Научная статья на тему 'Факторная структура нравственной надежности личности'

Факторная структура нравственной надежности личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
141
34
Поделиться

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Стрижов Евгений Юрьевич

In the following article stage-by-stage theory of moral development by L. Kolberg, modern person theories of a criminal, L.I. Antsyferova's work on the problems of moral self-comprehension of a person are analyzed. On a great number of samples, person's self-attitude, as well as cognitive, personal emotional and semantic processes, strategy of controlling with material difficulties are investigated.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Стрижов Евгений Юрьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Factor structure of moral reliability of a person

In the following article stage-by-stage theory of moral development by L. Kolberg, modern person theories of a criminal, L.I. Antsyferova's work on the problems of moral self-comprehension of a person are analyzed. On a great number of samples, person's self-attitude, as well as cognitive, personal emotional and semantic processes, strategy of controlling with material difficulties are investigated.

Текст научной работы на тему «Факторная структура нравственной надежности личности»

ФАКТОРНАЯ СТРУКТУРА НРАВСТВЕННОЙ НАДЕЖНОСТИ ЛИЧНОСТИ

Е.Ю. Стрижов

Strizhov E.Y. Factor structure of moral reliability of a person. In the following article stage-by-stage theory of moral development by L. Kolberg, modern person theories of a criminal, L.I. Antsyferova’s work on the problems of moral self-comprehension of a person are analyzed. On a great number of samples, person’s self-attitude, as well as cognitive, personal emotional and semantic processes, strategy of controlling with material difficulties are investigated.

Развитие междисциплинарных связей, расширение предметного поля современной психологии ставят перед психологами задачу более полного объяснения поведения сотрудника. Характерной тенденцией научного поиска становится решение нравственнопсихологических проблем, а именно определение собственно психологических основ нравственности человека. При решении данной проблемы мы исходим из положений принципа системного подхода, предложенного Б.Ф. Ломовым [1].

Согласно Б.Ф. Ломову, ядро системного подхода образуют шесть ключевых положений (принципов).

1. Любое психическое явление развертывается одновременно в нескольких планах, раскрывающих разные масштабы его организации.

2. Психические явления многомерны. Согласно Б.Ф. Ломову, психические явления могут рассматриваться в самых разнообразных системах измерений, каждая из которых позволяет обнаружить лишь определенную группу свойств и отношений.

3. Система психических явлений имеет вертикальное (уровневое) строение. Действие этого принципа распространяется не только на психику в целом, но и на отдельные явления (процессы, состояния).

4. Человек обладает системой разнопорядковых свойств. С позиций системного подхода свойства человека (включая, конечно, и психические) организованы в единое целое, напоминающее по своему строению пирамиду: на вершине размещаются общие свойства, в основании - раскрывающие их свойства и-ного порядка, грани пирамиды символизируют различные категории свойств.

5. Психические явления системно детерминированы. По мнению Б.Ф. Ломова, такие модусы психического, как многомерность,

многоплановость, многоуровневость, выражают множественность детерминант психики.

6. Психические явления - явления динамические, развивающиеся. Данный принцип выражает способ существования психического как системы. Ее целостность и дифферен-цированность возникают, формируются и образуются в ходе развития индивида, которое, в свою очередь, выступает как полисис-темный процесс.

Положения философской методологии о единстве формы и содержания позволяет нам обосновать положение о том, что нравственное содержание КОГНИТИВНЫХ, СМЫСЛОВЫХ, эмоциональных процессов личности влияет на их протекание.

Иначе говоря, изучение нравственных смыслов при одновременном изучении особенностей переживаний, принятия моральных решений, саморегуляции позволит выявить такие структурно-содержательные характеристики личности, которые свидетельствуют о нравственной надежности сотрудника. Мы также предполагаем, что эти характеристики у разных людей будут отличаться настолько, насколько полно и адекватно в их самосознании представлены нравственные нормы и ценности.

Прикладных и теоретических работ в этой области сейчас крайне мало. Здесь преобладают теории естественнонаучного подхода. Общим для представителей этого направления является то, что «объективный критерий», позволяющий описывать личность, всегда обнаруживается за пределами психологической науки. Дело доходит до того, что «в психологии термин «объективное описание» употребляется в качестве синонима «физиологическое описание», а «психологическое» - в качестве синонима «субъективное» [2].

