Научная статья на тему 'О некоторых аспектах исторической и политической географии Калининградской области'

О некоторых аспектах исторической и политической географии Калининградской области Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

313
72
Поделиться
Ключевые слова
АНКЛАВ / ЭКСКЛАВ / АНКЛАВНОСТЬ / ЭКСКЛАВНОСТЬ / ЭВОЛЮЦИЯ / РЕГИОН / СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ / ТРАНЗИТ / ТЕРРИТОРИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Рожков-юрьевский Юрий Донатович

Рассматриваются вопросы возникновения, развития, перехода в иной статус и прекращения существования государств и государственных субъектов на территории современной Калининградской области. Даётся общая характеристика их социально-экономического и политического положения. Рассматривается присущая большинству из них проблематика анклавности, в т. ч. наземный доступ (транзит людей и грузов) из метрополии на свою обособленную территорию, урегулирование вопросов прохождения государственной границы, погранично-таможенного контроля, визового режима, политические и экономические отношения с материнским государством и окружающими странами. Приводятся примеры эволюционного развития анклавных образований, мирного и военного способов ликвидации анклавов и эксклавов. Особое внимание уделяется специфическим проблемам развития российского субъекта в советский и постсоветский периоды. Даётся сравнение действий по разрешению политических и социально-экономических трудностей в Восточной Пруссии и Калининградской области. Делается вывод о необходимости решать проблематику единственного российского эксклавного региона с учётом накопленного опыта в существовании его исторических «предшественников».

Some aspects of historical and political geography of the Kaliningrad region

This article deals with issues the origin, development, change in status and extinction of states and states ’ subjects on the territory of modern Kaliningrad region from historical and geographical perspective. The author offers general characteristics of their socioeconomic and political situation. The article identifies problems of the enclavity common for the majority of them, including the land access (passenger and cargo transit) from the metropolis to its isolated territory, visa regime, border crossing formalities, political and economic relations with the mother state and neighboring countries. The author discusses cases of enclave formations ’ evolutional development, peaceful and military methods of enclave and exclave elimination. Special attention is paid to the specific development problems of the Russian subject in Soviet and post-Soviet times. Actions aimed at solution of political and socio-economic problems taken in East Prussia are compared to those taken in the Kaliningrad region. The author emphasizes the necessity to solve the problems of the only Russian exclave region taking into consideration the experience of its historical «predecessors».

Текст научной работы на тему «О некоторых аспектах исторической и политической географии Калининградской области»

Псковский регионологический журнал № 18 2014 УДК 338.24:911.3 (470.27)

Ю. Д. Рожков-Юрьевский

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ИСТОРИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

Рассматриваются вопросы возникновения, развития, перехода в иной статус и прекращения существования государств и государственных субъектов на территории современной Калининградской области. Даётся общая характеристика их социально-экономического и политического положения. Рассматривается присущая большинству из них проблематика анклавности, в т. ч. наземный доступ (транзит людей и грузов) из метрополии на свою обособленную территорию, урегулирование вопросов прохождения государственной границы, погранично-таможенного контроля, визового режима, политические и экономические отношения с материнским государством и окружающими странами. Приводятся примеры эволюционного развития анклавных образований, мирного и военного способов ликвидации анклавов и эксклавов. Особое внимание уделяется специфическим проблемам развития российского субъекта в советский и постсоветский периоды. Даётся сравнение действий по разрешению политических и социально-экономических трудностей в Восточной Пруссии и Калининградской области. Делается вывод о необходимости решать проблематику единственного российского эксклавного региона с учётом накопленного опыта в существовании его исторических «предшественников».

Ключевые слова: анклав, эксклав, анклавность, эксклавность, эволюция, регион, социально-экономическое положение, транзит, территория.

Единственный эксклавный регион Российской Федерации — Калининградская область — является феноменом не только для материнского государства, но и для мирового сообщества (рис. 1). Специфика обособленной российской территории, неожиданно возникшей с распадом СССР на рубежах расширяющегося Европейского союза, вызвала значительный интерес не только у отечественных, но и зарубежных учёных и политиков, которые стали именовать область «калининградской головоломкой». Существующая с 1946 г. на землях бывшей германской Восточной Пруссии Калининградская область в своём развитии имела и имеет существенные отличия от других субъектов Российской Федерации.

Для понимания проблематики развития современного российского эксклава большой интерес представляет изучение историко-географической и политической эволюции его предшественников, существовавших ранее на этой территории. Учёт исторической ретроспективы особенно важен для принятия решений по сглаживанию недостатков положения Калининградской области вне компактной части России.

В связи с тем, что подавляющее большинство из рассматриваемых государственных образований являются анклавами или эксклавами, приведём некоторые определения и пояснения.

Рис. 1. Калининградская область — эксклавный регион России

Анклав — территория или часть территории государства, полностью окружённая территорией другого государства. Если анклав имеет выход на акваторию (море, озеро), то он называется прибрежным анклавом (полуанклавом).

Эксклав — часть территории государства, окружённая чужими территориями, по отношению к территории своего государства. Если эксклав имеет выход на акваторию, то он называется прибрежным эксклавом.

Анклавные образования — общее наименование анклавов и эксклавов.

Анклавность (эксклавность) — совокупность признаков, присущих анклаву (эксклаву).

