личность как в жизни, так и в книге. Он воплощает в себе образ горского труженика, простого и самобытного, верного горскому укладу жизни, несмотря на ее перипетии. Он наделен природным умом, большим талантом, выросшим на принципах и традициях народной культуры. Ко всему происходящему вокруг него у Абуталиба ироническое отношение, юмор и шутка постоянно сопровождают его. На все случаи жизни у него готовы полные оригинальности и глубокого смысла афоризмы, он их создает на ходу, играючи, без натяжки. Авторы статьи подчеркивают, что Расул Гамзатов – художник, поэт, призванный в силу своего божественного дара воспевать свою страну, свой народ, выражать и представлять его у себя на родине и за ее пределами. Он – народный поэт – обязан быть его глашатаем. Эти же функции в жизни ив книге выполняют и два других народных поэта – Гамзат Цадаса и Абуталиб Гафуров – люди реальные, хорошо известные дагестанцам, являющиеся певцами страны гор.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE IMAGE OF ABUTALIB IN RASUL GAMZATOV’S BOOK “MY DAGESTAN”

In the article, the authors reveal the image of Abutalib from Rasul Gamzatov’s book “My Dagestan”. Abutalib is a colorful personality, both in life and in the book. He embodies the image of a mountain worker, simple and original, faithful to the mountain way of life, despite its vicissitudes. He is endowed with a natural mind, great talent, who grew up on the principles and traditions of folk culture. Abutalib has an ironic attitude to everything that is happening around him, humor and a joke are splashing out of his mouth. For all occasions, he has aphorisms full of originality and deep meaning, he creates them easily and playfully. The authors of the article emphasize that Rasul Gamzatov is an artist, a poet, called by virtue of his divine gift to glorify his country, his people, express and represent them at home and abroad. He is a national poet – he must be his herald. The same functions in the life and in the book are performed by two other folk poets – Gamzat Tsadasa and Abutalib Gafurov – real people, well-known to Dagestanis, who are singers of the country of mountains. The article forms an image written from nature. There is a prototype, and the reason that he is little known as a poet is that he was not published as often as other writers, collections were published in Lak, there were almost no translations into Dagestan languages, and little was translated into Russian. In addition, Abutalib was not a person who stuck out his personality, he lived simply, modestly, created: without noise and advertising. Thus, Rasul Gamzatov’s idea remained unfinished, his separate book entitled “Abutalib said” was not published. A book by Abutalib himself was published under this title. And the material under this title is published in the seventh volume of the eight-volume collection of the poet’s works.

Текст научной работы на тему «ОБРАЗ АБУТАЛИБА В КНИГЕ РАСУЛА ГАМЗАТОВА «МОЙ ДАГЕСТАН»»

Наряду с вышеприведенными сочетаниями для выражения понятия «умереть» в обоих языках бытуют и такие сочетания, где значение компонентов как бы улавливается:

русс.: отойти в мир иной, свой час, отдать концы, отправиться к праотцам, пробиль час [3];

англ.: to go to kingdom-come «отправиться на тот свет», to go to heaven «отправиться на небеса», to go to a better world «уйти в иной мир», to launch into eternity «отправиться в вечность», to join the angels «отправиться к ангелам» [2].

В этих сочетаниях значение целого все же не выводится из суммы компонентов.

В определенных говорах русского языка данное значение передается через конкретные топонимические названия, что не наблюдается в английском языке. К примеру, фразеологические сочетания на Моховое идти, отправиться в Мо-гилевскую губернию означают «умереть». Такие выражения бытуют в отдельных русских говорах.

Такие фразеологические сочетания, как принимать решение, давать ответ, держать ответ имеют некоторую особенность, так как их общее значение может быть понято, исходя из значений частей. Но это их общее значение не может быть воспроизведено без знания конкретной сочетаемости двух составляющих их слов.

Одним из источников пополнения и обогащения сопоставляемых языков образными выражениями являются отдельные выражения, ранее употребляемые в узкой сфере деятельности отдельных групп людей. В общенародный язык они попадают уже в переосмысленном виде.