Личностные качества (черты) не объясняют причин устойчивого криминального поведения, связанного с хищениями корпоративного имущества. Существующие теории личности в рамках диспозиционального направления персонологии (Г. Олпорт,

Р. Кеттел, Г. Айзенк) не предполагают наличия в ее структуре таких конструктов, которые приводят к воровству. Кроме этого, ставка на черту или отдельное качество личности при анализе личности вора заранее ограничивает область психологического анализа самосознания.

Наши данные показали, что ни один из 17-ти факторов личности (по методике

А.Г. Шмелёва) нельзя считать образующим для нравственного самосознания личности. В целом этот факт подтверждает выводы Л.Ф. Бурлачука об ограниченной валидности 16ФЛО Р. Кеттела [3; 4]. Более того, ведущими личностными характеристиками явились такие показатели, которые не могут быть отнесены к качествам или чертам личности, а характеризуют ее самосознание (са-моотношение, самопринятие, самооценка), стилевые особенности саморегуляции и поведения, ценностные ориентации.

В качестве альтернативы, или противоположной характеристики личности, которая исключает нравственную надежность сотрудника, нами была выбрана склонность к воровству корпоративного имущества. В соответствии с этим предположением формировались выборки испытуемых.

Предварительное, пилотажное обследование проводилось на 36-ти подследственных, подозреваемых в мошенничестве (ч. 2 ст. 159 УК) и совершении краж корпоративного имущества. Составленная методика соответствовала гипотезе об определяющей роли самоотношения личности в выборе способа получения материальных благ, а также ценностей индивидуализма, стилевых особенностей сознательной саморегуляции поведения, склонности к обману и манипулированию другими людьми. Всего было применено 70 шкал тестовых методик, из которых затем были удалены 56 (как «неработающие»).

Дальнейший поиск психологических основ нравственности привел нас к выводу о необходимости предельно детализовать процесс принятия моральных решений типа «че-

стность - обман», «преданность - измена», «верность своему слову - вероломство», «справедливость - воровство». Для этого нами были изучены стадиальная теория морального развития Л. Колберга, современные теории личности преступника, работы Л.И. Ан-цыферовой по проблемам нравственного самосознания личности [5-7]. На основании этих положений и собственных гипотез были составлены 4 анкеты. Они позволили нам методом кластерного анализа разбить весь массив данных на несколько групп и определить связи между нравственными, смысловыми, когнитивными и эмоциональными основами принимаемого морального решения.

По данным наших исследований, только 12 % из 570 сотрудников и студентов являются нравственно надежными. Склонность к хищению имущества и денег фирмы выявлена нами у 30 % обследованных сотрудников предприятий г. Тамбова. Как мы и предполагали, альтернативой нравственной надежности сотрудника является склонность к хищениям и мошенничеству.

В качестве гипотезы мы предполагаем, что нравственную надежность сотрудника можно определить как уровень развития его самосознания, при котором жизненные цели и способы их достижения осознаны, организованы и упорядочены в соответствии с нормами морали. Она имеет когнитивные, смысловые, эмоциональные и нравственные детерминанты, поддающиеся измерению методами психологии.

Для экспериментальной проверки нашей гипотезы случайным образом были сформированы 5 групп испытуемых в количестве 719 человек, из них:

49 человек - осужденные и находящиеся под следствием по ч. 2 ст. 159 УК (мошенничество);

244 - сотрудники предприятий, служащие, учителя;

158 - кандидаты на работу;

168 - студенты старших курсов института психологии ТГУ им. Г.Р. Державина;

100 человек - сотрудники и руководители среднего звена предприятий г. Тамбова.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Первая и последняя группы испытуемых прошли углубленное обследование по комплексной методике.

Статистический (кластерный, корреляционный, факторный) анализ полученных

исходных данных позволяет сделать следующие выводы.

Нравственная надежность сотрудника определяется развитием следующих психологических переменных, имеющих устойчивые и статистически значимые различия по критерию Манна-Уитни у добросовестных сотрудников и лиц, склонных к хищению имущества фирмы. В скобках приведены распределения средних значений по указанным группам испытуемых.

I. Нравственные основы.

1. Принятие ответственности на себя и за свои поступки и выполнение моральных норм (у надежных - 90,00, у склонных к воровству и мошенничеству - 2,17).

2. Представления об обязательности соблюдения моральных норм в повседневной жизни (у надежных - 75,00, у склонных к воровству и мошенничеству - 46,0).

3. Ориентация на соблюдение нравственных ценностей в повседневной жизни (у надежных - 79,31, у склонных к воровству и мошенничеству - 36,96).