Указанные определения касаются внешних анклавных образований. В том же случае, когда анклавом или эксклавом является территория или часть территории субъекта (административно-территориального образования) государства, они называются внутренними.

Этапы существования государственных образований на территории современной Калининградской области и их общая характеристика

После завоевания земель пруссов рыцарями Тевтонского (Немецкого) ордена, начиная с XIV в., на юго-восточном побережье Балтийского моря, включающем территорию нынешней Калининградской области, стали последовательно возникать государства либо административно-территориальные единицы государств (табл. 1).

Таблица 1

Эволюция государственных образований на территории современной Калининградской области

Период существо- вания Название государства / административно-территориального образования Характеристика государства / административно-территориального образования

1. 13091525 гг. Государство Тевтонского (Немецкого) Ордена независимое (с 1466 г. зависимое) государство, окружённое территорией Польского королевства и Великого Литовского княжества (состоящих в Кревской Унии с 1385 г.), прибрежный анклав с 1466 г.

2. 15251618 гг. Герцогство Пруссия зависимое государство, окружённое территорией Польского королевства и Великого Литовского княжества, затем Речи Посполитой (после Люблинской Унии 1569 г.), прибрежный анклав

3. 16181701 гг. Герцогство Пруссия составная часть Бранденбургско-Прусского государства, окружённая территорией Речи Посполитой, внешний прибрежный эксклав

4. 17011772 гг. Провинция Пруссия регион Королевства Пруссия, включая период под управлением Российской империи (1758-1762 гг.), окружённый территорией Речи Посполитой, внешний прибрежный эксклав

5. 17731918 гг. Провинция Восточная Пруссия (Западная и Восточная Пруссия в 18241878 гг.) регион, часть компактной территории Королевства Пруссия (с 1871 г. в составе Германской империи)

6. 19181945 гг. Провинция Восточная Пруссия регион Пруссии и Германии (Веймарской республики — до 1933 г., затем Третьего Рейха) между Литвой и Польшей, внешний прибрежный эксклав, отделённый от Германии Польским (Данцигским) коридором, с 1939 г. часть компактной территории Пруссии и Германии

7. 19461991 гг. Кёнигсбергская (Калининградская) область регион РСФСР, отделённый от неё Литовской ССР и Белорусской ССР, внутренний прибрежный эксклав СССР

8. с 1991 г. по н. в. Калининградская область регион Российской Федерации между Республикой Польша и Литовской Республикой, отделённый от Российской Федерации Литовской Республикой и Республикой Беларусь, внешний прибрежный эксклав

При этом, с географической точки зрения, государства или их субъекты чаще всего представляли собой внешние анклавные образования: прибрежные анклавы и эксклавы, выходившие на Балтийское море. Исключениями в этом ряду стали Восточная Пруссия в Королевстве Пруссия с 1773 г. по 1918 г. (табл. 1, позиция 5), поскольку она не была пространственно изолирована от материнского государства, а также Кёнигсбергская (Калининградская) область РСФСР, являвшаяся внутренним эксклавом СССР (позиция 7). Таким образом, анклавные предшественники Калининградского региона характеризуются тремя типами анклавности: от независимого анклава до несуверенных внутреннего и внешнего эксклавов. С другой стороны, интересна тенденция неуклонного снижения доли площади эксклавов в общей площади фрагментированного государства. Так, если в Бранденбургско-Прусском государстве (позиция 3) обе его территории были примерно равны, то территория Восточной Пруссии в 1939 г. (позиция 6) составляла 8,5 % площади Германии и 13,5 % Пруссии. А на Калининградскую область приходится менее 0,1 % территории России.

В политическом плане существовавшие здесь государства трансформировались от полностью суверенного (Тевтонский Орден в 1309-1466 гг.) до зависимого государства (Тевтонский Орден в 1466-1525 гг. и Герцогство Пруссия в 1525-1618 гг.) (позиция 2). Что касается вероисповедания, то для всех политических формаций здесь преобладало христианство. Однако официальная или господствующая религия менялась: на смену католичеству в 1525 г. пришло протестантство, а с советского периода стало доминировать православие.

Особенности развития государств и государственных субъектов на территории Калининградской области до 1945 г.

К началу XIV в. Тевтонский орден укрепляется на завоёванных у прусских племён землях в Прибалтике. В 1309 г. он перенёс свою столицу в Мариенбург (сегодняшний польский г. Мальборк) и де-факто превратился в военно-религиозное государство, независимое как от Священной Римской империи, так и от папства [3, с. 52]. Под его властью оказались балтийские прибрежные земли (в частности, Жемайтия с 1345 г. и Восточное Поморье), изолировавшие Литву и Польшу от Балтийского моря. С другой стороны, завоёванное Орденом гданьское побережье соединяло его с ближайшим немецким государством — Бранденбургом, что обеспечивало взаимодействие немцев в этой части юго-восточной Прибалтики. Эта «пуповина» в войнах XV столетия крестоносцев с объединёнными силами Польского королевства и Великого Литовского княжества была перерезана.

