Научная статья на тему 'Нравственно-психологический подход - новая тенденция в развитии юридической психологии'

Нравственно-психологический подход - новая тенденция в развитии юридической психологии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
13
0
Поделиться
Ключевые слова
НРАВСТВЕННО-ПРАВОВАЯ НАДЕЖНОСТЬ ПЕРСОНАЛА / СКЛОННОСТЬ К МОШЕННИЧЕСТВУ / НРАВСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Стрижов Е. Ю.

в статье изложены содержание этапов психологического исследования нравственно-правовой надежности персонала предприятий и их склонности к мошенничеству, проводимого под руководством автора студентами, обучающимися социально-психологической специальности. Дана характеристика пригодности психодиагностических методик для исследования нравственной сферы и выборки обследуемых лиц. Показаны типичные трудности в научной работе студентов и ее результаты.the article describes the contents of the stages of psychological stu-dies of moral and legal security of personnel of enterprises and their susceptibility to fraud, led by the author of students socio-psychological specialty. Characteristics of the suitability of diagnostics instruments to study the moral sphere and the sample of surveyed persons. Showing the typical difficulties in the scientific work of students and their results.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Стрижов Е. Ю.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Нравственно-психологический подход - новая тенденция в развитии юридической психологии»

• регулярно контролируют психическое состояние осужденных, поставленных на профилактический учет, при необходимости оказывают им психологическую помощь;

• проводят мониторинг социально-психологической обстановки в среде осужденных, изучают степень доверия к администрации, прогнозируют развитие оперативной обстановки и предлагают руководству исправительных учреждений меры по ее стабилизации;

• изучают психологическую структуру малых групп и группировок отрицательной направленности, предлагают меры психологического и воспитательного воздействия на участников;

• анализируют и обобщают причины конфликтов в среде осужденных, принимают меры по их устранению и профилактике, участвуют в разрешении конфликтных ситуаций;

• проводят тренинговые и иные занятия с персоналом УИС с целью повы-

шения их социально-психологической компетентности и профилактики профессиональной деформации;

• обучают актив осужденных методам делового общения и разрешения конфликтных ситуаций;

• вносят предложения по повышению эффективности исправительного и профилактического воздействия средств массовой информации на осужденных;

• взаимодействуют со всеми заинтересованными службами в вопросах изучения личности осужденных и оптимизации социально-психологической обстановки в исправительном учреждении.

Рассмотренный выше материал позволяет сделать вывод о том, что психологическая служба УИС, несмотря на непродолжительный период своего существования, вносит весомый вклад в реализацию уголовно-исполнительной политики и целей наказания.

Нравственно-психологический подход -

новая тенденция в развитии юридической психологии

Е.Ю. Стрижов

Аннотация: в статье изложены содержание этапов психологического исследования нравственно-правовой надежности персонала предприятий и их склонности к мошенничеству, проводимого под руководством автора студентами, обучающимися социально-психологической специальности. Дана характеристика пригодности психодиагностических методик для исследования нравственной сферы

и выборки обследуемых лиц. Показаны типичные трудности в научной работе студентов и ее результаты. Ключевые слова: нравственно-правовая надежность персонала, склонность к мошенничеству, нравственно-психологический подход, валидность личностного опросника нравственно-правовой надежности, психологическое моделирование.

Summary: the article describes the contents of the stages of psychological studies of moral and legal security of personnel of enterprises and their susceptibility to fraud, led by the author of students socio-psychological specialty. Characteristics of the suitability of diagnostics instruments to study the moral sphere and the sample of surveyed persons. Showing the typical difficulties in the scientific work of students and their results. Keywords: moral-legal responsibility of the staff, tendency to swindle, moral-psychological approach, validity of a personality questionnaire of moral-legal reliability, psychological modelling.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20 мая 2010 г. в Институте психологии РАН прошел научно-практический семинар, который можно оценить как важный этап в развитии отечественной юридической психологии. Уже сам факт его проведения, приуроченного к выходу в свет 10-го, юбилейного номера журнала «Прикладная юридическая психология», в стенах академического института свидетельствует как о важности обсуждаемых на его страницах проблем, так и об успешной научной деятельности редколлегии журнала.

В приветственном слове директор Института психологии РАН член-корреспондент РАН, член-корреспондент РАО профессор А.Л. Журавлев подчеркнул актуальность психологических исследований личности и социальных групп в системе правовых отношений, сложившихся в новых политико-экономических условиях современного российского общества. Он отметил, что расширение предметного поля научной психологии является ее важной отличительной особенностью, что приво-

дит к необходимости проведения комплексных исследований в юридической психологии, а также высоко оценил научную квалификацию и теоретическую деятельность главного редактора доктора психологических наук Д.В. Сочив-ко, указал на практическую востребованность публикуемых в журнале статей и важное значение журнала в развитии юридической психологии. А.Л. Журавлев нацелил юридических психологов на решение важной государственной и научной задачи—разработку методологических, теоретических и методических основ борьбы с коррупцией.

