Научная статья на тему 'О так называемых "показателях подлежащего" в монгольском языке'

О так называемых "показателях подлежащего" в монгольском языке Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
327
40
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
LINGUISTIC EXPERTISE / VERBAL DESIGNATION / TRADEMARK

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Курышева Анна Владимировна

В статье рассмотрены случаи употребления частиц, традиционно именуемых показателями подлежащего, но по сути своей являющихся маркерами темы; дана их классификация, а также предложена гипотеза о связи между этимологией данных частиц и их функцией показателей темы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

On the so-called ´subject markers' in Mongolian

The paper addresses the use of particles that, traditionally labeled as ´subject markersµ, actually function as topic markers. A classification of these particles is proposed, as well as a conclusion that their functioning as topic markers may be a reflection of their etymology.

Текст научной работы на тему «О так называемых "показателях подлежащего" в монгольском языке»

А. В. Курышева

СПбГУ, Санкт-Петербург

О ТАК НАЗЫВАЕМЫХ «ПОКАЗАТЕЛЯХ ПОДЛЕЖАЩЕГО» В МОНГОЛЬСКОМ ЯЗЫКЕ1

1. Общие замечания

Экономичность и избыточность — две, казалось бы, противоречащие друг другу и даже взаимоисключающие характеристики языка. Тем не менее в языке происходят процессы, обусловленные как его склонностью создавать «подушки безопасности» избыточных элементов, так и его стремлением экономно обращаться со своим инвентарем. Эти процессы лежат в основе развития языка: его экономность не позволяет в какой-то момент накопленным элементам (дублерам, по своему первичному назначению) оставаться только лишь дублерами, и они либо исчезают, либо обретают новые значения и функции. Такая метаморфоза произошла и с рассматриваемыми нами частицами. Прежде чем они обрели функцию «показателей подлежащего», как их было принято называть вплоть до относительно недавнего времени, все эти частицы уже имели какое-то свое значение. Значит ли это, что показатели подлежащего являются омонимами частиц, к которым они восходят? К этому вопросу мы еще будем возвращаться в ходе нашего исследования.

А сейчас, пока мы не перешли непосредственно к описанию указанных частиц и их классификации, хотелось бы остановиться на некоторых важных теоретических моментах.

Во-первых, относительно термина «показатель подлежащего» следует сказать, что мы выбрали его для заголовка статьи только из-за того, что он традиционен и понятен всем, кто в той или иной степени владеет монгольским языком. Если оценивать этот термин объективно, то он некорректен, т. к., по нашим наблюдениям и данным некоторых авторов (напр., [CЫnggaltai 1963: 122]), частицы, именуемые «показателями подлежащего», не всегда следуют за подлежащим. Если говорить об одной только частице бол, то в 10

1 Работа выполнена при поддержке гранта СПбГУ 2.38.295.2014.

из 77 рассмотренных нами примеров она оформляет второстепенные члены предложения (в основном, обстоятельства). На что же тогда указывает «показатель подлежащего»? По мнению З. К. Касьяненко [2002], М. Н. Орловской [1984], З. В. Шеверниной [1984], Л. Хэммер [Hammar 1983], Ю. Янхунена [Janhunen 2012] и других лингвистов, эти частицы оформляют тему высказывания (которая, впрочем, часто совпадает с подлежащим). Мы разделяем эту точку зрения, поэтому будем использовать в статье термин «показатель темы» (или «маркер темы») (см., напр., [Janhunen 2012: 236-237]).

Во-вторых, необходимо отметить, что в монгольском языке нет особых частиц, которые служили бы исключительно маркерами темы, как, например, в японском. Если рассуждать в рамках типологии языков, предложенной Ч. Ли и С. Томпсоном [Ли, Томпсон 1982: 194], монгольский язык характеризуется выдвижением скорее подлежащего, чем топика. Для монгольского предложения базисным является преимущественно отношение «подлежащее-сказуемое», а не «тема-рема» (или «топик-комментарий»). Маркирование темы в монгольском языке факультативно. И даже если показатель темы присутствует в высказывании, чаще всего он несет какое-то свое значение. Можно предположить, что раз уж для выполнения функции показателя темы язык выбрал именно рассматриваемые частицы, а не другие, возможно, в их изначальном значении заложено что-то родственное понятию темы, или топика. В связи с этим, в статье мы будем уделять особое внимание этимологии маркеров темы и разнообразию их значений.

2. Номенклатура маркеров темы

Итак, если свести воедино представленные в грамматиках разных лет списки «показателей подлежащего» (как их называли авторы)2, то получится следующий набор: ber, inu, anu, bolbasu, bolbala, bol, bügesü для классического языка и нь, чинь, бол для современного халха-монгольского [Schmidt 1831: 28-29, 111, 124-125; Бобровников 1849: 182; Поппе 1937: 164-165; Poppe 1974: 139; Ching-galtai 1963: 121-122; Janhunen 2012: 236-237]. Кроме того, к ним иногда причисляют также частицы минь, маань, тань, гэдэг, ч, л и

2 Повторяем, что, на наш взгляд, этот термин некорректен, и мы вместо него употребляем термин «показатели темы».

