Научная статья на тему 'Обновленческий раскол в Таганрогском и Шахтинско-Донецком округах Северо-Кавказского края (Ростовской области)'

Обновленческий раскол в Таганрогском и Шахтинско-Донецком округах Северо-Кавказского края (Ростовской области) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
134
51
Поделиться
Ключевые слова
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / ОБНОВЛЕНЧЕСТВО / ОБНОВЛЕНЧЕСКИЙ РАСКОЛ / ТАГАНРОГСКИЙ И ШАХТИНСКО-ДОНЕЦКИЙ ОКРУГА СЕВЕРОКАВКАЗСКОГО КРАЯ / ЕПИСКОП МИТРОФАН (ГРИНЕВ) / ЕПИСКОП АРСЕНИЙ (СМОЛЕНЕЦ) / BISHOP MITROPHAN (GRINYOV) / BISHOP ARSENY (SMOLENETS)

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Табунщикова Людмила Викторовна

В статье, на основании четырех региональных архивов (Архив Управления Федеральной службы РФ по Ростовской области, Государственный архив Ростовской области (ГАРО), Таганрогский филиал ГАРО (ТФ ГАРО), Центр хранения архивной документации (ЦХАД)), рассматриваются особенности зарождения и развития обновленческого раскола. Центральное место в статье отведено проблематике восприятия обновленчества различными социальными категориями населения: крестьянами Таганрогского округа, казаками и рабочими Шахтинско-Донецкого округа (бывшего Александровск-Грушевского благочиния Донской и Новочеркасской епархии). Автор делает акцент на социальные, географические и др. особенности обновленческого раскола в Таганрогском и Шахтинско-Донецком округах Северо-Кавказского края (Ростовской области). Характерными чертами таганрогского обновленчества было создание по инициативе духовенства самостоятельной епархии, а также наличие сильной антиобновленческой оппозиции. Таганрогское обновленчество не отличалось радикальностью и в целом не выходило за рамки православной обрядности. В отличие от других районов Донской области, в церковной жизни Таганрогского округа значительную роль играли прихожане, в некоторых случая бравшие инициативу в свои руки и самостоятельно определявшие, какому течению они желают принадлежать. Окончательное угасание обновленчества в Таганроге датируется 1938 г. В Шахтах епархиальный центр организовался достаточно поздно, ключевые позиции в епархиальном управлении заняли священники, прибывшие из кавказских епархий. Работа управления находилась под пристальным вниманием ГПУ.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Табунщикова Людмила Викторовна,

The Renovation Schism in Taganrog and Shakhtinsk-Donetsk Deaneries of North Caucasus (Rostov region)

Peculiarities of initiation and progress of the Renovation schism are considered in this article based on wide range of archival sources four regional archives (the Archive of Administration of the Federal Agency of the RF for Rostov region; the State archive of Rostov region; Taganrog branch of the State archive of Rostov region; Archival Documentation Center). Central position in the article is devoted to perception of the renovation by diff erent social categories of the population: peasants of Taganrog deanery, Cossacks and workers of Shakhtinsk-Donetsk Deanery (former Aleksandrovsk-Grushevsky deanery of Don and Novocherkassk diocese). The author focuses on social, geographical and other peculiarities of the Renovation schism in Taganrog and Shakhtinsk-Donetsk Deaneries of North Caucasus (Rostov region). Characteristic features of Taganrog renovation involved establishing of separate diocese initiated by the clergy and strong anti-renovation opposition. Taganrog renovation was not radical and, in the whole, didn’t go beyond the Orthodox ritualism. In contrast to the other areas of Don region, church members played a significant role in the activity of Taganrog deanery. In some cases they took up the initiative and decided which movement they want to belong to. Final extinction of the renovation in Taganrog is dated by 1938. Diocese center in Shakhty was established late enough, key positions in diocesan administration were occupied by the priests who came from Caucasian dioceses. The Administration activity was kept under careful attention of the State Political Directorate. Renovation in Shakhty diocese, as well as in the whole region, was not radical. Presence of pro-opposition clergy isn’t recorded in the documentation.