С основным докладом, в котором были детально и глубоко проанализированы теоретико-методологические проблемы становления юридической психологии в России, выступил доктор психологических наук, профессор В.М. Поздняков. Он убедительно показал неразрывную связь решаемых юридической психологией проблем с запросами практики, междисциплинарный подход правоведов, криминологов и юридических психологов в исследовании личности преступника и преступных групп, социально-психологических проблем судопроизводства, деятельности уголовно-исполнительной системы, следственных органов и профилактики правонарушений. В.М. Поздняков, ссылаясь на работы отечественных юристов и психологов Л.Е. Владимирова, Д.А. Дриля, Н.М. Ядринцева, Л.И. Петражицкого и других, отметил своеобразие решения психологических проблем права в России на всех этапах развития юридической психологии. Это приоритетное отношение к личности как объекту и субъекту правоприменительной деятельности, привлечение судебно-психиатрической

и психологической экспертизы для выявления степени вины и ответственности подсудимого, учет социально-психологических особенностей и условий его жизнедеятельности, выявление уровня интеллектуального, эмоционального и нравственного развития. В результате отечественная юридическая психология не имела таких вульгарно-физиологических тенденций, которые проявлялись на Западе под влиянием теории Ч. Ломброзо. Признавая социальные факторы ведущими в развитии личности, отечественные юридические психологи и правоведы сходились во мнении о том, что нарушения закона и их правовая оценка определяются не только юридическими, но и политическими, экономическими, социально-психологическими и нравственными детерминантами.

В выступлениях А.Л. Журавлева, Л.Б. Юшковой, Д.В. Сочивко, В.М. Позднякова, С.Н. Ениколопова, В.А. Соснина., А.В. Сухарева и других участников семинара отмечалась важность научного исследования новых тенденций преступности, сосредоточения усилий на междисциплинарном изучении экономической преступности, коррупции и мошенничества, что явится психологическим обеспечением выполнения Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

Особую трудность в борьбе с коррупцией и мошенничеством представляет высокий уровень личностного развития организаторов этих преступлений. Из 1300 осужденных в 2008 г., по данным Верховного Суда РФ, подавляющее большинство имеют высшее образование. Только в 2009 г., по данным Департамента экономической

безопасности МВД России, пресечена деятельность 39 финансовых пирамид, которые нанесли ущерб на сумму свыше 4 млрд руб. 40 тысячам граждан. По данным Комитета по безопасности Государственной Думы РФ, около 50 % стоимости инвестиционного контракта уходит на подкуп чиновников, а на взятки чиновникам ежегодно тратится 40 млрд долл. ВНИИ МВД установил, что в структуре преступности мошенничество и кражи составили 44,3 %. Ежегодный рост числа этих преступлений достигает 8,5 %. За 2009 г. совершено 238 тыс. преступлений экономической направленности, из которых 141 тыс. относятся к категории тяжких и особо тяжких, а 57 тыс. совершены в крупном и особо крупном размерах. Из обследованных нами 2467 сотрудников торговых, строительных, риэлторских и финансовых организаций 1344 человека (54,48 %) имеют выраженную склонность к обману и мошенничеству.

Трудности в исследовании личности мошенника как западными, так и некоторыми отечественными психологами объясняются, на наш взгляд, методологическими просчетами в понимании природы, содержания и структуры психики субъекта. Этот подход реализуется в понимании личности как полностью биологического существа, живущего в контексте конкретной биологической или социокультурной общности и имеющего в качестве главного смысла жизни обеспечение биологического или социокультурного выживания. Индивидуальное в такой личности помещается в общий ряд прочих уровней психической регуляции и лишается самостоятельного смысла и значения. Индивидуальная свобода в концепциях естествен-

нонаучного подхода понимается как свобода в выборе средств, но не жизненных целей (А.И. Мироненко, 2005). Общим для представителей этого направления является то, что «объективный критерий», позволяющий описывать личность, всегда обнаруживается за пределами психологической науки. Дело доходит до того, что «в психологии термин «объективное описание» употребляется в качестве синонима «физиологическое описание», а «психологическое» — в качестве синонима «субъективное» (В.П. Зинченко, М.К. Мамардашвили, 1977).

Для изучения личности мошенника до середины 70-х годов XX века в зарубежной юридической психологии традиционно использовались теории диспо-зиционального направления (структурная теория Г.Ю. Айзенка и факторная теория Р.Б. Кеттелла). Для определения склонности к мошенничеству в мировой практике, по данным Л.Ф. Бурла-чука и С.М. Морозова, имеется всего 10 методик, которые еще в 80-е годы XX века 5000 американских фирм использовали при приеме на работу и изучении персонала. Однако существующие методики обладают недостатками: они построены на методологии психоанализа, теории черт и бихевиоризма; методики не адаптированы; в них не учитываются ментальность и экономическое самосознание нашего народа; ориентированы на существование внешнего критерия (экспертных оценок, обследования на полиграфе, фактов биографии); не стандартизированы, имеют недостаточную валидность и надежность.

Ни один из факторов (по Р. Кеттеллу) в отдельности не проявил устойчивой связи со склонностью к мошенничеству. Объяснение мошенничества особенно-

стями конституциональных основ психики и применение соответствующих методик для определения значимых различий между надежными сотрудниками и мошенниками не позволяет получить убедительных результатов. Многоуров-невость, соподчиненность, системная детерминированность психических явлений приводят к тому, что эти конституциональные основы (по Г.Ю. Айзен-ку или Р.Б. Кеттеллу), входя в систему личности мошенника, претерпевают серьезные изменения, утрачивают часть своей свободы, подчиняясь вышележащим психологическим структурам — ценностно-смысловым образованиям, личностной и социальной идентичности, Я-концепции. Такой результат был получен не только нами, но и другими психологами (Ю.М. Антонян, В.П. Голубев, Ю.Н. Кудряков, 1989). Мы тоже потерпели неудачу на первом этапе своей работы, когда пытались применить аналогичные методы (16 ФЛО Р. Кеттелла, EPQ Г. Айзенка, SSS М. Цукермана и др.). Никаких значимых отличий мошенников от нравственно надежных людей нами обнаружено не было. Только введение в научный анализ нравственно-психологических переменных, последующая группировка общей выборки и поиск различий между группами (кластерами) позволили определить особенности нравственно-смысловой, когнитивной, регуляторной сфер психики у мошенников. Следовательно, для выявления склонности к мошенничеству необходимо учитывать нравственно-смысловые, мотивационно-ценностные, когнитивные, эмоционально-волевые особенности мошенников, их нравственную и экономическую идентичность, отношение к труду, к себе, деньгам и другим людям.

