Научная статья на тему 'О восприятии текстов с иноязычными вкраплениями (результаты анкетирования)'

О восприятии текстов с иноязычными вкраплениями (результаты анкетирования) Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
272
50
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ПИСЬМЕННАЯ КОММУНИКАЦИЯ / МЕЖЪЯЗЫКОВАЯ ГРАФИЧЕСКАЯ ОМОНИМИЯ / ГИБРИДНЫЕ ТЕКСТЫ / ЛАТИНИЦА / КИРИЛЛИЦА / АНКЕТИРОВАНИЕ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Бреусова Е. И.

Рассматривается вопрос о восприятии текстов, созданных путем соединения знаков латиницы и кириллицы. Показано, что в таких текстах может проявиться межъязыковая графическая омонимия, которая способна создавать помехи в письменной коммуникации. Приведены результаты анкетирования рядовых читающих, ежедневно воспринимающих гибридные тексты.

On the perception of foreign-language texts interspersed (survey results)

The article discusses about the perception of texts created by combining Latin and Cyrillic characters. In such texts may appear graphic interlingual homonyms, which can interfere with written communication. The article presents the results of the survey of ordinary readers daily perceiving hybrid texts.

Текст научной работы на тему «О восприятии текстов с иноязычными вкраплениями (результаты анкетирования)»

ФИЛОЛОГИЯ

Вестн. Ом. ун-та. 2014. № 4. С. 164-168.

УДК 808.2 Е.И. Бреусова

О ВОСПРИЯТИИ ТЕКСТОВ С ИНОЯЗЫЧНЫМИ ВКРАПЛЕНИЯМИ (РЕЗУЛЬТАТЫ АНКЕТИРОВАНИЯ)

Рассматривается вопрос о восприятии текстов, созданных путем соединения знаков латиницы и кириллицы. Показано, что в таких текстах может проявиться межъязыковая графическая омонимия, которая способна создавать помехи в письменной коммуникации. Приведены результаты анкетирования рядовых читающих, ежедневно воспринимающих гибридные тексты.

Ключевые слова: письменная коммуникация, межъязыковая графическая омонимия, гибридные тексты, латиница, кириллица, анкетирование.

Графическая система языка сегодня становится объектом многих лингвистических и лингводидактических исследований. В фокусе научных изысканий находятся графические средства языка, их различные комбинации, использование знаков латиницы, графическая интерференция. На современном этапе требует своего решения и проблема, возникшая в связи с «раскрепощением» графического уровня языка, - появление гибридных текстов, соединяющих в себе знаки латинского и кириллического алфавитов (например, «3ooPRICE», «Jazz-квадрат» и т. п.), и их восприятие.

Данная проблема, обусловленная многими объективными причинами, в том числе и проявлением межъязыковой графической омонимии, может стать коммуникативной помехой для рядового читающего. Ведь, как известно, наличие общего кода у участников письменного взаимодействия содействует в определенной мере эффективному общению.

Тексты, в которых соединены знаки разных алфавитов, прочно заняли свои позиции в культурном пространстве города. Свобода использования графических средств породила и продолжает порождать огромное количество гибридных текстов, в пределах которых соединяются буквы кириллицы и латиницы (к слову, это не всегда удачные комбинации двух график). Графический уровень языка, таким образом, превратился из консервативного, относительно закрытого, в открытый уровень, способный принимать различные графические и параграфические средства.

Современные тексты отличаются множеством графико-орфографических решений. Как показывает практика, номинации городских объектов, торговые вывески, рекламные щиты, афиши, плакаты, тексты наружной рекламы и пр. существенно расширили систему графических средств языка за счет внедрения новых компьютерных технологий. Сегодня тексты (в том числе один и тот же) рекламного характера, тексты Интернета (чатов, форумов, блогов и т. п.) могут быть представлены в различном графико-орфографическом оформлении, например:

- средствами современного алфавита («ЗаСонЯ», «ИнФОРМАция», «Сообщение» и т. д.);

- средствами современного русского алфавита в сочетании с параграфическими средствами («Д'ВЕРИ ГУД», «ЛОГОС+», «Пятеро4ка» и т. д.);

