Научная статья на тему 'О создании национальных кавдивизий в составе Красной Армии в союзных и автономных республиках СССР в декабре 1941 г'

О создании национальных кавдивизий в составе Красной Армии в союзных и автономных республиках СССР в декабре 1941 г Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
265
75
Поделиться
Ключевые слова
ФРОНТ / FRONT / ТЫЛ / REAR / ВОЙНА / WAR / ДИВИЗИЯ / DIVISION / ПОЛК / REGIMENT / ПОБЕДА / VICTORY / КРАСНАЯ АРМИЯ / RED ARMY / НАЦИОНАЛЬНЫЕ СОЕДИНЕНИЯ / THE NATIONAL CONNECTIONS / КАВАЛЕРИЯ / CAVALRY / РЕСПУБЛИКИ / REPUBLIC

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Убушаев Владимир Бадахаевич

Данная работа посвящена вопросам создания в первые месяцы Великой Отечественной войны (в ноябре-декабре 1941 г.) в ряде союзных и автономных республик несколько десятков национальных воинских формирований в составе Красной армии. Сотни тысяч отдельных починов трудящихся непрерывно поддерживали и питали это широкое патриотическое движение нашего народа. Немалую роль в этом деле играли поступавшие от населения средства на создание танковых колонн, боевых самолетов, бронепоездов, артбатарей и даже подводных лодок. Кроме того, труженики тыла отправляли на фронт огромное количество подарков советским воинам. В ряду ценных патриотических свершений народа было, безусловно, создание национальных воинских формирований кавалерийских дивизий, бригад, полков и т.д. Созданная зимой 1941 г. 110-я отдельная калмыцкая кавдивизия участвовала в сражениях на Дону, в освобождении от врага территории Северного Кавказа.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Убушаев Владимир Бадахаевич,

THE CREATION OF NATIONAL COVALRY DIVISIONS IN THE RED ARMY IN THE UNION AND AUTONOMOUS REPUBLICS OF THE USSR IN NOVEMBER-DECEMBER 1941

This work is dedicated to the establishment of several dozens of national military forces in the Red Army in some union and autonomous republics in the early months of World War II (NovemberDecember 1941). Hundreds of thousands of workers continuously supported a broad patriotic movement and collected people’s funds for creation tank columns, combat aircraft, armored trains, artillery battery and even submarines. In addition, rear workers sent a huge number of gifts to Soviet soldiers in the front. Among the valuable patriotic deeds of the people was certainly the creation of national military units cavalry divisions, brigades, regiments, etc. The 110-th separate Kalmyk Cavalry Division established in winter 1941 participated in battles on the Don River and in the liberation of the territory of the North Caucasus from the enemy.

Текст научной работы на тему «О создании национальных кавдивизий в составе Красной Армии в союзных и автономных республиках СССР в декабре 1941 г»

УДК 357. 1:94(470.47). 084.8 ББК 63

В. Б. Убушаев

О СОЗДАНИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ КАВДИВИЗИЙ В СОСТАВЕ КРАСНОЙ АРМИИ В СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИКАХ СССР В ДЕКАБРЕ 1941 Г.

Данная работа посвящена вопросам создания в первые месяцы Великой Отечественной войны (в ноябре-декабре 1941 г.) в ряде союзных и автономных республик несколько десятков национальных воинских формирований в составе Красной армии. Сотни тысяч отдельных починов трудящихся непрерывно поддерживали и питали это широкое патриотическое движение нашего народа. Немалую роль в этом деле играли поступавшие от населения средства на создание танковых колонн, боевых самолетов, бронепоездов, артбатарей и даже подводных лодок. Кроме того, труженики тыла отправляли на фронт огромное количество подарков советским воинам. В ряду ценных патриотических свершений народа было, безусловно, создание национальных воинских формирований - кавалерийских дивизий, бригад, полков и т.д. Созданная зимой 1941 г. 110-я отдельная калмыцкая кавдивизия участвовала в сражениях на Дону, в освобождении от врага территории Северного Кавказа.