В 80-х годах появились исследования, построенные на когнитивных теориях Ж. Пиаже, Л. Колберга, Дж. Тапп, в которых морально-правовое развитие считается результатом достижения личностью уровня формальных мыслительных операций. Положения генетической теории Ж. Пиаже, стадиальной теории Л. Колберга и теории морально-правового развития Дж. Тапп, полученные в результате анализа этических принципов, осознания личной моральной ответственности, нравственных ценностей, социальных представлений о справедливости у законопослушных граждан и деликвентов, позволили экспериментально доказать наличие сложной, нелинейной связи морально-правового развития личности и ее социального поведения (Иокопа, 1976; Em-ler, Heather&Winton, 1978; Arbuthnot, Gordon&Jurkovio, 1987; Thornton, 1987; Jaffee, Hyde, 2001).

Вместе с тем не подтвердилась связь морального и когнитивного развития у мошенников и других ненасильственных экономических преступников (Thornton, Reid, 1982). Не получили своего подтверждения выводы Л. Колберга о неизменности стадий морально-правового развития (J.L. Tapp, 1987). Подвергаются сомнению утверждения о половой, возрастной и этнокультурной универсальности связи нравственного сознания и поведения (Gilligan, 1982; Ford, Lowery, 1986; Wark, Krebs, 1996; White, Manolis, 1997; Barnett, Quaokenbush, Sinisi, 1995; Jaffee, Hyde, 2000; Magsud, 1977). При этом получены убедительные данные о влиянии социальной среды (J.L. Tapp, F.J. Levine, 1977), гибкости ценностных ориентаций (Lickоnа, 1976; Blasi, 1980; Kurtines, 1984), эгоизма

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

(Jaffee, Hyde, 2000), макиавеллизма (Christie R, Geis F.L., 1970, 1978), эмпа-тии, эмоциональных переживаний вины и стыда (Magsud, 1977; Skoe, Eisenberg, Cumberland, 2002) на взаимосвязь содержания нравственного сознания и поведения личности. Исходя из этого, многие зарубежные психологи (Burton, 1984; Gibbs, Schnell, 1985) считают, что индивидуалистический и рациональный подход Л. Колберга должен применяться в совокупности с другими теориями.

Отечественные психологи задолго до выступлений высших политических деятелей нашего государства отмечали актуальность и важность решения нравственно-психологических проблем личности, социальной группы и общества. Одной из главных задач психологии является интенсификация фундаментальных исследований отношения человека к себе и другим людям (Д.И. Фельд-штейн, 2006). Духовно-нравственная, или этическая, психология становится одной из приоритетных отраслей психологии (А.Л. Журавлев, 2007; Б.С. Бра-тусь, 1999, 2006; Л.М. Попов, 2008; В.Д. Шадриков, 2004, 2007).

Решить поставленные проблемы можно на основе нравственно-психологического подхода в изучении и оценке личности мошенника, поскольку нравственные факторы опосредуют и изменяют действие экономических условий (А.Л. Журавлев, 2007). Нравственно-психологический подход отражает современные тенденции развития психологической науки к расширению своего предметного поля и проведению исследований на стыке юридической, социальной, нравственной и экономической психологии, поэтому в отечественной психологии разрабатываются собствен-

ные теоретические модели нравственности личности—уровневые (К.К. Платонов, С.К. Бондырева и Д.В. Коле-сов, Б.С. Братусь, В.Т. Чепиков), многофакторные (Л.М. Попов, Ю.В. Синягин, А.А. Хвостов) и компонентные (Л.Н. Антилогова). Эти взгляды имеют тесную преемственность с работами юристов середины XIX-начала XX веков Д.Д. Без-сонова, Л.М. Бобрищева-Пушкина, А.П. Бол-тунова, Л.Е. Владимирова, Д.А. Дриля, А.Ф. Кони, Л.И. Петражицкого, А.У. Фрезе, Н.М. Ядринцева. В науку ими введены положения и понятия, объясняющие нравственные детерминанты просоци-ального и криминального поведения: «состояние психической недостаточности», «промежуточные степени между вменяемостью и невменяемостью», нравов и обычаев «кружка», нравственных убеждений и совести как нравственных детерминант поведения (Л.Е. Владимиров, 1877). Факторами криминального поведения признаются, кроме биологических, социальные, бытовые и нравственные обычаи жизни различных слоев общества (Д.А. Дриль, 1895). Рассматривается взаимосвязь теорий права и нравственности, выделяются в отдельный класс явлений этически-моральные эмоции и императивные (нравственные) нормы (Л.И. Петражицкий, 1907). Доказывается необходимость проведения судебно-психологической экспертизы (А.Ф. Кони, 1909) и о психологическом исследовании в уголовном суде нравственного типа подсудимого, отношения человека к другим людям и к самому себе, о наличии у него симпатий и жалости к окружающим (Л.Е. Владимиров, 1901). Выявляются противоречия между уголовным законом и жизненными воззрениями членов обще-

ства, основанными на их представлениях о добре и зле. Анализируются нравственно-психологические факторы принятия вердикта присяжными (А.М. Бобри-щев-Пушкин, 1896).