Текст научной работы на тему «Обновленческий раскол в Таганрогском и Шахтинско-Донецком округах Северо-Кавказского края (Ростовской области)»

Табунщикова Людмила Викторовна, канд. ист. наук, доцент кафедры отечественной истории Института истории и международных отношений Южного федерального университета (Ростов-на-Дону), член Комиссии по канонизации святых Донской митрополии

puma19776@mail.ru

Обновленческий раскол в Таганрогском и Шахтинско-Донецком округах Северо-Кавказского края (Ростовской области)

В статье, на основании четырех региональных архивов (Архив Управления Федеральной службы РФ по Ростовской области, Государственный архив Ростовской области (ГАРО), Таганрогский филиал ГАРО (ТФ ГАРО), Центр хранения архивной документации (ЦХАД)), рассматриваются особенности зарождения и развития обновленческого раскола.

Центральное место в статье отведено проблематике восприятия обновленчества различными социальными категориями населения: крестьянами Таганрогского округа, казаками и рабочими Шахтинско-Донецкого округа (бывшего Александровск-Грушевского благочиния Донской и Новочеркасской епархии). Автор делает акцент на социальные, географические и др. особенности обновленческого раскола в Таганрогском и Шахтинско-Донецком округах Северо-Кавказского края (Ростовской области). Характерными чертами таганрогского обновленчества было создание по инициативе духовенства самостоятельной епархии, а также наличие сильной антиобновленческой оппозиции. Таганрогское обновленчество не отличалось радикальностью и в целом не выходило за рамки православной обрядности.

В отличие от других районов Донской области, в церковной жизни Таганрогского округа значительную роль играли прихожане, в некоторых случая бравшие инициативу в свои руки и самостоятельно определявшие, какому течению они желают принадлежать. Окончательное угасание обновленчества в Таганроге датируется 1938 г. В Шахтах епархиальный центр организовался достаточно поздно, ключевые позиции в епархиальном управлении заняли священники, прибывшие из кавказских епархий. Работа управления находилась под пристальным вниманием ГПУ.

Обновленческий раскол в Русской Православной Церкви, несмотря на обширную историографию1, сегодня продолжает оставаться актуальной проблемой исторической науки. Значительным пробелом в ее изучении является отсутствие исследований, посвященных истории развития и преодоления раскола в регионах. Таганрогский и Шахтинско-Донецкий округа Северо-Кавказского края, с

1 Детальный анализ историографии обновленчества см.: Головушкин Д. А. Феномен обновленчества в русском православии первой половины XX века. URL: http://krotov.info/ history/20/1920/golovushkiv_00.html (19.10.2014).

Л. В. Табунщикова

1920 по 1924 г. входившие в состав Донецкой губернии (Украина), не являются исключением. Историография обновленческого раскола в этом регионе крайне скудна2. Однако этот вопрос представляет интерес, поскольку дает представление о восприятии обновленчества различными социальными категориями населения — крестьянами Таганрогского округа; казаками и рабочими Шахтинско-Донецкого округа — бывшего Александровск-Грушевского благочиния Донской и Новочеркасской епархии.

Храмы Таганрога и Таганрогского округа входили в состав Ростовской и Таганрогской епархии, учрежденной в 1919 г. на Юго-Восточном русском церковном соборе в Ставрополе. Кафедра этой епархии находилась в Таганроге, ее возглавлял епископ Арсений (Смоленец), в 1922 г. арестованный и приговоренный к заключению в лагере.

Обновленчество появилось в Таганроге в июне 1922 г. К 14 июня 1922 г. здесь был создан исполнительный комитет3, подчинявшийся Ростовскому обновленческому комитету, учрежденному 26 апреля 1922 г. Кроме того, по свидетельству местного историка П. П. Филевского, для организации обновленческого церковного управления из Москвы в Таганрог приезжали священники, по всей видимости, уполномоченные «Живой церкви». В том же году здесь произносил публичные проповеди протоиерей А. И. Введенский. По отзыву П. П. Филевского, «говорил хорошо, быстро и находчиво отвечал на вопросы, но народу не понравился»4.