V.B. Ubushaev

THE CREATION OF NATIONAL COVALRY DIVISIONS IN THE RED ARMY IN THE UNION AND AUTONOMOUS REPUBLICS OF THE USSR IN NOVEMBER-DECEMBER 1941

This work is dedicated to the establishment of several dozens of national military forces in the Red Army in some union and autonomous republics in the early months of World War II (November-December 1941). Hundreds of thousands of workers continuously supported a broad patriotic movement and collected people's funds for creation tank columns, combat aircraft, armored trains, artillery battery and even submarines. In addition, rear workers sent a huge number of gifts to Soviet soldiers in the front. Among the valuable patriotic deeds of the people was certainly the creation of national military units - cavalry divisions, brigades, regiments, etc. The 110-th separate Kalmyk Cavalry Division established in winter 1941 participated in battles on the Don River and in the liberation of the territory of the North Caucasus from the enemy.

Ключевые слова: фронт, тыл, война, дивизия, полк, победа, Красная армия, национальные соединения, кавалерия, республики.

Key words: front, rear, war, division, regiment, victory, Red Army, the National connections, cavalry, republic.

Монолитное единство фронта и тыла, обеспечившее победу советского народа в Великой Отечественной войне, основывалось на тесной сплоченности многонациональных его отрядов внутри советского государства.

Сотни тысяч отдельных починов трудящихся образовывали и непрерывно питали могучее по своему размаху патриотическое движение советского народа. Военное производство непрерывно возрастало. Немалую роль в этом играли поступавшие от населения средства на создание танковых колонн, боевых самолетов, бронепоездов, артиллерийских батарей, подводных лодок и другого вооружения. Трудящиеся тыла собрали и отправили на фронт огромное количество подарков воинам.

В ряду славных патриотических свершений советского народа, имевших большое значение для укрепления Вооруженных Сил СССР и приближения часа великой Победы над фашизмом, было создание национальных войсковых формирований.

Накануне войны Советский Союз объединял 16 союзных и 20 автономных республик, 9 автономных областей и 10 национальных округов. После вероломного нападения врага на пашу страну все национальности активно участвовали в укреплении Действующей армии, создании слаженного военного хозяйства, развитии военного производства, подготовке для фронта необходимых резервов. Во всех республиках, кроме Литвы, Латвии и Эстонии, началась всеобщая мобилизация военнообязанных [1, с. 80].

Смертельная опасность, нависшая над нашей Родиной, сплотила трудящихся всех республик, автономных областей и национальных округов. Весь народ стремился как можно скорее и действеннее оказать помощь фронту, особенно подготовленными боевыми резервами. При этом немалое значение придавалось сокращению сроков формирования новых частей и соединений и обучения их личного состава военному делу. Новые воинские формирования требовалось обеспечить соответствующими материальными средствами, необходимыми и достаточными для успешных боевых действий. Фронт остро нуждался в резервах.

Государственный Комитет Обороны в ответ на поступавшие в ЦК ВКП(б) просьбы как от отдельных граждан, так и руководящих партийных и советских органов ряда союзных и автономных республик принял решение о формировании в составе Красной Армии национальных частей и соединений. Это имело и военное, и морально-политическое значение.

Национальные воинские соединения были сформированы из трудящихся 11 союзных и 4 автономных республик. Это стало возможным благодаря напряженной военно-организаторской работе местных партийных и советских организаций. Всего в качестве национальных были сформированы 2 стрелковых корпуса, 20 стрелковых и 20 кавалерийских дивизий, 15 стрелковых бригад, 2 стрелковых и 1 авиационный полк, 2 отдельных стрелковых батальона и 1 авиаэскадрилья [2, с. 50].

Первое национальное воинское соединение, влившееся в ряды Красной Армии, -это 201-я латышская стрелковая дивизия. Созданию дивизии предшествовала борьба народных формирований Латвии, Литвы и Эстонии против гитлеровских захватчиков летом 1941 г.

Партийные и советские организации Литвы и Латвии уже 22 июня 1941 г. создают первые вооруженные формирования. Прежде всего это были отряды партийно-советского актива. Так, Лиепайский горком партии выдал каждому члену партийного и комсомольского актива винтовку и по пять патронов на единицу оружия. В большинстве других городов и волостей Латвии вооруженные отряды партийно-советского актива стали организовываться в основном 23-24 июня. Одновременно началось формирование истребительных (рабочих) батальонов, в которые вступали, прежде всего, участники бывшей Рабочей гвардии (революционной организации, охранявшей общественный порядок в ходе событий в 1939-1941 гг.) [3, с. 51].