- графико-орфографическими средствами языка-источника, если это слово заимствовано («Versace», «Samsung», «Traveler's Coffee» и т. п.);

- средствами кириллицы при передаче заимствованных наименований («О'кей», «Лайф», «Самсунг», ТЦ «СИТИ-МОЛЛ» и т. п.);

- средствами латиницы при передаче русских наименований («KRASOTKA», «LADA» и др.);

© Е.И. Бреусова, 2014

О восприятии текстов с иноязычными вкраплениями (результаты анкетирования)

165

- сочетанием двух график в пределах отдельного слова или словосочетания («БШона», «Интеръер-Design», ТК «ГЕРЦЕН PLAZA», «РЕАКЦИЯ», журналы «3ooPRICE», «Ртформула», «ПИТЕРЬсюк», «Доставь себе ydoVOLVcmeue», «ОАШЕназия», «ГлюКога» и т. п.);

- средствами дореволюционной графико-орфографической системы («Ковровый дворъ», «Бомондъ-студия», сауна «Шармъ», «Ъ-Гайдаев») и т. п.

Такая графико-орфографическая «инноватика», или гибридизация на графическом уровне, с одной стороны, приводит к многообразию использования графических знаков, свидетельствующему о поиске новых стилеобразующих средств, а с другой -характеризуется, как справедливо отмечают Т.В. Шмелева и Т.М. Григорьева, тенденцией к разрушению принципа единственности письменности [1], к разрушению присущего русскому слову орфографического облика при внедрении словокомпонента [2], что очевидно и наглядно. В такой ситуации читающий едва успевает привыкать к зрительным образам вновь появляющихся слов/текстов.

В текстообразование сегодня включены как собственно графические, так и пара-графемные средства английского языка (например, @, &, $ и т. п.). Эта тенденция уже становится закономерностью. Такое оформление текстов оказывает воздействие на читающего, привлекает внимание к написанному, служит средством актуализации различных смыслов, реализует различные коннотации. В некоторых случаях смешение графических средств в пределах одного текста выполняет эстетическую функцию, но в любом случае подобное смешение оптических знаков можно расценивать не только и не столько как дань моде, а, как справедливо указывает В.С. Норлусенян, как потребность: «Зачастую современные писатели и журналисты уже не могут обойтись без того, чтобы в их текстах не присутствовали такие единицы. А значит, можно говорить о том, что частое употребление иноязычных слов - это не просто дань моде, а закономерный этап в становлении современного языка, который будет впоследствии детально освещен специалистами в области истории развития лингвистики» [3].

Знаки латиницы очень быстро заняли чуть ли не лидирующие позиции в оформлении культурного пространства города. Названия магазинов, периодических изданий (как печатных, так и электронных), газетных и журнальных заголовков, литературных произведений, имена и фамилии авторов книг, оформленные средствами двух алфавитов и параграфемных средств английского языка, сегодня уже не вызывают удивления (например: <£ажигалка», «nRAVо на выбор», «Sun-Сити.», ружье «BERETTA», «Веегло-га», «Ргодвижение», «Сарафан-РШ», «VIP-сауна»,

«АРТ-студия», «ВеегМаркет», «Мебель-CITy»,

«Отдых RELAX», «РОТОГРАФ», КомарОРР, «Ди-ванОРР», «Вклады до 10 % в месяц. Застра-хоиано!», Дмитрий Янковskiй, «ПРО

ЛЮБО///on»>, «IDEAL жертвы»», «Ремонт & Сервис» и др.). Распространенность подобных графико-орфографических реализаций хотя и не придает им статуса системных явлений, но свидетельствует о поиске новых стилеобразующих средств текстов эпиграфики.

