Научная статья на тему 'Психологический анализ личности мошенника с позиций концепции нравственной надежности'

Психологический анализ личности мошенника с позиций концепции нравственной надежности Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
1214
183
Поделиться
Ключевые слова
НРАВСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ К МОШЕННИЧЕСТВУ / НРАВСТВЕННАЯ НАДЕЖНОСТЬ / НРАВСТВЕННЫЕ И УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ / ЭГОИЗМ

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Стрижов Евгений Юрьевич

Проведен психологический анализ личности мошенника с позиций концепции нравственной надежности персонала. Определены 3 фактора, детерминирующих поведение мошенника: склонность к манипуляции другими людьми для получения личной выгоды; ценности самовозвышения над другими людьми; эгоистическая отчужденность от других людей и моральных норм. Дан анализ нравственно-смысловой сферы мошенников. Для диагностики склонности к мошенничеству предложен личностный опросник нравственной надежности.

Psychological analysis of swindler's personality in the context of moral reliability conception

The psychological analysis of a swindler's personality in the context of personnel's moral reliability conception is conducted. There have been determined three factors which determine swindler's behaviour: propensity to manipulating other people in order to get self-profit; values of self-surpassing over other people; egoistic alienation from other people and moral norms. Moral-sense sphere of swindlers is analyzed. For diagnostics of propensity to swindling a personality questionnaire of moral reliability is proposed.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Психологический анализ личности мошенника с позиций концепции нравственной надежности»

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЛИЧНОСТИ МОШЕННИКА С ПОЗИЦИЙ КОНЦЕПЦИИ НРАВСТВЕННОЙ НАДЕЖНОСТИ

Е.Ю. Стрижов

Проведен психологический анализ личности мошенника с позиций концепции нравственной надежности персонала. Определены 3 фактора, детерминирующих поведение мошенника: склонность к манипуляции другими людьми для получения личной выгоды; ценности самовозвышения над другими людьми; эгоистическая отчужденность от других людей и моральных норм. Дан анализ нравственно-смысловой сферы мошенников. Для диагностики склонности к мошенничеству предложен личностный опросник нравственной надежности.

Ключевые слова: нравственно-психологическая готовность к мошенничеству, нравственная надежность, нравственные и универсальные ценности, эгоизм.

Современные исследования корыстных преступников не затрагивают нравственных основ поведения. Мы полагаем, что необходим иной подход, а именно - оценка персонала по критериям нравственности: честно -сти, справедливости, доброты, трудолюбия, верности своему слову и др.

Такой подход отражает современные тенденции развития психологической науки к расширению своего предметного поля и появлению новых направлений исследований -нравственной и экономической психологии.

A.Л. Журавлев отмечает, что «психологическая наука в полной мере подошла к пониманию необходимости изучать сложнейший комплекс нравственных и духовных составляющих человека... психология нравственности (или этическая) и духовная психология. будут становиться одними из приоритетных и определяющих развитие системы современных отраслей психологии» [1].

В разработке теории и методологии исследования нравственных основ личности мошенников мы использовали концептуальные положения экономической и политической психологии, психологии труда и психологии управления о «нравственном факторе» (Т.Ю. Базаров, Ю.Я. Голиков, Л.Г. Дикая, Г.Г. Дилигенский, А.Л. Журавлев, А.И. Костин, А.Б. Купрейченко, А.Н. Лебедев,

B.П. Позняков, Е.Н.Резников, Ю.К. Стрелков, В.А. Хащенко, Е.Б. Шестопал, П.Н. Ши-хирев и др.).

Принципиальное значение для построения гипотез, определения общего образа личности мошенника, центральной категории, основных понятий, системы аргументации и последующей разработки собственного

теста имели выводы А.Б. Купрейченко и

A.Л. Журавлева о нравственно-психологической регуляции экономической активности [2]; положения работ В. Д. Шадрикова о духовных способностях и происхождении нравственности [3]; выводы В.А. Пономаренко о духовных компонентах профессиональной деятельности [4]; предложения

B.В. Рубцова по институционализации «духовной психологии»; работы Л.М. Попова о возможностях диагностирования личности по критериям добра и зла; концепция

В.Е. Семенова о роли нравственных компонентов в формировании менталитета российского населения.