Так, например, в английском языке есть выражения throwing beads in front of pigs «метать бисер перед свиньями», означающие 'делиться со своими духовными сокровищами с человеком, который это не понимает'. Данное выражение пришло еще со Священного писания как поучение. Другое выражение fight like a kilkin cats «драться как Килькенни кошки» описывает людей, сражающихся доблестно, храбрых и мужественных. История истинного происхождения данного образного выражения утеряно, хотя существует множество версий. Данные выражения в современном английском обществе употребляются только в вышеуказанных значениях, хотя их происхождение уходит корнями вглубь истории.

В русском языке существует глагольное сочетание белены объелся, означающее неадекватное поведение. История происхождения данного выражения уходит в петровские времена, когда на строительство морского флота чаще нанимались крепкого телосложения ребята из Азии и Кавказа. Им, привыкшим питаться жирной пищей, не нравилась русская кухня. И только во время Масленицы они объедались жирными блинами. От радости они начинали приставать к девушкам, устраивали драки. Тогда они говорили «былыни объелся». Считается, что оттуда и пошло данное выражение, означающее неадекватное поведение. Позднее стали связывать значение данного выражения с ядовитым растением с похожим названием «белена». Так прямое и переносное значения этого выражения соответствуют между собой. Если употребить в пищу (что никогда не делается) белену, можно прийти в состояние наркотического опьянения.

В современном русском языке данное сочетание употребляется только в переносном смысле и, как мы уже и говорили, означает 'буйствовать, устраивать потасовки, вести себя неадекватно'.

Вопрос о происхождении отдельных образных выражений в обоих исследуемых языках усложняется еще и тем обстоятельством, что зачастую трудно бывает установить характер подобных образований, и этимология их прослеживается с трудом.

Проведенный анализ структурно-грамматических особенностей глагольных устойчивых сочетаний русского и английского языков привел к выводу о том, что происхождение каждого приведенного глагольного сочетания индивидуально. Внутренняя форма у каждого своя. Каких-либо закономерностей, каких-либо особых способов образования внутренних форм для разных классов сочетаний не прослеживается. Однако нужно указать, что степень стирания внутренних форм у разных устойчивых словосочетаний различная. Имеются словосочетания, в которых внутренняя форма достаточно прозрачная. Этимологическая прозрачность, ясность внутренней формы или ее стирание связано с возможностью классифицировать фразеологические единицы по степени смысловой спаянности компонентов, тогда как забвение внутренней формы, как правило, предполагает самую тесную связь между компонентами в смысловом отношении. Для того чтобы установить степень спаянности компонентов, нужно рассмотреть семантическую роль каждого из компонентов в образовании сочетаний.

Библиографический список

1. Виноградов В.В. Русский язык: (Грамматическое учение о слове). Москва: Высшая школа, 1986.

2. Кунин Л.В. Англо-русский фразеологический словарь. Москва: Русский язык, 2006.

3. Фразеологический словарь русского языка. Москва: Астрель: АСТ, 2001.

4. Середа Е. Национально-культурная специфика фразеологических единиц, репрезентирующих концепт «смерть». Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2015; Ч. 2, № 8 (50).

References

1. Vinogradov V.V. Russkijyazyk: (Grammaticheskoe uchenie o slove). Moskva: Vysshaya shkola, 1986.

2. Kunin L.V. Anglo-russkij frazeologicheskij slovar'. Moskva: Russkij yazyk, 2006.

3. Frazeologicheskij slovar' russkogo yazyka. Moskva: Astral': AST, 2001.

4. Sereda E. Nacional'no-kul'turnaya specifika frazeologicheskih edinic, reprezentiruyuschih koncept «smert'». Filologicheskie nauki. Voprosy teorii ipraktiki. 2015; Ch. 2, № 8 (50).