Восприятие таких гибридных образований может быть затруднено создаваемой омонимией графических средств разных алфавитов, например: Тер (словац.) - «пульс» и тер (форма прошедшего времени глагола «тереть)) ВВС - аббревиатура «Военновоздушные силы» и ВВС (англ. <British

Broadcasting Corporation») - Би-Би-Си и т. п.). Рядовой носитель языка в ряде случаев не может мгновенно определить, средствами какого алфавита переданы те или иные тексты, например: Мепорасе (на упаковках

названия лекарственных препаратов фиксируются как кириллицей, так и латиницей); арех (название стоматологии в Сургуте; еще только осваивающий грамоту школьник, впрочем как и любой другой рядовой носитель русского языка, может воспринять эту надпись как созданную с ошибкой, что сегодня не редкость), ореп (вывеска на дверях), эфир телекомпании ВВС и пр. Особенно большие сложности при восприятии подобных текстов возникают у людей, не владеющих хоть в какой-то мере иностранными языками, у тех, кто не знает латиницы или у кого это знание не сформировано в умение отделять написанное кириллицей от написанного латиницей, в том числе у младших школьников.

Как показал сравнительно-сопоставительный анализ кириллического и латинского алфавитов, начертания трети букв (около 35 %) современного русского алфавита совпадает с графическими формами знаков латиницы (при подсчете учитывались как прописные, так и строчные варианты печатных и письменных знаков). К тому же частота обновления текстов городской эпиграфики не позволяет сформировать и закрепить быстроменяющиеся зрительные образы иноязычных вкраплений. Заимствования, появляющиеся в языке, не сразу становятся расхожими. Некоторые, появившись, вскоре исчезают; другие осваиваются языком, но период освоения далеко не одинаков. К тому же не все возрастные и социальные группы рядовых читающих в одинаковой мере способны освоить и желают освоить беспрерывный приток заимствований, тем более запечатлеть в памяти оптический образ таких слов, выполненных в латинице. А значит, такие надписи, как «AT HOME», «Mono стиль», «Шу вместе», моментально не могут быть адекватно восприняты рядовыми носителями языка.

166

Е.И. Бреусова

Помехи подобного рода устранимы, хотя и не всегда незамедлительно. Более широкий контекст, возможность остановиться в любой точке текста, осознание неуместности использования слова в определенном контексте или сомнительность именования, наличие в тексте таких букв латиницы, которые не имеют сходного графического облика со знаками русского алфавита, сопровождающие текст параграфические средства и т. п., способны помочь в устранении межъязыковой графической омонимии, созданной пишущим. К тому же преимущество письменной речи состоит в том, что она развертывается в статичном пространстве, это дает рядовому читающему возможность выхода из временных характеристик речи, обдумывания, соотнесения с другими частями текста, неопределенного количества регрессий при чтении и понимании написанного/напеча-танного с целью коррекции, уточнения и пр.

Так или иначе, при создании текстов средствами разных график необходимо всегда помнить об адресате, для которого в конечном счете и предназначен созданный текст. Исходя из особенностей восприятия гибридных текстов, мы подготовили вопросы и провели анкетирование среди студентов нефилологических специальностей с целью выяснения отношения к функционированию русскоязычных текстов с иноязычными графическими вкраплениями, латинских названий, выполненных буквами как латиницы, так и кириллицы, а также восприятия таких текстов и использования их в своей практике.

В анкетировании приняли участие 72 студента 2-3-го курсов непедагогических факультетов. Выборка респондентов обусловлена тем, что на 2-м курсе заканчивается подготовка по иностранному языку, потому предполагается, что у студентов сформированы языковая и коммуникативная компетенции по этой дисциплине: они умеют читать, переводить и устно взаимодействовать на иностранном языке (в основном, английском и немецком). Во-вторых, студенты - мобильная категория носителей языка, быстро реагирующих на веяния нового времени, находящие живой отклик в разных сферах человеческой деятельности, в том числе в культуре, языке и пр. Они с определенной долей легкости осваивают иноязычные вкрапления в речи (как на уровне лексики, так и на уровне графики) и оперируют ими в устном и письменном общении. С другой стороны, для эксперимента целенаправленно не брались студенты, обучающиеся на отделении иностранных языков, в связи с тем, что языковое сознание такой категории обучающихся формируется в разных плоскостях ввиду ежедневного визуального ввода информации на разных языках.

Для анкетирования были предложены следующие вопросы:

1. Как вы относитесь к использованию букв латинского алфавита в составе русских

слов (к иноязычным вкраплениям в слова русского языка)? Например: «nRAVo на выбор»; «Зажигалка».