К выводу о необходимости разработки нравственного подхода в изучении личности мошенников нас привели, кроме вышеназванных перспективных теоретических и методологических положений, и результаты криминологических и психологических исследований личности корыстного преступника, содержащиеся в работах Ю.М. Антоняна [5-8], В.П. Голубева, Ю.Н. Кудрякова [5], М.И.Еникеева, В.Е. Эминова [6], В.Н. Кудрявцева [8-9], Р.А. Базарова, К.В. Михайлова [10], Н.Г. Иванова [11], А.П. Кузнецова, И.Н. Боковой [12], Н.Ф. Кузнецовой [13], М.Г. и Д.М. Миненок [14], С.А. Романова [15], А.Л. Ситковского [16], А.Н. Тарасова [17], В.Н. Чулахова [18], Л.Ф. Шестопаловой и Т. А. Перевозной [19] и др.

В монографии Ю.М. Антоняна, В.П. Голубева и Ю.Н. Кудрякова «Личность корыстного преступника» [5] проведен сравнительный психологический анализ и построены личностные профили корыстных преступников, дана их типология («утверждаю-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

щийся», «игровой», «десоциализированный», «алкогольный» и «семейный»). В исследовании применялся главным образом клинический тест ММИЛ. Он представляет собой модифицированный и стандартизированный Ф.Б. Березиным, М.П. Мирошниковым и Р.В. Рожанцом вариант Миннесотского многофакторного личностного опросника (ММР1), созданного С. Хатауэем и Дж. Мак-Кинли в 1940 г. [20].

Несмотря на клинический подход к изучению личности мошенников, ориентированный на поиск нормы психического развития и выявление неврозов, реактивных состояний или психопатий, авторы пришли к нравственно-психологическому выводу. Так, установлена склонность к асоциальному поведению и пренебрежение к моральноэтическим нормам, обычаям, правилам. Расхитители отличаются от других преступников по расположению профиля, по набору личностных черт, по степени их выраженности. Вместе с тем, усредненный профиль ММИЛ расхитителей не выходит за границы, свойственные подавляющему большинству законопослушных граждан. Сам профиль носит равномерный характер со средней линией 60 Т-баллов. Большая часть расхитителей по своим характерологическим особенностям не имеет существенных отличий от нормативной группы, что подтверждается сходством конфигураций обоих профилей. В монографии подчеркивается, что мошенники хорошо приспособлены к социальным ситуациям и их изменениям, они гораздо лучше ориентируются в социальных нормах и требованиях, более сдержанны, умеют хорошо контролировать свое поведение. Они общительны, не испытывают трудностей в установлении социальных контактов, у многих встречаются стремление к лидерству и потребность в социальном признании.

Несмотря на то, что авторы не получили ярко выраженного профиля личности, который позволил бы диагностировать склонность к мошенничеству, на основе приведенных в монографии результатов можно сделать важный для нас вывод, что мошенничество детерминировано нравственно-психологическими особенностями личности. В работе доказывается, что мошенникам присущи односторонняя примитивно-потребительская, мещанская ориентация, преувеличенное

представление о роли материальных благ, негативное отношение к интересам общества и отдельных граждан. Однако авторы признают, что и при таком подходе остаются неясными субъективные причины выбора именно корыстных преступлений как способа решения жизненно важных проблем. Они совершенно справедливо полагают, что не каждый корыстный человек, постоянно стремящийся к накоплению материальных благ, способен совершить корыстное преступление и избирает иные пути удовлетворения своих потребностей в этих благах.

Наш анализ теоретических работ по проблемам самоотношения [21] и саморегуляции личности, психологии и психосемантики субъекта [22-27] позволил предположить и впоследствии доказать, что нравственное содержание личности мошенника существенным и закономерным образом влияет на специфику осознания им смысловых связей между нравственными понятиями и своим поведением, а также на характер развития процессов саморегуляции и самоотношения.

Теоретическую основу исследования составила наша концепция нравственной надежности персонала. Мы полагаем, что содержание нравственно-смысловой сферы задает направление морального развития и влияет на формирование когнитивных, регуляторных и эмоциональных процессов личности. Нравственные ценности составляют содержательную сторону надежности, а процессы саморегуляции и самоотношения -процессуальную. Личностными детерминантами нравственной надежности сотрудника являются нравственная и правовая Я-кон-цепция, стилевые особенности моральной саморегуляции, самоотношение, экзистенциальная и когнитивная стороны индивидуального менталитета, модальность нравственной установки субъекта.