За разгромом крестоносцев в 1410 г. под Грюнвальдом последовало поражение в Тринадцатилетней войне (1454-1466 гг.). Вслед за переходом Мариенбурга в руки поляков столица Ордена в 1457 г. переместилась в Кёнигсберг. По итогам войны на основании II Торнского мира от 19 октября 1466 г. Орденская Пруссия отдала Польше среди других владений и Помереллию (Гданьское Поморье). В свою очередь, польской короне Торнский мирный договор помог решить проблему выхода на Балтийское море. Наконец, потерявший почти половину территории рыцарский орден утратил свою политическую независимость, признав себя вассалом польского короля. С другой стороны, с этого времени отрезанное от остальной Европы территорией Литвы и Польши (состоящих в Кревской Унии) государство Тевтонского ордена стало анклавным (рис. 2).

Тяжёлые последствия продолжавшегося прусско-польского военного противостояния с неизбежной перспективой полного краха Ордена вынудили его последнего гроссмейстера Альбрехта Бранденбургского из династии Гогенцоллернов пойти на решительные уступки польской стороне. 8 апреля 1525 г. он подписал в королевской столице Кракове акт об упразднении Немецкого ордена в Пруссии и о создании вместо него герцогства Пруссия, которое становилось ленником польского короля.

Рис. 2. Завоевание земель пруссов Тевтонским орденом

Таким образом, прежнее суверенное анклавное государство эволюционировало мирным путём в другое. Прусское герцогство стало в историческом контексте вторым анклавным образованием на территории нынешнего российского региона. Оно получило светский статус вместо прежнего военно-религиозного. В июле 1525 г. в нём официально было введено лютеранство как государственная религия. В связи с этим герцогство стало одним из первых в Европе протестантских государств.

В этот период в полной мере проявил себя и конфликт анклавности, связанный с отрывом Пруссии по суше от более близких ей по этносу, религии и культуре северных немецких государств (рис. 3).

Хелминское воеводство

ф Солдзу ^дз.30®

Г1/1°Цко*

е воево^ст-^ Королевство Польское

Рис. 3. Герцогство Пруссия (1525-1566 гг.) — анклав между Польским королевством и Великим Литовским княжеством

Ещё до секуляризации Тевтонского ордена его этнический состав существенным образом изменился. Политика германской колонизации, выдавливания и уничтожения автохтонов, их ассимиляции привела к тому, что уже к началу XV в. в числе 480 тыс. жителей Пруссии было около 200 тыс. немцев и по 140 тыс. пруссов и поляков [11, с. 100]. В XVI и XVII столетиях доля немецкого населения в герцогстве ещё более возросла.

Серьёзный вклад в подъём уровня социально-экономической жизни в обновлённом государстве сделал сам первый прусский герцог Альбрехт. В связи со сложным социально-хозяйственном положением в крае из-за войн с Польшей он пригласил в Пруссию большую группу купцов и ремесленников, прежде всего голландцев, а также шотландцев, силезцев и богемцев. Его большой заслугой стало создание в Кёнигсберге университета (академии). Он стал вторым в Речи Посполитой после Ягел-лонского университета в Кракове (основан в 1364 г.), поскольку привилегию для него Альбрехту дал в 1560 г. его сюзерен, король Польши Сигизмунд II Август [6, с. 17]. С другой стороны, Кёнигсбергский университет (Альбертина) стал первой «альма-матер» на территории современной России (первые университеты собственно в Российской империи появились только в XVIII в.).

В 1603 г. власть в государстве переходит в руки бранденбургских курфюрстов, которые стали регентами слабоумного герцога Альбрехта Фридриха. С его смертью в 1618 г. пресеклась мужская линия наследования титула, и в соответствии с краковским актом 1525 г. Пруссия должна была перейти польской короне. Тем не менее,

Польша разрешила курфюрстам объединить два территориально обособленных государства в единое государство (рис. 4). Оно составилось из курфюршества Бранденбург — авторитетного суверенного государства Священной Римской империи и герцогства Пруссия, являвшегося вассалом короля Польши. В итоге герцогство Пруссия в 1618 г. не исчезло с карты Европы, а из анклавного государства перешло в разряд эксклава Бранденбургско-Прусского государства. При этом польская корона передала правление герцогством бранденбургским курфюрстам при условии обретения ими титула не «герцог Пруссии», а «герцог в Пруссии». Это означало, что исполнять герцогскую власть курфюрст мог, только находясь на территории герцогства.

Рис. 4. Герцогство Пруссия (1618 г.) — эксклав Бранденбургско-Прусского государства

Здесь достаточно отчётливо проявилась традиционная проблема (конфликт) анклава — доступа в него. Добраться до своего ленного владения курфюрст мог только с согласия польского короля! Случалось, что в период Тридцатилетней войны курфюрст Георг Вильгельм был вынужден годами пребывать в Кёнигсберге. Он справедливо опасался того, что если он отправится в Берлин, король больше не пустит его назад, и Бранденбург может совсем потерять право владеть Пруссией [3, с. 109]. В конце концов, курфюрст Фридрих Вильгельм, прозванный Великим, который стал в 1640 г. во главе Бранденбургско-Прусского государства, сумел заключить договоры о суверенитете Пруссии со Швецией и Польшей (с ликвидацией ленных отношений) соответственно в 1656 и 1657 гг.

Прусское герцогство — третье обособленное анклавное образование на территории сегодняшней области — просуществовало до 1701 г. В этом году Фридрих III, унаследовавший титул курфюрста и герцога, был коронован в Кёнигсберге под именем короля Фридриха I. Так образовалось Королевство Пруссия со столицей в Берлине, а Кёнигсберг стал королевской резиденцией, местом коронации всех последующих королей вплоть до создания Германской империи в 1871 г.