В качестве личностной детерминанты асоциального поведения рассматривается эгоизм личности (А.Ф. Ла-зурский). «Моральное чувство» и «нравственный характер» трактуются как психологические структуры личности (Г.И. Челпанов, 1912). Насущные социально-психологические проблемы общественной жизни и юридической практики заставили ученых по-новому подойти к их пониманию и решению, выделив в качестве объекта анализа нравственную сферу личности и социальной группы. Таким образом, еще до выделения психологии в самостоятельную область научного знания ими были определены многие нравственные детерминанты криминального поведения человека. Они выявили противоречивость индивидуального и группового сознания, что впоследствии позволило нашим социальным психологам К.А. Абульхановой (1997), М.И. Воловиковой (1995), О.П. Николаевой (1992) сделать вывод о преобладании в структуре менталитета наших современников нравственных и эмоциональных представлений над правовыми.

В современной психологии, в том числе в ее юридической отрасли, сохраняются традиции изучения нравственно-смысловой сферы личности как субъекта и объекта правовых отношений. Теоретически и экспериментально доказана роль нравственной сферы как высшего регулятора и центральной инстанции поведения человека (А.Л. Журавлев, А.Б. Купрейченко, 2003, 2007; А.П. Кудрявцев, 2007 и др.)

Положения нравственно-психологического подхода все чаще используются для объяснения поведения человека. Уточняются критерии его соответствия требованиям деятельности и организации—зрелости, исполнительности (А.Л. Журавлев, 2007), порядочности, честности, добросовестности, дисциплинированности, устойчивости к нормам группо- и эгоцентрической морали, основанной на внутреннем чувстве границ допустимого в нравственной сфере, способности оправдать доверие и готовности прийти на помощь: М.И. Воловикова (2000, 2003, 2004), М.И. Воловикова, Л.Л. Гренкова (1997), А.Е. Воробьева (2010), О.П. Николаева (1992), О.А. Гу-левич (2007), А.Б. Купрейченко (2003, 2004, 2007, 2008, 2010), В.Э. Чуднов-ский (1981, 2004); отношения к правде, обману и манипуляции другими людьми:

B.В. Знаков (1993, 1994, 2000). Теоретические и методологические подходы исследования нравственных основ личности содержатся в работах Б.С. Брату-ся (1995), Л.М. Попова, О.Ю. Голубевой, П.Н. Устина (2008), В.А. Пономаренко (1997), В.Д. Шадрикова (1997), В.Э. Чуд-новского (1981) и других авторов.

Отдельные положения и выводы о взаимосвязи содержания нравственного сознания, личностных особенностей мошенника и преступным поведением накоплены в работах Ю.М. Антоняна (1975, 1982, 1991, 2000, 2004, 2006); Ю.М. Антоняна, В.П. Голубева, Ю.Н. Кудрякова (1989); М.И. Еникеева (2000, 1997, 2002); В.Е. Эминова (2000); В.Н. Кудрявцева (1981, 1986, 2002); Р.А. Базарова (2002); В.Н. Иванченко, А.Г. Асмолова и

C.Н. Ениколопова (1991); А.П. Кузнецова и И.Н. Боковой (2001); И.А. Кудрявцева (2007); Н.Ф. Кузнецовой (1984);

М.Г. и Д.М. Миненков (2001); А.Р. Ра-тинова (1988); С.А. Романова (1996);

A.Л. Ситковского (1998); В.Н. Чулахова (2003); Л.Ф. Шестопаловой и Т.А. Перевозной (2003) и других. Из 34 диссертаций по мошенничеству, изученных нами, 26 опубликованы после 1991 г., из них 20—позже 2000 г. Это свидетельствует о росте научного интереса юридических психологов к проблеме личности мошенника в новых социально-экономических условиях.

В поле нравственно-психологического подхода формулируются предмет, задачи нравственной психологии, разрабатываются ее методы (М.И. Воло-викова, 2007). Узловыми проблемами становятся соотношение нравственного и правового сознания, исследования социальных представлений о правде, праве и справедливости. Разрабатываются методологические и теоретические основы этической психологии личности (Л.М. Попов, 2008). Л.М. Попов вводит категорию «человечность», при обосновании которой опирается на положения работ

B.Д. Шадрикова (1997, 2004). Для диагностики уровня человечности разработана методика «Добро-Зло». Л.М. Попов включает в круг задач этической психологии личности исследование девиант-ного, делинквентного и аддиктивного поведения личности. Формируется новая область социально-психологического знания—макропсихология (А.В. Юревич, 2007, 2009), исследующая в числе других своих задач нравственное состояние общества (НСО). Разработаны критерии и признаки НСО, а также метод определения индекса НСО.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В психодинамической концепции Д.В. Сочивко (2002, 2007) с точки зрения нравственно-психологического под-

хода разрабатываются теоретические и прикладные проблемы нравственного содержания психической деятельности, которое он определяет как «душевное тепло», являющееся, по мнению автора, психической субстанцией душевной энергии человека. Им исследованы волевые, когнитивные и эмоциональные механизмы динамики душевного тепла, предложены методы психодиагностики процессов его передачи между внешним и внутренним планами деятельности.

Объектом изучения при нравственно-психологическом подходе служат психологические детерминанты нравственности человека и социальной группы, а также психологические методы диагностики этих детерминант. Исследуется этическое содержание личностных ценностей, идеалов и установок, их соответствие социально одобряемым моральным и правовым нормам, влияние нравственного содержания индивидуального и группового сознания на функционирование когнитивных и эмоциональных процессов, механизмы саморегуляции, самоконтроля, самоотношения и идентификации личности. Оценка личности по критериям нравственности предполагает измерение таких качеств личности, которые относятся к предмету как психологии, так и этики: честность, справедливость, доброта, трудолюбие, верность своему слову, преданность и др. В этике нравственные качества рассматриваются в парадигмах аратологии, фели-цитологии, деонтологии. Юридическая психология изучает, какие моральные нормы и ценности (социально одобряемые, узкогрупповые, эгоцентрические, криминальные) доминируют в сознании мошенника, детерминируя его реальное поведение.

