Научная статья на тему 'О начальном периоде археологических исследований в Феодосии: Вильнёв, сибирский, айвазовский'

О начальном периоде археологических исследований в Феодосии: Вильнёв, сибирский, айвазовский Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
52
21
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Петрова Э. Б.

The article deals with the first archaeological researches of Mount Tepe-Oba barrows which are referred to ancient Theodosia. This work was done by E.F. de Villeneuve, Head of the Theodosia Museum of Antiquities, A.A.Sibirsky and LK.Aivazovsky in 1852-1853. Fragments from E.F. de Villeneuve's letters addressed to the members of the Odessian Community of History and Antiquities are also published in the article. They are now kept at the Odessa Regional State Archives

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Петрова Э. Б.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE INITAL PERIOD OF ARCHAEOLOGTC RESEARCHES IN THEODOSŁA: E.F.DE VILENEUVE, AA-SIBISKY, I.K.AIVAZOVSKY

The article deals with the first archaeological researches of Mount Tepe-Oba barrows which are referred to ancient Theodosia. This work was done by E.F. de Villeneuve, Head of the Theodosia Museum of Antiquities, A.A.Sibirsky and LK.Aivazovsky in 1852-1853. Fragments from E.F. de Villeneuve's letters addressed to the members of the Odessian Community of History and Antiquities are also published in the article. They are now kept at the Odessa Regional State Archives

Текст научной работы на тему «О начальном периоде археологических исследований в Феодосии: Вильнёв, сибирский, айвазовский»

работы на дне Черного моря около Донузлава//АО 1965. М., 1966. С. 131-132; Блаватский В.Д., Петерс Б.Г. Подводные археологические исследования в районе Евпатории //КСИА. 1967. №104. С.73-78; Блаватский В.Д., Петерс Б.Г. Приемы подводных археологических работ при изучении остатков древнего кораблекрушения //Морские подводные исследования. М., 1969. С. 339-342.

22. Подобный топор корабельного плотника, внутри песчаной формы был обнаружен подводно-археологической экспедицией, работавшей на побережье Канн. Блаватский В.Д., Петерс Б.Г. Кораблекрушения конца IV — начала III вв. до н.э. около Донузлава //СА. 1969. №3. С. 152.

23. Блаватский В.Д. Техника подводных археологических работ //Археология и естественные науки. М., 1965. №129. С. 268-278.

24. Кошеленко Г.А. О новых зарубежных работах по подводной археологии //СА. 1970. №1. С. 287-294; Петерс Б.Г., Смирнов И.В. О новейших подводно-археологических работах//ВДИ. 1961. №3. С. 160-164; Петерс Б.Г., Савельев Ю.А. Исследования кораблей на дне моря //ВДИ. 1962. №3. С. 210-213; Петерс Б.Г. О подводных археологических работах в Ольвии //КСИА. 1963. №95. С. 83-85; Петерс Б.Г. О приемах и методике подводных археологических разведок //Археология и естественные науки. М., 1965. №129. С. 282-284; Петерс Б.Г. О работе Азово-Черноморской подводной экспедиции //АО 1967. М., 1968. С. 222; Петерс Б.Г. Морское дело в античных государствах Северного Причерноморья. М. 1982. 208 с.; Петерс Б.Г. Раскопки на Керченском полуострове //АО 1982. М., 1984. С. 317-318.

V. V. Lebedinsky

Y.D.BLAYATSKY AND HIS ROLE IN THE DEVELOPMENT OF UNDERWATER ARCHAEOLOGY IN RUSSIA

The article deals with Y.D.Blavatsky’s underwater expeditions in the North Black Sea Region in 1958-1965. These researches were of great scientific importance both for Russia and Europe. Y.D.Blavatsky devised special methods of underwater archaeologic prospecting.

Э.Б.ПЕТРОВА (Симферополь)

О НАЧАЛЬНОМ ПЕРИОДЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ФЕОДОСИИ: ВИЛЬНЁВ, СИБИРСКИЙ, АЙВАЗОВСКИЙ

Феодосия — один из наиболее значительных древнегреческих городов Северного Причерноморья — археологически исследована крайне слабо, при этом раскопки ее курганов, проводившиеся в середине XIX в. Е.Ф. де Вильнёвом, А.А. Сибирским и И.К. Айвазовским и принесшие науке и всем любителям старины самые замечательные из найденных в Феодосии и ее округе произведения эллинских мастеров, крайне слабо отражены в литературе. Причина в том, что никто из названных археологов не опубликовал свои находки1, а имеющиеся в архивах материалы не привлекали внимания исследователей. Между тем, в ООГА и ГААРК хранятся материалы, которые не просто могут расширить наши знания об археологических изысканиях середины XIX в. в округе Феодосии, но, не исключено, привлекут (наконец-то!) внимание к этому памятнику современных исследователей и принесут им пользу в работе. Особенно ценна переписка Евгения Францевича де Вильнёва с ООИД.

Француз на российской службе, Вильнёв являлся членом правления Феодосийского центрального карантина2. Его увлечение историческим прошлым Крыма было оценено профессионалами, и 13 ноября 1848 г. (все даты даны по старому стилю). Евгения Францевича избрали корреспондентом ООИД, а в августе 1849 г. доверили пост заведующего Феодосийским музеем.