Бывшее Прусское герцогство вошло в Королевство Пруссия под названием «провинция Пруссия», которая стала четвёртым анклавным предшественником Калининградской области. Но в связи с тем, что западнопрусские земли в это время ещё принадлежали Польше и Швеции, титул Фридриха I сохранил прежнюю формулу — «король в Пруссии». Полноправными королями Пруссии Гогенцоллерны стали только в 1772 г. Тогда в результате первого раздела Польши по договорённости с монархами Австрии и России король Фридрих II (Великий) присоединил к своим владениям часть польских земель, включая так называемую королевскую или польскую Пруссию. Но до этого произошло важное событие, в связи с которым провинция Пруссия на несколько лет де-факто вышла из-под власти короля. В 1758 г. в период Семилетней войны она была завоевана русскими войсками и управлялась русскими генерал-губернаторами.

Вышеупомянутая территория королевской Пруссии перестала отделять эксклав Пруссию от остальной части королевства. Как мы видим, её эксклавность в 1772 г. была устранена в целом мирным путём.

Именно в этот период на карте Европы впервые появляется название Восточная Пруссия, которым именуется новая прусская провинция с центром в Кёнигсберге. Её территория включала помимо бывшего герцогства также Вармию (Эрмланд) и другие аннексированные польские земли. Правда, на некоторое время (с 1824 по 1878 гг.) она административно была объединена в одну провинцию с Западной Пруссией (рис. 5).

В начале XIX в. Восточная Пруссия становится ареной боевых действий и сложных межгосударственных отношений. Речь идёт о противостоянии наполеоновской Франции, с одной стороны, и России с Пруссией, с другой. Его главные события произошли в 1807 г. Ими стали сражения при Прейсиш-Эйлау (ныне г. Багратио-новск) и Фридланде (ныне г. Правдинск) и заключение мира в Тильзите (ныне г. Советск). В связи с поражением в войне с Францией прусский монарх покинул Берлин. В 1808-1809 гг. столицей Пруссии был Кёнигсберг [7, с.163].

В феврале 1812 г. Франция вынудила Пруссию заключить союз против Российского государства, и провинция стала местом формирования французской армии для вторжения в Россию. В Кёнигсберге Наполеоном была подписана нота об объявлении войны [3, с. 285]. Наконец, в Восточной Пруссии была организована прусская пехотная дивизия, которая должна была сражаться с русскими войсками в Прибалтике. Однако эта дивизия фактически уклонилась от выполнения союзнических обязательств перед французами. В январе 1813 г. Восточная Пруссия была освобождена русскими от наполеоновских войск, а 16 февраля того же года состоялось подписание русско-прусского союзного договора. Согласно последнему территория Пруссии была восстановлена в границах 1806 г.

Рис. 5. Пруссия в Германской империи (1871-1918 гг.)

Примечание: на карте под №№ 2 и 13 обозначены соответственно провинции Пруссии: Восточная Пруссия и Западная Пруссия

Следующие 100 лет для Восточной Пруссии были мирными, её территорию не затронула франко-прусская война 1870-1871 гг. Тем не менее, до Великой (Первой мировой) войны Кёнигсберг имел один из самых мощных гарнизонов Германской империи. Среди будущих военачальников, проходивших здесь службу, был и капитан П. фон Гинденбург, ставший впоследствии Президентом Германии.

Мир закончился в августе 1914 г. Восточная Пруссия снова стала местом сражений, когда сюда вступили русские войска. Успешное для последних начало боевых действий заставило власти Германии заменить командование 8-й немецкой армии, противостоявшей русским. Её возглавил упомянутый генерал Гинденбург. ВосточноПрусская операция закончилась для России поражением, однако и немцы не смогли в 1914-1915 гг. выйти за пределы своей границы. Но в конце войны, после срыва Троцким переговоров с Германией в Бресте, 8-я немецкая армия 18 февраля 1918 г. двинулась через Прибалтику на Петроград, и её подразделениями был взят Псков.

В силу Версальского договора, подписанного по итогам Первой мировой войны 28 июня 1919 г., Восточная Пруссия превратилась в эксклав Германии, а также Прусского государства, в состав которой она входила наряду с 10 другими провинциями (рис. 6).

От основной территории страны она оказалась отрезанной Польским (Данцигским) коридором. Давая восстановленному Польскому государству выход к Балтийскому морю, коридор в то же время создал определённые трудности в наземном (прежде всего, железнодорожном) сообщении между Германией и её обособленной провинцией. Это касалось как проезда людей, так и транспортировки грузов. Кроме того, по итогам Версальского мира её территорию была решено уменьшить за счёт

передачи Мемельского края под управление Лиги Наций, области Зольдау (Дзялдо-во) Польскому государству, а также провести плебисцит по вопросу государственной принадлежности южных районов провинции, где проживало немало поляков. Так как 84,3 % голосовавших 11 июля 1920 г. высказалось за принадлежность этих территорий Германии, они не отошли Польше [3, с. 369].

Рис. 6. Пруссия и её эксклавная провинция Восточная Пруссия на карте Германии в 1920 г.