Продолжительные и многочисленные обследования надежных сотрудников и мошенников (обследование проходило в течение 3-х лет и охватило 461 чел.) позволило построить объяснительную (концептуальную), функциональную, графическую и математическую модели нравственной надежности личности.

В систему методов нашей работы вошли: авторская анкета морального развития для сотрудников и для осужденных; опросник

самоотношения В. В. Столина и С. Р. Пантелеева (ОСО); опросник В.И. Моросановой для изучения стилевых особенностей саморегуляции (ССПМ); опросник локуса контроля Е.Г. Ксенофонтовой (ЛКв); методика изучения универсальных личностных ценностей Ш. Шварца; шкала диспозиционного эгоизма К. Муздыбаева; методика Т.В. Корниловой для изучения личностных факторов принятия решений (ЛФР-25); шкала С. Хобфолла для изучения личностных стратегий преодоления жизненных трудностей; опросник О.Ф. Потемкиной для исследования ориентаций личности на деньги, труд, власть и др. На этапе пилотажного исследования применялось около 30 методик, из которых мы включили в программу исследования только те, которые имели статистически значимые различия по критерию и Манна-Уитни на уровне 0,01 между всеми группами обследуемых. Это нравственно надежные, условно надежные и склонные к мошенничеству сотрудники, а также осужденные за мошенничество. Факторный, корреляционный, кластерный и описательно-статистический анализ проводился в программе 8Р88 13.0 [28]. Функциональная (факторная) модель нравственной надежности персонала состоит из 3-х биполярных факторов.

Полученные факторы интерпретированы нами следующим образом: 1-й фактор -нравственные или аморальные основы поступка. Он образован содержанием нравственных ценностей и показателями по 4-м разработанным нами критериям нравственного развития. К ним относятся: а) признание своей ответственности перед моральными нормами; б) понимание необходимости соблюдения моральных норм в повседневной жизни; в) учет моральных норм в своем поведении и г) устойчивость к общепринятым негативным правилам поведения.

2-й фактор - рассудительность или готовность к риску (авантюризм) при решении моральных проблем. В него вошли психологические переменные «готовность к риску», гибкость и самостоятельность саморегуляции, самостоятельность в сфере самоконтроля.

3-й фактор - самокритичность или самоуверенность (эгоизм) - образовали тестовые показатели эгоизма, самоинтереса и ожиданий положительного отношения к себе других людей.

Полученные факторы ортогональны, поэтому корреляции между ними незначительны (на уровне 0,250). Повторный анализ структуры с помощью разработанного нами личностного опросника нравственной надежности персонала подтвердил наши выводы на 90 %.

Применяя эти теоретические и методологические положения, нам удалось установить, что ценностно-смысловая сфера нравственно надежного сотрудника, в отличие от мошенников, содержит значения и ценности, которые определяют его позитивное отношение к этическим нормам. Значения денег имеют смысл как «средства удовлетворения потребностей и развития бизнеса», а не символов успеха, власти, престижа и счастья. Значения и смыслы, которыми оперирует надежный сотрудник, адекватны нравственным ценностям добра и зла. Они не деформированы, понятия законности и справедливости имеют самостоятельное значение и не подменяют друг друга, оценки правильности и допустимости своих поступков не подвержены межличностным отношениям и от этого более объективны.

Доля невербализованных нравственных смыслов в ценностно-смысловой сфере надежных сотрудников составляет всего 12 %, тогда как у склонных к мошенничеству - 47 %. Они не выражены человеком в вербальной развернутой форме, однако, не утрачивают своей побудительной силы. Другое дело, что невербализуемые смыслы размыты и эмоционально окрашены. Поэтому при объяснении своих поступков легко происходит подмена смыслов на основе аналогий, ассоциаций, атрибуций, но не анализа или синтеза. Отсюда нарушается вся логическая связь рассуждений по поводу планируемого мошенничества. С точки зрения внешнего наблюдателя поступок оценивается как нелогичный, абсурдный, необъяснимый, нетипичный для данного человека. По этому поводу А.Н. Леонтьев писал: «Безразлично. осознаются или не осознаются субъектом мотивы, сигнализируют ли о себе в форме переживаний интереса, желания или страсти. Их функция, взятая со стороны сознания, состоит в том, что они как бы «оценивают» жизненное значение для субъекта объективных обстоятельств, придают им личностный

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

достижения 0,233. Корреляции статистически значимы на уровне 0,001.