До начала археологических раскопок в Феодосии и ее округе коллекция музея пополнялась за счет случайных поступлений, подарков и покупки предметов старины у населения. Росла она медленно: средства, получаемые на покупку древностей, были невелики, а в 1826 г. прекратилось финансирование музея городской думой. В 1847 г. музей оказался без заведующего и временно находился под присмотром правления карантина. Волновавшееся за его судьбу Одесское Общество приняло решение взять его под свою опеку и одновременное назначить его новым заведующим Е.Ф. де Вильнёва3. В августе 1849 г. правление карантина сообщило губернатору Тавриды о выполнении его предписания сдать музей Вильнёву и одновременно уведомило об этом самого Евгения Францевича4. Общество выразило надежду, что его любовь к наукам принесет пользу археологии, и поручило ему подготовить опись музейных вещей (каковая была им составлена и отправлена в Одессу в начале 1850 г.)5. 1 марта 1851 г. Е.Ф. де Вильнёв избирается действительным членом ООИД6. В должности заведующего музеем он трудится без устали на протяжении пятнадцати лет (17 января 1865 г. он передал музейную коллекцию своему преемнику), ему все приходится делать самому: заботиться об охране музейных экспонатов и ремонте здания музея, о пополнении коллекции, обработке материалов и составлении описей, заниматься охраной памятников архитектуры в Феодосии и ее округе, археологическими исследованиями, регулярно информировать Общество и местные власти о состоянии музея и его нуждах.

Уже в письме в ООИД от 24 августа 1849 г. он сообщает о своих изысканиях в Феодосии и в окрестностях Старого Крыма и отправляет в Одессу копии древних надписей и рисунки7. Через два дня на заседании ООИД принимается решение возложить археологические раскопки в Старом Крыму на одного из одесских членов Общества и на Е.Ф. де Вильнёва8. На декабрьском заседании 1850 г. обсуждается донесение Вильнёва о произведенных им археологических исследованиях9.

23 июля 1852 г. Евгений Францевич извещает членов Общества о раскопках кургана в окрестностях Феодосии, к сожалению, не вполне удачно проведенных корреспондентом ООИД О.И. Карамурзой (без согласования с Вильнёвом, хотя предполагалось, что работы эти они проведут совместно); 30 июля того же года — о собственных разведках и открытии на возвышенности, прилегающей к Феодосии, остатков древних стен с башнями10. Эти первые археологические работы в Феодосии вызвали одобрение Общества, обратившегося к Вильнёву с просьбой сообщить подробнее о начатых исследованиях, которые, быть может, откроют следы древней эллинской колонии11. В письме от 13 сентября 1852 г. Евгений Францевич информирует одесских коллег о раскопках семи курганов вблизи Феодосии, произведенных в августе этого года прибывшим из Петербурга археологом и нумизматом князем Александром Александровичем Сибирским (в этих работах принял участие Вильнёв); Общество предлагает заведующему музеем провести в том же месте исследование еще одного-двух курганов и обещает субсидировать эти работы12.

В ноябре 1852 г. Евгений Францевич самостоятельно вскрыл четыре кургана, о чем сообщил в Одессу 2 декабря 1852 г.13 В марте следующего года из Общества отправляется письмо Таврическому губернатору, в котором говорится, что результаты раскопок Вильнёва для первого раза можно считать удовлетворительными; однако один из раскрытых им курганов оказался расхищенным; Общество просит обратить на это внимание полиции и не позволять частным лицам заниматься раскопками14. Важно, что Евгений Францевич работал под руководством членов Одесского Общества — людей опытных и знающих, с их помощью постигал методику

раскопок, описания и хранения памятников древности.

Весной 1853 г. феодосийский художник Иван Константинович Айвазовский получает от Министерства уделов деньги и инструменты, необходимые для работы в курганах, и 23 июня приступает к раскопкам15. Уже 6 июля в письме к министру уделов Л.А. Перовскому он выказывает восхищение результами едва начавшихся работ16. По словам Айвазовского, им было вскрыто 80 курганов; обнаруженные в них предметы из золота и глиняные статуэтки отправлены в Эрмитаж17.

Трудно сказать, насколько названная художником цифра верна: в письме в ООИД от 26 ноября 1853 г. Вильнёв сообщает о вскрытии И.К. Айвазовским 22 курганов18, а в его письме к Н. И. Мурзакевичу от 21 мая 1860 г. говорится, что некоторые из феодосийских курганов «уже открыты (50, может быть), но остальные... еще не тронуты»19. В 1854 г. по просьбе Перовского в Феодосию прибыл директор Керченского музея Александр Ефимович Люценко для осмотра раскопанных курганов и обследования местности. Его заключение звучит вполне определенно: «Главная цепь курганов близ Феодосии тянется по гребню гор, окружающих этот город и его бухту в виде амфитеатра от монастыря св. Ильи до Лысой горы. Сверх всего несколько второстепенных курганов и насыпей занимают отдельные пункты на скатах гор против означенного монастыря, на крутых берегах моря и на Лысой горе... Число самых замечательных из них простирается до пятидесяти. Большая часть из них раскопана...» Далее Люценко замечает, что курганы раскопаны поверхностно и неумело и что работы эти необходимо продолжить20. В 1856 г. Люценко сам приступил к раскопкам: вторично исследовал три кургана и открыл около двух десятков новых, отметив, что феодосийские курганы состоят из каменистых насыпей, в связи с чем их исследование требует больших усилий и издержек21.

Если довериться сведениям Вильнёва (а у нас, кажется, нет оснований ему не доверять22), то нужно признать, что в 1852-1853 гг. было вскрыто 34 кургана (один

— Карамурзой, четыре — Вильнёвом, семь — Сибирским, 22 — Айвазовским). Чуть позже Люценко исследовал еще около двадцати. Следовательно, в 50-х гг. XIX в. было раскопано немногим более 50 курганов. Понятно, почему Евгений Францевич назвал именно эту цифру в письме к Мурзакевичу, написанном уже после раскопок Люценко.