После войны Восточная Пруссия попала в сложную социально-экономическую ситуацию. Эксклавность нарушила тесные хозяйственные связи провинции с немецкими землями. Утраченным оказался важный источник доходов — торговля с соседней Российской империей. Вместо неё соседями стали хозяйственно более слабые Польша и Литва, стремившиеся к тому же использовать для целей экспорта-импорта свои порты. Также необходимо было восстановить разрушенные военными действиями населённые пункты. В этом деле своеобразную шефскую помощь последним оказывали крупные германские города. Так, Дрезден помог в восстановлении Дарке-мена (ныне Озёрск), Кассель — Шталлупёнена (ныне Нестеров), Бреслау — Пиль-каллена (ныне Добровольск) и т. п. [10].

Для подтягивания уровня жизни населения эксклава до общегерманского в апреле 1920 г. в Берлине была создана Восточнопрусская служба, а в 1922 г. принята специальная программа помощи провинции. В 1935 г. стал действовать закон «О малой восточной помощи», в соответствии с которым провинции выделялось более 50 млн. марок, в т. ч. на компенсацию убытков от транзита через Польский коридор. Как результат, стала обновляться производственная и транспортная инфраструкту-

ра региона, субсидировалось развитие аграрного сектора, уменьшились грузовые и почтовые тарифы. Для укрепления внешнеторговых связей в Кёнигсберге создаётся Германская Восточная ярмарка (Остмессе), в которой с 1922 г. начинает участвовать и Советская Россия. Один из крупнейших в стране аэропорт Девау связывает столицу региона со многими европейскими городами, в т. ч. с Москвой и Ленинградом. В Кёнигсбергском порту начал действовать режим «вольного города», позволявший беспошлинное хранение товаров и строительство любых производственных объектов.

Однако мировой экономический кризис в конце 1920-х гг. привёл не только к банкротству многих предприятий Восточной Пруссии и высокой безработице, но и к резкому росту политического радикализма. Здесь, как и в основной части Германии, население поддержало приход к власти в стране в 1933 г. национал-социалистов с их лозунгами о «расширении жизненного пространства». Идеологи фашизма навязали эксклавной провинции имидж оплота на востоке, наследника славы крестоносцев. Символично, что здесь в 1934 г. в Танненбергском мемориале (взорван немцами при приближении Красной армии в 1945 г.), выстроенном в стиле рыцарского замка, был с огромной помпезностью похоронен «отец фатерланда» фельдмаршал Гинденбург, передавший власть в Третьем Рейхе Гитлеру [13, с. 396].

Отказ Польши выполнить требование нацистских властей построить через Польский коридор экстерриториальные магистрали явился одним из поводов для развязывания войны с соседней страной. Вышедшие из Восточной Пруссии в сентябре 1939 г. войска вермахта уже через несколько дней подошли к Варшаве. Экс-клавность провинции была ликвидирована военным способом. Однако такой путь решения эксклавной проблемы дорого обошёлся Германии, которая после разгрома во Второй мировой войне вообще утратила свою провинцию.

Именно с территории Восточной Пруссии 22 июня 1941 г. начала вторжение в СССР немецкая группа армий «Север», состоящая из 29 дивизий, включая 6 танковых и моторизованных. Задачей группы был захват Прибалтики и удар на Ленинград, где она должна была соединиться с финскими армиями [5, с. 52]. За первые две с половиной недели боёв советские войска оставили почти всю Прибалтику и 9 июля сдали Псков. Далее быстрое продвижение группы «Север» было остановлено. В октябре 1944 г. части Красной Армии, разбив гитлеровцев на своей земле, «вернули войну» уже в Восточную Пруссию. Город-крепость Кёнигсберг был взят после четырёхдневного штурма 9 апреля 1945 г.

Особенности развития Калининградской области в советский и постсоветский периоды

В табл. 1 имеется один временной пробел: с мая 1945 г. до апреля 1946 г. на территории Кёнигсберга и прилегающих к нему районов ещё не существовало административной единицы СССР, с 9 июля 1945 г. вся власть здесь принадлежала командованию Особого военного округа.

Фактор эксклавности для Кёнигсбергской (Калининградской) области проявился уже с момента её образования 7 апреля 1946 г. Новый субъект РСФСР стал одним из трёх её эксклавов, а после утраты этого статуса Крымской и Мурманской областями он с 1956 г. являлся единственным эксклавным регионом республики и внутренним эксклавным регионом СССР. В 1947-1951 гг. оставшиеся здесь немцы были целиком депортированы в Германию. Заселение нового края советскими гражданами

производилось на плановой основе вплоть до начала 1950-х гг. и привело к формированию здесь совершенно нового этнокультурного социума. Такая тотальная замена населения явилась феноменом в послевоенной Европе. Милитаризованность определяла специфику области, часть её экономики ориентировалась на военные нужды. Область стала закрытой для иностранцев, а некоторые районы — и для граждан СССР. Наконец, регион стал формально безрелигиозным (атеистическим), поскольку в нём до 1967 г. не разрешалась деятельность любых религиозных организаций.