их различные комбинации [Орловская 1984: 104-105; Шеверни-на 1984: 162-164; Касьяненко 2002: 46-47], что, впрочем, поддерживается не всеми исследователями [Janhunen 2012: 237].

Для того чтобы найти различия и сходства между данными частицами, выполняющими формально одну и ту же функцию, и определить место каждой в классификации показателей темы, рассмотрим приведенные частицы по очереди.

2.1. Частица ber

Частица ber представляет собой калькированный перевод тибетского эргатива. Как известно, в монгольском языке именительный падеж не имеет показателей. Тибетский же язык — эргативного строя. В нем подлежащее при сказуемом, выраженном переходным глаголом, оформляется эргативным падежом. Средневековые переводчики стремились сохранить этот эргатив в монгольском тексте, используя для его обозначения употребляемый в монгольском языке аффикс орудного падежа ber3. Отсюда получилось так, что показатель орудного падежа bar/ber (имеющий также варианты -iyar/-iyer) обрел омонимичного двойника, который не подчинялся закону сингармонизма, употреблялся только в одном варианте (ber) и служил показателем именительного падежа. Как пишет А. А. Бобровников,

когда эта частица в книгах, переведенных с тибетского языка, употребляется при именительном падеже, можно считать ее за частицу творительного падежа бэр, употребляемую при именительном из подражания тибетскому языку, в котором частицы творительного падежа часто употребляются при именительном [Бобровников 1849: 182].

Такой «именительный падеж в облике орудного» употреблялся и в оригинальных монгольских текстах, опять же в подражание тибетским книгам. Но ко времени написания «Грамматики монгольско-калмыцкого языка» А. А. Бобровникова частица ber, по словам автора, почти выходит из употребления. В изданной ранее грамматике И. Я. Шмидта она вообще не упоминается среди показателей подлежащего [Schmidt 1831: 28-29, 111, 124-125]. В современном языке частица ber не встречается. Единственное оставшееся о ней

3 Т. к. в тибетском языке этот аффикс совпадает с показателем орудного падежа.

напоминание — местоимение тэрбээр, или тэрээр, 'он, тот самый' (употребляемое, к слову, только в именительном падеже). Таким образом, можно заключить, что частица ber в функции показателя подлежащего, а тем более топика, — инородный элемент, не прижившийся в монгольском языке. Поэтому в нашу классификацию она внесена не будет.

2.2. Личнопритяжательные частицы

В число маркеров темы исследователи монгольского языка часто включают частицы, основной функцией которых является указание на лицо посессора: нь (3Sg, 3Pl), минь (1Sg), чинь (2Sg), маань (1Pl), тань (2Pl, 2Sg-hon.).

С точки зрения морфологии, эти частицы — энклитики, т. е. по своему назначению они не отличаются от словоизменительных аффиксов, но «физически» это отдельные гармонические слова, не изменяющие свою рядность в зависимости от того, к слову какого ряда они присоединяются (иными словами, они не подчиняются закону сингармонизма) [Крылов 2004: 102-103, 115-116]. Поэтому и пишутся они отдельно от главного слова.

Все эти энклитики представляют собой усеченные формы соответствующих притяжательных местоимений (которые являются формами родительного падежа личных местоимений): минь — миний 'мой', чинь — чиний 'твой', маань — манай 'наш (excl.)', тань — таны 'Ваш (hon.)' и танай 'ваш (pl.)'4. Энклитика нь в современном языке соотносится с неродственным ей местоимением тyYний, которое можно перевести как 'его (ее5)', но восходит к местоимениям inu 'его' и anu 'их'. Они, в свою очередь, являются генитивной формой древних личных местоимений, которые не дошли до наших дней; лингвисты реконструируют их как *i он и *a они . В форме именительного падежа *i и *а не найти даже в самых древних письменных памятниках монгольского языка (XIII-XIV вв.)6. Местоимения inu 'его' и anu 'их', хотя и сохранились в монгольском

4 В монгольском языке существуют и другие притяжательные местоимения, но мы их здесь не перечисляем, т. к. они не имеют частиц-дублеров.

5 В монгольском языке нет категории грамматического рода, в том числе у местоимений.

6 Подробнее см. [Бобровников 1849: 78; Поппе 1937: 81].

языке, употреблялись только в постпозиции к определяемому слову, как частицы. Таким образом, исторические местоимения 3-го лица в монгольском языке практически сошли на нет. Поскольку обходиться без местоимений 3-го лица довольно сложно, монгольский язык нашел им альтернативу в виде указательного местоимения тэр 'тот'. В современном языке тэр занимает и свою «родную» нишу указательного местоимения (1), и нишу личного местоимения 3-го лица ед. ч. (2).