Местное духовенство, поддерживающее обновленчество, объединилось вокруг церкви свт. Митрофана Воронежского. Однако прихожане не спешили к ним присоединиться, поскольку настоятель Успенского собора, друг Патриарха Тихона, протоиерей Александр Юшков сразу организовал оппозицию5.

Первый обновленческий съезд духовенства и мирян состоялся в Таганроге 9 ноября 1922 г. по предложению Ростовского епархиального управления. На съезде был вновь учрежден церковный комитет, в будущем взявший на себя функции епархиального управления. Кроме того, съезд выбрал двух представителей, делегированных на предстоящий епархиальный съезд духовенства и мирян, проходивший 15—18 ноября 1922 г. в Ростове-на-Дону6. Несмотря на то что таганрогские обновленцы предполагали посетить съезд, они этого не сделали. Более того, скорее всего, по их указанию не явились на съезд и представители Таганрогского округа. Духовенство воспользовалось съездом, для того чтобы отделиться от Ростова и периодически претендующей на богатый Таганрог Екате-

2 См.: Горбачев Д. А. Донская Голгофа: Советская власть и Русская Православная Церковь Дона. 1917—1923 гг. Ростов н/Д, 2008; Фетисов Т., свящ. Из истории православия в Таганроге. Секретные документы, неизвестные материалы, новооткрытые свидетельства, трагические страницы. Обновленцы в Таганроге. Блаженная Елена Таганрогская. Таганрог, 2000; Бирюкова Ю. А. Церковь и власть. Ростов н/Д, 2010; Она же. Советская власть и православные общины Дона в 1920-1930-х гг. Характер отношений на местах. Ростов н/Д, 2012.

3 См.: Поход ростовского духовенства против «князей церкви». Организация Исполкомов по области // Трудовой Дон. 1922. 14 июня. С. 2.

4 Фетисов Т., свящ. Из истории православия в Таганроге... С. 57.

5 См.: Там же. С. 58.

6 Государственный архив Ростовской области (ГАРО). Ф. 226. Оп. 21. Д. 90. Л. 1—28 об.

ринославской епархии. Съезду было сообщено, что «духовенство Таганрогского округа объявило себя автономным и организует самостоятельную епархию»7. Однако Ростов не имел намерения отказаться от епархиальных взносов таганрогских храмов. В постановлениях съезда значилось, что Таганрогский округ входит в состав Ростовской епархии8.

В июне 1923 г. приходы Таганрога вновь предприняли попытку отделиться от Ростова-на-Дону и основать собственную епархию, но на обновленческом съезде, проходившем 14 июня 1923 г. в Ростове, было принято постановление «просить высший церковный совет не утверждать проект отделения Таганрогского округа»9. Вероятно, это не изменило намерений таганрожцев, и на состоявшемся 26 июня 1923 г. обновленческом съезде10 было решено обратиться к возглавлявшему на тот момент Ростовскую обновленческую епархию первому викарному епископу Таганрога Феофилакту (Клементьеву). Поддержав свою бывшую паству, он дал просимые права автономии11.

Скорее всего, не ранее июля 1923 г. на новоучрежденную обновленческую епископскую кафедру от «Живой церкви» в Таганрог был назначен епископ Александр (Бялозор, он же Белозер)12. В сентябре 1923 г. он принес покаяние и был принят Патриархом Тихоном в молитвенное общение.

30 сентября 1923 г. на Таганрогскую кафедру был назначен епископ Владимир (Кириллов). На епархиальном съезде в октябре 1923 г. он, видимо пытаясь успокоить духовенство, объявил себя врагом «Живой церкви», но факт его принадлежности к этой организации достаточно скоро стал достоянием обществен-ности13. С именем епископа Владимира связывается введение нового стиля и присоединение к Таганрогской обновленческой епархии ряда приходов, ранее входивших в Донскую и Новочеркасскую епархию. Об этом свидетельствует протокол съезда духовенства и мирян Кирсановского благочиния: «В сентябре 1923 г[ода] нами было получено распоряжение от архиепископа Таганрогского (Владимира (Кириллова) — Л. Т.) о присоединении нас к Таганрогской епархии»14. Помимо приходов Кирсановского благочиния, в состав Таганрогской епархии вошел ряд церквей Таганрогского округа15.