Рис. 7. Калининградская область — российский анклав в Евросоюзе и эксклав России, СНГ и Союзного государства России и Республики Беларусь

Ущерб от военных действий в Восточной Пруссии в 1944-1945 гг. для социально-экономической ситуации края был неизмеримо хуже, чем в 1914 г. Почти полному разрушению подверглось многие населённые пункты, включая имевшие статус города. В итоге на карте Калининградской области один прежний город уже не значится (Ширвиндт / пос. Кутузово), а 9 малых поселений (Добровольск, Домново, Дружба. Железнодорожный, Знаменск, Корнево, Крылово, Славское, Чернышевское) — это бывшие немецкие города, получившие наименование «утраченных» [10].

Согласно экономическому районированию СССР Калининградская область входила в Прибалтийский экономический район вместе с союзными республиками Прибалтики, а в 1963-1965 гг. — в Литовский совнархоз. Это был единственный регион РСФСР, который объединялся с другими республиками. Политические предпочтения центральных властей в пользу социально-экономического развития прибалтийских субъектов привели к отставанию российского региона от них. Сравнивая отношение союзного Центра к поддержке развития территорий на западе страны, обком КПСС в апреле 1965 г. констатировал, что в то время, когда в Прибалтике ликвидированы последствия войны, города и рабочие посёлки области не были восстановлены. Вплоть до 1991 г. было заметным отличие в уровне газификации, качестве автодорог, жилых и социальных объектов, ассортименте выпускаемых товаров. Таким образом, нынешнее социально-экономическое отставание российского эксклава от стран Балтии было заложено ещё в советский период.

С распадом СССР политико-географическое положение Калининградской области изменилось коренным образом. Область стала внешним эксклавом Российской Федерации, оказавшись единственным в мире регионом материнского государства, отделённым от него несколькими странами. Де-факто, самый западный субъект «новой» России превратился в её центральноевропейский регион (рис. 7).

Будучи окружённой государствами с иной политической и экономической ориентацией (часть из них стала стремиться к вступлению в Евросоюз и НАТО), область столкнулась с общими и специфическими проблемами эксклавности. К первым из них относились: затруднённый доступ, экономическая зависимость от материнского государства, отсутствие международно-правовой базы его договорённостей в отношении эксклава с сопредельными странами. Среди вторых следует назвать: отсутствие необходимой погранично-таможенной инфраструктуры; правовую неурегулированность границы с Литвой; военный транзит; зависимость от литовского канала поставок электроэнергии; введение регионального времени и др. Указанное стало серьёзной угрозой для обеспечения стабильного жизнеобеспечения региона. Наибольшими трудностями стали жёсткие условия транзита людей и грузов через Литву, Латвию и Белоруссию. При поездках в Россию калининградцы должны были иметь с собой заграничный паспорт и валюту. Погранично-таможенный контроль на границе с Литвой стал действовать уже в сентябре 1991 г.

Изоляция региона от основной части страны, расширение внешних связей, международная миграция и туризм вызвали появление здесь представительств МИД, МВЭС, Минрегиона и Федеральной миграционной службы РФ. После почти 50-летнего перерыва в административный центр края вернулись иностранные представительства: в 1992-1994 гг. в Калининграде открылись консульства Польши и Литвы, представительство Торговой палаты Гамбурга.

Налаживание отношений эксклава с окружающими и отделяющими странами достигалось на путях создания широкой договорно-правовой базы и механизма межрегионального сотрудничества. Уже в начале 1990-х гг. стал действовать Совет по сотрудничеству Калининградской области и польских воеводств, а позднее подобные советы с Литвой и Белоруссией. В то же время с 1992 г. стали создаваться представительства Калининградской области в Польше (г. Гданьск), Литве (г. Вильнюс) и Белоруссии (г. Минск).

Эксклав — пионер российского участия в деятельности еврорегионов (ЕР). Инициатива властей Балтийска и Калининграда позволила российской стороне в 1998 г. стать членом ЕР «Балтика» (первоначальное название «Янтарь») с участием регионов Дании, Латвии, Литвы, Польши и Швеции.

В 1991-2003 гг. население области пользовалось безвизовым режимом поездок в сопредельные страны. Однако в условиях продвижения Евросоюза и НАТО на Восток этот порядок изменился. Польские власти стали целенаправленно ограничивать достаточно свободное посещение страны россиянами. Ещё острее встал вопрос ликвидации свободного проезда на основную территорию России через Литовскую Республику.

Только в 2000 г. позиция России в вопросе расширения Евросоюза стала реально учитывать особое положение области. Её представители стали участвовать в диалоге Россия — ЕС. 11 ноября 2002 г. на саммите Россия — ЕС в Брюсселе было принято Совместное заявление РФ и ЕС о транзите между двумя территориями России. Таким образом, Евросоюз не только признал уникальную ситуацию Калининградской области как части Российской Федерации, но и предложил нестандартное решение по транзиту, не предусмотренное Шенгенскими соглашениями. Вместо виз для российских граждан приняты «упрощённый транзитный документ» (УТД) — для многократных пересечений Литвы любым наземным транспортом и «упрощённый проездной документ на железной дороге» (УПД-ЖД) — для разовых поездок поездом. Новый порядок транзита потребовал наличия у пассажиров заграничных паспортов, что для многих жителей региона было обременительным. В связи с этим Центр принял беспрецедентное решение об оформлении россиянам, проживающим в Калининградской области, загранпаспортов на бесплатной основе.