(1) Тэр буланд хананд тулгаад тавь.

'Поставь в том углу у стены'. [МЭЦ]

(2) Тэр багаасаа уран зохиол, сонгодог болон рок хвгжим сонирхдог байв.

'Он с детства интересовался литературой, а также классической и рок-музыкой'. [МЭЦ]

Притяжательное местоимение тYYний 'его' является, соответственно, генитивом «личного» местоимения тэр.

Сочетание притяжательного местоимения и определяемого им слова (напр., чиний ном 'твоя книга') может без потери смысла7 трансформироваться в слово с соответствующей частицей (ном чинь 'книга твоя').

Например, миний, кроме того что указывает на лицо посессора, еще и передает нежное, трепетное отношение говорящего к объекту (чаще всего — человеку), обозначенному словом, главным по отношению к местоимению. Это дополнительное значение есть и в минь. Миний и минь часто употребляются в обращениях вроде миний XYY 'дитя мое', ээж минь 'матушка', чи минь 'мой дорогой (букв. 'ты мой')', Та минь 'мой дорогой (букв. 'Вы мой')', Рита минь 'Риточка', которые эмоционально окрашены.

Местоимение манай и, соответственно, энклитика маань, напротив, сигнализируют о нейтральном отношении говорящего к объекту. Если говорящий не стремится подчеркнуть свою привязанность к объекту, а просто обозначает, что кто-то является, допустим, его родственником, если он говорит о группе людей, к которой имеет отношение, или о месте, с которым себя ассоциирует, то он употребляет местоимение манай 'наш', причем иногда в тех

7 Различия будут только в стиле высказываний.

случаях, когда носитель русского языка употребил бы местоимение «мой» (3). Например, манай эхнэр 'моя (букв. 'наша') жена', нвхврмаань 'мой (букв. 'наш') муж', манай гэр 'наш дом', манай их сургууль 'наш университет', манай баг 'наша команда'. Как объясняет Д. Цэрэнпил, говорящий, употребляя местоимение манай 'наш' в таких случаях, косвенно указывает на то, что он не обладает объектом, а просто имеет к нему отношение [Ки11тап, Т8егепрй 2008: 104].

(3) Тийм болохоор нвхвр маань амьд (...) гэсэн итгэл дYYPэн

байв.

'Поэтому она была полна веры: «Мой муж жив (...)»'.

[БВ: 15]

Очень часто энклитики ведут себя действительно как дублеры соответствующих местоимений. Но все же бывают случаи, когда обратное восстановление энклитики до полной формы местоимения (ном чинь => чиний ном) невозможно. Это именно те случаи, когда энклитика теряет функцию показателя лица посессора и начинает выступать в роли показателя темы высказывания.

В первую очередь это энклитики нь 'его' и чинь 'твой'. Частицы минь 'мой', маань 'наш' и тань 'ваш' пригодны для выполнения этой функции в меньшей степени. Они никогда не теряют свое притяжательное значение. Если они и появляются на месте маркера темы, то это, как нам кажется, совпадение (4).

(4) Зарим маань инээлээ, зарим маань врввдлвв.

'Некоторые из наших смеялись, некоторые — сочувствовали'.

[ХУЗД: 181]

Другое дело, что наличие минь, маань или тань может сигнализировать о том, что оформленное ими слово — «известное» или, в некоторых случаях, «определенное» (понятия, смежные с терминами «данное» и «тема»). С. А. Крылов, имея в виду это их свойство, предлагает называть их и все остальные личнопритя-жательные частицы «артиклями» [Крылов 2004: 18].

Частицы нь и чинь отличаются от остальных тем, что могут терять свое посессивное значение и работать исключительно как маркеры темы. При этом темы, оформленные ими, можно определить как контрастные. Устойчивой конструкцией стало сочетание нэг нь ..., нвгвв нь ... 'один ..., другой ...', где противопоставляется

что-то одно другому (5). Также употребление нь в качестве показателя контрастной темы характерно для случаев, когда описывается изменение ситуации (6).

(5) Энэ хот айлынхан Тоодой, Цоохондой хоёрыг ав адилхан хайрладаг байлаа. Нэг нь тохойн чинээхэн биетэй, тоодойсон бор охин. Нвгвв нь нявталхан Yстэй нялх цоохор ишиг. 'Жители этого айла одинаково любили Тоодой и Цоохондой. Одна — смуглая девочка росточком с локоток. Другая — пестрая маленькая козочка с реденькой шерсткой'.

[ХУЗД: 202]

(6) Женя эсэргYYЦсэнээ маргааш вглвв нь гэнэт тэр шийдвэрээ вврчилж (...)