Как и Александр (Белозер), епископ Владимир недолго пробыл на Таганрогской кафедре. 11 ноября 1923 г. туда был назначен «епископ» Александр (Шубин)16. Будучи энергичным и убежденным обновленцем, в отличие от своих предшественников, он достаточно успешно наладил епархиальную жизнь, ча-

7 ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 90. Л. 1-28 об.

8 Там же.

9 Ростовский н-Д. епархиальный съезд // Трудовой Дон. 1923. 21 июня. С. 5.

10 Там же.

11 См.: Фетисов Т., свящ. Из истории православия в Таганроге... С. 58.

12 См.: История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 г. М.: ПСТГУ, 2006. С. 479.

13 Таганрогский филиал ГАРО (ТФ ГАРО). Ф. Р-10. Оп. 1. Д. 171. Л. 94.

14 Там же.

15 Там же. Л. 95-95 об., 98, 99.

16 История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 г. М., 2006. С. 583.

сто проводил богослужения, сопровождая их проповедями17, ежегодно собирал епархиальные съезды духовенства и мирян. В 1926 г. он получил поддержку в лице Иерусалимского Патриарха Дамиана, который некоторое время служил в Таганроге18. Тем не менее начавшийся после освобождения патриарха Тихона процесс возвращения духовенства и приходов в Православную церковь коснулся и Таганрогской епархии. В мае 1924 г. к патриарху по собственной инициативе присоединились протоиерей Игнатий Климентьев и священник Даниил Луганский, что послужило причиной их увольнения обновленческим епархиальным управлением с запрещением священнослужения19. 1 июля 1924 г. под омофор патриарха вернулись приходы Кирсановского благочиния20, одновременно приняв решение о выходе из Таганрогской епархии и возвращении в состав Донской и Новочеркасской епархии, признав правящим епископом митрополита Митро-фана (Симашкевича)21. 2 августа 1924 г. к Патриарху Тихону примкнули духовенство и миряне Преображенской церкви слободы Есауловки, также вернувшись в Донскую епархию22; 9 августа 1924 г. к «тихоновской» Церкви, приняв самостоятельное решение, примкнули прихожане Троицкой церкви поселка Леоново-Тузловского23. 10 августа 1924 г. о присоединении к «тихоновскому» течению приняла решение община верующих Успенской церкви слободы Бобриковой24.

В 1924 г. Таганрогская епархия вошла в состав образованного в том же году северокавказского митрополичьего округа, что, однако, не стало определяющим в дальнейшем развитии обновленчества, которое продолжало терять приходы25.

Несмотря на арест и высылку в 1922 г. епископа Арсения (Смоленца), в Таганроге осталась основанная им монашеская община. В нее входили будущий епископ, на тот момент архимандрит Иосиф (Чернов), иеродиакон Николай (Римша), бывшие «послушниками при афонских монастырских подворьях» монахи Иосия, Иероним и Иоанникий26. При епископе Арсении они служили в Крестовой церкви, а после того, как она была передана обновленцам, перешли в Никольский храм. С этого времени Никольская церковь стала центром сопротивления обновленческому расколу27. В ноябре 1924 г., не без усилий епископа Александра (Шубина), с общиной этого храма, возглавляемой монахами, был расторгнут договор на право пользования церковным имуществом, и церковь передана обновленцам28. С 1924 г. Никольскую церковь делили две общины — православная и обновленческая. Однако православные прихожане не думали сдаваться. 28 июня 1925 г. они получили право на проведение общего приход-

17 ТФ ГАРО. Ф. Р-195. оп. 1. Д. 24. Л. 124-126 об.

18 Там же.

19 Там же. Ф. Р-10. оп. 1. Д. 170. Л. 49.

