Научная статья на тему 'Новые формы медиакоммуникации: буктрейлеры к «Евгению Онегину»'

Новые формы медиакоммуникации: буктрейлеры к «Евгению Онегину» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
4977
449
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
"ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН" / А.С. ПУШКИН / ПИСАТЕЛЬСКИЙ МИФ / РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА / КЛАССИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА / БУКТРЕЙЛЕР / «EUGENE ONEGIN» / A.S. PUSHKIN / MYTH OF THE WRITER / RUSSIAN LITERATURE / CLASSICAL LITERATURE / BOOK TRAILER

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Загидуллина М. В.

Рассматривается новая форма рекламы книг – буктрейлеры (на примере «Евгения Онегина»). Предложено рассматривать буктрейлеры к классическим книгам как закрепление «ярлыков», до которых сворачивается массовое восприятие известного произведения. В этом аспекте буктрейлер не только становится своеобразным «медиапродуктом», задача которого – вызвать интерес к книге «медийного» (визуально ориентированного) нового поколения школьников, которым предстоит знакомиться с классическим текстом, но и одновременно репрезентует «формулу текста» (либо даже формулу писателя), становясь материалом для анализа классических произведений в историко-функциональном аспекте.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

NEW FORMS OF MEDIA COMMUNICATION: BOOK TRAILERS TO «EUGENE ONEGIN»

We examine book trailers as a new form of advertising in the book industry (on the example of «Eugene Onegin»). Following some critics and scholars, the author proposes to consider book trailers to classic books as consolidation of «labels» to which the mass perception of the famous fiction is reduced. From this perspective, book trailers not only become some kind of «media products» intended to generate interest in the book among the new «media» (visually oriented) generation of students, who have to be acquainted with the classical text, but at the same time they represent «the formula of the text» (or even the formula of the writer), thus becoming the material for the analysis of classical works in the historical and functional aspects.

Текст научной работы на тему «Новые формы медиакоммуникации: буктрейлеры к «Евгению Онегину»»

Литературоведение

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2013, № 4 (2), с. 54-58

УДК 82.1

НОВЫЕ ФОРМЫ МЕДИАКОММУНИКАЦИИ: БУКТРЕЙЛЕРЫ К «ЕВГЕНИЮ ОНЕГИНУ»

© 2013 г. М.В. Загидуллина

Челябинский госуниверситет mzagidullina@gmail.com

Поступила в редакцию 23.03.2013

Рассматривается новая форма рекламы книг - буктрейлеры (на примере «Евгения Онегина»). Предложено рассматривать буктрейлеры к классическим книгам как закрепление «ярлыков», до которых сворачивается массовое восприятие известного произведения. В этом аспекте буктрейлер не только становится своеобразным «медиапродуктом», задача которого - вызвать интерес к книге «медийного» (визуально ориентированного) нового поколения школьников, которым предстоит знакомиться с классическим текстом, но и одновременно репрезентует «формулу текста» (либо даже формулу писателя), становясь материалом для анализа классических произведений в историко-функциональном аспекте.

Ключевые слова: «Евгений Онегин», А.С. Пушкин, писательский миф, русская литература, классическая литература, буктрейлер.

Буктрейлер - явление новое лишь относительно, после того как появились обстоятельные обзоры новых буктрейлеров Л. Оборина на OpenSpace, статьи Ю. Щербининой и А. Доб-рянской, а также и статья Н.В. Шевцовой, обобщающая это явление применительно к классической литературе.

В предлагаемой вниманию читателя статье о буктрейлерах по «Евгению Онегину» речь пойдет преимущественно о судьбе классического текста в новых технологических обстоятельствах. Щербинина говорит о такой цели бук-трейлеров, как повышение интереса к чтению современных школьников: «Намечается и другая тенденция: создание видеороликов по книгам становится увлечением непрофессионалов. Так, в сентябре 2011 года Алтайская краевая библиотека организовала праздник “Вооктрей-лер - к знаниям!”, в рамках которого проводился конкурс “Сними книгу!” (трейлеры понимались тут как “краткие видеоролики на тему чтения”). Вологодской областной юношеской библиотекой до конца 2011 года был объявлен конкурс буктрейлеров “Книга в кадре”. Можно прогнозировать, что в ближайшем будущем такие опыты станут повальным молодежным хобби. И это вполне в духе времени: цифровая видеокамера сделала доступной возможность довольно качественной любительской съемки. Чем бы дети ни тешились, лишь бы странички из книг не вырывали. Способны ли описанные мероприятия повысить интерес к чтению? Вполне. Способны ли они повысить качество чтения?

