Научная статья на тему 'Обновленческий раскол на Дону и деятельность «Архиепископа» Мелхиседека (Николаева)'

Обновленческий раскол на Дону и деятельность «Архиепископа» Мелхиседека (Николаева) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
180
56
Поделиться
Ключевые слова
ОБНОВЛЕНЧЕСКИЙ РАСКОЛ / "ЖИВАЯ ЦЕРКОВЬ" / ПРИХОДСКОЕ ДУХОВЕНСТВО / ДОНСКАЯ И НОВОЧЕРКАССКАЯ ЕПАРХИЯ / «АРХИЕПИСКОП» МЕЛХИСЕДЕК (НИКОЛАЕВ) / «АРХИЕПИСКОП» ФИЛИПП ВЛАСОВ / «МИТРОПОЛИТ» ВАСИЛИЙ КОЖИН / МИТРОПОЛИТ МИТРОФАН (СИМАШКЕВИЧ) / ЕПИСКОП МИТРОФАН (ГРИНЕВ) / ЕПИСКОП ЗАХАРИЯ (ЛОБОВ) / “ALIVE CHURCH” / “ARCHBISHOP” MELCHIZEDEK (NIKOLAYEV) / “ARCHBISHOP” PHILIP VLASOV / “METROPOLITAN” VASILIY KOZHIN / METROPOLITAN MITROFAN (SIMASHKEVICH) / BISHOP MITROFAN (GRINEV) / BISHOP ZACHARIA (LOBOV)

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Шадрина Алла Валерьевна

Статья посвящена истории обновленческого раскола в Донской и Новочеркасской епархии и роли в этом процессе «архиепископа» Мелхиседека (Николаева, он же Николев, Николин). Опираясь на широкий круг архивных источников и материалы периодических изданий 1920-х гг., автор показывает, что обновленческий раскол на Дону был инициирован «архиепископом» Мелхиседеком при поддержке Донского областного ГПУ. При помощи этого органа 18 июня 1922 г. в Новочеркасске был создан епархиальный обновленческий комитет. Его организация стала причиной отказа правящего архиепископа Митрофана (Симашкевича) от дальнейшего руководства епархией. Локализованное в Новочеркасске обновленчество начало распространяться по епархии только после ареста оппозиционно настроенного новочеркасского духовенства. Приходские священнослужители, безропотно подчинившиеся власти «архиепископа» Мелхиседека, были дезинформированы, полагая, что он является легитимным правопреемником ушедшего «на покой» митрополита Митрофана. Несмотря на быстрое распространение обновленчества, радикальные реформы в донском регионе не проводились, поскольку и духовенство, и прихожане Донской и Новочеркасской епархии отличались консервативностью. После освобождения из-под ареста 26 июня 1923 г. Патриарха Тихона на Дону как среди духовенства, так и среди активных мирян, число которых было незначительным, началось стихийное противообновленческое движение. Решающим этапом в его организации стала епископская хиротония протоиерея Захарии Лобова. Появление у церковного кормила активного епископа с выраженной позицией стало причиной как возвращения к церковному руководству митрополита Митрофана, так и приходов епархии. Массовый отход донских приходов от обновленческого церковного управления стал причиной ареста епископа Захарии и его наиболее активных последователей

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Шадрина Алла Валерьевна,

The Renovationist Schism in the Don Region and the Activities of «Archbishop» Melchizedek (Nikolayev)