20 Там же. Д. 171. Л. 94.

21 Там же. Л. 95-95 об.

22 Там же. Л. 99.

23 Там же. Л. 98.

24 Там же. Л. 99.

25 Там же. Ф. Р-195. оп. 1. Д. 5. Л. 28.

26 Там же. Д. 15. Л. 8-8 об.

27 Там же. Ф. Р-195. оп. 1. Д. 15. Л. 8-8 об.

28 Там же. Л. 5-5 об.

ского собрания, что вызвало недовольство епископа Александра, сразу обратившегося в Административный отдел Таганрогского окружного исполкома29.

В феврале 1926 г. делами церквей г. Таганрога пытался руководить епископ Екатеринославский Стефан (Адриашенко). Без ведома прихожан и духовенства он назначил благочинным Никольской и Иоанно-Предтеченской городских церквей Таганрога священника Покровской церкви села Покровского протоиерея Андрея Феодосьева30. Послав к епископу делегата и убедившись в его непричастности обновленчеству и григорианству, Иоанно-Предтеченская церковь г. Таганрога перешла в его юрисдикцию31.

19, 20 и 21 июня 1926 г. в Никольской церкви, будучи проездом в Таганроге, совершал богослужения получивший свободу епископ Арсений (Смоленец)32. Его приезд вызвал большой резонанс. Так, совет уполномоченных Иоанно-Предтеченской церкви, несмотря на переход в юрисдикцию Екатеринослав-ского епископа, 19 июня 1926 г. признал «с канонической точки зрения вполне правильным взгляд духовенства... на предмет того, что с момента получения гражданской свободы архиепископ Арсений является единственным законно правящим епископом Таганрогской епархии»33. Благодаря приезду епископа Арсения в июле 1926 г. к тихоновскому течению примкнула Петропавловская церковь Таганрога34. По этому поводу епископ Александр (Шубин) заметил, что в области регистраций религиозных общин Таганрогской епархии происходят «ненормальности»35. Объявив себя обновленческой, через неделю община может назвать себя тихоновской36.

О состоянии Таганрогской обновленческой епархии в 1926 г. дает представление доклад, сделанный 30 ноября на епархиальном съезде. С 1 мая 1926 г. епархия состояла из 31 церковной общины, которые объединялись в пять благочи-ний. В апреле 1926 г. украинский обновленческий «Священный Синод» отделил от Таганрогской епархии в свою пользу 12 приходов Голодаевского благочиния37, в результате чего она стала меньше благочиния. На съезде отмечалось неудовлетворительное финансовое состояние епархии38.

14 декабря 1927 г. в Таганроге состоялся очередной обновленческий съезд, прошедший в рамках епархиального собрания39. В рамках съезда обсуждался вопрос об иерархических расколах внутри тихоновской Церкви и подчеркивались «неустанные труды» «архиепископа» Александра (Шубина)40. Но при всей его

29 ТФ ГАРО. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 15. Л. 5-5 об.

30 Там же. Д. 4. Л. 184-185.

31 Там же. Л. 150-151.

32 Там же. Д. 15. Л. 28.

33 Там же. Д. 4. Л. 162-162 об.

34 Там же. Д. 10. Л. 89-89 об., 91.

35 Там же. Л. 89-89 об.

36 Там же. Л. 89-89 об.

37 Там же. Д. 24. Л. 124-126 об.

38 Там же.

39 Там же. Д. 8. Л. 11-12.

40 Там же. Л. 13-14 об.

энергичности остановить процесс затухания обновленчества было уже невозможно.

Скорее всего, в начале 1928 г. «архиепископ» Александр был перемещен в Ленинградскую епархию. Можно предположить, что к этому времени еще часть храмов Таганрога присоединилась к Православной Церкви, и Таганрогская обновленческая епархия прекратила свое существование, хотя обновленческие приходы продолжали свою жизнь. Так, в 1932 г. в Митрофаниевской церкви Таганрога торжественно отмечалось 10-летие «Живой церкви». Как предполагает современный исследователь священник Т. Фетисов, обновленчество «умерло» здесь в 1938 г., когда был закрыт последний обновленческий Успенский собор41.