ООИД обращается к Вильнёву с просьбой описать работы Сибирского и Айвазовского на горе Тепе-Оба — там, где располагался городской курганный некрополь У-Ш вв. до Р. X., могилы которого содержали первоклассные изделия из золота, высокохудожественные терракоты и монеты. 25-28 ноября 1853 г. Евгений Францевич отправляет в Одессу подробную информацию и сообщает о своем намерении в следующем году продолжить работы по вскрытию курганов, дополнив их раскопками внутри генуэзской цитадели, что на феодосийском Карантине, а также в Коктебеле и Отузах (совр. Щебетовка)23.

В 1860 г. велись переговоры по поводу объединения научных изысканий в Феодосии ИАК и ООИД. В связи с этим Вильнёва просят определить, можно ли надеяться на интересные находки в курганах, и предлагают заняться раскопками погребений и остатков древних построек. Он выразил уверенность в пользе таких работ и указал на заслуживающие в связи с этим внимания курганы, расположенные в 15-

20 верстах от города24.

Довольно быстрыми темпами растет коллекция музея. Уже в 1858 г. Евгений Францевич составляет новую опись, представляющую собой скрупулезное описание имеющихся в наличии предметов из камня, дерева, глины, золота, серебра, бронзы, меди, железа, а также монет25. В опись были включены вещи, добытые им самим в ходе раскопок в Старом Крыму и Феодосии26. Вместе с описью заведующий музеем отправил в Одессу рисунки с генуэзскими надписями и гербами из Судака27. Увлеченность феодосийской античностью не затмила интерес Вильнёва к крымскому средневековью: он продолжает посещать Старый Крым, Судак, находит новые памятни-

ки, отсылает в Одессу чертежи, рисунки надписей, гербов, ратует за помещение некоторых раритетов в музей28. Особенно волнует его и его коллег сохранность памятников старины: еще в 1853 г. по ходатайству ООИД начальник Таврической губернии предписал полиции не позволять частным лицам раскапывать курганы; через пять лет Общество обращает внимание губернатора на то, что при земляных работах в Феодосии могут попадаться древние плиты с надписями, архитектурные детали, части статуй, и предлагает позаботиться о том, чтобы горожане передавали их заведующему музеем29.

Е.Ф. де Вильнёв возглавил музей в трудное для него время, за 15 лет с помощью ООИД он превратил это маленькое хранилище предметов старины в заведение, занимавшееся собиранием раритетов, охраной памятников истории и культуры в Феодосии и ее округе, археологическими раскопками. За столь короткий срок коллекция музея значительно увеличилась и, в первую очередь, благодаря добытым Евгением Францевичем в ходе раскопок памятникам древности. Вильнёв принадлежал к числу первых археологов, исследовавших античные и средневековые древности Крыма. Он не был профессионалом, но с помощью коллег постигал методику раскопок, хранения и изучения предметов старины. Без преувеличения его можно назвать первым исследователем древностей Старого Крыма и Феодосии, открывшим путь к последующим научным изысканиям.

Письма Е.Ф. де Вильнёва, адресованные членам Общества и его секретарю Н.Н. Мурзакевичу, хранятся в ООГА, они написаны на французском языке. Небольшая их часть публикуется нами. Это отчеты о первых археологических изысканиях близ Феодосии в 1852-1853 гг. и едва ли не единственный источник наших сведений о них.

Письма Е.Ф. де Вильнёва в ООИД

ООГА. Ф. 93. Оп. 1. Д. 46. Л. 12-12 об.

23 июля 1852 г.

В ООИД от действительного члена, заведующего музеем в Феодосии Е. де Вильнёва

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Имею честь отправить в Общество рисунок многочисленных фрагментов небольшого глиняного саркофага, найденного в кургане на горе, которая возвышается над Феодосией. Было договорено между мной и О. Карамурзой30, корреспондентом Общества, что мы вскроем этот курган, но в мое отсутствие и без моего ведома, вне сомнения, еще и из-за неуместного усердия преподобный отец произвел то, что мы должны были сделать вместе. К несчастью, раскопки не проводились с тщательностью, требуемой в подобной ситуации, и саркофаг, о котором я говорил, оказался разбитым. Один самый большой фрагмент его был унесен рабочими и отдан одному из горожан, но по требованию музея был возвращен.

Многочисленные курганы, главным образом венчающие вершину горы, которая здесь господствует, говорят, находятся на месте древней Феодосии. Следует предположить, что раскопки, произведенные с умением, прояснят этот момент истории.

ООГА. Ф. 93. Оп. 1. Д. 46. Л. 17-18 об.

13 сентября 1852 г.

В ООИД от действительного члена Е. де Вильнёва

Пусть Общество позволит мне до того, как я отвечу на его письмо №129, сообщить о результатах раскопок, проведенных в Феодосии 18-20 августа князем Сибирским. ..

Князь приступил к раскопкам группы из шести курганов на вершине горы, которая господствует, с одной стороны, над нашими окрестностями, с другой — над бухтой Текие31. Князем был также открыт еще один курган, достаточно отдаленный от этой группы. В первый день, к вечеру, в маленьком кургане на небольшой глубине в толстом слое пепла найдены следующие предметы: амфора, наполненная жже-

ными остатками костей; металлический предмет, сильно окисленный, предназначение которого трудно определить; две разбитые небольшие глиняные вазы, именуемые этрусскими32; терракота, представляющая обнаженную женщину с красиво уложенными волосами.