'Женя протестовала, но на следующее утро вдруг изменила свое решение'. [БВ: 21]

Еще большую контрастность придает теме частица чинь. Иногда ее можно перевести на русский язык вводной фразой 'знаешь ли', 'то, о чем мы говорили', 'то, о чем ты знаешь' или даже 'я тебе (или 'Вам-hon.') это говорю'. Иногда выбор говорящим именно этой частицы в качестве маркера темы сигнализирует о том, что далее он собирается сообщить новую, возможно, неожиданную, информацию, которая, по его мнению, должна удивить собеседника (7). Это особенно заметно в сочетании тэгсэн чинь, которое благодаря чинь обрело значение противительного союза 'тем не менее' (8).

(7) Тэр газар чинь миний жаран жил хаан суусан нутаг билээ. 'Та земля — кочевье, где я пробыл ханом шестьдесят лет'.

[МНС: 17]

(8) Би вчигдвр маш орой болтол ажилласан. Тэгсэн чинь внввдвр ядрахгYй байна.

'Я вчера работал допоздна, но сегодня не чувствую себя уставшим'. [Kullmann, Tserenpil 2008: 321]

Примечательно, что чинь может следовать даже за личными местоимениями 1-го и 2-го лица (9)-(10). Впрочем, встречаются примеры, в которых и нь присоединяется к би 'я' и чи 'ты' (11), так что это не прерогатива чинь, хотя такое употребление нь не является нормативным. В приведенном нами примере взрослый

человек подмечает специфику речи своей четырехлетней собеседницы (11).

(9) Чи чинь комендант биш, цаас эрээчигч байна!

'Знаешь что, ты не комендант, а бумагомарака!' [БВ: 4]

(10) Би чинь XYн юм байна. ЗYрхтэй юм байна.

'Я же человек. У меня есть сердце'. [Оригами]

(11) Нвгвв, негее... Та нь намайг авч байгаа юм уу? гэнэ. Тэр та

нь, би нь, чи нь гэж ярьдаг юм байна.

'«Это самое... Это вы, это, меня забираете?» Она всегда

говорила «вы, это», «я, это», «ты, это»'. [БЭ]

Личнопритяжательная энклитика, действующая как маркер темы, одновременно может быть и артиклем (если объект связан с каким-то лицом, то это какой-то определенный объект), и субстанти-ватором при прилагательных, причастиях и местоимениях, соотносимых с последними.

Единственно в роли маркера темы, не неся никаких дополнительных значений, нь употребляется, пожалуй, только в случаях, похожих на (5) и (6), в устойчивых сочетаниях ер нь 'вообще-то', ЗYй нь 'как правило',учир нь 'дело в том, что; причина следующая', харамсалтай нь 'к сожалению' и др.

2.3. Частица бол

Частица бол — это прошедшее через «жернова» гаплологии условное деепричастие болбол (< *bol-bol < *bol-ba=la) 'если станет' [Janhunen 2012: 236]. Ее называют либо «условным союзом» [Касьяненко 2002: 99], либо «модальной частицей условия» (modal conditional particle) [Kullmann, Tserenpil 2008: 342]. В основном она употребляется после причастий, когда требуется сохранить аффикс, указывающий на время (чаще — прошедшее), из-за чего нет возможности использовать аффикс условного деепричастия -бал4 (-вал4), который крепится сразу к глагольной основе; закону сингармонизма частица бол не подчиняется.

Как и у личнопритяжательных энклитик, у частицы бол функция показателя темы является дополнительной по отношению к ее основной функции (условной частицы). В связи с этим частица бол, оформляющая тему, может нести значение 'если говорить о.'

или 'если', так что иногда бывает сложно определить, что перед нами — маркированная тема или условное предложение.

Включенные в список (см. выше) деепричастия bolbasu 'если станет' (в современном написании болвоос) и bügesü 'если есть' (от корня bü- 'быть'; в кириллическом варианте бвгввс) являются архаичными синонимами деепричастия болбол 'если станет' и, соответственно, частицы бол. В современных текстах болвоос и бвгввс встречаются крайне редко — либо в переложениях старых текстов, например, буддийских сутр, на кириллицу (12), либо в высказываниях людей, которые стремятся говорить красиво и торжественно (13)—(15). Болвоос и бвгввс могут употребляться и как условные деепричастия, и как маркеры темы (16)—(17).

(12) Бодь сэтгэл буй бвгввс нвхвр Yл болох амьтан нэг ч YгYй. 'Ежели есть бодхичитта, нет ни одного живого существа, которое не станет другом'. [ТЦТТТ]

(13) Монгол улс америкийн дагуул уу, хятадын муж уу, эс бвгввс оросын нвлввний бYC YY?

'Монголия — сателлит Америки? Китайская провинция? Если нет — российская сфера влияния?' [бнеедер 3]

(14) Даралт вндвр болвоос маш аюултай (...)

'Если давление стало высоким, [это] очень опасно (...)' [ЭС]

(15) Эс итгэвээс энэ талаар ЭрYYл мэндийн яамнаас болон Агаар чанарын улсын албанаас асууж лавлаад ч болов Yзээрэй дээ. Бур эс болвоос эрхэм Ервнхийлвгч, Ервнхий сайд, УИХ-ын дарга нараа Долоонбуудал, Чингэлтэйн (Ер нь Их тэнгэрээс ввр хаана ч болно) дурын газар долоо хоног амьдраад Yзэхийг XYCч байнам.