Статья поступила в редакцию 25.01.23

УДК 82 (470.67)

Magomedova P.A., Cand. of Sciences (Philology), senior lecturer, Dagestan State Pedagogical University (Makhachkala, Russia),

E-mail: shabanova.patimat@mail.ru

Magomedova Kh.I., Cand. of Sciences (Philology), senior teacher, Dagestan State Pedagogical University (Makhachkala, Russia),

E-mail: khalimat.magomedova.75@mail.ru

THE IMAGE OF ABUTALIB IN RASUL GAMZATOV'S BOOK "MY DAGESTAN". In the article, the authors reveal the image of Abutalib from Rasul Gamzatov's book "My Dagestan". Abutalib is a colorful personality, both in life and in the book. He embodies the image of a mountain worker, simple and original, faithful to the mountain way of life, despite its vicissitudes. He is endowed with a natural mind, great talent, who grew up on the principles and traditions of folk culture. Abutalib has an ironic attitude to everything that is happening around him, humor and a joke are splashing out of his mouth. For all occasions, he has aphorisms full of originality and deep meaning, he creates them easily and playfully. The authors of the article emphasize that Rasul Gamzatov is an artist, a poet, called by virtue of his divine gift to glorify his country, his people, express and represent them at home and abroad. He is a national poet - he must be his herald. The same functions in the life and in the book are performed by two other folk poets - Gamzat Tsadasa and Abutalib Gafurov - real people, well-known to Dagestanis, who are singers of the country of mountains. The article forms an image written from nature. There is a prototype, and the reason that he is little known as a poet is that he was not published as often as other writers, collections were published in Lak, there were almost no translations into Dagestan languages, and little was translated into Russian. In addition, Abutalib was not a person who stuck out his personality, he lived simply, modestly, created: without noise and advertising. Thus, Rasul Gamzatov's idea remained unfinished, his separate book entitled "Abutalib said" was not published. A book by Abutalib himself was published under this title. And the material under this title is published in the seventh volume of the eight-volume collection of the poet's works.

Key words: image, Abutalib, Rasul Gamzatov, hard life, guest, host, dinner, character.

П.А. Магомедова, канд. филол. наук, доц., Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала,

E-mail: shabanova.patimat@mail.ru

Х.И. Магомедова, канд. филол. наук, ст. преп., Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала,

E-mail: khalimat.magomedova.75@mail.ru

ОБРАЗ АБУТАЛИБА

В КНИГЕ РАСУЛА ГАМЗАТОВА «МОЙ ДАГЕСТАН»

В статье авторы раскрывают образ Абуталиба из книги Расула Гамзатова «Мой Дагестан». Абуталиб - колоритная личность как в жизни, так и в книге. Он воплощает в себе образ горского труженика, простого и самобытного, верного горскому укладу жизни, несмотря на ее перипетии. Он наделен природным умом, большим талантом, выросшим на принципах и традициях народной культуры. Ко всему происходящему вокруг него у Абуталиба ироническое отношение, юмор и шутка постоянно сопровождают его. На все случаи жизни у него готовы полные оригинальности и глубокого смысла афоризмы, он их создает на ходу, играючи, без натяжки. Авторы статьи подчеркивают, что Расул Гамзатов - художник, поэт, призванный в силу своего божественного дара воспевать свою страну, свой народ, выражать и представлять его у себя на родине и за ее пределами. Он - народный поэт - обязан быть его глашатаем. Эти же функции в жизни ив книге выполняют и два других народных поэта - Гамзат Цадаса и Абуталиб Гафуров - люди реальные, хорошо известные дагестанцам, являющиеся певцами страны гор.

Кточевые слова: образ, Абуталиб, Расул Гамзатов, тяжелая жизнь, гость, хозяин, обед, характер.

Расул Гамзатов - художник, поэт, призванный в силу своего божественного дара воспевать свою страну, свой народ, выражать и представлять его у себя на родине и за ее пределами. Он - народный поэт, который обязан быть его глашатаем. Эти же функции в жизни и в книге выполняют и два других народных поэта - Гамзат Цадаса и Абуталиб Гафуров - люди реальные, хорошо известные дагестанцам, являющиеся певцами страны гор.

Как с равнин начинается подъем гор, а горы завершается вершинами и пиками, так и в системе образов книги прослеживается несколько ступеней, ярусов. Немаловажное значение для раскрытия темы и сюжетостроения имеют эпизодические образы горцев, близких и земляков поэта, его друзей и товарищей, кунаков, гостей и простых знакомых - дагестанцев, которые в какой-то степени дают жизненный материал, способствующий созданию национального характера и раскрытию темы Дагестана, лепке его целостного образа.