Во второй день в том же кургане нашли голову быка из золота прекрасной работы; пять золотых пластинок, которые служили украшением женской одежды, двух видов: первый — голова человека с короткой стрижкой без каких-либо атрибутов, второй — голова женщины в профиль и также без каких-либо отчетливых мифологических атрибутов; застежка из золота в форме пуговицы; несколько кусочков золотых листьев; два серебряных браслета; застежка пояса из серебра; бронзовое зеркальце круглой формы; бронзовый предмет в форме длинной булавки; бронзовая вазочка. Композиционные предметы: пять жемчужин от ожерелья; две раскрашенные маски. Предметы из глины: статуэтка, изображающая стоящую беременную женщину в задрапированной одежде; статуэтка, представляющая сидящую с протянутыми вперед руками женщину с головой обезьяны; две расписные вазы с узким горлышком; украшения для гроба, образующие угол и представляющие крылатый дух, держащий в одной руке треножник для приношений, в другой — чашу, эта вещь великолепной работы. Другие предметы: раскрашенная женская маска; голова селена прекрасной работы; головка женщины; маленькая голубка; замечательная ваза с двумя ручками и крышкой.

Другие курганы, гораздо более крупные, были не полностью раскопаны, хотя во многих из них мы добрались до слоя угля и пепла. Этот слой нужно было срыть до основания, но князю не хватило времени, к счастью для нашего музея33. Один из курганов, который он начал раскапывать (я бы сказал, это царь наших курганов), имел 60 сажень окружности и 10 сажень высоты. Шестнадцать человек раскапывали его в течение 3 дней, но, чтобы закончить работы, понадобилось бы такое же количество людей и, по крайней мере, неделя времени. Благодаря своей величине этот курган заслуживает пристального внимания Общества. Следовало бы продолжить раскопки до сезона дождей, иначе вся работа будет сведена к нулю...

ООГА. Ф. 93. Оп. 1. Д. 46. Л. 21-22 об.

2 декабря 1852 г.

В ООИД от действительного члена Е. де Вильнёва

Я получил два письма под №129 и 145, которые Общество оказало мне честь написать. Я буду следовать содержащимся в них инструкциям.

Похолодание вынуждает меня прервать достаточно успешно начатые раскопки, я продолжу их, как только потеплеет. Были вскрыты четыре кургана. В первом я нашел три амфоры со жжеными костями, пеплом и углем; пять пластинок из золота двух видов (восемь маленьких предметов овальной формы, похожих на серьги, но служивших украшением для женской одежды; семь соединенных маленьких предметов круглой формы с отверстиями в центре); два глиняных сосуда для благовоний; фрагменты предмета из сильно окисленной меди.

Во втором кургане обнаружены: глиняная статуэтка, представляющая стоящую женщину в задрапированной одежде с маской в руках (Талия?); глиняная статуэтка, представляющая сидящую смеющуюся женщину с лирой (Эрато?); 23 позолоченных глиняных зернышка с отверстиями на одном из концов; две монетки из сильно окисленной бронзы; два маленьких браслета из серебра плохого качества — один круглый, другой плоский; маленькая золотая серьга; четыре фрагмента предмета из позолоченного серебра (один из них — плоской формы с отверстием в центре — по величине приблизительно равен десятикопеечной серебряной монете, другой представляет собой открытый рот с высунутым языком); три зернышка из позолоченного серебра с отверстиями (два овальной формы, третье — круглой).

В третьем кургане найдены маленькая амфора, жженые кости, пепел, уголь и два

разбитых сосуда для благовоний.

В четвертом кургане — три амфоры средней величины, на горлышке одной из них два слова по-гречески (несомненно, это имя фабриканта); большая амфора со жжеными костями; глиняный сосуд для благовоний; разбитая вазочка черного цвета; кусочки бронзы и окисленные гвозди.

Позднее я буду иметь честь отправить в Общество детальный доклад об этих раскопках.

В течение октября кто-то тайно вскрыл курган, расположенный рядом с теми курганами, которые раскапывал князь Сибирский. В нем был гроб в виде длинного ящика, сделанного из больших камней и покрытого плитами. Я тщетно обращал внимание полиции на этот незаконный акт, и, чтобы помешать возобновлению подобных актов, которые могут привести к потере драгоценных предметов, прошу Общество обратиться к губернатору нашей провинции. Если полиция Феодосии публично заявит, что раскопки курганов запрещены и что люди, вскрывающие их без разрешения, будут сурово наказаны, то, возможно, больше никто не осмелится к ним притронуться.

ООГА. Ф. 93. Оп. 1. Д. 46. Л. 31-31 об,34

25 ноября 1853 г.

Раскопки, произведенные в Феодосии в августе 1852 г. князем А. Сибирским и г. де Вильнёвом

Мы открыли пять курганов на горе, которая господствует над нашими окрестностями между бухтой Текие (генуэзские ворота) и портом Феодосии. В одном из погребений оказались следующие предметы.

Предметы из золота: 1. головка быка прекрасной работы; 2. пять пластинок двух видов: один — голова женщины в профиль, второй — голова мужчины с короткой стрижкой, оба варианта без каких-либо мифологических атрибутов; эти пластинки с отверстиями служили украшением женской одежды; 3. застежка в форме пуговицы;

4. многочисленные кусочки листьев.

Предметы из серебра: 5. монета с изображением маленькой головы быка и легендой ИЕ-ПД-ЕЩ35; 6. пара браслетов; 7. застежка для пояса.

Предметы из бронзы: 8. карманное зеркальце круглой формы; 9. длинная булавка

— без сомнения, украшение для волос; 10. небольшая ваза.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Композиционные предметы: 11. пять жемчужин от ожерелья; 12. две раскрашенные маски.

Предметы из глины: 13. амфора, наполненная жжеными остатками; 14. две разбитые вазы, именуемые этрусскими; 15. статуэтка, изображающая нагую женщину с красиво уложенными волосами; 16. статуэтка, представляющая стоящую беременную женщину в задрапированной одежде; 17. статуэтка, представляющая сидящую с протянутыми вперед руками женщину с головой обезьяны. Две последние статуэтки грубой работы, они похожи на терракоты из керченских погребений; 18. две расписные вазочки с узким горлышком; 19. украшения для гроба, образующие угол и представляющие крылатый дух, держащий в одной руке треножник для приношений, в другой — чашу, этот предмет великолепной работы; 20. различные фрагменты, служившие украшениями для гроба; 21. раскрашенная женская маска; 22. голова селена замечательной работы; 23. головка женщины; 24. маленькая голубка; 25. прекрасная ваза с двумя ручками и крышкой.