4. Нравственные ценности как альтернатива кражи - «Убеждение в идеалах добра, справедливости и честности» (у надежных -90,00, у склонных к воровству и мошенничеству - 2,17).

5. Самоуважение - «Уважение к себе, подтверждение своей честности» (у надежных - 85,00, у склонных к воровству и мошенничеству - 0,00).

II. Самоотношенне личности. Локус обязательств сотрудников имеет различия по следующим основаниям.

1. Ответственность перед общими правилами поведения людей в обществе» (у надежных - 90,00, у осужденных за мошенничество - 13,04).

2. Ответственность только перед самим собой (у надежных - 30,00, у осужденных за мошенничество - 56,52).

3. Ответственность перед Уголовным Законом за совершение кражи (у надежных -5,43, у осужденных за мошенничество - 0,00).

4. Ответственность перед своими родными и близкими, переживающими материальные трудности (у надежных - 0,00, у осужденных за мошенничество - 15,22).

Выявлены различия по основным шкалам опросника самоотношения В.В. Столина и С.Р. Пантелеева. Характерным является

различие показателей по краткому индексу самоактуализации Д. Крендалла: средние

значения у надежных сотрудников составляют 5,50, тогда как у ненадежных - 9,10 баллов. Феноменологический анализ самоотче-тов обследуемых применительно к нашей ситуации позволяет трактовать эти данные как проявление эгоизма личности.

III. Когнитивные основы поступка. Для них характерны различия по показателям «Обратимость моральных суждений», «Деперсонализация морального выбора», «Альтернативность процесса принятия морального решения». Характеристики процессуальной и оценочной сторон принятия решения «воровать/не воровать» у обеих групп сотрудников имеет значимые различия.

Для склонных к хищениям сотрудников когнитивные основы поступка характеризуются необратимостью, безальтернативно-стью, персонализацией морального решения.

Оценочная сторона когнитивных основ поступка также имеет значимые различия по показателям «Оценка справедливости своего поступка» (у надежных - 100,00, у осужденных за мошенничество - 4,35); «Оценка воровства как допустимого и общепринятого обычая» (у надежных - 0,00, у осужденных за мошенничество - 28,26). Актуальными смыслами при принятии морального решения у склонных к воровству являются «Личная выгода», последствия за кражу: «Намерение уклониться от уголовной ответственности и скрыть кражу» и «Возможность уголовного наказания». При этом нравственные смыслы не оцениваются. Кража представляется как естественный и короткий путь достижения своей цели.

IV. Смысловые ОСНОВЫ. В СМЫСЛОВОЙ сфере склонных к воровству преобладают не-вербализованные смыслы. Если в первой группе доля невербализованных смыслов составляет всего 8,70 %, то во второй - 39,13 %.

У склонных к хищению невербализован-ные смыслы связаны с утверждениями (понятиями) «Кража как обычай»: 0,503 (р < 0,01) и «Сокрытие кражи и избегание ответственности»: 0,395 (р < 0,05). Для нравственно надежных сотрудников характерно преобладание осознаваемых нравственных ценностей в смысловой сфере (72,83 против 4,35 у склонных к воровству).

У склонных к воровству преобладают смыслы «Личное благополучие и получение выгоды» (60,87 против 2,17 у первой группы).

V. Эмоциональные основы поступка у испытуемых различаются амбивалентностью, т. е. противоречивостью переживаний по поводу своего поступка.

Общее положительное отношение к своему поступку также имеет значимые различия (у надежных - 100,00, у осужденных за мошенничество - 26,09). Положительное отношение к краже у второй группы связано со смыслами «Личное благо»: 0,473 (р < 0,05) и «Личные представления о нравственных ценностях»: 0,451 (р < 0,05), с оценками допустимости кражи и ее справедливости.

Для надежных сотрудников положительное отношение к поступку сопряжено с личными представлениями о нравственных ценностях: 0,502 (р < 0,004). Радость от поступка сопряжена с реализацией нравственной альтернативы: 0,549 (р < 0,017).

VI. Стратегии совладания с материальными трудностями. Эта характеристика личности тесно связана с моральной и стилевой саморегуляцией. Они сводятся к показателям по склонности к обману и манипулированию другими людьми (макиавеллизму) и доминирующим стратегиям совладания. Показатели макиавеллизма по шкале В.В. Знакова у первой группы превышают аналогичные показатели у склонных к воровству в 2 раза (7,9 против 14,7). Для них характерны просоциальная стратегия совладания (вступление в социальный контакт, ассертивные действия, поиск социальной поддержки). У второй группы доминирует стратегия манипуляции и маскировки (непрямые действия, избегание, осторожные действия, импульсивные действия).