2. Всегда ли вы можете понять значение написанных латиницей слов, содержащихся в рекламных текстах, вывесках и пр.?

3. Используете ли вы при письменном общении буквы латинского алфавита, иноязычные слова (записывая их и латиницей, и кириллицей)?

4. Обращаясь к своему читательскому опыту, вспомните и укажите, всегда ли, на ваш взгляд, удачно используются буквы латинского алфавита в текстах городской эпиграфики, в интернет-общении и пр.?

5. Прочитайте текст одной из вывесок:

Стоматология apex Немецкие технологии

Как вы считаете, буквами кириллицы или латиницы передано подчеркнутое слово? Свой ответ обоснуйте.

Рассмотрим результаты анкетирования.

Отвечая на первый вопрос, около 39 % респондентов высказали положительное отношение к подобного рода вкраплениям, объясняя это следующим: «Мне кажется, что слово выглядит более интересно и современно, необычно, красиво»; «Креативный и живой подход, вполне имеет право на жизнь»; «Почему бы и нет. Возможно, так кому-то удобнее читать и писать»; «Для некоторых людей это удобно, особенно которые забыли русские буквы и для передачи мысли пользуются иностранными»; «Это новый вид написания слов. Помогает в общении, так как большинству нравится такой способ написания»; «Очень нравится такое написание»; «Если это не будет применяться повсеместно, а только в названиях каких-либо брендов» и т. п. Из приведенных высказываний видим, что такое отношение участников анкетирования связано с желанием идти в ногу со временем, отвечать требованиям современности, с приятием последствий процесса глобализации, эстетическим восприятием написанного. Нейтральную позицию наблюдаем у 14 % респондентов, которые все-таки написали, что допускают такое оформление текстов города как оригинальное и приемлемое для молодежной аудитории читающих. С осторожностью высказываются о таких надписях около 3 %, оговариваясь, что желательным было бы сохранять единообразное написание, оформлять слова средствами какого-либо одного алфавита.

44,4 % респондентов отрицательно относятся к использованию литер латинского алфавита в составе слов русского языка, выдвигая следующие аргументы: «Потому что некоторые не смогут прочитать или неправильно прочтут текст, и потеряется смысл»; «Мне не нравится. Если слово пишется русскими буквами, то полностью надо писать на русском. Ведь кто-то не сможет прочитать»; «Это только запуты-

О восприятии текстов с иноязычными вкраплениями (результаты анкетирования)

167

вает людей»; «Такие вкрапления не красят русскоязычный текст»; «<В России русские слова должны быть написаны только по-русски»; «Пожилым людям неудобно читать такие тексты»»; ««Режет глаз и сбивает с толку»; «Такие надписи запутывают людей»; ««Это глупо. Просто это не нравится. Я путаюсь иногда, как правильно читать»; ««Это замедляет процесс чтения. Ведь легче читать привычные слова»; «Слово должно быть написано на определенном языке, так легче читать и воспринимать слова и их смысл»; ««Это затрудняет понимание высказываний. И загрязняет русскую речь»; «Портит слово»; «Не нужно коверкать русский язык всякими иноязычными буквами»; ««Такие надписи раздражают. Не понятно сразу»; «Люди хотят быть ближе к Западу, тем самым теряется самобытность»; «При

чтении не сразу можно распознать слово. Может исказить информацию»; ««Резко отрицательно» и т. п.

Как видим, доводы, приводимые против использования иноязычных вкраплений в тексты культурной среды города, большей частью носят прагматический характер, демонстрирующий появление коммуникативных помех, препятствующих быстрому восприятию прочитанного. Реципиенты отмечают и подражание Западу, и эстетическую безвкусицу созданных подобным образом текстов. Как думается, сегодня, в век глобализации, уже не приходится говорить о слепом подражании Западу, поскольку многие тексты городской эпиграфики содержат оригинальные названия иностранных марок машин, газет, журналов, товарных марок и т. п., графический образ которых уже достаточно прочно запечатлен в языковом сознании рядового читающего. Подобные графические «тела знаков» стали устойчивыми, привычными для рядового носителя языка.