The article deals with the history of the renovationist schism in the Diocese of Don and Novocherkassk and with the role played in that process by “Archbishop” Melchizedek (also known as Nikolayev, Nikolev, or Nikolin). Based on a wide range of archive sources and materials of the 1920s periodicals, the author shows that the renovationist schism in the Don area was initiated by “Archbishop” Melchizedek supported by the State Political Directorate of Don Oblast. On 18 June 1922, supported by that governmental body, there was established an eparchial renovationist committee in Novocherkassk, which was the reason why Archbishop Mitrofan (Simashkevich) refused to be the head of the Diocese any longer. The renovationism localized in Novocherkassk started to spread all over the Diocese only after the arrest of the opposition Novocerkassk clergy. The parish priests who obeyed submissively to the authority of “Archbishop” Melchizedek were misinformed and so believed that he was the legitimate successor of Metropolitan Mitrofan who had “retired”. Regardless of the fast dissemination of renovationism, there were no radical reforms in the Don area as both the priests and the church people of the Diocese of Don and Novocherkassk were quite conservative. After Patriarch Tikhon had been released from prison on 26 June 1923, there started spontaneous anti-renovationist movement, both among the priests and the active laity who were not numerous though. The decisive organizational stage for the movement was the episcopal cheirotonia of Archpriest Zacharia Lobov. The coming of an active bishop to the church helm became the reason both for Metropolitan Mitrofan’s return to the church administration and eparchial parishes. And the big number of the Don parishes leaving the renovationist church administration were the reason for the arrests of Bishop Zacharia and his most active followers.

Текст научной работы на тему «Обновленческий раскол на Дону и деятельность «Архиепископа» Мелхиседека (Николаева)»

Шадрина Алла Валерьевна, канд. ист. наук, науч. сотр. Южного научного центра РАН, вед. методист Государственного архива Ростовской области, препод. Донской духовной семинарии bergson@yandex.ru

Обновленческий раскол на Дону и деятельность «архиепископа» Мелхиседека (Николаева)

А. В. Шадрина

Статья посвящена истории обновленческого раскола в Донской и Новочеркасской епархии и роли в этом процессе «архиепископа» Мелхиседека (Николаева, он же Николев, Николин). Опираясь на широкий круг архивных источников и материалы периодических изданий 1920-х гг., автор показывает, что обновленческий раскол на Дону был инициирован «архиепископом» Мелхиседеком при поддержке Донского областного ГПУ. При помощи этого органа 18 июня 1922 г. в Новочеркасске был создан епархиальный обновленческий комитет. Его организация стала причиной отказа правящего архиепископа Митрофана (Симашкевича) от дальнейшего руководства епархией. Локализованное в Новочеркасске обновленчество начало распространяться по епархии только после ареста оппозиционно настроенного новочеркасского духовенства. Приходские священнослужители, безропотно подчинившиеся власти «архиепископа» Мелхиседека, были дезинформированы, полагая, что он является легитимным правопреемником ушедшего «на покой» митрополита Митрофана. Несмотря на быстрое распространение обновленчества, радикальные реформы в донском регионе не проводились, поскольку и духовенство, и прихожане Донской и Новочеркасской епархии отличались консервативностью. После освобождения из-под ареста 26 июня 1923 г. Патриарха Тихона на Дону как среди духовенства, так и среди активных мирян, число которых было незначительным, началось стихийное противообновленческое движение. Решающим этапом в его организации стала епископская хиротония протоиерея Захарии Лобова. Появление у церковного кормила активного епископа с выраженной позицией стало причиной как возвращения к церковному руководству митрополита Митрофана, так и приходов епархии. Массовый отход донских приходов от обновленческого церковного управления стал причиной ареста епископа Захарии и его наиболее активных последователей.

Внедрение обновленческого раскола в Донской и Новочеркасской епархии, границы которой в 1922 г. совпадали с границами Донской области, началось в июне 1922 г. и было связано с личностью обновленческого «архиепископа» Мелхиседека (Николаева, он же Николев, Николин). Выпускник Московской духовной семинарии и юридического факультета Московского университета, он был пострижен в монашество и 26 сентября 1920 г. хиротонисан Патриархом Тихоном во епископа Каширского, викария Тульской епархии. В мае 1922 г. епископ Мелхиседек уклонился в обновленчество, был возведен в сан «архиепископа» и назначен в этом же

году правящим архиереем Донской и Новочеркасской епархии1, несмотря на то что эту кафедру с 1915 г. возглавлял архиепископ Митрофан (Симашкевич).

Прибыв в Новочеркасск, «архиепископ» Мелхиседек не стал афишировать свою принадлежность к обновленчеству и «Живой церкви», предпочитая первое время оставаться в тени. Он наладил тесный контакт с Донским областным ГПУ (ДО ГПУ), став его осведомителем2, и 18 июня 1922 г. провел в Новочеркасске первое собрание духовенства и мирян. На собрании обсуждался вопрос об обновленческом движении. Часть новочеркасского духовенства, поддержавшая «архиепископа» Мелхиседека, создала епархиальный обновленческий комитет под председательством протоиерея Дмитриева, в составе протоиерея Фомина, священника Шапошникова и двух мирян3.