В 2003 г. эксклав оказался окружённым визовым пространством стран-членов Шенгенского союза, сначала Литвы (с 01.07.2003 г.), затем Польши (с 01.10.2003 г.). Жители области имели возможность въезжать в соседние страны на основе бесплатных многократных виз только до вступления в силу 01.06.2007 г. соглашения России и ЕС об упрощении выдачи виз. Через четыре года (14.12.2011 г.) при согласовании с Евросоюзом Россия и Польша подписали соглашение о местном приграничном передвижении (МПП), позволившее калининградцам с августа 2012 г. посещать часть территории соседних воеводств без виз и без простановки печатей в загранпаспорт. Следует подчеркнуть, что для такого безвизового местного передвижения Еврокомиссией было сделано исключение. К приграничной зоне была отнесена не прописанная в Регламенте МПП территория на глубину 30 км (возможный максимум 50 км) от границы, а вся Калининградская область и целый ряд административных районов (повятов) Варминско-Мазурского и Поморского воеводств Польши (рис. 8).

Рис. 8. Территория местного приграничного передвижения на российско-польской границе

Такое нестандартное решение стало определенным продвижением в договоренностях между ЕС и Россией, поскольку первоначально никаких преференций для калининградцев, посещающих Шенгенское пространство, не предусматривалось [1, 337-338].

Выводы

Калининградская область Российской Федерации, отделённая от «большой» России другими государствами, в географическом и историческом смысле наследует многие особенности развития тех суверенных и несуверенных государственных образований, существовавших ранее на данной территории. Поэтому развитие современного российского региона очень важно рассматривать сквозь призму решения проблематики её предшественников, в первую очередь, анклавных.

Во-первых, наиболее сложной проблемой для всех изолированных территорий является доступ. С задачей свободного перемещения через территорию сопредельных стран сталкивались многие прежние анклавы и эксклавы, начиная с Тевтонского ордена. Как уже указывалось, гитлеровская Германия была наказана за силовое «закрытие вопроса» по Данцигскому коридору. У Калининградской области проблема транзита людей и грузов в материнское государство на порядок сложнее. Эксклав отделён от «метрополии» не только окружающими (Литва и Польша), но и так называемыми отделяющими [12, с. 158] государствами, к которым относятся Белоруссия, Латвия, Украина и Эстония (см. рис. 1). Существующий пока порядок наземного проезда из России в Россию через Литву на базе упрощённых транзитных документов является паллиативом. Наконец, свободному доступу в российский эксклав препятствует визовый режим, который в небольшой степени отягощал транзит и в Восточную Пруссию.

Во-вторых, для большей части рассмотренных государственных образований проблемой являлся недостаток людских ресурсов из-за войн, эпидемий и других причин. Таким образом, послевоенное заселение Калининградской области не было здесь чем-то новым, хотя и намного более масштабным. Многие прусские монархи, начиная с герцога Альбрехта Брандербургского, серьёзно занимались подобным во-

просом. Так, курфюрст Фридрих Вильгельм в конце XVII в. пригласил в герцогство гугенотов из Франции, король Пруссия Фридрих Вильгельм I после эпидемии чумы в 1709-1710 гг. осуществил вначале миграцию из других субъектов королевства, а затем из других германских государств, Швейцарии и из австрийского Зальцбурга. Король Фридрих II перебросил в Восточную Пруссию около 15 тыс. колонистов [9, с. 236]. Для российского эксклава вопрос сокращения населения из-за его естественной убыли решается путём переселения соотечественников, а также трудовых мигрантов из ближнего зарубежья.

В-третьих, для ряда анклавных образований (государство Тевтонского ордена, герцогство и провинция Пруссия, а также Калининградская область РСФСР) проблемой была политика в отношении коренного населения. Так, колонизация прусских земель орденом крестоносцев сопровождалась истреблением и ассимиляцией автохтонов, прусский язык и культура просуществовали только до XVII в. [15, с. 67], по другим данным — до XVIII в. [8, с. 81]. Что касается граждан Германии, оставшихся здесь после Второй мировой войны, то было осуществлено их полное выселение.

В-четвёртых, все государственные образования характеризуются значительной милитаризованностью, связанной с реальными или потенциальными военными угрозами со стороны окружающих стран. Их эволюция происходила в связи с территориальными экспансиями либо самого анклавного образования, либо материнского и сопредельного государств. К примеру, достаточно далёкий от этого края русский Псков трижды переходил в руки немецких завоевателей, шедших отсюда на восток (пресловутый «дранг нах Остен»): сначала это были крестоносцы в XIII в., затем немецкие войска из Восточной Пруссии в Первой и Второй мировых войнах. В свою очередь, русские войска вступали на восточные прусские земли в Семилетнюю войну, в 1914 г. и в 1944-1945 гг. Укрепление обороноспособности является всеобщей характерной чертой: даже во время 100-летнего мирного существования провинции Восточная Пруссия Королевства Пруссия или 68-летнего мирного существования Калининградской области с 1946 г. Для российского эксклава это вызвано его почти полным окружением странами-членами военного блока НАТО.

В-пятых, современная Калининградская область является своего рода религиозным анклавом (здесь около 80 % населения православные) в окружении католических Польши (в 2011 г. относило себя к католикам 86,9 % граждан) и Литвы (в 2005 г. примерно 80 % католиков). Напомним, что в этом отношении с 1525 г. до 1772 г. и с 1920 г. по 1939 г. Пруссия (Восточная Пруссия) также была протестантским анклавом между католическими Польшей и Литвой (внутри Речи Посполитой). Что касается Калининградской области РСФСР, то она почти весь советский период являлась формально безрелигиозным анклавом между католическими Литовской ССР и Польской Народной Республикой.