С.Л. Рубинштейн считал основной психологической проблемой этики ее связь с проблемой человека как субъекта сознания и действия, вопрос о детерминации поведения личностными ценностями. Собственно психологическое решение этических проблем личности он видел в трех аспектах:

• в установлении места другого человека в деятельности субъекта (как орудия или как цели деятельности);

• в определении того, насколько субъект осознает непосредственные результаты последствия своих действий, поступков;

• в выявлении того, понимает ли субъект существование другого человека как условия существования самого субъекта (2003).

С.Л. Рубинштейн определил направление научного поиска решения нравственных проблем: изучение мотивации, детерминации человеческого поведения, системы ценностей. Развивая эти положения, А.Л. Журавлев и А.Б. Купрей-ченко ориентируют исследователей на субъектный подход к изучению личности и социальной группы в динамике их развития, учитывая ценностно-смысловые составляющие их активности (2007).

На основании выводов М.И. Волови-ковой (2003) о принципах нравственной психологии можно сформулировать постулаты нравственно-психологического подхода. Основным социально-психологическим процессом усвоения нравственных норм является подражание образцам поведения из ближайшего окружения личности. Он носит естественный и слабо осознаваемый характер и при коренных социально-экономических изменениях нарушается. Психологический механизм усвоения нравственных

норм — выход сознания за пределы наличной ситуации и восстановление единства личности с другими людьми. Результат морального развития личности — становление субъектности и обретение личностью моральной ответственности. Основным этическим законом является утверждение бытия другого человека, отношение к нему как ценности.

Опираясь на эти постулаты, можно сформулировать основные принципы нравственно-психологического подхода к исследованию личности и социальной группы.

Этический детерминизм. Этическое содержание когнитивных, эмоциональных, регуляторных, идентификационных процессов оказывает существенное влияние на форму их протекания. На высоком уровне морального развития личности специалиста содержание этических категорий обретает смысл особых детерминант.

Субъектность. Выступающий объектом анализа специалист обладает всеми необходимыми признаками субъектно-сти: преобразовательной активностью, целостностью, автономностью, свободой, гармоничностью, своеобразием целенаправленности и осознанностью. Он способен осознавать совершаемые им поступки, за которые несет ответственность перед собой и обществом, обладает ответственностью и силой для решения собственных этических и материальных проблем.

Системный анализ нравственно-психологических проблем личности.

Развитие и динамизм. Усвоенные этические и правовые нормы, ценности и идеалы приводят к коренной перестройке личностных детерминант экономической деятельности субъекта.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Реализация принципов нравственно-психологического подхода возможна при соблюдении следующих условий.

При исследовании и объяснении личности мошенника необходимо ориентироваться на изучение процесса выбора им способа своего бытия. В основе человеческого бытия лежит моральное долженствование, которое регулирует поступки субъекта, его представления о подлинно человеческом отношении к себе и другим.

Применение этических категорий для анализа поведения. Нравственно-психологический подход предполагает измерение таких качеств личности, которые относятся к предмету психологии и этики: отношение субъекта к честности, справедливости, добру и злу, к труду, социально одобряемым и аморально-криминальным способам получения материальных благ. Единицей психологического анализа при таком подходе служат нравственно-правовые основы действия или поступка.

Метод, предназначенный для измерения нравственно-правовых основ действий и поступков, кроме общепринятых требований валидности, надежности и репрезентативности, должен обладать высокой психодиагностической ценностью, чувствительностью и прогностич-ностью, давать наглядные и однозначные результаты.

Психодиагностическими признаками для оценки психологических основ этико-правовых отношений мошенника при нравственно-психологическом подходе являются уровень морального развития, локус морально-правовой ответственности, личностные нравственные ценности, стили моральной саморегуляции и решения экономических, нрав-

ственных и правовых проблем, стиль межличностного взаимодействия мошенника с другими людьми, особенности его самоотношения и самоконтроля.

Использование сравнений при проведении обследований личности и социальных групп, поиск тенденций их морального и правового развития, учет нравственно-правовых ценностей, господствующих в данной социальной группе.

Качественно-количественная оценка надежности возможна методом установления различий контрастирующих групп по показателям уровня морального развития, зрелости нравственных ценностей и идеалов, саморегуляции, самоконтроля, самоотношения и личностным факторам принятия моральных решений.

Таким образом, при нравственно-психологическом подходе изучаются все сферы личности, обеспечивающие как социально одобряемое, так и аморально-криминальное поведение субъекта. Моделируется нравственно-смысловая сфера личности, исследуются взаимосвязи психологических структур с уголовно наказуемым деянием, прогнозируется вероятность совершения преступления.