Комсомольские организации в свою очередь создавали добровольческие формирования. 23 июня в Екабпилсе и Лиепае было сформировано по одной комсомольской роте. Их возглавили первые секретари Екабпилсского (Р. Рейнхолд) и Лиепайского (И. Судмалис) уездных и Лиепайского городского (Пелнен) комитетов комсомола. Такие подразделения создавались повсеместно и в последующее время. В начале июня комсомольская рота была сформирована в Валмиере. Ее командиром стал инструктор ЦК ЛКСМ Латвии по делам физкультуры А. Рендениек. После оставления Риги был

сформирован преимущественно из комсомольцев столицы республики комсомольский истребительный батальон, в котором находилось более 400 человек. В батальон вступило много руководящих работников во главе с первым секретарем ЦК ЛКСМ Латвии Э. Либертом. В военном дневнике группы армий «Север» имеется запись о том, что немецкие части смогли войти в город только после «упорного боя против вооруженных гражданских лиц».

Литовская ССР с первого дня вражеского нашествия оказалась в полосе главного удара гитлеровцев. Военно-организаторская работа партийных и советских организаций республики проводилась зачастую под огнем противника. И все же в Литве удалось создать около 40 отрядов партийно-советского актива, в которые вступило 10 тыс. человек. Вместе с частями Красной Армии они защищали Шяуляй и другие литовские города, боролись против вражеских десантников и националистических банд. Почти половина их личного состава погибла в этих боях. Отдельные подразделения отрядов партийно-советского актива Литвы, оказавшись во вражеском тылу, включились в партизанскую или подпольную борьбу с оккупантами. Из добровольцев, отступивших в восточную часть Эстонии, по решению ЦК КП(б) Латвии и СНК Латвийской ССР 14 июля началось формирование 2-го латышского рабочего полка численностью около 1200 человек. Включенный в 125-ю стрелковую дивизию 8-й армии, уже 18 июля полк предпринял активные боевые действия севернее Тарту.

На территории Эстонской ССР добровольческие формирования защищали столицу республики Таллин, сражались под Тарту и на многих других боевых рубежах. Под руководством ЦК Компартии Эстонии в республике было создано 26 добровольческих формирований общей численностью свыше 10 тыс. человек. Это 16 истребительных батальонов, 2 рабочих полка и несколько отрядов. Истребительные батальоны Таллина и ряда уездов, сведенные 19 августа 1941 г. в Таллинский коммунистический стрелковый полк, героически сражались за Таллин рядом с 1-м латышским рабочим полком. Восточнее Нарвы с 12 по 19 августа из истребительных батальонов, работников эстонской милиции и отряда латышских добровольцев был сформирован Нарвский рабочий полк [4, с. 53].

В ряды героических защитников Ленинграда влились и бойцы обоих латышских рабочих полков. После эвакуации морским путем из Таллина остатки 1-го латышского полка были переформированы в батальон. Последний в составе 10-й стрелковой дивизии участвовал в обороне Ленинграда под Красным Селом.

Выполняя настойчивые просьбы эвакуированных об участии в вооруженной борьбе против гитлеровских захватчиков, партийные и советские органы прибалтийских республик предприняли все необходимое по созданию кадровых воинских формирований, ЦК Компартии Латвии и СНК, Латвийской ССР первыми обратились в Государственный Комитет Обороны с предложением разрешить формирование латышской стрелковой дивизии, которая в составе войск Северо-Западного фронта могла бы участвовать в освобождении Латвии. По поводу данного предложения ГКО СССР 3 августа 1941 г. принял постановление о формировании воинского соединения, которое вскоре получило официальное наименование 201-й латышской стрелковой дивизий.

Рядовыми бойцами в дивизию вступили государственные и общественные деятели, видные представители науки и культуры Латвийской ССР. В их числе депутаты Верховного Совета СССР А. Матисон, А. Струпиш, К. Калныньш, Я. Дундурс, народные комиссары республики Л. Кажемакс и А. Нуржа, писатели и поэты А. Гритулис, Ф. Роки-елнис, В. Луке, Я. Грант, Ю. Ванагс, К. Краулиньш, И. Муйжииекс, Э. Дамбурс, проректор Латвийского государственного университета В. Юнг и многие другие.