Все эти предметы были отправлены князем Сибирским в Санкт-Петербург.

В других могилах мы обнаружили только уголь, пепел, амфоры и разбитые сосуды для благовоний.

ООГА. Ф. 93. Оп. 1. Д. 46. Л. 32-32 об.

25 ноября 1853 г.

Раскопки в Феодосии, произведенные в ноябре 1852 г. де Вильнёвом

В течение ноября 1852 г. на той же горе — между бухтой Текие и портом Феодосии — я открыл четыре погребения.

Первое из них находится на северо-западе от погребений, уже открытых в августе этого же года. Под толстым слоем земли, за которым следует слой камней, на глубине 2 аршинов в направлении восход-закат находились три разбитые амфоры. Затем в слое пепла обнаружены следующие предметы: пять золотых пластинок двух видов; 15 маленьких золотых предметов (8 овальной формы — это фрагменты серег, 7 круглой формы с отверстиями по середине — это фрагменты ожерелья); два глиняных сосуда для благовоний; кусочки предмета из сильно окисленной меди.

Второе погребение — положение то же. На глубине 1 и 3/4 аршина найдены разбитая амфора, жженые кости, пепел, уголь, два глиняных сосуда для благовоний.

Третье погребение — на глубине 1 аршина небольшая могила из камней, покрытая плитами, ее размеры — 1,5 аршина в длину и приблизительно столько же в ширину. В ней оказались: глиняная статуэтка, представляющая сидящую улыбающуюся женщину с лирой (Эрато?); глиняная статуэтка, представляющая стоящую женщину в задрапированной одежде с маской в руках (Талия?); 23 позолоченных глиняных зернышка с отверстиями на одном из концов; две монетки из сильно окисленной бронзы; два маленьких браслета из серебра плохого качества — один круглый, другой плоский; маленькая золотая серьга; четыре фрагмента предмета из позолоченного серебра (один из них — плоской формы с отверстием в центре — по величине приблизительно равен десятикопеечной серебряной монете, другой представляет собой открытый рот животного с высунутым языком); три зернышка из позолоченного серебра с отверстиями, два овальной формы, третье — круглой; глиняный сосуд; многочисленные кусочки предмета из сильно окисленной бронзы. Этот курган был практически сравнен с землей.

Четвертый курган начинает линию курганов, наиболее близко расположенных к городу. На 3/4 аршина глубины найдена разбитая амфора с клеймом на горлышке. На аршин ниже — еще три амфоры, в одной из них жженые кости, под ней — разбитая глиняная амфорка черного цвета, пепел, глиняный сосуд, многочисленные кусочки бронзы и окисленные гвозди.

ООГА. Ф. 93. Оп. 1. Д. 46. Л. 3.

25 ноября 1853 г.

Раскопки, произведенные г. Е. де Вильнёвом в сентябре 1853 г.

Пятый курган: на 2, 5 аршина в глубину уголь, пепел и ничего более.

Шестой курган находится близ курганов, открытых в августе 1852 г. В нем выявлен большой слой камней, покрытый землей, 1,5 аршина глубиной, ничего более, даже пепла...

ООГА. Ф. 93. Оп. 1. Д. 46. Л. 29-30 об.

26 ноября 1853 г.

Раскопки, произведенные в Феодосии в 1853 г. г. И. Айвазовским

Вскрыто 22 кургана. В большинстве из них найдены лишь разбитые амфоры, пепел, уголь и жженые кости. В четырех курганах обнаружены следующие предметы.

Первый курган: 1) женская головка из золота великолепной работы и прекрасно сохранившаяся; 2) золотое ожерелье великолепной работы и прекрасной сохранности; верхняя часть из ткани шириной 0,5 вершка, ткань украшена маленькими листочками, к которым прикреплены цепочки, держащие двойной ряд зернышек овальной формы, между цепочками совсем маленькие фигурки; длина ожерелья — полтора аршина, ширина — немного менее вершка, оно великолепной работы и прекрасной сохранности; 2) пара золотых серег той же работы, что и ожерелье, их размер

— 2 вершка в длину; в верхней части четыре скакуна, ведомые стоящим человеком,

другой человек — тоже стоящий — держит коней; эта часть серьги прикреплена цепочкой к медальону, украшенному листьями; 3) золотая цепочка со сфинксом; 4) золотое ожерелье из 48 зерен; 5) золотое колье из 20 круглых чеканенных зерен, 26 круглых зерен меньшего размера и 16 зерен овальной формы; 6) золотое кольцо грубой работы; 7) золотое кольцо с камнем, на котором выгравирован ибис; 8) золотое кольцо змеевидной формы с дельфинами по краям; 9) серебряная монета, на одной из сторон которой изображена безбородая голова; 11) бронзовая монета плохой сохранности; 12) пара серебряных браслетов, по краям которых золотые фигурки львов; 13) три одинаковые разбитые глиняные барельефа с изображением женской фигуры; 14) глиняная статуэтка, изображающая женщину с ребенком на руках;

15) восемь глиняных медальонов, представляющих всадника, разящего чудовище;

16) 40 глиняных медальонов, с одной стороны позолоченных и представляющих бородатую голову. Этот курган включал пять могил.

Второй курган (1,5 аршина глубиной): 1) глиняный саркофаг; 2) золотой сфинкс с женской головой в диадеме; 3) золотое кольцо; 4) пара золотых серег; 5) три золотых пластинки двух видов.