Организация комитета стала причиной отказа правящего архиепископа Ми-трофана (Симашкевича) от дальнейшего руководства епархией. Скорее всего, желая дистанцироваться от обновленчества и от тех процессов, которые происходили в среде духовенства, архиепископ Митрофан покинул Новочеркасск, удалившись в Старочеркасский Ефремовский женский монастырь4 без какой-либо официальной передачи власти, оставив управление епархией на своего викария, епископа Аксайского Митрофана (Гринева). Факт удаления правящего архиерея от дел был мгновенно использован ДО ГПУ и обновленцами в своих целях. Фактически архиепископ Митрофан уступил им дорогу, не желая стать во главе сопротивления. Приходское духовенство области (за исключением городского) было введено в заблуждение, полагая, что епархиальная власть была официально передана обновленческому исполнительному комитету и архиепископу Мелхиседеку5.

Почти сразу после учреждения комитета в Новочеркасске образовалась активная оппозиция обновленчеству. В нее вошли епископ Аксайский Митрофан (Гринев) и новочеркасские священники А. П. Шишкин, И. Я. Артемьев, В. И. Волагурин и И. Золотарев6. Они выступали против церковных реформ в любом виде, настаивая на том, что «церковные реформы могут производиться только церковным собором, законно созванным и законно собранным... но отнюдь не так, как это хотела сделать группа живоцерковцев»7. Особую неприязнь вызывал «архиепископ» Мелхиседек, чья власть справедливо признавалась неканонической. По мнению священнослужителей, единственным законным епископом Донской епархии мог быть только епископ Митрофан (Гринев)8.

1 Под флагом «живой церкви» // Трудовой Дон. 1923. 4 февраля. С. 5; Донской епархиальный съезд // Трудовой Дон. 1923. 7 февраля. С. 2.

2 Стрелок. И живой и мертвой (Митякинская вол., Донецкого окр.) // Донской пахарь. 1923. 26 окт. С. 2. Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-15250. Л. 44.

3 Н. Поход против «князей церкви» (по телефону из Новочеркасска) // Трудовой Дон. 1922. 23 июня. С. 2.

4 Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви: Синодальный и новейший периоды. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2006. С. 373.

5 Архив Управления Федеральной службы безопасности России по Ростовской области (Архив УФСБ РФ по РО). Д. П-53110. Л. 127-129 об., 290; Таганрогский филиал Государственного архива Ростовской области (ТФ ГАРО). Ф. Р-10. Оп. 1. Д. 171. Л. 94.

6 Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-53110. Л. 234.

7 Там же. Л. 290.

8 Там же.

Методы борьбы новочеркасского духовенства с «архиепископом» Мелхи-седеком были достаточно своеобразными. Помимо разгромных проповедей, в результате которых «архиепископ» предпочел не совершать богослужений в городских храмах, ограничившись Крестовой церковью9, духовенство распространяло по городу листовки с угрозами10. В результате Мелхиседек 26 декабря 1922 г. обратился в ДО ГПУ с заявлением, в котором сообщал, что «Артемьев, Волагу-рин, Шишкин и стоящий во главе их епископ Митрофан» своими проповедями «возбуждают верующую толпу и враждебно настраивают ее против всякого обновленческого движения», и слагал с себя ответственность за возможные выступления народа против него и обновленческого комитета11. Реакция власти была предсказуемой. 22 января 1923 г. епископ Митрофан, священники В. И. Волагу-рин и И. Я. Артемьев были арестованы и высланы в Москву12. По всей видимости, угроза ареста заставила новочеркасское духовенство замолчать.