Несмотря на выраженный процесс угасания обновленческого движения в донском регионе, начавшийся благодаря деятельности епископа Захарии (Лобова), в 1926 г. на территории Донской и Новочеркасской епархии образуется новый центр обновленчества в г. Шахты. Видимо, раскол начал насаждаться здесь в 1922 г.42, его средоточием был Петропавловский собор. Признавая обновленческий «Священный Синод»43, шахтинские храмы подчинялись епископам Донской обновленческой епархии, центр которой находился в Новочеркасске. После епископской хиротонии Захарии (Лобова) значительная часть храмов Александровск-Грушевского благочиния восстановила молитвенное общение с митрополитом Донским и Новочеркасским Митрофаном (Симашкевичем)44.

Вторая волна обновленчества началась в Шахтах в 1926 г. Причины этого процесса неясны, но, скорее всего, связаны с личностью «архиепископа» Модеста (Никитина), в 1922 г. занимавшего Ростовскую обновленческую кафедру, а в 1924-1925 гг. — Донскую. В 1925 г., вероятно по его инициативе, была образована Верхне-Донская обновленческая епархия. В 1926 г. «архиепископ» Модест перемещается в г. Шахты, где основывает Шахтинскую епархию, формально являвшуюся викариатством Донской и Новочеркасской обновленческой епархии45. Однако к 1937 г. масштабы викариатства перестают удовлетворять шахтинских «епископов», и они называют себя «Донскими и Шахтинскими», по аналогии с титулом «Донской и Новочеркасский». В организации шахтинского епархиального управления и его деятельности значительную роль сыграло духовенство, в начале 1930-х гг. прибывшее из кавказских епархий46.

В 1927 г. происходит активизация шахтинского обновленчества. При поддержке Административного отдела горисполкома обновленцам передаются городские храмы47. 20-21 июня 1928 г. в Шахтах состоялся очередной епархиальный съезд Донской епархии (предыдущий съезд проходил 6-7 сентября 1927 г. в Александро-Невском соборе Ростова-на-Дону48). На съезде присутствовали: заместитель правящего митрополита Ростовского и Всего Кавказа Петра (Сергее-

41 Фетисов Т., свящ. Из истории православия в Таганроге... С. 65.

42 Центр хранения архивной документации (ЦХАД). Ф. Р-186. оп. 1. Д. 80. Л. 91-91 об.

43 Там же.

44 ЦХАД. Ф. Р-278. оп. 2. Д. 5. Л. 9-9 об.

45 Там же. Р-156. оп. 2. Д. 147. Л. 30-39 об.

46 Там же. Р-33. оп. 2. Д. 6. Л. 133, 137; Ф. Р-186. оп. 1. Д. 541. Л. 21, 22, 26.

47 Там же. Р-156. оп. 2. Д. 118. Л. 86-86 об.

48 ГАРО. Ф. 226. Оп. 1. Д. 2249. Л. 6-6 об., 37, 4, 5-5 об.

ва) «митрополит» Кубано-Черноморский Михаил (Орлинский), «архиепископ» Донской и Новочеркасский Николай (Чудновцев), «митрополитанский благо-вестник» протоиерей С. Киреев и 39 депутатов49. Доклад о состоянии обновленческой Российской Православной Церкви и Кавказской митрополии, озвученный «митрополитом» Михаилом, дышал оптимизмом. Он констатировал, что положение синодального «церковного дела» как во всероссийском масштабе, так и в Северокавказской митрополии «крепнет», по России обновленчеству принадлежит свыше 11 тыс. церквей. Несмотря на численное превосходство патриаршей Церкви, она не расценивалась как конкурент синодальной, поскольку «разлагалась» за счет иерархических расколов50.