18 декабря были удовлетворены ходатайства Центральных Комитетов коммунистических партий и правительств Литовской и Эстонской ССР о формировании 7-й эстонской и 16-й литовской, а еще через два месяца - 249-й эстонской стрелковых дивизий. Подготовка этих соединений к боям, если иметь в виду условия того времени, была продолжительной: 7-я и 249-я эстонские дивизии вступили в первый бой в декабре 1942 г., 16-я литовская стрелковая дивизия - в конце февраля 1943 г. Формирование 7-й стрелковой дивизии - первого эстонского национального соединения Красной Армии - началось в январские дни 1942 г., а несколько позже стали создаваться 249-я стрелковая дивизия и запасной эстонский полк. На территорию Уральского военного округа, где они дислоцировались, ЦК КП(б) Эстонии и СНК Эстонской ССР направили своих ответственных представителей, которые помогали командованию округа в решении некоторых специфических вопросов в ходе укомплектования личным составом частей и подразделений. В конце сентября 1942 г. началась работа по формированию управления 8-го стрелкового корпуса. Оно создавалось на базе 7-й и 249-й стрелковых дивизий. Офицерский состав управления состоял из 61,3% эстонцев, 30,7% русских, 4,6% украинцев, 3,4% евреев. По рекомендации ЦК КП (б) Эстонии и СНК ЭССР командиром корпуса был назначен генерал Л. Пэрн.

Так, в 85-м артполку эстонцев было менее 4%, в отдельной батарее командующего артиллерией корпуса - 12,5, в 49-м отдельном батальоне связи - 19, в 28-м отдельном саперном батальоне- 11,2%, в 221-м танковом полку (приданном корпусу лишь в мае 1943 г.) находилось всего два эстонца. Перед вступлением в бой в частях и соединениях 8-го эстонского стрелкового корпуса насчитывалось свыше 27 тыс. воинов. Это был боевой и сплоченный коллектив. Для сравнения укажем, что вся армия буржуазной Эстонии к началу второй мировой войны состояла из 10 848 человек, численность увеличилась до 14 тыс., хотя в Красной Армии эстонских граждан было вдвое больше.[5, с. 59]

Национальные воинские формирования создаются и в ряде других советских республик. Предполагалось, что сроки подготовки боевых резервов существенно сократятся, поскольку личный состав таких частей и соединений вел обучение на родном языке. Данная мера не означала «восстановления» существовавших в прежнее время национальных формирований.

Учитывая предложения трудящихся, партийных и советских органов на местах, Государственный Комитет Обороны 13 ноября 1941 г. принял решение о формировании национальных воинских соединений в республиках Средней Азии, Казахстане, Башкирии, Кабардино-Балкарии, Калмыкии и Чечено-Ингушетии. На партийные и советские органы данных регионов была возложена ответственность за укомплектование национальных соединений личным составом и за их материальное обеспечение.

Военный совет Среднеазиатского военного округа (САВО) 27 ноября 1941 г. издал приказ, которым устанавливался порядок укомплектования личным составом национальных соединений в Узбекской, Казахской, Таджикской, Туркменской и Киргизской ССР. Высший и старший начальствующий состав назначался Главным управлением кадров Красной Армии и Военным советом округа. Средний начальствующий состав комплектовался из кадров местных национальностей данной республики за счет перевода из войсковых частей и учреждений округа и призыва из запаса. Недостаток кадров этой категории предусматривалось восполнить посредством выдвижения наиболее достойных младших командиров из представителей местных национальностей и русских. Укомплектование национальных частей и соединений младшим

начальствующим составом предусматривалось провести за счет выздоравливавших после ранений, призывников из числа работавших на предприятиях и в учреждениях, посредством выдвижения наиболее подготовленных рядовых красноармейцев из местных национальностей, а также русских.

ЦК Компартии Узбекистана и Совнарком УзССР 16 ноября 1941 г. приняли совместное решение «О практических мероприятиях по осуществлению постановления Государственного Комитета Обороны от 13 ноября 1941 г. о формировании национальных войсковых соединений Красной Армии». Обкомы партии и исполкомы Советов депутатов трудящихся соответственно определили основные направления своей деятельности по мобилизации людских и материальных ресурсов в национальные части и соединения. Например, 24 ноября 1941 года Бухарский обком партии утвердил комиссаров сборных пунктов формируемых национальных частей, поручив им немедленно развернуть агитационно-разъяснительную работу о политическом значении участия национальных соединений в борьбе с врагом.