'Если не верите, проконсультируйтесь по этому вопросу у Министерства здравоохранения или у Государственной службы по надзору за качеством воздуха. Если и это не поможет, пожелаем уважаемому Президенту, Премьер-министру и начальникам ВГХ (Великого Государственного Хурала) пожить недельку в районе Долон-будал или Чингэлтэй (или вообще где-либо, кроме жилого комплекса «Их тэнгэр»)'. [GoGo]

(16) За, тэр бвгввс внгврсвн явдал бвлгвв.

'Ну, это уж дела давно минувших дней'. [Asuult Sambar]

(17) Би болвоос МАН-ынханд АНус, АН-ынханд МАНгар XYн болой. 'Что касается меня, то для социалистов я демократ, а для демократов — социалист'8. [Twit]

Интересно отметить, что в текстах разных функциональных стилей частотность маркера темы бол различная. Нами были подобраны 5 небольших (примерно по 90 000 знаков) корпусов: 1) художественных текстов; 2) новостных текстов; 3) научных статей; 4) энциклопедических статей; 5) текстов законов.

Таблица 1. Частотность бол

Количество знаков Всего бол Из них — маркеров темы

Художественные тексты 89595 57 25 (44%)

Новости 89463 45 13 (29%)

Энциклопедические статьи 89341 26 20 (77%)

Научные статьи 104661 16 7 (44%)

Законы 87334 39 12 (31%)

Как мы видим, в научных статьях темы оформляются показателем бол меньше всего. Бол в функции маркера темы на 52 страницах текста встречается только 7 раз: 3 раза в рамочных конструкциях определения понятия бол... юм (18) и 4 раза самостоятельно (19).

(18) Ашиглалтын Yеийн хайгуулын хамгийн эхний шат бол нввц нэмэгдYYлэх, нввцийн тооцоог нарийвчлах врвмдлвгийн твлвв-лвлт юм.

'Самая начальная ступень разведки на этапе освоения — это проектирование бурения с целью увеличения добычи ресурсов и детального расчета залежей'. [ШУ6]

(19) Бид нар бол ихэнх тохиолдолд хуучин аргаар гараараа бодож байгаа.

'Мы в большинстве случаев проводим исчисления по-старому, вручную'. [ШУ6]

8 Если передавать игру слов в русском переводе, то получится что-то вроде «Я для социалистов дерьмократ, а для демократов — социаглист».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Чуть больше оформленных тем — 12 — в текстах законов. Во всех 12 случаях бол входит в рамочную конструкцию бол. мен, оформляющую определение понятия (20). Если сравнить (18) и (20), можно понять, чем отличаются друг от друга утвердительные частицы юм и мен: мен, употребляемое в текстах законов, несет значение 'действительно', 'подтверждаю', тогда как юм указывает больше на констатацию факта.

(20) Монгол хэл бол терийн албан ёсны хэл мен.

'Монгольский язык — официальный государственный язык'.

[МУТХ]

Что характерно, бол в функции условной частицы встречается в законах тоже нечасто, в основном в одних и тех же формулах. Самые распространенные — хуульд еереер заасан (заагаагYй) бол 'если в законе (не) указано иначе', олонхийн санал аваагYй бол 'если не получил голоса большинства', шийдвэр гаргасан (гаргаагYй) бол 'если (не) вынес решение', хуульд нийцээгYй бол 'если не соответствует закону' и др.

В новостных текстах тем, оформленных частицей бол, на одну больше, чем в законах. В отличие от законов, в новостях маркер темы бол ни разу не встретился нам в составе рамки бол... мен (только 1 раз в рамке бол... юм в прямой речи интервьюируемого). В 7 случаях из 13 бол следует за указательными местоимениями энэ 'это' или тэр 'то', что соотносится с основной задачей публицистики — указывать на что-то и давать свой комментарий (21).

(21) Энэ бол манай Засгийн газрын ер улам зузаарч буйн илрэл.

'Это — проявление [того факта, что] наше Правительство

становится все черствее душой'. [Энеедер 1]

В энциклопедических статьях и в художественной литературе темы оформляются маркером бол примерно в два раза чаще, чем в других видах текстов. В энциклопедических статьях показатель темы бол встречается по большей части в определениях понятий (что ожидаемо). В 12 случаях из 17 определения заключены в рамку бол... юм.

Хотелось бы отдельно отметить, что в собранных нами энциклопедических статьях чаще, чем в научных (и ровно столько же раз, сколько в газетных), бол оформляет существительные,

причастия и другие части речи, стоящие в косвенных падежах. В нашей выборке встретились дательно-местный падеж (22)-(23) и орудный (в ссылках на источник: ТэмYЖиний вгYYлсэнээр бол 'По словам Темуджина', Нууц товчоонд бичсэнээр бол 'Как написано в «Сокровенном сказании»' и др.) (24)-(25).