Избавившись с помощью ДО ГПУ от своих противников, «архиепископ» Мелхиседек начал активную деятельность по насаждению обновленчества в епархии. Уже 4 февраля 1923 г. он провел собрание духовенства Елизаветовского и Аксайского благочиний, на котором единогласно была признана законность и каноничность его прав, признана власть ВЦУ, а также принята программа «Живой церкви»13. 7 февраля того же года на благочинническом съезде епархии также большинством голосов была подтверждена законность и каноничность прав «архиепископа» Мелхиседека. Большинством голосов была принята резолюция, «приветствующая» в качестве руководящего органа ВЦУ и признающая необходимость образования на местах групп «Живой церкви». На этом же съезде прозвучал доклад о слиянии Ростовской и Донской епархий с центром в Ростове-на-Дону. Поскольку обновленческий «архиепископ» Ростовский и Таганрогский Феофилакт (Клементьев) умер в январе 1923 г., новообразованную епархию возглавил «архиепископ» Мелхиседек. Несмотря на протесты части духовенства, было принято решение о переносе кафедры правящего архиерея в Ростов. В Новочеркасске решили оставить кафедру викарного епископа14, но он так и не был назначен, хотя на это место претендовал настоятель Цукурского Николаевского мужского монастыря архимандрит Тихон15. 30 марта 1923 г. к «Живой церкви» присоединилось духовенство Сальского округа16; 31 марта 1923 г. комитет «Живой церкви» был создан в Мечетинском благочинии. Его возглавил будущий женатый «епископ», на тот момент протоиерей Филипп Власов17.

9 Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-53110. Л. 234.

10 Там же. Л. 222, 218.

11 Там же.

12 Там же. Л. 404.

13 См.: Под флагом «живой церкви». С. 5.

14 См.: Донской епархиальный съезд. // Трудовой Дон. 1923. 7 февраля. С. 2.

15 Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-53110. Л. 234.

16 Центр документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИРО). Ф. Р-97. Оп. 1. Д. 21. Л. 7 об.—8.

17 См.: «Живая церковь» // Трудовой Дон. 1923. 31 марта; Антирелигиозное движение среди донского крестьянства. Церковный раскол // Трудовой Дон. 1923. 8 апреля. С. 2.

Первый обновленческий епархиальный съезд в Донской епархии состоялся 11 апреля 1923 г. в архиерейском доме Новочеркасска. На съезде духовенство вынесло осуждение Патриарху Тихону — это была обязательная акция в рамках подготовки к обновленческому «Поместному собору» 1923 г., — избрало делегатов на собор18. По косвенным сведениям, на съезде присутствовал будущий епископ Захария (Лобов), выступивший против обновленцев, но поддержанный только одним священником Дегтевского благочиния Илией Пироженко19. Остальное приходское духовенство Донской и Новочеркасской епархии, введенное в заблуждение якобы каноническим переходом епархиальной власти к архиепископу Мелхиседеку, безропотно молчало и выполняло все, что эта власть требовала, включая признание «Живой церкви».

Поскольку донское духовенство было консервативным, радикальные обновленческие реформы на Дону не проводились, за исключением попыток введения нового стиля и появления брачного епископата. Дон дал обновленчеству двух женатых «епископов» — «архиепископа» Филиппа Власова и «митрополита» Василия Кожина. В 1946 г. В. Кожин принес покаяние, развелся с женой, принял монашеский постриг и был хиротонисан во епископа с именем Гермоген.

После освобождения из-под ареста 26 июня 1923 г. Патриарха Тихона на Дону как среди духовенства, так и среди активных мирян, число которых было незначительным, началось стихийное противообновленческое движение. Так, на съезде Дегтевского благочиния, состоявшемся 17 июля 1923 г., единогласно было принято постановление о непризнании постановлений обновленческого «Поместного собора» 1923 г., обновленческого Временного церковного совета, «архиепископа» Мелхиседека и Донского епархиального совета20. Скорее всего, инициатором съезда Дегтевского благочиния стал священник Илия Пироженко, написавший письмо Патриарху Тихону от лица съезда21. За противостояние обновленчеству И. Пироженко был арестован 16 марта 1924 г.22

Решающим этапом в борьбе с обновленчеством на Дону стала епископская хиротония протоиерея Захарии Лобова. После 1916 г. он овдовел и был пострижен в монашество. 5 октября 1923 г. в Новочеркасске состоялась его хиротония во епископа Нижнечирского, викария Донской епархии. Хиротонию совершали митрополит Митрофан (Симашкевич) и предположительно епископ Иннокентий (Летя-ев), специально прибывший по этому случаю из Москвы23. 14 октября 1923 г. Захария (Лобов) был назначен епископом Аксайским, викарием Донской епархии24.