При разработке личностного опросника ЛО НПН применен факторно-аналитический принцип конструирования тестов: факторная структура личностного опросника НПН соответствует факторной структуре исследуемого социально-психологического свойства личности. Для формулирования заданий по шкалам отношения к деньгам, мошенничеству и труду применялись положения критериально-ключевого принципа конструирования. Реализованы пра-

вила обеспечения валидности (Л.Ф. Бур-лачук, 2000, 2993; К.М. Гуревич, 2006; П. Клайн, 1994; А.Г. Шмелев, 1983, 1987, 1988; Ю.Л. Ханин, 1987). Одной из целей проектирования личностного опросника НПН было выявление скрываемых и невербализованных нравственных и правовых смыслов экономического поведения у мошенников. Для этого применялись проверенные на конструктную и критериальную ва-лидность пословицы и поговорки, отражающие отношение личности к нравственным ценностям, труду, деньгам и мошенничеству. Психосемантический анализ этих тестовых заданий проходил на репрезентативной выборке, состоявшей из 168 педагогов, экономистов, работников торговли и медицинских учреждений, имеющих высшее образование. В итоге были выбраны 43 пословицы и поговорки, наиболее часто употребляемые в контрастных группах. Установлен системообразующий смысловой конструкт нравственно-правового сознания у склонных к обману и мошенничеству сотрудников: «корысть и отрицание нравственных норм», который выражается пословицами «Были бы деньги, а честь найдем» и «Праведным быть—скудно жить». Смысловые ассоциации системы понятий, выражающих негативное отношение к нравственным ценностям, нормам права, труду и другим людям, имеют высокие значения (более 0,7 величины стандартного отклонения).

При конструировании ЛО НПН были изучены теоретические и методические подходы к исследованию личности, ва-лидность и надежность пяти групп отечественных и зарубежных методик, применяемых для получения данных

о честности, надежности, лояльности персонала: 1) полиграфические методы (СПФИ); 2) компьютерные программы психосемантического анализа: КПСА и аппаратно-программный комплекс Mind Reader 2.0; 3)авторские личностные опросники: комплексная компьютерная диагностическая система оценки благонадежности персонала В.Л. Малыгина и программа «Psychological lie detector» А.А. Гребенюка; 4) методики латентного выявления склонности к мошенничеству: «Подпись — Почерк—Личность (ППЛ)», БАРК, «Резонанс»; 5) зарубежные личностные опросники честности: Keeler Pre-employment Opinion Survey, London House Personnel

Selection Inventory, Milby Profile, Phase II Profile, Pre-employment Analysis Questionnaire, Stantion Survey, Trastworthi-ness Attitude Survey, Wilkerson Pre-employment Audit. Анализ теоретических основ, организационных, экономических и юридических условий их применения показал ограниченные возможности или невозможность использования этих методов для изучения склонности к мошенничеству.

В ЛО НПН содержится 120 вопросов, разбитых на 10 сбалансированных интервальных шкал, каждая из которых включает 6-10 пар вопросов. Факторная структура опросника образована тремя группами переменных, имеющи-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таблица 1

Факторная структура личностного опросника НПН (№ = 2467 чел.) Суммарная дисперсия факторов - 77,14 %

Шкалы ЛО НПН Компонента

1 Нравственность 2 Альтруизм 3 Рассудительность

Критерий 3. Учет моральных и правовых норм в своем поведении ,785

Критерий 2. Понимание необходимости соблюдения моральных и правовых норм ,764

Отношение к честности-обману и мошенничеству ,763

Критерий 1. Признание своей ответственности перед нравственными и правовыми нормами ,711

Критерий 4. Устойчивость к негативным нормам поведения ,914

Отношение к деньгам и богатству ,384

Альтруизм-эгоизм ,354

Рассудительность-авантюризм ,908

Нравственные основы отношения к труду ,410

ми суммарную дисперсию 77 %. По- нами следующим образом: 1-й фак-лученные факторы интерпретированы тор—«Нравственность-Аморальность

при определении способа получения материальных благ»; 2-й фактор — «альтруизм-эгоизм», 3-й фактор — «рассудительность-авантюризм» (табл. 1). Полученные факторы включают в себя необходимые и достаточные показатели морального развития, мотивационно-ценностной и когнитивной сфер, самоконтроля и саморегуляции, то есть обеспечивают разностороннее объяснение поведения личности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ретестовая надежность теста, проводившаяся методом повторного тестирования 80 сотрудников с интервалом в полгода (в июне 2008 г. и в январе 2009 г.), составила 0,762 при p<0,0001. Внутренняя согласованность (надежность) опросника нравственной надежности по коэффициенту а Кронбаха составила 0,882. Надежность по методу половинного расщепления шкалы (коэффициент Спирмена-Брауна)—0,977. Коэффициент Гуттмана по методу половинного расщепления теста составил 0,897. Прогнозы поведения сотрудников подтвердились в 76 % случаев.

Тест дифференцирует испытуемых по критериям нравственной надежности, то есть имеет хорошую критериальную валидность. Показатели теста в основном соответствуют реальному уровню морального развития сотрудников в момент обследования (диагностическая, или текущая, валидность). Независимый внешний критерий—экспертная оценка надежности сотрудников—высоко коррелирует с фактором нравственности (0,823 при p < 0,001). Опросник позволяет получить сведения об обоснованности и статистической достоверности тенденций развития нравственной надежности в будущем, имеет прогностическую валидность, обнаруживает устой-

чивую статистически значимую связь с поступком.

Опросник позволяет объяснить связи ценностно-смысловых, когнитивных, ре-гуляторных и идентификационных структур личности, то есть обеспечивает многофакторное объяснение нравственной надежности личности и имеет конструкт-ную валидность. ЛО НПН сопоставим с родственными методиками: шкалой альтруизма-эгоизма личности К. Муз-дыбаева, шкалой Мак-IV В.В. Знакова, с методикой «Нравственное самоопределение» А.Е. Воробьевой и А.Б. Купрейчен-ко, с проективной методикой Ю.В. Александровой «Отношение к Другому». Опросник показал похожие результаты на 4 независимых выборках (профессиональной, возрастной, образовательной, женской и мужской). Общее количество испытуемых, проверенных по нашей методике,—2467 чел. Тест включен в компьютерную психодиагностическую программу ФСИН России «Psichometric Expert» (А.А. Васищев, 2010).