Результаты повторного факторного анализа, проведенного на выборке осужденных мошенников, приведенные в таблице 1, наглядно показывают главные побудительные силы их поведения.

Главный фактор интерпретирован нами как «Склонность к манипуляции другими людьми для получения личной выгоды». Он образован доминирующими ориентациями на конкретные способы преодоления материальных трудностей. К ним относятся асоциальные, непрямые и манипулятивные действия, основанные на эгоизме, риске и любви к деньгам.

В структуре главного фактора существенна роль макиавеллизма. В. В. Знаков доказал, что макиавеллизм - это «склонность человека в ситуациях межличностного общения манипулировать другими (людьми) тонкими, едва уловимыми или нефизически агрессивными способами, такими, как лесть, обман, подкуп или запугивание» [31]. Такая личностная особенность присуща топ-менеджерам. Данная группа является более адаптированной к различным социальным ситуациям и их изменениям. Они гораздо лучше

Таблица 1

Факторная структура личности мошенника N = 57 чел.)

Кумулятивный процент объясняемой дисперсии - 61,75 %

Факторные нагрузки

Шкалы тестов Склонность к манипуляции для получения выгоды Ценности самовозвышения над людьми Эгоистическая отчужденность

Эгоистическая стратегия преодоления трудностей. Шкала С. Хобфолла 0,900

Асоциальные действия. Шкала С. Хобфолла 0,809

Непрямые действия. Шкала С. Хобфолла 0,797

Ориентация на деньги. Опросник О.Ф. Потемкиной 0,731

Стратегия манипуляции и маскировки. Шкала С. Хобфолла 0,649

Готовность к риску. ЛФР-25 Т.В .Корниловой 0,639

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Склонность к манипулированию. Мак-4 В.В. Знакова 0,626

Ценности достижения. Методика Ш. Шварца 0,855

Ценности гедонизма. Методика Ш. Шварца 0,773

Ценности стимулирования. Методика Ш. Шварца 0,733

Ценности власти. Методика Ш. Шварца 0,687

Ценности саморегуляции. Методика Ш. Шварца 0,671

Готовность к самостоятельной деятельности. ЛКв Е.Г. Ксенофонтовой 0,895

IV. Самоинтерес. ОСО В.В. Столина и С.Р. Пантилеева 0,770

Диспозиционный эгоизм по К. Муздыбаеву 0,702

Краткий индекс самоактуализации Джонса-Крендалла 0,639

смысл, который прямо не совпадает с понимаемым объективным их значением» [29].

Для изучения невербализованных смыслов нравственных ценностей использовались прошедшие статистическую проверку пословицы и поговорки, отражающие отношение к добру, злу, труду, деньгам, богатству, воровству. При этом мы опирались на идеи И.А. Джидарьян [30], первой применившей этот метод для изучения ментальных репрезентаций русского народа о счастье. Изучение моральных понятий у мошенников стало возможным благодаря применению собственной методики, построенной на распространенных в реальной жизни пословицах и поговорках, выражающих отношение к деньгам, богатству, труду и воровству как способу обогащения. Смыслообразующими пословицами, т. е. нравственными стереотипами, оказались: «Были бы деньги, а честь найдем», «Деньги - всему голова», «Праведно быть - скудно жить», «Худа честь, коли нечего есть».

Корреляции отношения к мошенничеству составили: с личностными нравственными ценностями - 0,592; с ценности гедонизма и власти по 0,339; с ценностями стимулирования и саморегуляции по 0,257; с ценностями

ориентируются в социальных нормах и требованиях, более сдержанны, умеют хорошо контролировать свое поведение. Они более общительны, большинство из них не испытывают трудностей в установлении социальных контактов. Для многих характерны стремление к лидерству, потребность в социальном признании [32]. Данную категорию лиц выделяет высокий уровень образования и социального статуса. Приходится признать, что образование само по себе не гарантирует высокого уровня правосознания и морального развития.