Согласие протоиерея Захарии на епископскую хиротонию по времени совпадает с возвращением из «затвора» митрополита Митрофана. Последующая активная деятельность викарного епископа при молчаливой поддержке правящего архиерея и явно «ведомая» позиция последнего, описанная в письмах

18 Донской епархиальный съезд. // Трудовой Дон. 1923. 17 апреля. С. 4.

19 Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-15249. Л. 163-163 об.

20 Там же. Л. 166-167 об.

21 См.: Там же.

22 Там же. Л. 176, 178, 183, 197.

23 Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-15250. Л. 66.

24 История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 г. М., 2006. С. 663.

епископа Захарии к священнику П. Фалевичу25, позволяют высказать предположение, что митрополит Митрофан вернулся к архипастырской деятельности по настоянию епископа Захарии.

Встав на крестный путь епископского служения, Захария (Лобов) обратился с воззванием «Ко всем истинно верующим православным чадам», в котором, ссылаясь на постановления Вселенских соборов, обличил обновленчество и призвал не принимать никаких нововведений26. Появление у церковного кормила активного епископа с выраженной позицией стало причиной возвращения большинства приходов Донской и Новочеркасской епархии под омофор митрополита Митрофана. Приветствуя возвращение, епископ Захария тем не менее заставлял уклонявшихся в обновленчество приносить публичное покаяние перед приходом27. В середине октября 1923 г. к епископу Захарии и митрополиту Митрофану присоединились приходы Миллеровского благочиния28; в середине ноября — храмы Дегтевского благочиния29; в начале марта 1924 г. — Александровск-Грушевского благочиния30; в конце марта — Богдано-Киевского благочиния31.

Массовое возвращение донских приходов в юрисдикцию митрополита Ми-трофана и, следовательно, потеря значительной части доходов обновленческим епархиальным управлением заставили «архиепископа» Мелхиседека написать донос в ДО ГПУ, где он назвал набиравшее силу движение «лобовщиной»32. Вследствие доноса 10 декабря 1923 г. епископ Захария был взят на учет33, а в феврале 1924 г.34 арестован и приговорен особым совещанием при Коллегии ОГПУ к двум годам концентрационных лагерей35. В обвинении епископу инкриминировались хранение воззваний контрреволюционного характера с целью распространения; измышление и распространение «ложных» сведений о гонении советской власти на Церковь и что якобы соввласть поддерживает «Живую церковь»; возбуждение национальной вражды и розни; присвоение себе функций юридического лица, выразившихся «в назначении на должность благочинных и вообще священников, в то время как эта власть принадлежит епархуправлению»36. В апреле 1924 г. были арестованы активные «лобовцы»: священники П. М. Ледковский, П. А. Фалевич, С. К. Краснов, В. А. Сериков и И. И. Пироженко37.

Несмотря на попытки «архиепископа» Мелхиседека остановить крах обновленчества на Дону с помощью ГПУ, к середине 1924 г. большинство приходов

25 Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-15249. Л. 24-35 об.

26 Там же. Д. П-15250. Л. 5-5 об.

27 Там же. Д. П-15249. Л. 24-35 об.

28 Там же.

29 Там же. Л. 14-14 об., 172-173 об.

30 Центр хранения архивной документации г. Шахты Ростовской области (ЦХАД). Ф. Р-278. Оп. 2. Д. 5. Л. 9-9 об.

31 Архив УФСБ РФ по РО. Д. П-15250. Л. 107.

32 Там же. Л. 44.

33 Там же. Л. 66.

34 Там же. Л. 118.

35 Там же. Л. 112-113, 124.

36 Там же. Л. 112-113.

37 Д. П-15249. Л. 195-197, 199.

Донской епархии отказались от обновленчества и вновь подчинились митрополиту Митрофану. В ведении обновленцев остались считаные приходы.