Третий курган: 1) золотая головка быка; 2) пара браслетов из позолоченного серебра; 3) два глиняных сосуда для благовоний.

Четвертый курган: 1) глиняная статуэтка в виде двух держащихся за руки женщин в задрапированных одеждах, на их плечах сидит ребенок, он тоже в задрапированной одежде; 2) глиняный сосуд для благовоний.

ООГА. Ф. 93. On. 1. Д. 33. Л. 13-13 об.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21 мая 1860 г.

Его Превосходительству г. Мурзакевичу, секретарю ООИД Ваше превосходительство, плохое состояние моего здоровья не позволило мне ответить ранее на Ваше письмо..., так как, чтобы на него ответить, нужно посетить наши горы и окрестности Феодосии... Несмотря на раскопки, которые были произведены здесь, я думаю, что можно надеяться на новые открытия ценных предметов. Когда я думаю о милетском городе36, побежденном Левконом, не сомневаюсь, что Вы разделяете мою надежду. Некоторые из курганов уже открыты (50, может быть), но остальные... еще не тронуты.

Между 15 и 20 верстами от нашего города также есть курганы, которые не перестают обращать на себя внимание любителей древностей...

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Краткая справка о них содержится в «ДБК».

2. В литературе можно встретить лишь краткие упоминания о нем: Непомнящий А.А. Музейное дело в Крыму и его старатели. Симферополь, 2000. С.31-33; Петрова Э.Б. Античная Феодосия: История и культура. Симферополь, 2000. С. 17-21; она же. Феодосийский музей древностей и Одесское Общество истории и древностей //КИП. 2000. №15. Декабрь. С. 164-169.

3. Передача Феодосийского музея древностей ведомству ООИД. 1849-1871 гг. //ООГА. Ф.93. On. 1. Д.40; Протоколы заседаний ООИД. Ч. 3. 1850-1859 гг. //ООГА. Ф.93. Оп.1. Д.З. JI.5-6; О поручении члену карантина г. Вильнёву заведование музеумом. 1849 г. //ГААРК. Ф.26. Оп.1. Д. 17513.

4. О поручении члену карантина г. Вильнёву... (В письме в ООИД де Вильнёв сообщает, что по поручению Таврического губернатора он начал присматривать за музеем с 5 августа 1849 г. См: Передача Феодосийского музея древностей ведомству ООИД. JI.25).

5. Передача Феодосийского музея древностей ведомству ООИД. JI.5-10 об., 24 об.; Протоколы заседаний ООИД. Ч.З. 1850-1859 гг. //ООГА. Ф.93. Оп.1. Д.З. JI.1 об. См. также: Опись Феодосийского музея, учрежденного в 1811 г. //ЗООИД. 1889. Т.15. С. 110— 115.

6. Протоколы заседаний ООИД. Ч.З. Л.20 об., 30 об.; Летопись Общества с 1849 по 1852 гг. //ЗООИД. 1853. Т.З. С.816.

7. Журнал заседаний ООИД. 4.2. 1845-1849 гг. /ЮОГА. Ф.93. Оп.1. Д.2. Л.111 об.; Археологические изыскания, производимые в Феодосии. 1849-1861 гг. /ЮОГА. Ф.93. Оп.1. Д.46. Л.2, 5.

8. Журнал заседаний ООИД. 4.2. Л. 105 об.

9. Протоколы заседаний ООИД. Ч.З. Л.19-19 об.

10. Археологические изыскания, производимые в Феодосии. Л. 12-14.

11. Там же. Л.15-16 об.; Протоколы заседаний ООИД. Ч.З. Л.62 об.-63.

12. Археологические изыскания, производимые в Феодосии. Л.17-18 об., 31-31 об.; Протоколы заседаний ООИД. Ч.З. Л.67.

13. Археологические изыскания, производимые в Феодосии. Л.21-22 об., 32-32 об.; Протоколы заседаний ООИД. Ч.З. Л.74.

14. Археологические изыскания, производимые в Феодосии. Л.23-24.

15. Дело Канцелярии Министерства уделов «Об археологических разысканиях в окрестностях г. Феодосии». 1853-1859 гг. //Архив ИИМК РАН. Ф.9. Д.29. Л.2-4.

16. Там же. Л.5; Айвазовский: Документы и материалы. Ереван, 1967. С. 114. №85.

17. Дело Канцелярии Министерства уделов... Л.6-16, 22; ДБК. ТТ. Табл.ХПа; Т.П. Табл. ТХХа; Извлечение из Всеподданнейшего отчета об археологических изысканиях в 1853 г. СПб., 1855. С. 126-127.

18. Археологические изыскания, производимые в Феодосии. Л.29.

19. Дело о соединении археологических изысканий ПАК с ООИД. 1859-1860 гг. /ЮОГА. Ф.93. Оп.1. Д.ЗЗ. Л.13-13 об.

20. Там же. Л. 10-17.

21. Петрова Э.Б. Античная Феодосия... С.20, 206. Прим. 30.

22. Судя по его письмам и всем материалам, свидетельствующим о нем, это был человек аккуратный, скрупулезный, серьезно относившийся к своему делу. Между тем, Айвазовский, возможно, не имел времени наблюдать за работами на Тепе-Оба и доверил их своему племяннику чиновнику Мазирову, и мы не знаем, как много сил и времени тот отдавал раскопкам, насколько был точен в подсчетах, не упустил ли чего-нибудь из виду. Нужно учесть и то, что работы Айвазовского проводились в течение короткого времени — летнего сезона 1853 г. Даже при самом поверхностном вскрытии курганов (а именно таковым оно и было — это ясно не только из слов Люценко и отсутствия профессионализма у раскапывавших их «археологов»: и сейчас, спустя полтора столетия, достаточно взглянуть на вскрытые курганы, чтобы убедиться в том, что они раскапывались не целиком, наспех, с целью найти дорогие и красивые вещи, возможно, не без желания сделать сенсацию) вряд ли можно было за два-три месяца раскопать такое их множество (80), да еще если учесть, что они представляют собой каменистые насыпи.