Сравнение результатов тестирования контрастных групп показало, что поведение мошенников определяется принципиально факторами, различными по своему нравственно-правовому содержанию. Они приведены в таблице 2.

Нравственно-психологический анализ личности мошенника позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, в сознании мошенников представлены моральные нормы, отличные и даже противоположные общепринятым этическим понятиям. Во-вторых, эти моральные нормы существуют на уровне невер-бализованных смыслов, псевдопонятий и представлений, поэтому из искаженных и неверных исходных посылок мошенники делают вполне обоснованный

Таблица 2

Ведущие факторы поведения надежных сотрудников и осужденных мошенников

Факторы поведения Содержание факторов поведения и весовые нагрузки

Надежные сотрудники 5 и 6 стадии НПН (347 чел.) Мошенники 1-3 стадии НПН (257 чел.)

1 фактор «Ориентация на честность и справедливость, непринятие обмана и мошенничества»: отрицание мошенничества; критическое отношение к богатству; учет моральных норм в своем поведении; понимание необходимости соблюдения моральных норм в повседневной жизни; альтруизм (по Муэдыбаеву) — в пределах -0,859-0,796 «Склонность к манипуляции другими людьми для получения личной выгоды»: эгоистическая, ма-нипулятивная, асоциальная стратегии поведения (по Хобфоллу), ориентация на деньги (по Потемкиной), готовность к риску (по Корниловой), макиавеллизм (по Знакову)—в пределах 0,626 -0,900

2 фактор «Стремление к моральному одобрению своего поведения»: признание своей ответственности перед нравственными нормами; нравственные ценности (по ЛО НН); ожидание положительного отношения других (по Столину); ценности достижения успеха (по Шварцу)—в пределах 0,7000,787 «Ценности самовозвышения над людьми»: ценности власти, гедонизма, достижения и саморегуляции (по Шварцу)—в пределах 0,671-0,855

3 фактор «Независимость от негативных моральных норм»: устойчивость к негативным правилам поведения (по ЛО НН), самостоятельность саморегуляции (по Моросано-вой), ценности саморегуляции (по Шварцу) - в пределах 0,622 - 0,694 «Эгоистическая отчужденность от других людей и моральных норм»: эгоизм (по Муздыбаеву), самоактуализация (по Крендал-лу), самоинтерес (по Столину), самостоятельность (по Ксенофон-товой)—в пределах 0,639-0,895

законами формальной логики вывод о допустимости, правильности и справедливости мошенничества. В-третьих, в смысловой сфере мошенников происходит своеобразная переработка и трансформация нравственных понятий. Процесс смыслообразования детерминирован выраженными эгоистическими тенденциями мошенников, их ориентацией на получение выгоды в

ущерб другим людям методами мошенничества и служит моральному обеспечению планируемой кражи. Полученные в результате размышлений смыслы обмана и мошенничества удовлетворяют мошенников и оправдывают их с точки зрения собственной морали. При решении экономических проблем сознание мошенников не выходит за пределы наличной ситуации, не оперирует этичес-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

кими и юридическими понятиями, используя для рассуждения законы здравого смысла и формальной логики.

Нравственно-смысловые особенности образуют своеобразный комплекс, который ориентирует поведение мошенников на получение материальной выгоды только для себя; использование обмана и манипуляций для получения этой выгоды: недооценку или сознательное принижение достоинств других людей и поддержку представлений о собственной исключительности; пренебрежение к моральным нормам и требованиям законов; отрицание ответственности перед другими людьми; на подавление и дискредитацию нравственных смыслов, переживания стыда в своем сознании, игнорирование моральных альтернатив при принятии решения о краже.

Главный фактор поведения мошенников — склонность к манипуляциям другими людьми для получения личной выгоды. Он образован доминирующими ориентациями на преодоление материальных трудностей асоциальными, непрямыми и манипулятивными действиями, основанными на эгоизме, риске и любви к деньгам. В структуре главного фактора существенна роль макиавеллизма.

Второй фактор активности мошенников — ценности самовозвышения над людьми. Эти универсальные ценности понимаются мошенниками как вседозволенность, возможность добиться личной выгоды аморальными и преступными способами, путем лести, обмана, подкупа или запугивания, подлога и хищения. Упорство в достижении собственных целей, страсть к чувственным наслаждениям, ориентация только на собственные интересы, поддержа-

ние активности на основе только своих смыслов и игнорирование мнения окружающих, стремление к получению власти над другими людьми — эти ценности мошенников оказывают влияние на ход и результаты когнитивных процессов, механизмов саморегуляции и самоидентификации. Ценности альтруизма у мошенников (0,687 балла) в 10 раз ниже, чем средние значения этого показателя по выборке 2467 человек (7,270 балла), ценности труда — почти в 5 раз (2,031 балла против 9,583).

Третий фактор детерминации поведения мошенников — эгоистическая отчужденность от других людей и моральных норм. Здесь выражена интер-нальность самоконтроля в сфере индивидуальной деятельности, ориентация на себя и собственные интересы, стремление к саморазвитию в ущерб интересам других людей.

Тенденции к развитию криминальной установки на мошенничество задают эгоизм как чрезмерно позитивное самоотношение личности; стремление к самоутверждению аморальными средствами, ожидание положительного отношения со стороны других (тщеславие). Ожидание восхищения других людей у мошенников превосходит аналогичные показатели надежных сотрудников в 4 раза.