Как и в случае насаждения раскола, выход из него был не личной инициативой священнослужителей. Только после освобождения Патриарха Тихона из-под ареста и епископской хиротонии уважаемого донским духовенством новочеркасского протоиерея Захарии Лобова, возглавившего оппозицию обновленчеству, священники в составе целых благочиний начали возвращаться из раскола. Как в уклонении в раскол, так и при выходе из него прихожане не играли значительной роли. В целом их позицию можно охарактеризовать как индифферентную. Только спустя полтора-два месяца после освобождения Патриарха Тихона именно по инициативе прихожан некоторых населенных пунктов Донской области (это были крестьянские поселки и слободы) приходы покидали обновленчество и присоединялись к Патриарху.

Ключевые слова: обновленческий раскол, «Живая церковь», приходское духовенство, Донская и Новочеркасская епархия, «архиепископ» Мелхиседек (Николаев), «архиепископ» Филипп Власов, «митрополит» Василий Кожин, митрополит Митрофан (Симашкевич), епископ Митрофан (Гринев), епископ Захария (Лобов).

The Renovationist Schism in the Don Region and the Activities of «Archbishop» Melchizedek (Nikolayev)

A. Shadrina

The article deals with the history of the renovationist schism in the Diocese of Don and Novocherkassk and with the role played in that process by "Archbishop" Melchizedek (also known as Nikolayev, Nikolev, or Nikolin). Based on a wide range of archive sources and materials of the 1920s periodicals, the author shows that the renovationist schism in the Don area was initiated by "Archbishop" Melchizedek supported by the State Political Directorate of Don Oblast. On 18 June 1922, supported by that governmental body, there was established an eparchial renovationist committee in Novocherkassk, which was the reason why Archbishop Mitrofan (Simashkevich) refused to be the head of the Diocese any longer. The renovationism localized in Novocherkassk started to spread all over the Diocese only after the arrest of the opposition Novocerkassk clergy. The parish priests who obeyed submissively to the authority of "Archbishop" Melchizedek were misinformed and so believed that he was the legitimate successor of Metropolitan Mitrofan who had "retired". Regardless of the fast dissemination of renovationism, there were no radical reforms in the Don area as both the priests and the church people of the Diocese of Don and Novocherkassk were quite conservative. After Patriarch Tikhon had

been released from prison on 26 June 1923, there started spontaneous anti-renovationist movement, both among the priests and the active laity who were not numerous though. The decisive organizational stage for the movement was the episcopal cheirotonia of Archpriest Zacharia Lobov. The coming of an active bishop to the church helm became the reason both for Metropolitan Mitrofan's return to the church administration and eparchial parishes. And the big number of the Don parishes leaving the renovationist church administration were the reason for the arrests of Bishop Zacharia and his most active followers.

Keywords: renovationist schism, "Alive Church", parish priesthood, Diocese of Don and Novocherkassk, "Archbishop" Melchizedek (Nikolayev), "Archbishop" Philip Vlasov, "Metropolitan" Vasiliy Kozhin, Metropolitan Mitrofan (Simashkevich), Bishop Mitrofan (Grinev), Bishop Zacharia (Lobov).

Список литературы

1. Головушкин Д. А. Феномен обновленчества в русском православии первой половины XX века. URL: http://krotov.info/history/20/1920/golovushkiv_00.html (дата обращения 2.08.2014).

2. «Обновленческий» раскол: Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики / Сост. И. В. Соловьев. М.: Общество любителей церковной истории. Изд-во Крутицкого подворья, 2002.

3. Фирсов С. Л. Церковно-историческая наука в 1990-2010-е гг. // Фирсов С. Л. Власть и огонь. Церковь и советское государство: 1918 — начало 1940-х гг. М., 2014. С. 424—471.

4. История иерархии Русской Православной Церкви: Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 г. М., 2006.

5. Рослоф Э. Советское правительство и обновленческий раскол в Русской Православной церкви (1922—1923) // История России: Диалог российских и американских историков. Материалы российско-американской научной конференции. Саратов 1992. С. 119-126.

6. Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви: Синодальный и новейший периоды. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2006.