В докладе о состоянии Донской епархии сообщалось, что здесь к обновленческому течению относилось 88 церквей (патриаршей Церкви принадлежало 150 храмов), 98 священников, 36 диаконов (из них 32 на вакансии псаломщиков) и 51 псаломщик. С утверждением того, что в отличие от патриаршей Церкви синодальное течение процветает, диссонансом звучала констатация факта низкого образовательного уровня духовенства, получения хиротонии и церковнослужи-тельских должностей «путем нечестивых интриг и домогательств», бедственного материального положения духовенства, отсутствия авторитета среди паствы на фоне ее «религиозного индифферентизма, пьянства, игнорирования церковного брака».

В 1929 г. в Шахтах действовали три церкви. Из них две (Петропавловский собор и Покровская) были обновленческими и одна (Александро-Невская) григорианской. Православной патриаршей Церкви не принадлежало ни одного здания. В феврале 1929 г. на патриаршую Донскую кафедру был назначен архиепископ Антоний (Романовский)51. Скорее всего, понимая, что Новочеркасск — центр григорианства, а Шахты — центр обновленчества, он решил поселиться в Шахтах. Однако в мае 1929 г. он еще не прибыл на место служения52. В 1931 г. архиепископ Антоний был выслан из Донской области за «контрреволюционную деятельность», а присланный на Дон в качестве епископа Донской епархии патриаршей Церкви Александр (Белозер) избрал в качестве резиденции станицу Усть-Белокалитвенскую53.

Несмотря на пребывание в Шахтах архиепископа Антония, обновленчество продолжало свое существование. В 1929-1931 гг. Шахтинская епархия подчинялась Донской и Новочеркасской во главе с Сергием (Киреевым)54. Обновленческое духовенство предпринимало иногда вполне успешные попытки привлекать к себе новые приходы55. Скорее всего, с 1934 г. Шахтинская обновленческая епархия начала именоваться Донской и Шахтинской. На эту кафедру «митро-

49 ЦХАД. Ф. Р-156. Оп. 2. Д. 147. Л. 30-39 об.

50 Там же.

51 История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 г. М., 2006. С. 601.

52 ЦХАД. Ф. Р-156. Оп. 2. Д. 168. Л. 38-39 об.

53 Архив Управления Федеральной службы РФ по Ростовской области (Архив УФСБ РФ по РО). Архивно-следственное дело П-45866. Л. 1-2.

54 ЦХАД. Ф. Р-186. Оп. 1. Д. 80. Л. 158-158 об.

55 Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-43019. Л. 44-48.

политом» Виталием (Введенским) был рукоположен во «епископа» женатый священник56 Сергей Иванович Болгаров57. В 1937 г. он был расстрелян58. В том же году были расстреляны или высланы в лагеря все представители шахтинского обновленческого церковного управления. Донская и Шахтинская обновленческая епархия была уничтожена в процессе сталинских чисток59.

Итак, раскол в Таганрогском округе имел характерные черты, заметно отличавшие его от обновленческого движения в других районах Донской области. Таганрогские обновленцы, не желая поддерживать связь с ростовским духовенством, создали самостоятельную епархию, причем это была инициатива не какого-либо епископа, а именно духовенства. С первых дней существования раскола здесь была организована довольно сильная оппозиция как в лице настоятеля Успенского собора протоиерея Александра Юшкова, так и со стороны монашеской общины епископа Арсения (Смоленца), возглавляемой архимандритом Иосифом (Черновым). Таганрогское обновленчество не отличалось радикальностью и, кроме перехода на новый стиль и женатого епископата в лице архиепископа Александра (Шубина), имевшего гражданскую жену и двоих детей, не выходило за рамки православной обрядности. В отличие от других районов Донской области, в церковной жизни Таганрогского округа значительную роль играли прихожане, в некоторых случаях бравшие инициативу в свои руки и самостоятельно определявшие, к какому течению они желают принадлежать.

Скудость архивных материалов, связанных с обновленческим расколом в Шахтинской епархии, не позволяет определить присущие ему характерные черты. Однозначно можно говорить только о том, что епархиальный центр организовался здесь достаточно поздно, причем ключевые позиции в епархиальном управлении заняли священники, прибывшие из кавказских епархий. Работа управления находилась под пристальным вниманием ГПУ. На эту организацию работала одна из ключевых фигур Шахтинской епархии «протоиерей» Н. Касьянов, ее сотрудник и осведомитель.