Такую характеристику В.В. Знакова подтверждает Г. Кайзер. Он отмечает, что преступники «в белых воротничках» одобряют господство материальных ценностей, не видят ценностей вне материальной сферы и из-за этого не могут понять предосудительности своих действий. Личность хозяйственного преступника сводится к целям, обусловленным его жадностью и его стремлением к власти. Он умен, коварен, ловок, тщательно изучает поведение окружающих, прежде чем совершить деяние. Преступник в белом воротничке всегда видит себя в центре, что находит свое выражение в одежде, автомобиле, украшениях, квартире. Основной признак -неконтролируемая жадность к материальному приобретению [5].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Второй фактор активности мошенников -ценности самовозвышения над людьми [33]. Они образуют в самосознании мошенников устойчивую, внутренне согласованную и непротиворечивую систему. Эти личностные ценности в силу своей содержательности придают смысл мотивам поведения. Они помогают человеку объяснить причины и обосновать цели своего поступка.

Следует заметить, что упорство в достижении собственных целей (достижение), страсть к чувственным наслаждениям (гедонизм), ориентация только на собственные интересы (саморегуляция), поддержание активности на основе только своих смыслов и игнорирование мнения окружающих (стимулирование), стремление к получению власти над другими людьми (власть) являются терминальными ценностями, определяющими смысл бытия и способа жизнедеятельности мошенника. Эти универсальные ценности понимаются мошенниками как вседозволенность, возможность добиться личной выгоды

аморальными и преступными способами, путем обмана, подлога и хищения.

Мы провели дополнительный нравственно-психологический анализ ценностносмысловой сферы мошенников и пришли к следующим выводам.

Субъективные нравственные ценности надежных и ненадежных сотрудников принципиально противоположны признакам «добро - зло», «трудолюбие - лень», «честность - обман», «верность - коварство», «благо для себя и своих близких - благо для других людей». Сами мотивы как побудительная сила возникают в результате осознания, во-первых, своей потребности, а во-вторых, как результат смыслообразования. В сознании мошенников, как показали результаты анонимного анкетирования, нравственные ценности извращены. Честность понимается как откровенность с соучастниками. Верность трактуется как преданность самым близким людям. Справедливость мыслится как разделение дохода от преступления пропорционально вкладу каждого подельника или как соблюдение другими людьми его прав и свобод. Обман органов следствия понимается как правильный. Более 80 % осужденных считают совершенное преступление правильным, допустимым, служащим делу восстановления справедливости. Выявлена характерная закономерность: степень развития эгоистических ценностей прямо связана с размером причиненного ущерба. Нравственные ценности занимают положение во второй десятке личностной иерархии ценностей.

Мы считаем, что использование понятия «корысть» при расследовании дел по мошенничеству заведомо сужает картину преступления и не дает более полной характеристики личности преступника. Смыслом корысти могут быть и чувственные удовольствия, и получение власти над людьми, и самоутверждение в своей социальной группе, и подкуп должностных лиц.

Третий фактор детерминации поведения мошенников - эгоистическая отчужденность от других людей и моральных норм. Здесь выражена интернальность самоконтроля в сфере индивидуальной деятельности, ориентация на себя и собственные интересы, стремление к саморазвитию в ущерб интересам других людей. Высокие значения по шкале эгоизма К. Муздыбаева [34] и кратко-

му индексу самоактуализации Д. Джонса -Д. Крендалла подтверждаются социальнодемографическими показателями осужденных. 80 % из них имеют высшее, незаконченное высшее и среднее специальное образование. Средняя зарплата составляла 29980 руб. в месяц. Все они были обеспечены жильем, имели автомобили. Характерно, что самыми близкими людьми они считают не жен, детей или родителей, а любовниц. Это вполне согласуется с полученной структурой нравственных и универсальных ценностей мошенников.

На основании экспериментальной проверки гипотез, в которой принимали участие 57 осужденных по ст.159 УК РФ и 1965 сотрудников предприятий разных форм собственности, мы можем утверждать, что отличительными и достаточно легко диагностируемыми признаками мошенничества являются: нравственное содержание личности; авантюризм и склонность к риску как характеристики процессов саморегуляции и самоконтроля; чрезмерно позитивное самоотно-шение (эгоизм) личности. Их развитие до уровня вышесредних показателей свидетельствует о психологической готовности к мошенничеству. В самом общем виде содержание психологической установки на мошенничество представлено в таблице 2.