23. Археологические изыскания, производимые в Феодосии. Л.27-33. Видимо, планировавшиеся Вильнёвом раскопки не состоялись: в октябре 1853 г. началась Крымская война, так что в следующем году Обществу пришлось думать не о находках новых предметов старины, а о спасении уже имевшихся. Вильнёва просят понадежнее спрятать музейную коллекцию. В письме от 10 августа 1854 г. он сообщил в Общество, что часть музейных ценностей им вывезена за пределы города (Принятие Обществом мер к сохранению местных памятников. 1840-1865 гг. /ЮОГА. Ф.93. Оп.1. Д.52. Л.34-35; Протоколы заседаний ООИД. Ч.З. Л.99 об.).

24. Дело о соединении археологических изысканий ИАК с ООИД; Протоколы заседаний ООИД. 4.4. 1860-1870 гг. /ЮОГА. Ф.93. Оп.1. Д.4. Л.3-4. Видимо, эти работы не состоялись, во всяком случае, каких-либо свидетельств на этот счет не сохранилось.

25. Передача Феодосийского музея древностей ведомству ООИД. Л.43-57; Принятие Обществом мер к сохранению местных памятников. Л.46-46 об. За 13 лет со времени передачи музея в ведение ООИД его коллекция заметно выросла за счет вновь приобретенных камней с надписями (32), монет (598) и мелких вещей (Передача Феодосийского музея древностей ведомству ООИД. Л.72-72 об.; Летопись Общества с 1862 по 1866 гг. //ЗООИД. 1867. Т.6. С.481).

26. Примечательно, что все найденные предметы Вильнёв помещал во вверенный ему

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

музей, между тем, А.А. Сибирский и И.К. Айвазовский лучшие находки отправляли в Санкт-Петербург, А.Л. Бертье-Делагард (в 90-х гг. XIX в.) — в Одессу.

27. Протоколы заседаний ООИД. Ч.З. Л. 139 об.

28. Принятие Обществом мер к сохранению местных памятников. Л.45-47 об.

29. Археологические изыскания, производимые в Феодосии. Л.23-24; Принятие Обществом мер к сохранению местных памятников. Л.32; Передача Феодосийского музея древностей ведомству ООИД. Л.58-58 об. Большую переписку между ООИД и ОРЖД, а также ООИД и Вильнёвом в 1858 г. вызвала постройка Московско-Феодосийской железной дороги. От инженеров требовалось срисовывать обнаруженные ими фундаменты древних построек, а вещи и монеты сдавать в музей (Археологические изыскания, производимые в Феодосии. Л.37-42 об.; Протоколы заседаний ООИД. Ч.З. Л. 128, 143).

30. О.И. Карамурза был избран корреспондентом ООИД в Феодосии в 1851 г. (Летопись Общества с 1849 по 1852 гг. С. 816).

31. Текие (Провато; Двуякорная) — бухта, расположенная на юге (юго-западе) от Феодосии. Бухты Текие и Феодосийская разделяются мысом Ильи.

32. Этрусскими в те времена условно называли греческие вазы, похожие на те, что были найдены в Этрурии. Тогда еще не существовало классификации расписных ваз, распределения их по центрам производства.

33. Видимо, Вильнёв имел в виду то, что Сибирский переправлял находки в Санкт-Петер-бург, а не оставлял в Феодосийском музее.

34. Следующие четыре письма написаны в одно время (25-28 ноября 1853 г.) и связаны между собой единой темой. Они представляют собой своеобразный отчет об археологических изысканиях, произведенных поблизости от Феодосии, на территории городского курганного некрополя античного времени в 1852-1853 гг. Они являются хорошим дополнением к опубликованным материалам из раскопок Сибирского и Айвазовского (ДБК; Извлечение из Всеподданнейшего отчета...; Петрова Э.Б. Античная Феодосия...).

35. Серебряные монеты с головой быка и надписью ИЕ-ПД-ЕЩ чеканились независимым Феодосийским государством в последней четверти / конце V — начале IV в. до Р. X. (Петрова Э.Б. Античная Феодосия... С.67-68).

36. Под «милетским городом» подразумевается колония, основанная Милетом в Феодосийском заливе около середины VI в. до Р. X. Долгое время среди специалистов не было единого мнения относительно места нахождения античной Феодосии. Сомнения развеялись, когда раскопки Сибирского, Айвазовского и Вильнёва принесли памятники старины, ставшие свидетелями активной жизни в античное время на месте генуэзской Каффы и Феодосии XIX в. Этот вывод не противоречит и сообщениям античных писателей о местоположении эллинской Феодосии (Петрова Э.Б. Античная Феодосия... С. 48-49).

E.B.Petrova

THE INITIAL PERIOD OF ARCHAEOLOGIC RESEARCHES IN THEODOSIA: E.F.DE YILLENEUYE, A.A.SIBIRSKY, I.K.AIYAZOYSKY

The article deals with the first archaeological researches of Mount Tepe-Oba barrows which are referred to ancient Theodosia. This work was done by E.F. de Villeneuve, Head of the Theodosia Museum of Antiquities, A.A.Sibirsky and I.K.Aivazovsky in 1852-1853. Fragments from E.F. de Villeneuve’s letters addressed to the members of the Odessian Community of History and Antiquities are also published in the article. They are now kept at the Odessa Regional State Archives.