Когда в конце ноября 1941 г. командование Северокавказского военного округа на основании решения Государственного Комитета Обороны отдало приказ о формировании 110-й и 111-й кавалерийских дивизий в Калмыцкой АССР, 114-й кавалерийской дивизии в Чечено-Ингушской АССР и 115-й кавалерийской дивизии в Кабардино-Балкарской АССР, высшие партийные и советские органы каждой из данных автономных республик приняли развернутые постановления по данному вопросу на следующий же день. Калмыцкий обком партии и Совнарком Калмыцкой АССР обязали партийные и советские органы на местах «широко популяризировать среди населения организацию калмыцких национальных кавалерийских частей и обеспечить это важнейшее государственное мероприятие всесторонней поддержкой всеми трудящимися Калмыцкой АССР», «провести во всех улусах и городе Элиста партийные и комсомольские собрания, собрания колхозников, рабочих и служащих совхозов, на которых обсудить и принять конкретные обязательства каждым колхозом, каждым совхозом, предприятием по обеспечению бойцов обмундированием и питанием, а также по обеспечению лошадьми и снаряжением для них». Обком партии и Совнарком республики обязали «председателей колхозов, директоров совхозов, руководителей предприятий и учреждений всех добровольцев и мобилизованных после прохождения ими медицинской комиссии освободить от работы, как призванных в РККА» [6, д. № 51].

Решение Нальчикского комитета обороны о формировании 115-й кабардино-балкарской кавалерийской дивизии тотчас поддержал обком партии. «Наша республика, -говорилось на пленуме обкома, - имеет все условия и возможности сформировать образцовую кавалерийскую дивизию и влить ее в Действующую Красную Армию. Мы должны включить в состав этой дивизии лучших людей, лучших сынов народов Кабардино-Балкарии, честных и преданных делу великой партии Ленина».

Партийная организация Кабардино-Балкарии направила в 115-ю дивизию в качестве командиров и политработников опытных кавалеристов, наиболее авторитетных коммунистов из партийного и советского актива республики. Политотдел кавалерийского соединения возглавил секретарь обкома партии по кадрам М. Т. Селяев. В дивизии находился весь цвет молодежи республики. В ее ряды комсомольская организация направила 2,5 тыс. комсомольцев (более 70% воинов 115-й дивизии).

Главным звеном в деятельности партийных организаций по созданию национальных воинских формирований был отбор людского состава, вовлечение широких масс города и деревни в работу по обеспечению новых соединений Красной Армии необходимыми материальными средствами. Секретарь ЦК КП (б) Узбекистана У Юсупов в своем

выступлении на пленуме Ташкентского горкома партии призвал партийную организацию города «обеспечить национальные части такими кадрами, которые были бы способны повседневно вести содержательную политико-массовую работу, обеспечить быстрейшую выучку бойцов, обслужить их быт и т. д.».

В информационной записке, направленной секретарю ЦК КП(б) Узбекистана У Юсупову о формировании 99, 100 и 101-й кавалерийских дивизий, 90-й и 91-й отдельных стрелковых бригад, командование Среднеазиатского военного округа 20 декабря 1941 г. отмечало: «О ходе формирования и выявленных недочетах систематически информируются секретари областных комитетов партии. Со своей стороны через Военный совет округа также принимаются все меры к упорядочению формирования национальных соединений и устранению имеющихся недочетов и недостатков». Алма-Атинская область Казахской ССР поставила в национальные соединения 1530 лошадей, 1100 седел, 113 бричек, пальто, полушубков, шинелей - 3991, 3413 шапок-ушанок, 3403 гимнастерки, 3425 ватных брюк, 3076 пар сапог и ботинок, 548 т фуража, 248 т продуктов питания и т. д. В целом же для пяти национальных соединений из народного хозяйства Казахстана было выделено 12 600 лошадей, 433 автомашины, 1394 повозки и многое другое, необходимое воинам для успешной борьбы с врагом. Большое значение партийные организации республик Средней Азии, Казахской ССР, Башкирской, Кабардино-Балкарской, Калмыцкой и Чечено-Ингушской автономных республик придавали укреплению в национальных соединениях партийно-комсомольской прослойки. «Для каждого коммуниста и комсомольца, - говорилось в решении бюро Павлодарского обкома партии и облисполкома Совета депутатов трудящихся от 22 ноября 1941 г., - достойным ответом на постановление ГКО о разрешении формирования национальных войсковых соединений должна быть добровольность вступления в ряды национальных формирований» [7, с. 55].

Бюро Фрунзенского обкома Компартии Киргизии в постановлении, принятом совместно с облисполкомом Совета депутатов трудящихся 5 декабря 1941 г., обязало райкомы партии довести партийно-комсомольскую прослойку в 107-й и 108-й национальных кавалерийских дивизиях до 40-45%. Партийные и советские органы Бухарской области призвали райкомы партии обеспечить в личном составе национальных формирований 50% коммунистов и комсомольцев. Такие же решения в конце 1941 г. были приняты другими обкомами партии и исполкомами областных Советов.