При ответе на второй вопрос 50 % респондентов отметили, что всегда могут понять значение написанных латиницей иноязычных вкраплений, содержащихся в рекламных текстах, что связывается читающими со знанием английского языка и достаточно высокой частотой использования вкраплений в подобные тексты. Как видим, при восприятия текстов с иноязычными вкраплениями в первую очередь важны знание английского (иностранного) языка и практика восприятия таких текстов, которая помогает переключаться с одного язы-ка/алфавита на другой. 34,7 % участников анкетирования ответили на второй вопрос отрицательно, связывая это с плохим владением иностранными языками, а также с отсутствием умений переходить с одного языкового кода на другой и неудачным составлением рекламных текстов. 15,3 % отвечавших, как они утверждают, практически всегда или чаще всего понимают написанное.

Таким образом, для восприятия текстов, имеющих иноязычные вкрапления, важны-

ми факторами выступают: знание ино-

странных языков и умение переключаться с одного языкового кода на другой, устойчивость зрительного образа, связанная с организационной упорядоченностью таких текстов, их определенной стабильностью и регулярной повторяемостью иноязычных элементов в рекламных текстах.

Отвечая на третий вопрос, чуть меньше половины студентов согласились, что прибегают в определенных ситуациях к латинице и в целом к иноязычной лексике: ««Если слова английского языка»; ««Если а»дресат понимает написанное мной слово и если сам обращается к таким же вкраплениям»; ««Только в интернет-общении»; «<В конспектах, например, для сокращений.»; «Только для записи иностранных программ, аббревиатур и пр.»; «Когда требуется»; «<В общении в социальных сетях»; ««Время от времени»» и под. Большая часть респондентов все-таки проявила консерватизм в использовании иноязычных вкраплений в письменной коммуникации, мотивируя это таким образом: «Не допускаю это в своем общении»; ««Это неприемлемо в общении»; ««Это глупо»; «Не вижу смысла»»; «Не хочу, чтоб мои друзья “ломали” мозги, читая это» и т. п. И тем не менее соотношение ответов показывает, что студенты достаточно мобильны в освоении новых элементов современного языка и включении их в письменную речь. Эта категория рядовых пишущих живо реагирует на те изменения, которые происходят в языке. Владея иностранным языком, обучающиеся свободно пользуются его средствами в разных жизненных ситуациях, при этом учитывая адресованность написанного (используют эти средства либо в автокоммуникации, либо в общении с теми, кто сможет понять такой текст и сам использует элементы заимствований при взаимодействии).

Анализ ответов на четвертый вопрос обнаружил: 20,8 % респондентов считают такое оформление текстов всегда удачным, обосновывая это следующим: «Моя подруга пишет, вместо ’новый', new - так короче»; «Привлекает внимание читателей»; «Я не замечаю, потому удачно»; «Занимательная языковая игра: Ту пицца (Two pizza)» и т. п. 68 % отвечавших отмечают не всегда удачное вкрапление иноязычных элементов в тексты: ««Бывает трудно разбирать слова»; «Иногда латиница используется не к месту»; «Иногда использование латиницы в русском слове лишает текст значения, смысла»; «Можно рассматривать двояко»; «Некоторые пишут то, что абсолютно не понимают»; «В силу безграмотности пишут не то, вставляют не туда»; «Используют вкрапления совершенно некорректно, не опираясь на грамматику языка-источника, а потому это смешно и некрасиво» и под. С осторожностью на заданный вопрос ответило около 5 %, столько же затрудняются в ответе.

168

Е.И. Бреусова

Безусловно, возраст респондентов свидетельствует о наличии определенного читательского опыта, навыков чтения текстов разных жанров, разных стилей (на русском и изучаемом иностранном языке, притом знание иностранного языка учитывается хотя бы в объеме школьной и вузовской программ), а также навыков письменного взаимодействия. В использовании иноязычных вкраплений в первую очередь привлекает необычность таких текстов, за которой порой уже не замечаются казусы в их оформлении, во-вторых, включение иноязычных элементов в письменную коммуникацию носит иногда прагматический характер, в-третьих, некоторые респонденты способны достаточно быстро переключаться с одного языка на другой, а потому не замечать переходов с одного алфавита на другой. Часть отвечавших указывает и на свой опыт как пишущего, и на опыт своих друзей, отмечая, что в социальных сетях при переписке с друзьями они прибегают к элементам иностранного языка (чаще английского).