АДСВ

АО

АИЮВЕ

ВВ

вди

ВИ

ГААРК

ГИМ

Д.Б.

ДБК

ЖМНП

зооид

ИАК ИАК ИГАИМК ИИМК РАН ИРАИМК

ИТУАК

КБН

КНП

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

КСИА

МАИЭТ

МИА

МНМ

НА НА НАН Украины НЗХТ НЭ ООГА ООИД ОРЖД ПЕГД ПЕУЗС ПИФК ПС РА РАИ СА СА САН СЭ ХС Хсб

АА

ACMIT

АН AHA Ia§i AMN АпЁр Apulum

AR

Arch. Mold. Arch. Ert. ArchKozl BCMI

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

Античная древность и средние века Археологические открытия.

Археологические исследования на Юге Восточной Европы. Византийский временник Вестник древней истории Вопросы истории

Государственный архив Автономной Республики Крым Государственный исторический музей Древности Боспора

Древности Боспора Киммерийского. СПб., 1854. Т.1-2.

Журнал министерства народного просвещения Записки Одесского общества истории и древностей Известия Археологической комиссии Императорская археологическая комиссия. СПб.

Известия Гос. Академии истории материальной культуры Институт истории материальной культуры Российской АН Известия Русского Археологического института в Константинополе

Известия Таврической ученой архивной комиссии Корпус Боспорских надписей

Культура народов Причерноморья. Симферополь Краткие сообщения Института археологии АН СССР Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии Материалы Института Археологии Мифы Народов Мира

Научный архив Института археологии НАН Украины Национальный заповедник «Херсонес Таврический»

Нумизматика и эпиграфика

Одесский областной государственный архив

Одесское Общество истории и древностей

Общество Российских железных дорог

Постановления Евпаторийской Городской думы

Постановления Евпаторийского уездного Земского собрания

Проблемы истории, филологии, культуры, Москва-Магнитогорск.

Палестинский сборник

Российская археология

Русский Археологический Институт в Константинополе

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Советская Археология

словарь античности

Свод археологический источников

Советская этнография

Херсонесский сборник

Херсонесский сборник

Acta antiqua Academiae Scientiarum Hungaricae. Budapest

Anuarul Comisiunii Monumentelor Istorice. Sectia pentru Transilvania,

Cluj-Napoca.

Archaeologia Homerica. Gottingen

Anuarul Institutului de istorie §i archeologie „A. D. Xenopol”, Ia§i. Acta Musei Napocensis, Cluj-Napoca.

L’Annee Epigraphique.

Apulum. Acta musei Apulensis. Revista a Muzeului Unirii din Alba-Iulia, Alba-Iulia.

Archaeologial Reports

Arheologia Moldovei, Ia§i — Bucure§ti.

Archeolygiai Ertesito, Budapesta.

Archaeologiai Kozlemenyek, Budapest.

Buletinul monumentilor istorice, Bucure§ti.

BGA

Banatica

CA

CIL

CQ

Dacia

Dobo

GR

IDR

IMS

IOSPE, I2

IosPE

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

IstRom Istros JHS JRS LIMC MAA Not. Dign.

PG

PL

Potaissa

RE

REB

Rev. Muz. Sargetia

SBAW

SCIV

SCIVA

SHA

SMMIM

stcc

Tibiscus

TIR

ZPE

Bibliotheca geographorum arabicorum. Edidit M.J. de Goeje.

Lugduni Batavorum.

Banatica. Muzeul de istorie al judeioului Cara§-Severin, Resita.

Classical Antiquity

Corpus inscriptionum Latinarum.

Classical Quarterly

Dacia. Recherches et decouverts archeologiques en Roumanie, Bucuresti. Dobo A. Inscriptiones extra fines Pannoniae Daciaeque repertae ad res earumdem provinciarum pertinentes4, Budapest, 1975.

Greece and Rome Inscriptiile Daciei Romane.

Inscriptions de la Mesie Superieure I. Singidunum et le nord-ouest de la province, Beograd, 1976.

Latyschev B. Inscriptiones antiquae orae Septentrionalis Ponti Euxini. -Petropoli, 1916. - Vol. 1.

Inscriptiones antiquae orae septentrionalis Ponti Euxini /Edidit B/Latyschev/ Petropoli, 1916. T. 1.

Istoria Romaniei I, Bucure§ti. 1960.

Istros. Revue roumaine d'archeologie et d'histoire ancienne, Bucure§ti.

Journal of Hellenic Studies

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Journal of Roman Studies

Lexicon iconographicum mythologiae classicae

Macedoniae acta archaeologica

Notitia Dignitatum accedunt Notitia Urbis Constantinopolitanae et Laterculi Provinciarum.

Patrologiae cursus completus. Series graeca, accurent J.P. Migne. Patrologiae graeca

Patrologiae cursus completus. Series latina, accurent J.P. Migne. Patrologiae latina

Potaissa. Studii si comunicrri, Turda.

Pauly A., Wissowa G., Kroll W. Real-Encyclopadie der Klassischen Altertumswissenschaft, Stuttgart.

Revue des Etudes Byzantines

Sargetia. Buletinul Muzeului Judeioului Hunedoara, Deva. Sitzungsberichte der Bayerischen Akademie der Wissenschaften Studii §i cercetari de istorie veche, Bucure§ti.

Studii §i cercetari de istorie veche si arheologie, Bucure§ti.

Scriptores Historiae Augustae.

Studii §i materiale de muzeografie §i istorie militara, Bucure§ti.

Studii §i comunicari. Arheologie-istorie. Muzeul Brukenthal, Sibiu. Tibiscus. Buletinul Muzeului Banatului in Timi§oara, Timi§oara. Tabula Imperii Romani, Bucure§ti.

Zeitschrift fur Papyrologie und Epigraphik.