(22) Чингис хаанМонголын нYYдлийн нийгмийн тухайд бол хэнээс ч илYY мэдлэгтэй байлаа.

'Что касается монгольского кочевого общества, то Чингисхан [по этой части] обладал большими знаниями, чем кто-либо другой'. [ЧХТ]

(23) Энэ нь УИХ-ын тYвшuнд л шинэ болохоос бусад байгууллагад бол хэдийнээ хэрэгжиж буй туршлага л даа.

'Только на уровне ВГХ (Великого Государственного Хурала) это в новинку; для других организаций [это] уже давно пройденный опыт'. [Энеедер 2]

(24) Нууц товчоонд бичсэнээр бол Алун-гоо Добу мэргэний нас барснаас хойш хввгYYд тврYYлснийгээ Малиг баяуд овгийн зарц бус харин швнв тотгоор орж ирэх тэнгэрийн цагаан шар XYнтэй холбон тайлбарладаг.

'В «Сокровенном сказании» написано, что Алун-гоо связывала тот факт, что дети родились после смерти Добу-мэргэна, не со слугой, принадлежавшим роду Малиг-баяудов, а со светловолосым небесным человеком, вошедшим ночью через закрытую дверь'. [ТЦНТ]

(25) ТэмYЖиний вгYYлсэнээр болБвртэ хатангМэргидYYд булаан авахаас вмнв тэрээр жирэмсэн байсан байна.

'Со слов Темуджина можно понять, что Бортэ-хатун была беременна еще до того, как меркиты угнали её в плен'.

^ЦНТ].

То, что слова в дательно-местном падеже, оформленные частицей бол, в указанных нами примерах являются контрастной темой своих высказываний, можно принять без особых сомнений. Но можно ли сказать то же самое о фразах, включающих причастия, оформленные орудным падежом (ТэмYЖиний вгYYлсэнээр бол и Нууц товчоонд бичсэнээр бол)? На первый взгляд, это прежде всего вводные конструкции, и в них бол не может претендовать на

статус маркера темы. Мы не погрешим против истины, если скажем, что в приведенных примерах бол — всего лишь ограничитель, показывающий, что данные конструкции вводные и не являются непосредственными членами представленных предложений. С другой стороны, что такое показатель темы, если не тот самый ограничитель, своего рода двоеточие после фразы, о которой будет сообщено то, что составит рему высказывания? Ведь можно рассматривать коммуникативную структуру предложения в нескольких приближениях: в первом — высказывание предстает перед нами как монолит; при следующем, более подробном рассмотрении мы можем разделить его на два, условно говоря, «крупных» коммуникативных компонента — «крупную» тему и «крупную» рему; далее в каждом «крупном» компоненте можно найти свои, более «мелкие» темы и ремы и т. д. При таком подходе вводные конструкции в (24) и (25) можно определить как «крупные» темы своих предложений.

Но если вспомнить, что на заре своего существования частица бол была условным деепричастием болбол 'если станет', и допустить, что в (24) и (25) пропущено сказуемое, то получается, что перед нами отдельное условное предложение.

Примеры (24) и (25) — как раз случаи, о которых мы говорили в начале данного раздела, когда трудно определить, что перед нами — условное предложение или маркированная тема, т. к. по смыслу подходит и одно, и другое толкование.

Вернемся к статистике. Нам осталось проанализировать употребление маркера темы бол в художественных текстах. В художественных произведениях показатели темы бол встречаются чаще, чем в текстах всех остальных функциональных стилей: в среднем, по одному на каждой второй странице (25 употреблений на 89595 знаков). Современная проза, составившая наш мини-корпус художественных текстов, наиболее близка к естественному, разговорному языку. Отсюда можно сделать вывод: в разговорном языке с показателем темы бол говорящие обращаются гораздо свободнее. И если в перечисленных функциональных стилях маркер темы бол употребляется только в устоявшихся формулах и конструкциях, где без него обойтись уже нельзя, разговорный язык допускает более частое его употребление.

2.4. Маркеры темы с корнем гэ- 'говорить'

В учебнике «Современный монгольский язык» З. К. Касьяненко указывает, что в число показателей подлежащего входит многократное причастие настоящего времени гэдэг 'называемый' [Касьяненко 2002: 46]. Мы не можем со всей уверенностью заявлять, что это не так, но нам не встретилось ни одного случая, когда причастие гэдэг полностью теряло бы свое лексическое значение (хотя иногда оно, конечно, отступает на второй план). И нам кажется, что гэдэг само по себе не может служить маркером темы. Косвенным подтверждением нашего тезиса является тот факт, что к гэдэг могут прибавляться маркеры темы бол и нь.

Иначе обстоит дело с деепричастием гэвэл 'если говорить'. Деепричастие гэвэл в функции маркера темы менее распространено, чем частица бол, но используется почти так же, как она (26).