По мобилизации, объявленной ЦК В ЛКСМ, комсомольские организации республик Средней Азии и Казахстана призвали в качестве замполитруков 1290 руководящих комсомольских работников низового звена. В ходе проведения этой мобилизации Военный совет САВО рекомендовал призвать и тех, которые владели русским языком.

Поскольку большинство командного состава было европейских национальностей, а рядовой и младший командный состав в основном состоял из представителей местной национальности и русским языком не владел или владел слабо, занятия в национальных соединениях приходилось проводить на двух языках: командир (взвода, роты и т. д.) - на русском, «переводчик» - на языке местной национальности. Более того, «переводчик» (тот же боец-новобранец или младший командир) по причине недостаточной подготовленности иногда переводил неправильно. Учитывая такое положение, Политуправление САВО рекомендовало комиссарам и начальникам политотделов соединений взять на учет всех коммунистов местных национальностей, владевших русским языком, и использовать их в работе с личным составом. Кроме того, была поставлена задача: весь личный состав обучать русскому языку.

На основе постановления Государственного Комитета Обороны от 13 ноября 1941 г. к весне следующего года было сформировано пятнадцать отдельных стрелковых бригад и двадцать кавалерийских дивизий. Это были: 87-я и 88-я бригады и 97-я и 98-я кавдивизии Туркменской ССР; 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96 и 97-я бригады и 99, 100, 101, 102 и 103-я кавдивизии Узбекской ССР; 98-я и 99-я бригады и 104-я кавдивизия Таджикской ССР; 100-я и 101-я бригады и 96, 105 и 106-я кавдивизии Казахской ССР; 107, 108 и 109-я кавдивизии Киргизской ССР; 110-я и 111-я кавдивизии Калмыцкой АССР; 112-я и 113-я кавдивизивии Башкирской АССР; 114-я кавдивизия Чечено-Ингушской АССР вместо дивизии был сформирован 225 кавполк; 115-я кавдивизия Кабардино-Балкарской АССР [8, с. 102].

В связи с совершенствованием организационной структуры Советских Вооруженных Сил большинство национальных кавалерийских дивизий и стрелковых бригад весной и летом 1942 и в начале 1943 г. было расформировано, а их личный состав и имущество обращены на доукомплектование участвовавших в боях соединений. В полном составе в Действующую армию были переданы 87, 90, 94, 100 и 101-я отдельные стрелковые бригады, 110, 112 и 115-я кавалерийские дивизии и 255-й отдельный чечено-ингушский кавалерийский полк, сформированный на основе 114-и кавалерийской дивизии. Войсковая нумерация ряда расформированных национальных стрелковых бригад была передана некоторым бригадам Красной Армии.

В республиках Закавказья формирование воинских соединений по национальному признаку проходило примерно в таком же порядке, как в других республиках.

В декабре 1941 г. в качестве национальной здесь формировалась одна стрелковая дивизия - 89-я армянская. Командующий Закавказским военным округом (впоследствии - фронтом) генерал армии И. В. Тюленев в своих воспоминаниях писал: «Нам предстояло решить... не менее важный вопрос - пополнить войска округа подготовленным к боевым действиям личным составом. Людские резервы в Грузии, Азербайджане, Армении были, но многие из лиц призывного возраста плохо владели русским языком. Поэтому возникла необходимость формировать национальные части. Командные кадры для них в республиках Закавказья имелись». В 1960 г. в своей статье «Битва за Кавказ» И. В. Тюленев отмечал, что в республиках Закавказья «многие бойцы из призывного контингента плохо владели русским языком, а это усложняло процесс ускоренного военного обучения. В связи с этим возник вопрос о формировании национальных частей и дивизий».

Список литературы

1. Борьба за Советскую Прибалтику в Великой Отечественной войне. Рига, 1966. С. 80

2. Кирсанов Н.А. В боевом строю народов - братьев. М. 1984. С. 50.

3. Борьба за Советскую Прибалтику. С. 51.

4. Там же. С. 53.

5. Пуста А. Компартия Эстонии в период Великой Отечественной войны. Таллин, 1966. С. 59.

6. Калмыкия в Великой Отечественной войне. Элиста, 1990. Док. №51.

7. Кирсанов Н.А. Указ. Соч. С. 55.

8. Кичиков М. Л. Во имя победы над фашизмом. Элиста, 1974. С. 102.