Уровень нравственного развития личности, как свидетельствуют исследования Л.И. Анцыферовой [35], С.С. Бубновой [36], Л. Колберга [37, 38], М.С. Яницкого [39], зависит не только от когнитивного развития личности и влияния социальной среды, но и от способности к установлению связей этических норм с целями, средствами и результатами своего поведения. Во всех обследованных группах показатели нравственности,

включающие в себя четыре критерия развития и нравственные ценности субъекта, имеют статистически значимые связи (корреляции на уровне 0,001) с тестовыми показателями самоконтроля, самоотношения, готовности к риску, эгоизма, ответственности. При этом корреляции по методу Пирсона у нравственно надежных сотрудников высокие и положительные, а у склонных к мошенничеству и осужденных за мошенничество - отрицательные и низкие. Следовательно, их можно считать необходимым психодиагностическим признаком склонности к мошенничеству. Эти элементы психологической модели личности мошенника легли в основу созданного нами теста - личностного опросника нравственной надежности персонала.

Образование нравственных смыслов мошенничества выявлялось при помощи метода микросемантического анализа [22-24]. К основным процедурам психосемантического анализа процессов смыслоосознания кражи относятся: 1) выделение психологической структуры задачи на определение смысла кражи (что можно считать результатом кражи, какие проблемы психологического характера решаются мошенником, что учитывается при обосновании кражи); 2) вычленение операционной схемы сравнения нравственных и правовых понятий, которой пользуется мошенник; 3) выделение психологических переменных и константных образований в мыслительном процессе; 4) анализ роли и значения пауз, семантического построения фраз, грамматической неправильности речи и т. п.; 5) выделение переформулирований условий и требования задачи и поиск направленности этих изменений; 6) определение этапов анализа задачи и их качественной специфики [24].

Таблица 2

Нравственно-психологическое содержание установки на мошенничество

Структура установки Готовность к мошенничеству

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

низкая высокая

Уровень нравственного развития личности Принятие и осознание этических норм Отрицание или недостаточное осознание этических норм

Уровень самоконтроля Осторожность или боязнь морального порицания или уголовного наказания Авантюризм, игнорирование нравственных и правовых аргументов при принятии решений

Уровень самоотношения Самокритичность, низкая самооценка, неверие в свои способности украсть и избежать наказания Эгоизм, противопоставление себя другим людям, этическим нормам и Закону

Смысловая связь определяется Д.А. Леонтьевым как «объективное отношение между двумя объектами или явлениями, в силу которого если один (одно) из них (или какая-либо грань его) имеет отношение к реализации какой-либо потребности субъекта, то и второй объект или явление также становится небезразличным к реализации этой потребности, включается в цепь ее реализации» [40].

Изучая особенности определения мошенником смысла кражи, мы проанализировали экспериментальный материал с позиции двух наиболее общих инвариантных характеристик смысла:

- контекстуальности - смысл кражи определяется через отнесение к более широкому контексту;

- интенциональности - смысл кражи указывает на предназначение, целевую направленность поступка [40, с. 105].

Также учитывались особенности вербализации смысла, т. е. какими понятиями мошенник выражал смысл совершенной кражи.

Процессуальные и содержательные особенности смыслообразования у мошенников представлены в таблице 3.

Таким образом, во-первых, в сознании мошенников представлены моральные нормы, отличные и даже противоположные общепринятым этическим понятиям. Во-вторых, эти моральные нормы существуют на уровне невербализованных смыслов, псевдопонятий и представлений. Как отмечает К.А. Абульханова, представления занимают промежуточное положение между осознанными нравственными понятиями (этическими нормами) и эмоциями [22, с. 49]. Построенные на методологии здравого смысла

псевдопонятия, как указывается в Большом психологическом словаре, совпадают с житейскими понятиями. Поэтому из искаженных и неверных исходных посылок мошенники делают вполне обоснованный законами формальной логики вывод о допустимости, правильности и справедливости мошенничества. В-третьих, в смысловой сфере мошенников происходит своеобразная переработка и трансформация нравственных понятий. Как мы отмечали, этот процесс смыслообразова-ния детерминирован выраженными эгоистическими тенденциями мошенников, их ориентацией на получение выгоды в ущерб другим людям методами обмана и манипуляции. Приведенные в таблице 3 характеристики этапов смыслообразования позволяют заключить, что полученные смыслы кражи вполне удовлетворяют мошенников и оправдывают их с точки зрения собственной морали. Сама цель процессов смыслообразования служит моральному обеспечению планируемой кражи.