Для этого у нас имеются данные тестирования и анкетного опроса по 120 сотрудникам и 85 мошенникам (49 осужденным и 36 обвиняемым). Для изучения применялись опросник самоотношения В.В. Столина, шкала совладающего поведения С. Хоб-фолла, краткий индекс самоактуализации Д. Крендалла, методика изучения ценностей личности Ш. Шварца, шкала макиавеллизма (Мак-ГУ) В.В. Знакова, опросник ССП-98 В.И. Моросановой, опросник ЛК(в) Е.Г. Ксе-нофонтовой, опросник ЛФР-25 Т.В. Корниловой, шкала рефлексивности А.В. Карпова и др.

Теоретический анализ полученных результатов, статистическая обработка исходных данных позволили нам представить криминальную установку на мошенничество в виде математической модели.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

У = 4,675 Х1 - 3,702X2 + 0,188X3 - 0,154X4 +

+ 0,004X5,

где У - внешние критерии мошенничества по результатам экспертной оценки; X! - диспозицион-ный эгоизм; X2 - интегральное самоотношение; X3 - макиавеллизм; X! - агрессивная стратегия совладания с жизненными трудностями; X5 -стилевые особенности моделирования ситуации кражи.

Среди людей, склонных к аморальным поступкам или совершивших криминальный поступок, оценки справедливости и правильности отрицательно коррелируют с ценностями «гедонизм», «власть», «саморегуляция», которые называются в теории Шварца ценностями самосохранения.

Более того, факторный анализ испытуемых, совершивших или склонных к совершению аморальных поступков, показал, что в структуре их ментальности имеется выраженный фактор объединяющий все другие переменные: эгоистические ценности, ценности самосохранения, личностные факторы принятия решения (готовность к риску) и нерациональности, чрезмерно положительное самоотношение (эгоизм). Результаты факторного анализа приведены в табл. 1.

Полученные факторы были интерпретированы нами следующим образом: 1. Авантюризм. 2. Самоуверенность. 3. Нравственные основы поступка.

На основе выделенных факторов можно построить графическую модель нравственного самосознания, которая образована следующими осями.

Ось X- Фактор 1. Авантюризм. Он образован когнитивными и регуляторными процессами принятия моральных решений: готовностью к риску, эгоистической установкой, самостоятельностью и гибкостью применения собственных нравственных ценностей при обосновании правильности своего поступка.

Ось У - Фактор 2. Самоуверенность, которая складывается из ориентации исключительно на собственное мнение при принятии

моральных решений, игнорирования мнений других людей, стремления завоевать одобрение окружающих любой ценой, преобладания собственных интересов над социальными.

Ось 2 - Фактор 3. Нравственность. Данный фактор сформирован личностными нравственными ценностями, а также критериями морального развития личности. К ним относятся 4 показателя:

а) Признание своей ответственности за соблюдение моральных норм.

б) Понимание необходимости и обязательности соблюдения моральных норм в повседневной жизни.

г) Учет требований морали и ориентация на нравственные ценности в планировании своего поведения.

д) Трудность преодоления сложившихся обычаев в повседневной жизни, игнорирова-

ние отношения к воровству как обычному и общепринятому явлению.

Интерактивный график, построенный с помощью компьютерной системы 8Р88.13.0, показал, что испытуемые распределяются в построенной системе координат в строго определенных областях. Границы распределения очерчены границами, определяемыми средними значениями по кластеру и стандартным отклонением от средних значений. При этом распределение ответов по шкалам тестов (ЛФР-25, ЛКв, ОСО, ССП-98, диспо-зиционного эгоизма) и анкете морального развития у всех 4-х групп сотрудников имеет статистически значимые различия по критерию и Манна-Уитни. Данные о границах распределения результатов тестирования всех групп сотрудников приведены в табл. 2.