В структуре моральной саморегуляции мошенников эгоизм тесно связан с гибкостью саморегуляции, макиавеллизмом, готовностью к риску, самостоятельностью регуляторных процессов. Гибкость саморегуляции и личностных ценностей под влиянием эгоизма проявляется как беспринципность, цинизм, изворотливость, способность толковать нравственные нормы в свою пользу. Са-

мостоятельность саморегуляции и самоконтроля у мошенников приводит к игнорированию моральных норм и мнений других людей. Готовность к риску, связанная с эгоизмом, проявляется в авантюризме.

Стилевые особенности межличностного взаимодействия мошенников характеризуют этих испытуемых как уверенных в себе людей, контролирующих свое поведение, активных и инициативных в социальных контактах, стремящихся к лидерству среди других людей. У мошенников также выражены стратегии «осторожные действия», «непрямые действия», «манипулятивные действия и маскировка».

Обман как способ получения благ у мошенников детерминирован их эгоизмом (0,672 при 0,01), чрезмерно позитивным отношением к деньгам и богатству (0,618 при р<0,01), стратегией манипуляции в межличностном взаимодействии (0,567 при р<0,01), ценностями достижения (0,522 при р<0,05), одобрением обмана и мошенничества (0,521 при р<0,01), импульсивностью (0,521 р<0,01) и готовностью к риску при принятии решений (0,364 при р<0,01). Глубокие противоречия с социально одобряемыми нравственными и правовыми нормами у мошенников показала сильная отрицательная связь их одобрительного отношения к обману и мошенничеству (-0,784 при р<0,01).

Центральной особенностью когнитивной сферы мошенников является социальный характер мышления, нацеленность на аморальные и преступные способы получения материальных благ, устойчивое понимание других людей как источников и средств этих благ. Вторая принципиальная особенность социаль-

ного мышления мошенников—неразви-тая форма репрезентации в их сознании социальных норм поведения. Третьей особенностью когнитивной сферы мошенников можно считать своеобразие сочетания процессов креативности, общего и социального интеллекта. Обобщение мошенником своего преступного, аморального и выгодного способа жизни, постоянное «нагружение» своих мыслительных процессов задачами обмана и манипуляций другими людьми привели к преобладанию в его когнитивной сфере таких функций, которые обеспечивают быстрое и эффективное познание людей, социальных ситуаций, определение выгодных стратегий поведения, прогнозирование материальной выгоды.

Мошенники превосходят сотрудников предприятий и корыстно-насильственных преступников по всем показателям (шкалам) социального интеллекта. Доминирование мошенников по подавляющему большинству показателей первой части теста и трем субтестам второй части теста структуры интеллекта Амтхауэра (АИСТ) говорит в пользу их образного мышления и приверженности к решению практических задач. Нравственные основы личности мошенников не допускают их сопереживания и соучастия другим людям, возможности поставить себя на место своей жертвы (отсутствие эмоционального канала эм-патии и идентификации в эмпатии).

Для построения математической модели личности мошенника применялся метод множественного регрессионного анализа. Математическая модель личности мошенника имеет следующий вид:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

У=4,675XI - 3,702X2 + 0,188X3 -0,154X4 + 0,004X5,

где Y—внешние критерии мошенничества по результатам экспертной оценки; X1 — эгоизм; X2 — интегральное самоотношение; X3 — макиавеллизм; X4—манипулятивная стратегия преодоления жизненных трудностей; X5—стилевые особенности моделирования ситуации кражи.

Коэффициент детерминации, показывающий влияние отличительных личностных признаков мошенника на совершение этого преступления ^2), достигает высокого значения (0,519 при p<0,001).

Поступок «Мошенничество» определяется положительным отношением осужденных к нему на 44,4 %, ценностями чувственного удовольствия (гедониз-ма)—на 54,6 %, и затрудняется самостоятельностью саморегуляции—на 37,9 %.

Совершенное преступление сопряжено с дефектами нравственного сознания мошенника и его личностными особенностями. Контингеция составила: с макиавеллизмом (0,689 при p<0,0001), с самоактуализаций (0,592 при p<0,0001), с локусом моральной ответственности «Я» и «Самые близкие люди» (0,649 при p<0,002), с переживанием чувства превосходства над другими людьми (0,675 при p<0,037), с невербализованными смыслами мошенничества (0,462 при p<0,001), с одобрением мошенничества (0,519 при p<0,0001). Чувство стыда при этом не оказывало влияния на совершение преступления. Собственно нравственно-психологические детерминанты имеют высокую обратную контингенцию с преступлением. Индекс нравственно-правовой надежности: -0,707, моральные затруднения при принятии преступ-

ного намерения; -0,622, моральные альтернативы преступного намерения; -0,360, переживание вины перед другими людьми; -0,455, и имеющиеся личностные нравственные ценности — -0,351 (при p<0,001).

Таким образом, нравственно-психологический подход позволяет получить новые данные, недоступные при использовании других способов познания личности мошенника. Он является закономерным результатом развития научного познания, продолжением субъектно-деятельностного и системного подходов применительно к исследованию нравственно-правовой сферы личности. Методологические постулаты, принципы и условия этого подхода способствуют организации научных исследований надежности специалиста, ориентируют на определение границ допустимого поведения в нравственной и правовой сферах личности, устойчивости личности к аморальным и криминальным нормам поведения, психологических основ моральной и правовой ответственности, на использование субъектом этических и правовых понятий при определении им способа бытия и получения материальных благ. Целями нравственно-психологического подхода являются исследование собственно психологических основ нравственности и разработка валидных методов их психодиагностики.