В настоящее время мы проводим контрольное тестирование 87-ми осужденных мошенников с помощью разработанного нами личностного опросника нравственной надежности личности. В нем содержится 196 вопросов, разбитых на 14 интервальных шкал, каждая из которых включает 6-8 пар вопросов. Внутренняя согласованность (надежность) опросника по коэффициенту а Кронбаха составила 0,818. Надежность по методу половинного расщепления шкалы (коэффициент Спирмена - Брауна) хорошая (0,876) [28, с. 278]. Методика пригодна для индивидуального и группового тестирования. Время тестирования не превышает 30 минут.

Таблица 3

Трансформация понятия кражи в моральном сознании мошенника

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Этапы трансформации понятия «кража»

Установление аналогий с личностно приемлемыми смыслами Снижение социальной значимости планируемой кражи Обоснование личной целесообразности планируемой кражи Приспособление понятия к групповому мнению, одобряющему планируемую кражу

Содержание процессов смыслообразования

Подбор сходных понятий, отсечение нравственных и правовых аспектов понятия «кража» Отнесение морального запрета на других людей и другие ситуации, расширение разрешающих условий кражи Дискредитация начальных моральных требований, стереотипизация (усреднение) нового понятия кражи Конструирование нового понятия кражи из привлекательных или сходных черт, которые одобряются в группе, защита нового понятия от толкований кражи в его сущностном понимании

ВЫВОДЫ

1. Перспективным направлением исследования личности мошенника можно считать анализ его сознания в рамках разрабатываемой нами концепции нравственной надежности личности. Нравственная надежность -это психологическое свойство личности, при котором жизненные цели и способы их достижения осознаны, организованы и упорядочены в соответствии с нормами морали. Она имеет когнитивные, смысловые, эмоциональные и нравственные детерминанты, поддающиеся измерению методами психологии.

Ее характеризуют система личностных ценностей и четыре критерия: признание своей ответственности перед моральными нормами, понимание необходимости соблюдения моральных норм в повседневной жизни, учет моральных норм в своем поведении и устойчивость к общепринятым негативным правилам поведения.

2. Главными нравственно-психологическими особенностями мошенников, отличающими их от других преступников и нравственно надежных граждан, являются следующие.

Склонность к манипуляции другими людьми для получения личной выгоды - доминирующая ориентация на асоциальные, непрямые и манипулятивные действия, основанные на эгоизме, риске и любви к деньгам с целью получения личной выгоды.

Ценности самовозвышения над людьми -упорство в достижении собственных целей, страсть к чувственным наслаждениям, ориентация только на собственные интересы, поддержание активности на основе только своих смыслов и игнорирование мнения окружающих, стремление к получению власти над другими людьми - определяют смысл бытия и способа жизнедеятельности мошенника. Эти универсальные ценности понимаются мошенниками как вседозволенность, возможность добиться личной выгоды аморальными и преступными способами, путем обмана, подлога и хищения. Субъективные нравственные ценности мошенников принципиально противоположны ценностям надежных сотрудников по признакам «добро - зло», «трудолюбие - лень», «честность - обман», «верность - коварство», «благо для себя и своих близких - благо для других людей».

Эгоистическая отчужденность от других людей и моральных норм у мошенников проявляется в выраженном пренебрежении к законным интересам других людей, ориентацией на собственное саморазвитие, игнорировании коллективной ответственности, в эгоизме и выраженном интересе к своей личности.

3. Уровень нравственного развития, уровень самоконтроля и уровень самоотношения определяют нравственно-психологическую готовность нравственно ненадежного сотрудника к мошенничеству. При принятии решения о мошенничестве происходит трансформация нравственных понятий или их подмена невербализованными нравственными смыслами.

4. Предлагаемая нами методика изучения нравственной надежности персонала является полноценным личностным опросником, отвечающим всем требованиям теста. Он применим для выявления склонности к мошенничеству и имеет высокие показатели валидности и надежности.

1. Журавлев А.Л. Основные тенденции развития психологических исследований в Институте психологии РАН // Психол. журнал. 2007. № 6. С. 15.

2. Купрейченко А.Б., Журавлев А.Л. Нравственно-психологическая регуляция экономической активности. М., 2002.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Шадриков В.Д. Духовные способности. СПб., 1997.

4. Пономаренко В.А. Психология духовности профессионала. М., 1997.

5. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск, 1989.

6. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступления и наказания. М., 2000.