Цель исследования: рассмотреть образ Абуталиба, который был рожден в книге Расула Гамзатова «Мой Дагестан».

Задачи:

1. Изучить специфику автобиографической книги Расула Гамзатова «Мой Дагестан».

2. Рассмотреть выразительные средства, которые используются для раскрытия образа Абуталиба в книге Расула Гамзатова «Мой Дагестан».

Научная новизна статьи заключается в том, что в статье раскрываются специфические самобытные средства, которые использовал Расул Гамзатов в процессе описания дагестанского поэта и прозаика Абуталиба.

Теоретическая значимость статьи выражается в рассмотрении различных литературных подходов, которые использовал Расул Гамзатов при описании своего друга и коллеги.

Практическая значимость заключается в рассмотрении системы выразительных средств, которые использовал Расул Гамзатов при описании характера и самобытного таланта народного поэта Абуталиба.

Материал исследования: Абуталиб - колоритная личность как в жизни, так и в книге. Он воплощает в себе образ горского труженика, простого и самобытного, верного горскому укладу жизни, несмотря на ее перипетии. Он наделен природным умом, большим талантом, выросшим на принципах и традициях народной культуры. Ко всему происходящему вокруг него у Абуталиба ироническое отношение, юмор и шутка сопутствуют ему. На все случаи жизни у него готовы полные оригинальные и глубокого смысла афоризмы, он их создает на ходу, играючи, без натяжки [1-6].

«Абуталиб сказал», - а он скажет так, как способен сказать лишь он. Абу-талиб мудрец, но в то же время шутник и балагур. В нем нет ничего степенного, важного, что подобает человеку его ранга и положения: известного поэта, депутата Верховного Совета Дагестана, члена его Президиума. Как председатель Союза писателей, автор стремится воспитать горца на совершенный манер, чтобы он с уважением относился к своему статусу, переделать его, согласно современной моде, т. е. во всем осовременить консерватора, каким является Абуталиб.

Но тяжелая жизнь, судьба обычного труженика, воспитание в самой гуще простого народа выработали в нем неискоренимые привычки жизни, вполне соответствующие менталитету своего народа. Будучи подмастерьем лудильщика, он чинил посуду, когда скитался по городам Закавказья и аулам Дагестана. Не расставался с зурной, играть на которой научился, пася скот в горах, с удовольствием ходил на свадьбы, вечеринки, чтобы игрой на зурне принести радость и удовольствие людям. Он поднимался по лестнице жизни, сохраняя, а не отбрасывая содержание пройденных ступеней, поэтому в его характере больше традиционного, чем приобретенного. Избавиться от груза прошлого не мог И на той ступени признания и славы, которые, казалось бы, должны коренным образом изменить его имидж, он оставался тем же, кем был в жизни - горским тружеником, простым и доступным, ничем не отличающимся от своей привычной среды и образа жизни.

Ему предоставили благоустроенную городскую квартиру, куда он принес все инструменты, лежавшие у него в подвале, где находились до этого его жилье и мастерская. Купили ему и современную мебель, обставили квартиру, но он, как и привык это делать многие годы своей жизни, обедал и писал по-прежнему на полу, согнувшись над бумагой. Писал на аджаме, хотя написанное на нем потом нужно было заново переписывать на кириллицу, чтобы отнести в редакцию. Одет

он был как простой горец, и его социальное положение выдавал лишь депутатский значок на лацкане поношенного пиджака - символ принадлежности к властной элите, но ничего элитарного в нем самом нет.

Абуталиб - прекрасный рассказчик и собеседник, и его рассказы придают книге необычайную свежесть и неповторимость, речь его образна, метафорична, остроумна, в то же время насыщена глубоким смыслом, содержанием.

Абуталиб в книге «Мой Дагестан» - дитя естественности, простоты, неиспорченности модными веяниями жизни.

Для создания образа Абуталиба особенно важна глава «День, проведенный с Абуталибом». Можно утверждать, что это самая колоритная глава, она особенно важна для создания национального колорита, атмосферы внутреннего духа человека с гор, его мира, характера, привычек.