(26) Эхнэртээ халамжтай XYн гэвэл Чулуун л байдаг байх.

'Внимательно относится к своей жене, вероятно, только

Чулуун'. [Эрдэнэ]

2.5. Частицы л и ч

В литературе высказывались мнения о том, что маркерами темы в монгольском языке также могут служить частицы л и ч [Касьяненко 2002: 46]. Некоторые авторы считают подобную точку зрения неверной (см., напр., [Janhunen 2012: 237]). На наш взгляд, передаваемые этими частицами значения 'даже' (ч) и 'только' (л) более характерны для ремы, чем для темы, поэтому мы склонны не считать их показателями темы.

3. Выводы

Итак, мы рассмотрели, по-видимому, все показатели, претендующие на функцию маркера темы. Как уже говорилось вначале, маркирование темы в монгольском языке факультативно, поэтому для данной цели используются слова (служебные и знаменательные), имеющие свои собственные значения. Какие-то показатели темы взаимозаменяемы (при замене одного другим, конечно, может утратиться какой-то специфический оттенок значения, характерный только для данного показателя, но в целом это не будет ошибкой), какие-то — нет. Все показатели темы «по происхождению» можно разделить на две группы. Первую мы назвали «кондициональные»

(бол, болбол, болвоос, бвгввс, гэвэл, гэдэг бол), вторую — «посессивные» (нь, чинь). Показатели первой группы не могут заменить без искажения смысла высказывания показатели второй группы, и наоборот. В чем заключается различие между ними, сформулировать довольно трудно. На наш взгляд, в посессивных показателях в большей степени присутствует значение противопоставления, контраста; чувствуется (даже если это не отражено в тексте), что объект, являющийся темой, — один из какого-то определенного ряда, на нем заостряют внимание, противопоставляя его другим, известным, находящимся с ним в каком-то смысле на одном уровне. В то же время главный смысл кондициональных показателей заключается не в противопоставлении объекта чему-то другому, а в его выделении, если можно так сказать, на общем фоне. Если попытаться объяснить значение кондициональных маркеров темы с помощью метафоры, то они похожи на прожектор, который освещает в темноте какой-то один предмет, а что еще скрыто темнотой — неизвестно.

Тему, касающуюся маркирования элементов коммуникативной структуры высказывания, как и любую другую, в рамках одной статьи исчерпать невозможно. Не имеют ответа еще многие вопросы, связанные как с общими положениями теории актуального членения, так и с частными его проявлениями в монгольском языке. Но мы надеемся, что изложенные в нашей статье идеи будут интересны и полезны исследователям монгольского языка и станут стимулом к дальнейшему изучению затронутой нами темы.

Список условных сокращений

1, 2, 3 — 1, 2, 3 лицо; ехс1. — эксклюзивное местоимение; hon. — вежливая форма; P1 — множественное число; Sg — единственное число.

Литература

Бобровников 1849 — А. Бобровников. Грамматика монгольско-калмыцкаго

языка. Казань: Университ. Тип., 1849. Касьяненко 2002 — З. К. Касьяненко. Современный монгольский язык:

Учебное пособие. М.: Муравей, 2002. Крылов 2004 — С. А. Крылов. Теоретическая грамматика современного монгольского языка и смежные проблемы общей лингвистики. Ч. 1. Морфемика, морфонология, элементы фонологической трансформа-

торики (в аспекте общей теории морфологических и морфоно-логических моделей). М.: Вост. лит., 2004.

Ли, Томпсон 1982 — Ч. Н. Ли, С. А. Томпсон. Подлежащее и топик: новая типология языков // Н. Н. Попов (ред.). Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 11. Современные синтаксические теории в американской лингвистике. М.: Прогресс, 1982. С. 193-235.

Орловская 1984 — М. Н. Орловская. Набор порядков слов в простом повествовательном предложении и некоторые способы актуализации членов предложения в современном монгольском языке // В. М. Солнцев (ред.). Восточное языкознание: Грамматическое и актуальное членение предложения. М.: Наука, 1984. С. 99-106.

Поппе 1937 — Н. Н. Поппе. Грамматика письменно-монгольского языка. М. — Л.: Изд-во АН СССР, 1937.

Шевернина 1984 — З. В. Шевернина. Некоторые наблюдения над актуальным членением предложения в монгольском предложении // В. М. Солнцев (ред.). Восточное языкознание: Грамматическое и актуальное членение предложения. М.: Наука, 1984. С. 158-164.

Chinggaltai 1963 — Chinggaltai. A Grammar of the Mongol Language. New York: Ungar, 1963.

Hammar 1983 — L. B. Hammar. Syntactic and Pragmatic Options in Mongolian: A Study of «bol» and «n'». PhD Thesis, Indiana University, Bloomington, IN, 1983.

Janhunen 2012 — J. A. Janhunen. Mongolian [London Oriental and African Language Library 19]. Amsterdam — Philadelphia: Benjamins, 2012.