Таблица 1

Факторная структура нравственной надежности личности

Фактор

1 2 3

Авантюризм Самоуверенность Нравственность

Готовность к риску 0,785

Эгоизм 0,639

Самостоятельность принятия моральных решений 0,620

Гибкость саморегуляции 0,580

Самоинтерес 0,944

Самостоятельность самоконтроля 0,496

Ожидание положительного отношения других людей к себе 0,472

Критерии морального развития личности 0,770

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нравственные ценности личности 0,694

Примечание: Метод выделения: Невзвешенный метод наименьших квадратов. Метод вращения: Квартимакс с нормализацией Кайзера. Вращение сошлось за 5 итераций

Таблица 2

Распределение сотрудников по факторам нравственной надежности (Ы = 158)

Группы Границы распределения Фактор 1. Авантюризм Фактор 2. Самоуверенность Фактор 3. Нравственность

Кластер 4. Среднее 161,5 117,25 -1,81

Мошенники - 58 чел Стд. откл. 20,03 12,4 0,42

Кластер 3. Склонные к воровству и мошенничеству - 29 чел Среднее 136,7 114,9 -1,0000

Стд. откл. 12,9 8,30 1,13

Кластер 2. Среднее 133,4 107,7 2,45

Условно надежные - 44 чел Стд. откл. 9,5 10,3 0,99

Кластер 1. Среднее 135,38 107,0 3,38

НН, честные - 26 чел Стд. откл. 11,1 9,1 0,57

Распределение данных показало, что моральные представления в и уровень морального развития отличается по всем указанным критериям у всех 4-х групп испытуемых. Факторный и корреляционный анализы показали, что ведущим компонентом в структуре надежности является фактор нравственности.

Из табл. 2 видно, что склонные к совершению аморальных поступков, находятся в зоне отрицательных значений, эти люди или отрицают или не признают моральные нормы поведения в обществе. У людей, которые склонны к соблюдению моральных норм и совершению морально-одобренных поступков роль нравственных ценностей достаточно высока. Эти сотрудники группируются в зоне высоких положительных значений.

Таким образом, личностные основы нравственной надежности сотрудника можно определить психологическими методами. Поиск взаимосвязи между нравственными основами и особенностями ценностносмысловых, когнитивных и эмоциональных процессов будет проходить путем сравнения

нравственно надежных сотрудников и склонных к мошенничеству.

1. Ломов Б. Ф. Системность в психологии / под ред. В.А. Барабанщикова, Д.Н. Завалишиной,

В.А. Пономаренко. М.; Воронеж, 1996. С. 7-9.

2. Зинченко В.П., Мамардашвили М.М. // Вопр. философии. 1977. № 7. С. 79-89.

3. Бурлачук Л.Ф., Духневич В.Н. // Психол. журнал. 2000. № 5. С. 82-86.

4. Бурлачук Л.Ф. // Психол. газета. 2000.

№ 12/63. С. 13.

5. Анцыферова Л.И. // Психол. журнал. 1994. № 1. С. 3-17.

6. Анцыферова Л.И. // Психол. журнал. 1999. № 3. С. 5-17.

7. Блэкборн Р. Психология криминального поведения. СПб., 2004.

8. Богданов В.А. Системологическое моделирование личности в социальной психологии. Л., 1987. С. 143.

Поступила в редакцию 15.05.2007 г.

ИЗМЕНЕНИЕ ПАРАМЕТРОВ НЕВЕРБАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПРИ СООБЩЕНИИ ИСТИННОЙ И ЛОЖНОЙ ИНФОРМАЦИИ1

Н.М. Романова, М.А. Самохина

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Romanova N.M., Samokhina M.A. Change of nonverbal behaviour parameters of a person telling false and true information. The article contains the research results concerning the parameters of a person telling false and truth; depending on the change of the parameters, different types of typology of probationers’ nonverbal behaviour are revealed; the model of verification of the represented information based on the analysis of change in the parameters of nonverbal behaviour is worked out.

В социальном взаимодействии люди часто сталкиваются с такой неотъемлемой составляющей повседневных коммуникаций, как ложь. Диагностика лжи - одна из наиболее актуальных проблем в современной науке, но вместе с тем она является и одной из наименее разработанных. Особую важность приобретают разработки методов определения ложности сообщений в рамках юридической практики, поскольку проблема обнару-

1 Работа выполнена в рамках ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2006-2008)», проект РНП. 2.1.4868.

жения лжи становится особенно актуальной в ситуациях, связанных с расследованием различных видов преступлений.

В психологических исследованиях понятие лжи рассматривается в противопоставлении с понятием истины. Под ложью понимают умышленную передачу сведений, не соответствующих действительности, в то время как истина является характеристикой объективной реальности. К различным аспектам изучения лжи обращались такие ученые, как К. Юнг, В. Штерн, А. Р. Лурия, О. Липманн, М. Аргайл. Наиболее весомый вклад в современное состояние проблемы