7. Антонян Ю.М. Почему люди совершают преступления. Причины преступности. М., 2006.

8. Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Личность преступника. СПб., 2004.

9. Кудрявцев В.Н. Преступность и нравы переходного общества. М., 2002.

10. Базаров Р.А., Михайлов К.В. Криминологическая характеристика преступлений против собственности, совершаемых путем обмана или злоупотребления доверием. Челябинск, 2002.

11. Иванов Н.Г. Мотив преступного деяния. М., 1997.

12. Кузнецов А.П., Бокова И.Н. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика обмана потребителей // Российский следователь. 2001. № 1. С. 9-12.

13. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации / под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1984. С. 62-77.

14. Миненок М.Г., Миненок Д.М. Корысть. Криминологические и уголовно-правовые проблемы. СПб., 2001.

15. Романов С.А. Мошенничество в России. М., 1996.

16. Ситковский А.Л. Виктимологическая характеристика и профилактика корыстных преступлений против собственности граждан / под общ. ред. В.И. Полубинского. М., 1998.

17. Тарасов А.Н. Психология лжи в бизнесе: дурная бесконечность: мотивы, цели, способы и результаты бизнес-мошенничества: Российский и зарубежный опыт. М., 2007.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Чулахов В.Н. Криминалистическое исследование навыков и привычек человека / под ред. Е.Р. Россинской. М., 2003

19. Шестопалова Л.Ф., Перевозная Т.А. Ценностно-смысловая сфера личности со специфическими расстройствами и склонностью к противоправному поведению // Психол. журнал. 2003. № 3.

20. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб., 2000.

С. 179-185.

21. Пантилеев С. Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система. М., 1991.

22. Абульханова-Славская К. А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Психол. журнал. 1994. № 4.

23. Брушлинский А.В. Мышление: процесс, деятельность, общение. М., 1982.

24. Воловикова М. И. Микросемантический анализ как метод исследования процессов мышления // Вопр. психологии. 2003. № 1.

25. Моросанова В.И., Коноз Е.М. Стилевая саморегуляция поведения человека // Вопр. психологии. 2000. № 2.

26. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. СПб., 2005.

27. Рубинштейн С.Л. Человек и мир // Бытие и сознание. Человек и мир. СПб., 2003.

28. Наследов А.Д. 8Р88: Компьютерный анализ данных в психологии и социальных науках. СПб., 2007.

29. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977. С. 150.

30. Джидарьян И.А. Представление о счастье в российском менталитете. СПб., 2001.

31. Знаков В.В. Макиавеллизм: психологическое свойство личности и методика его исследования // Психол. журнал. 2000. № 5. С. 16.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

32. Знаков В.В. Половые, гендерные и личностные различия в понимании моральной дилеммы // Психол. журнал. 2004. № 1. С. 45.

33. Карандашев В.Н. Методика Шварца для изучения ценностей личности: концепция и методическое руководство. СПб., 2004.

34. Муздыбаев К. Эгоизм личности // Психол. журнал. 2000. № 2. С. 27-39.

35. Анцыферова Л.И. Связь морального сознания с нравственным поведением человека (по материалам исследований Лоуренса Колберга и его школы) // Психол. журнал. 1999. №3.

36. Бубнова С.С. Исследование индивидуальной структуры ценностных ориентаций личности. М., 1991.

37. FrankL. Schmidt, Vish Viswesvaran, and Deniz S. Validity of Integrity Tests for Predicting Drug and Alcohol Abuse: A Meta-Analysis // College of Business Administration University of Iowa. Iowa City, IA 52242.

38. Kohlberg L. Essays in Moral Development. V. I: The philosophy of moral development. N. Y., 1981.

39. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. Кемерово, 2000.

40. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М., 1999. С. 122.

Поступила в редакцию 3.02.2008 г.

Strizhov E.Y. Psychological analysis of swindler’s personality in the context of moral reliability conception. The psychological analysis of a swindler’s personality in the context of personnel’s moral reliability conception is conducted. There have been determined three factors which determine swindler’s behaviour: propensity to manipulating other people in order to get self-profit; values of selfsurpassing over other people; egoistic alienation from other people and moral norms. Moral-sense sphere of swindlers is analyzed. For diagnostics of propensity to swindling a personality questionnaire of moral reliability is proposed.

Key words: moral and psychological readiness for swindling, moral reliability, moral and universal values, egoism.