Kullmann, Tserenpil 2008 — R. Kullmann, D. Tserenpil. Mongolian Grammar. Ulaanbaatar: ADMON, 2008.

Poppe 1974 — N. Poppe. Grammar of Written Mongolian. 3rd printing [Porta Linguarum Orientalium. Neue Serie 1]. Wiesbaden: Harrassowitz, 1974.

Schmidt 1831 — I. J. Schmidt. Grammatk der mongolischen Sprache. St. Petersburg: Buchdruckerei der Kaiserlichen Akademie der Wissenschften, 1831.

Источники

БВ — Б. Л. Васильев. YYрээр энд намуухан [А зори здесь тихие]. Улаан-баатар: Улсын хэвлэлийн газар, 1980.

БЭ — Т. Бум-Эрдэнэ. Yр харам (тууж) [Плоды скупости (повесть)] (электронный документ). Литературный сайт «Кисть и чернила» (http://www.biirbeh.mn/index.php?sel=content&f=one&obj_id=6709).

МУYХ — Монгол улсын Yндсэн хууль [Конституция Монголии] (электронный документ). Портал монгольских законов (http://www.legalinfo. mn/law/details/367).

МНС — Монгольский язык: Монгольские народные сказки. М.: АСТ: ХРАНИТЕЛЬ: Восток — Запад, 2008.

МЭЦ — Монголын егууллэгийн цоморлиг [Сборник монгольских рассказов] (электронный документ). Электронная библиотека монгольской литературы еИЬшу.тп (http://www.elibrary.mn/read_book.php?bid=39).

Оригами — «Оригами блог» (электронный документ). Личный блог (http://origami.blog. gogo.mn/read/entry492361).

Энеедер 1 — «Энеедер» сонин оны онцлох уйл явдлуудыг нэрлэж байна [Газета «Энеедер» называет самые важные события года] (электронный документ). Электронная газета «Энеедер» (http://www. mongolnews.mn/i/48666).

Энеедер 2 — Цахим даргын цахим шийдлээр шалтаглаж МАН завсарлага авлаа [Монгольская Демократическая партия отправилась в отпуск, ссылаясь на электронное решение электронного начальника] (электронный документ). Электронная газета «Энеедер» (http://www. mongolnews.mn/i/48485).

Энеедер 3 — Монгол улс америкийн дагуул уу, хятадын муж уу, эс бегеес оросын нелеений бус уу? [Монголия — сателлит Америки или российская сфера влияния?] (электронный документ). Электронная газета «Энеедер» (http://www.mongolnews.mn/i/10001).

УЦНТ — Yндэстний цахим нэвтэрхий толь [Национальная электронная энциклопедия] (электронный документ). Энциклопедическая статья «Чингис хаан» (http://mongoLundesten.mn/wiki/show/mme/Чингис+хаан).

ХУЗД — Ч. Лувсандэндэв (ред.). Хуухдийн уран зохилын дээж [Лучшее из детской литературы]. Улаанбаатар: Ардын боловсролын яамны хэвлэл, 1981.

ЦШ — Д. Данзанравжаа. Цаасан шувуу [Бумажная птица] (электронный документ: http://namurana.blogspot.ru/2011/08/blog-post_15.htmI).

ЧХТ — Чингис хааны тухай товч тайлбар толь [Чингис-хан: Краткий энциклопедический словарь] (электронный документ: http://uynaa.wordpress. com/2011/12/09/чингис-хааны-тухай-товч-тайлбар-толь-13/).

ШУЭ — Шинжлэх ухааны егуулэлууд [Научные статьи] (электронный документ). Сайт о геологии Geo.mn (http://www.geos.mn/index.php? lang=mn&pid=16).

Эрдэнэ — С. Эрдэнэ. Шилмэл егууллэгууд [Лучшие рассказы] (электронный документ). Электронная библиотека монгольской литературы eIibrary.mn (http://www.elibrary.mn/read_book.php?bid=37& page_id=24).

ЭС — Цусны даралтаа ойлгож унших [Измерение артериального давления] (электронный документ). Сайт первого монгольского аптечного объединения «Эмийн сан» (ht:tp://www.emiinsan.mn/цусныдаралта аойлгожунших#.UzPrHqh_uSo).

Asuult Sambar — интернет-форум «Асуулт самбар» (http://forum.asuultserver. com/backup/viewtopic.php?f=111&t=138885&start=338).

GoGo — Эрхэм Еренхийлегч, Еренхий сайд аа хордсон Улаанбаатар-чуудаас уучлалт гуйх болоо^й юу [Уважаемые г-н Президент и г-н Премьер-министр, не пришло ли время попросить прощения у отравленных жителей Улан-Батора?]. Информационный портал news.gogo.mn (http://news.gogo.mn/r/16825).

Twit — Публикация в «Твиттере», автор Enkhtulga Z. (https://twitter.com/ tulga0625/status/338691798782328832).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.