Автор сел за стол, чтобы завершить большое стихотворение, начатое ранее, которое он не мог дописать ввиду других неотложных дел. Чтобы в этом ему не помешали, попросил домохозяйку Фросю, если кто спросит, сказать, что его нет дома. Не успел начать работу, как услышал голос Абуталиба и соответствующий ответ Фроси. Что делать: не подвести Фросю и упустить такую возможность пообщаться с таким интересным человеком или выйти навстречу и пригласить Абуталиба в дом. «Не было случая, чтобы в доме Гамзата Цадасы или теперь вот - Расула Гамзатова хоть раз отказали Абуталибу, чтобы он повернул от порога дома и ушел» [1, с. 148].

Решение принято, Расул спустился вниз и пригласил гостя в дом. И сразу же звучит речь Абуталиба, насыщенная народным юмором: «О, милостливый Аллах! Неужели сын Гамзата из Цада скрывается от кредиторов?» [1, с. 149]. Понятно, закрывается, прячется человек, у которого много долгов, а у Гамзата их нет. Шутками и прибаутками Абуталиб объясняет, что в четверг его следует ожидать в гости, ибо это его банный день, это его привычный распорядок, а баня здесь рядом. На недоумение хозяина, зачем ему ходить в баню, когда в его квартире есть ванна и душ, Абуталиб невозмутимо говорит: «Баню я сравню с обильным и горным ручьем, а твой душ и ванну с лейкой и черпаком». А они не в состоянии обильно полить все части тела и не доставляют удовольствия.

Хозяин приглашает гостья к столу, предлагает выбрать напиток по душе из богатой винотеки поэта, где собраны лучшие вина и коньяки зарубежных стран. Гость отказывается от них, ибо эти заморские напитки ему чужды, он с ними не знаком, просит угостить белоголовкой, как называют в народе водку, она более привычна. Водки дома не оказалось, пришлось послать за ней соседского мальчика. В ожидании его гость решил закурить. Хозяин ему предлагает набор сигарет и папирос, но Абуталиб вытаскивает из-за пазухи, а не из кармана, кисет, выскребает из него остатки табака, сворачивает самокрутку, отказавшись от зажигалки, высекает искру с помощью огнива и кремня, поджигает трут, закуривает и сладко затягивается: «Разве можно сравнить с этой самокруткой твои ровные табачные палочки? У моей самокрутки есть свое лицо, она похожа только на себя» [1, с. 151-152].

Сам гость тоже имеет свое лицо, свой облик, свой характер, свои привычки. В основе их лежит естественность и натуральность. А все, что ему в доме предлагают: и напитки, и сигареты, и зажигалка, и рюмки, и посуда, - непривычно в горском быту, их можно встретить лишь в домах людей гамзатовского ранга и достатка. Они импортные и еще не прижились в дагестанской действительности. А Абуталиб родился, вырос, воспитывался в горской среде, она ему привычна, близка, дорога, понятна, он в ней живет и не собирается расставаться с ней.

В этой картине идет контрастное противопоставление своего и чужого, естественного и искусственного, близкого и далекого. И этими атрибутами проверяется стойкость характера Абуталиба. Он просто из любопытства мог бы выпить, допустим, виски или джин, закурить сигару или сигареты заморские, но не поддается этому искусу, потому что завтра ему все равно придется перейти на то, что ему знакомо, доступно. Не каждый же день приходить к Расулу Гамзатову за экзотикой. Иному читателю поведение и поступки Абуталиба покажутся анахронизмом, чудачеством, но в них своя логика и целесообразность.

Обед для Абуталиба - не поглощение пищи, а целый ритуал. Ест он медленно, с удовольствием. Вытащил мясо на отдельную тарелку, в суп накрошил хлеба, мясо кладет в рот, отрезая его маленьким перочинным ножом от большого куска. «Покончив с супом и мясом, Абуталиб собрал со стола все хлебные крошка и положил в рот».