Обновленчество в Шахтинской епархии, как и во всем регионе, не носило радикального характера, но, однако, в состав иерархии входил епископат из брачного духовенства. Одним из его представителей был Сергий Болгаров.

Наличие оппозиционно настроенного духовенства в документах не отражено. Скорее всего, если оппозиция и была, она не обладала чертами организованного движения, а потому была слаба. Косвенным подтверждением этому предположению является пребывание в Шахтах архиепископа Антония (Романовского), который, при всем его авторитете, не смог наладить епархиальную жизнь общин патриаршей Церкви.

Ключевые слова: Русская Православная Церковь, обновленчество, обновленческий раскол, Таганрогский и Шахтинско-Донецкий округа СевероКавказского края, епископ Митрофан (Гринев), епископ Арсений (Смоленец).

56 Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-48003. Л. 82-82 об.

57 Там же. Л. 1-8, 12.

58 Там же. Л. 111.

59 Там же. Д. П-43019. Л. 63-70.

The Renovation Schism in Taganrog and Shakhtinsk-Donetsk Deaneries of North Caucasus (Rostov region)

L. Tabunshchikova

Peculiarities of initiation and progress of the Renovation schism are considered in this article based on wide range of archival sources — four regional archives (the Archive of Administration of the Federal Agency of the RF for Rostov region; the State archive of Rostov region; Taganrog branch of the State archive of Rostov region; Archival Documentation Center).

Central position in the article is devoted to perception of the renovation by different social categories of the population: peasants of Taganrog deanery, Cossacks and workers of Shakhtinsk-Donetsk Deanery (former Aleksandrovsk-Grushevsky deanery of Don and Novocherkassk diocese).

The author focuses on social, geographical and other peculiarities of the Renovation schism in Taganrog and Shakhtinsk-Donetsk Deaneries of North Caucasus (Rostov region).

Characteristic features of Taganrog renovation involved establishing of separate diocese initiated by the clergy and strong anti-renovation opposition. Taganrog renovation was not radical and, in the whole, didn't go beyond the Orthodox ritualism. In contrast to the other areas of Don region, church members played a significant role in the activity of Taganrog deanery. In some cases they took up the initiative and decided which movement they want to belong to. Final extinction of the renovation in Taganrog is dated by 1938.

Diocese center in Shakhty was established late enough, key positions in diocesan administration were occupied by the priests who came from Caucasian dioceses. The Administration activity was kept under careful attention of the State Political Directorate.

Renovation in Shakhty diocese, as well as in the whole region, was not radical. Presence of pro-opposition clergy isn't recorded in the documentation.

Keywords: Russian Orthodox Church, the Renovation, the Renovation Schism, Taganrog and Shakhtinsk-Donetsk Deaneries of North Caucasus, bishop Mitrophan (Grinyov), bishop Arseny (Smolenets).

Список литературы

1. История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 г. М.: ПСТГУ, 2006.

2. Фетисов Т., свящ. Из истории православия в Таганроге. Секретные документы, неизвестные материалы, новооткрытые свидетельства, трагические страницы. Обновленцы в Таганроге. Блаженная Елена Таганрогская. Таганрог, 2000.

3. Головушкин Д. А. Феномен обновленчества в русском православии первой половины XX века. URL: http://krotov.info/history/20/1920/golovushkiv_00.html (19.10.2014).

4. Горбачев Д. А. Донская Голгофа (Советская власть и Русская Православная Церковь Дона. 1917-1923 гг.). Ростов н/Д, 2008.

5. Бирюкова Ю. А. Церковь и власть. Ростов н/Д: Изд-во Ростовской-на-Дону епархии, 2010.

6. Бирюкова Ю. А. Советская власть и православные общины Дона в 1920—1930-х гг. Характер отношений на местах. Ростов н/Д: Логос, 2012.