В-шестых, российский регион также можно считать анклавом по своему национальному составу, где доля русских в соответствии с итогами Всероссийской переписи населения 2010 г. составляет 86,4 %. По результатам национальных переписей 2011 г. в сопредельных Литовской Республике преобладают литовцы (84,2 % всего населения), а в Республике Польша — поляки (93,7 %). Таким же анклавом с преобладанием немецкого населения была межвоенная Восточная Пруссия. В её северной части, где сейчас располагается Калининградская область, в 1933 г. проживало 1003,2 тыс. чел., из которых 97,7 % составляли немцы [14, с. 46].

В заключение следует указать, что в период существования любого анклавного образования его анклавность нельзя устранить или преодолеть (как пишут некоторые авторы), можно только смягчить (сгладить) её проблемы. Как упоминалось, для Калининградской области постсоветского образца федеральными и региональными властями, в ряде случаев с международным участием, было предпринято немало шагов (хотя нередко запоздалых) в решении специфических трудностей её политико-географического положения. Однако в связи с отставанием Калининградской области по многим среднероссийским социальным и экономическим показателям, а также от уровня жизни в Польше и Литве, необходимы более целенаправленные и скоординированные усилия. В определённой степени здесь может помочь положительный опыт решения сходных проблем предшественниками единственного эксклавного региона России.

Литература

1. Войников В. В. Правовое регулирование Европейского пространства свободы, безопасности и правосудия. Калининград: Изд-во БФУ им. И. Канта, 2013. 397 с.

2. Клемешев А. П. Эксклавность в условиях глобализации. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2007. 354 с.

3. Очерки истории Восточной Пруссии / Г. В. Кретинин и др. Калининград: «Янтарный сказ», 2002. 536 с.

4. Федоров Г. М., Зверев Ю. М., Корнеевец В. С. Российский эксклав на Балтике. Калининград: Кали-нингр. ун-т, 1997. 224 с.

5. Воробьев Ф. Д., Кравцов В. М. Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945 гг. М.: Воениздат, 1961. 456 с.

6. ГальцовВ. И. Университет в Кёнигсберге. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2008. 125 с.

7. Гаузэ Ф. Кёнигсберг в Пруссии. Пер. с нем. Реклингхаузен: Изд-во Биттер, 1994. 316 с.

8. Кулаков В. И. От Восточной Пруссии до Калининградской области. Калининград, 2000. 288 с.

9. Лависс Э. Очерки по истории Пруссии. Пер. с франц. Калининград: Янтар. сказ, 2006.

10. Малые города Калининградской области. Калининград: Аксиос, 2011. 440 с.

11. Рожков-Юрьевский Ю. Д. Историко-географическая эволюция территории Калининградской области // Балтийский регион. Калининград: Изд-во БФУ им. И. Канта, 2012. № 2 (12). С. 98-108.

12. Рожков-Юрьевский Ю. Д. Понятия «анклав/энклав» и «эксклав» и их использование для политико-географической характеристики Калининградской области // Балтийский регион. Калининград: Изд-во БФУ им. И. Канта, 2013. № 1 (13). С. 149-161.

13. Руге В. Гинденбург. М.: Мысль, 1982. 429 с.

14. Kotowicz W. Zycie polityczne Obwodu Kaliningradzkiego Federacji Rosyjskiej. GRADO. Torun, 2012. 391 s.

15. Palmowski T. Kalininigrad — szansa czy zagrozenie dla Europy Baltyckiej? / Wydawnictwo «Bernardi-num». Gdansk-Pelplin. 2013. 352 s.

Об авторе

Рожков-Юрьевский Юрий Донатович — ведущий эксперт Управления международных связей, Балтийский федеральный университет им. И. Канта, Калининград, Россия.

E-mail: YRozhkov-YUr@kantiana.ru

Yu. Rozhkov-Yurievsky

SOME ASPECTS OF HISTORICAL AND POLITICAL GEOGRAPHY OF THE KALININGRAD REGION

This article deals with issues the origin, development, change in status and extinction of states and states ’ subjects on the territory of modern Kaliningrad region from historical and geographical perspective. The author offers general characteristics of their socioeconomic and political situation. The article identifies problems of the enclavity common for the majority of them, including the land access (passenger and cargo transit) from the metropolis to its isolated territory, visa regime, border crossing formalities, political and economic relations with the mother state and neighboring countries. The author discusses cases of enclave formations’ evolutional development, peaceful and military methods of enclave and exclave elimination. Special attention is paid to the specific development problems of the Russian subject in Soviet and post-Soviet times. Actions aimed at solution of political and socio-economic problems taken in East Prussia are compared to those taken in the Kaliningrad region. The author emphasizes the necessity to solve the problems of the only Russian exclave region taking into consideration the experience of its historical «predecessors».

Key words: enclave, exclave, enclavity, evolution, state border, region, social and economic situation, transit.

About author

Yuri Rozhkov-Yurievskiy, Leading Expert, International Office, Immanuel Kant Baltic Federal University, Russia.

E-mail: YRozhkov-YUr@kantiana.ru