Ответ на 5-й вопрос продемонстрировал следующее. Около 86 % указали, что название стоматологии передано латиницей, потому что: «В вывеске есть отсылка к немецким технологиям»; «Для надписи кириллицей использовали бы другой шрифт», «Наиболее уместным была бы надпись на иностранном языке»; «Модным стало использовать иностранные названия»; «Не сразу сориентировался, но все-таки понял, что надпись сделана латиницей» и под. Нашлись такие, кто воспринял данную вывеску как созданную при помощи букв кириллицы, объясняя тем, что «и в вывесках могут быть сделаны ошибки». Между тем около 10 % затруднились ответить на вопрос, объясняя тем, что «написания слов разных языков могут совпадать».

Проведенное анкетирование среди студентов как наиболее мобильной, креативно и прогрессивно мыслящей аудитории свидетельствует о том, что даже эта возрастная группа, чутко реагирующая на любые перемены во всех сферах человеческой деятельности, проявляет в первую очередь прагматизм в подходе к использованию иноязычных вкраплений в тексты культурного пространства города. С позиций рядового читающего они, испытывая определенные неудобства при восприятии таких текстов, отмечают явления межъязыковой графической омонимии как помехи коммуникации.

Итак, пафос создания текстов-гибридов объясняется процессами глобальной интеграции, которая приводит к взаимопроникновению, взаимодействию, взаимовлиянию элементов разных культур, приводящих, в свою очередь, к появлению графических новообразований, основанных на соединении латиницы и кириллицы в пределах одного слова/словосочетания. Либерализация графического уровня языка побуждает к

бурному росту текстов городской эпиграфики, создаваемых с использованием двух алфавитов, что, безусловно, приводит к разрушению привычного графического образа слова и создает помехи при восприятии написанного: затрудняет и замедляет процесс чтения и понимания, а порой приводит к коммуникативным неудачам.

Разрушение канонов зрительного образа способно повлечь за собой и образование межъязыковой графической омонимии. Включение в тексты элементов разных график делает вероятным тот факт, что в пределах одного слова/ словосочетания могут оказаться сходные по начертанию литеры латиницы и кириллицы, затрудняющие в определенных случаях адекватность восприятия написанного и являющиеся помехообразующим фактором письменной коммуникации.

Постоянно меняющийся графический облик города приобретает статус закономерного языкового явления. (Эти явления еще ждут своего всестороннего изучения и описания.) Стихийность в создании новых «тел знаков» отражается на устойчивости образа восприятия гибридных образований. В наше время далеко не все визуальные образы вошли в языковое сознание рядовых читающих, стали мгновенно узнаваемыми.

И сегодня нельзя не согласиться с замечанием Л.В. Щербы: «Для полной успешности этого процесса [чтения] необходимо, чтобы мы как можно легче узнавали графические символы, чтобы как можно легче возникали связанные с ними ассоциации. Все непривычное - непривычные очертания букв, непривычная орфография слов, непривычные сокращения и т. п. - все это замедляет восприятие, останавливая на себе внимание» [4]. В связи с этим графический уровень языка на современном этапе требует инвентаризации, систематизации графических и пара-графемных средств, а также их регламентация, что позволит упорядочить создание гибридных тестов, а следовательно, поможет устранить, хотя бы частично, помехи в процессе восприятия написанного.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Шмелева Т. В. Современная городская эпиграфика // Язык и культура : доклады и тезисы III Междунар. конф. Киев, 1994. С. 107.

[2] Гоигорьева Т. Латиница внедряется в русское слово, разрушая его облик // РИА «Новости». URL: http://ria.ru/interview/20100129/206846758. html.

[3] Норлусенян В. С. Иноязычные вкрапления: современное состояние проблемы // Вестн. Новгород. гос. ун-та. 2010. № 57. С. 63-66.

[4] Щерба Л. В. Безграмотность и ее причины // Щерба Л. В. Избранные работы по русскому языку. М. : Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР, 1957. С. 57.