Очень выразительный жест и деталь, полная подтекста и скрытого содержания. Он кладет в рот крошки, не потому что не наелся. Обед был сытным, Абуталиб - человек, знающий цену хлебу и труду, посредством которого он добывался. Батрача с детства на других за ломоть черного хлеба, он научился ценить хлеб. Это стало его привычкой, и он следует ей в любых обстоятельствах, хотя хлеб и в изобилии.

Еда принята, за ней следует пища духовная, Абуталиб развлекает хозяина поучительными рассказами. И талант Абуталиба самобытен, как и он сам. Автор сопоставляет простую, незатейливую игру Абуталиба на зурне и игру профессионального композитора на пианино. Речь идет о самородности и специализации. Сравнение этих двух талантов позволяет автору сделать обобщение, имеющее весьма большое значение для искусства в целом: «Какая воистину великолепная симфония получилась бы, если бы слить, в один эти два больших и сильных таланта: простой народный талант Абуталиба и профессиональный образовательный талант Гасанова...

А я еще подумал, что было большой удачей, если бы в своих стихах, книгах я смог бы соединить эти две струи: простодушный характер моего народа, его непосредственную открытую душу - с отточенным мастерством профессионала» [1, с. 169].

Вот для подчеркивания открытости, простодушия горского характера незаменимую роль играет образ Абуталиба, созданный Расулом Гамзатовым. Высказываниями, мыслями, рассказами Абуталиба насыщена книга. На всем ее протяжении Абуталиб рядом с автором.

Образ был создан с такой любовью и заинтересованностью, что он получился таким живым, привлекательным и колоритным, что после выхода книги Абуталиб стал одним из популярных и известных людей в Дагестане и за ее пределами. К нему стали приезжать журналисты, корреспонденты, брать у него интервью, писать о нем статьи, искали возможность пообщаться с ним. Были озвучены разные мнения, даже специалистов-литературоведов: реальное лицо - Абуталиб - или это образ, созданный фантазией Расула Гамзатова. После выяснения реальности этого образа, что есть такой человек и поэт, появились другие суждения, что автор «Моего Дагестана» вложил в уста Абута-либа афоризмы и изречения свои и других известных людей, а сам Абуталиб

Библиографический список

лишь озвучивает их. В этом не было необходимости, Абуталиб прост внешне, а внутренне содержателен и глубок. Мы видим его ведущим пресс-конференцию, в котором участвуют специалисты высокого уровня. Но как просто и в то же время профессионально объясняет вопросы искусства, литературы, их национального своеобразия, общечеловеческого содержания. Суждения его глубоки, обстоятельны, научны в подлинном смысле этого слова. Знания его не книжные, а обретенные своим жизненным опытом, опытом поколений дагестанцев. Автор и сам по поводу неординарных явлений думает, что бы сказал Абуталиб по этому поводу.

В статье «Слово о мастере Абуталибе» Расул Гамзатов объясняет природу его образа: «В своей книге «Мой Дагестан» я сделал попытку при помощи художественных средств дать образ дорогого мне Абуталиба, народного мудреца, честного труженика, чуткого человека». Люди, лично незнакомые с Абуталибом и его творчеством, часто спрашивали меня: «Абуталиб - это реальный человек или выдуманный образ? Кто же Абуталиб?». На этот вопрос я всегда отвечал и сейчас отвечаю: «Абуталиб - это Абуталиб».

Таким образом Расул Гамзатов вывел в своём значимом произведении «Мой Дагестан» образ Абуталиба, написанный с натуры. Тем самым у данного образа, который многие считали вымышленным и собирательным, есть реальный прототип. Это убедительно показано в данной статье. На наш взгляд, причиной того, что Абуталиба мало знают как поэта, является то, что его произведения издавались не так часто, как других писателей, сборники выходили на лакском языке, переводов на дагестанские языки почти не было, мало переводили его и на русский язык. Кроме того, Абуталиб не был человеком, выпячивающим свою личность, жил просто, скромно, творил без шума и афиширования.

В интервью журналисту Д. Ахмедханову на его вопрос: «Над чем вы сейчас работаете?», Расул Гамзатов отвечал: «Сейчас я заканчиваю приложение к книге «Мой Дагестан», которая будет называться «Абуталиб сказал!» В него я включу и то, что не вошло в первую книгу пятитомника» [2, с. 54].

Задумка Расула Гамзатова осталась незавершенной, отдельная его книга под названием «Абуталиб сказал!» не вышла. Под таким названием вышла книга самого Абуталиба. А материал под таким названием опубликован в седьмом томе восьмитомного собрания сочинений поэта.

1. Гамзатов Р Мой Дагестан. Москва: Правда, 1969.

2. Гамзатов Р Собрание сочинений: в 8 т. Москва. Советский писатель, 2003; Т. 8.

3. Гамзатов Р Избранные произведения. Махачкала: 1970; Т. I.

4. Буков К. Расул Гамзатов: 70лет. Махачкала, 1993.

5. Аминов М.З. Великий национальный поэт. Расул Гамзатов и современный литературный процесс. Махачкала, 1995.

6. Шабанова П.А., Магомедова Х.И. Еще раз об образной системе книги Р Гамзатова «Мой Дагестан». Современный ученый. 2017; № 6: 47-51.

References

1. Gamzatov R. Moj Dagestan. Moskva: Pravda, 1969.

2. Gamzatov R. Sobranie sochinenij: v 8 t. Moskva. Sovetskij pisatel', 2003; T. 8.

3. Gamzatov R. Izbrannyeproizvedeniya. Mahachkala: 1970; T. I.

4. Bukov K. Rasul Gamzatov: 70 let. Mahachkala, 1993.

5. Aminov M.Z. Velikij nacional'nyj po'et. Rasul Gamzatov i sovremennyj literaturnyjprocess. Mahachkala, 1995.

6. Shabanova P.A., Magomedova H.I. Esche raz ob obraznoj sisteme knigi R. Gamzatova "Moj Dagestan". Sovremennyjuchenyj. 2017; № 6: 47-51.

Статья поступила в редакцию 26.01.23

УДК 82

Magomedova P.A., Cand. of Sciences (Philology), senior lecturer, Dagestan State Pedagogical University (Makhachkala, Russia),

E-mail: shabanova.patimat@mail.ru

Magomedova Kh.I., Cand. of Sciences (Philology), senior teacher, Dagestan State Pedagogical University (Makhachkala, Russia),

E-mail: khalimat.magomedova.75@mail.ru

FOLKLORE MOTIFS IN THE LYRICAL PROSE OF EFFENDI KAPIEV. In the article, the authors consider the use of folklore motifs in the lyrical prose of Effendi Kapiev. The research is based on achievements in the field of literary studies and folklore studies. The main emphasis in the study is placed on the priority of the ideological principle in the use of folklore motifs as the main means of forming the problematic of a work of art, its ideological purpose. The reflection of a whole system of folklore motifs in the lyrics of E. Kapiev allows to talk about the originality of the author's artistic manner, its uniqueness. The researchers of the article emphasize that folklore origin, often in the same writer, prevails at the initial stage of his work, and then it seems to go deep into the works and is not too conspicuous. Sometimes, on the contrary, at some stage of the development of his work, the writer uses folklore motifs quite widely and acquires a keen interest in his native folklore. Effendi Kapiev considered folklore an artistic tradition that should be diligently studied and cherished. In the oral poetry of the Highlanders, Kapiev saw the history, the character of the people, the expression of the best national traditions. For a long time he nurtured the artistic idea of creating a lively, colorful image of a contemporary. E. Kapiev does not go an easy, beaten path in addressing folklore. He takes folk genres of folklore, melts the gold ore of folk poetry and creates his own sounding word, his original artistic system. In his work Kapiev is inextricably linked with his native soil and relies on the experience of national literature Russian literature and mountain poetry, E. Kapiev has set himself the task of helping his people to realize themselves, their past and their present, to make their people known and close to the Russian reader and other peoples.

Key words: lyrics, folklore, motive, origins, poetry, folk songs, parable, people, history.

П.А. Магомедова, канд. филол. наук, доц., Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала,

E-mail: shabanova.patimat@mail.ru

Х.И. Магомедова, канд. филол. наук, ст. преп., Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала,

E-mail: khalimat.magomedova.75@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.