Сомнительно...» [1]. А. Добрянская в «Октябре» сравнивает западный уровень буктрейлеров с российским не в пользу последнего: «Пока что рассматривать российские буктрейлеры, что называется, всерьез не приходится: неизбежно начинаешь размышлять в категориях “преступников” и “жертв”. Странным, преступным образом годы эволюции книжных трейлеров на Западе для нас остались тайной за семью печатями, и едва ли стоит винить в этом языковой барьер, английский блок которого начал крошиться Бог весть когда. Упустив все важное, что произошло в индустрии за восемь лет, российские заказчики и авторы буктрейлеров пока могут оправдать себя разве тем, что для столкновения с их “рекламой” нужно сильно постараться» [2]. Н.В. Шевцова, сосредоточившись исключительно на буктрейлерах к классике, оптимистично замечает: «Буктрейлеры с любительской точки зрения интересная современная форма творчества для школьников, которым нравится осваивать новые программы и самовыражаться, а тем самым активизируется читательский интерес. Издательства создают бук-трейлеры на классические произведения в случае их оригинального переиздания, и тогда рекламируется уже не само произведение, а его конкретное примечательное чем-либо издание (иллюстрации, комментарии, включение черновиков и т.п.), представляется, что это наиболее продуктивный путь развития рекламы классики, такие буктрейлеры не только привлекут внимание к тексту, но помогут его понять» [3, с. 73].

Как бы то ни было, судя по всероссийским конкурсам буктрейлеров и активности библиотек в их организации, буктрейлер к классическим текстам в России в первую очередь выполняет функцию «завлекательную» - привлечь внимание к «архаичному» тексту, как к самой форме (книга), так и к содержанию (классика). Несомненно, в развитой культуре периода ли-тературоцентризма потребности в таком «спасательном круге» классика не испытывала. Но в условиях разрушения своего пьедестала, ухода из числа обязательных школьных предметов классические тексты оказались «между небом и землей». Буктрейлер призван помочь вернуть былое значение классической книги - сыграть на устойчивых трендах современной культуры, прежде всего, торжестве визуального.

Если говорить о творчестве Пушкина в целом, то буктрейлеров по его текстам создано множество (в подборке Н.В. Шевцовой упоминания о них почему-то отсутствуют - возможно, в связи с появлением этих буктрейлеров уже после сдачи ее статьи в печать; это говорит о стремительном развитии новой формы медиакоммуникации или, если угодно, возникновении моды на буктрейлеры не в коммерческой, но в библиотечной среде), однако значимость бук-трейлеров по «Евгению Онегину» особенно высока: как показывало наше исследование периода 200-летия поэта, роман в стихах в сознании массового читателя выступал в качестве некой синекдохи творчества Пушкина в целом [4].

История рецепции «Евгения Онегина» изучена достаточно обстоятельно, отметим хотя бы исследование Беатрисы ван Замбеек-Вайдели «Пути великого произведения: Русская рецепция “Евгения Онегина” Пушкина» (защищена как диссертация в 1987 году в Цюрихе) [5]. Для нас особенно значимо, что визуальной формой репрезентации «энциклопедии русской жизни» стала опера, а не фильм. Интересно, что «Евгений Онегин» Марты Файнс (1999) стал скорее объектом насмешек, чем признанным вариантом экранизации классики: российский зритель был слишком придирчив к экранизации пушкинского текста, интересного читателю вовсе не своим незамысловатым сюжетом, а «личностью автора». Значимо также, что опера Чайковского по сюжету романа в стихах была настолько ярким явлением в культуре, что жила своей собственной судьбой, порождая всевозможные ремейки и попытки новых интерпретаций [6]. Все это - факты перевода «Евгения Онегина» на язык иных искусств (театр, кино) - показывает, что роман в стихах такому переводу сопротив-

лялся, осложнял его собственной многослойно-стью, той самой пресловутой энциклопедично-стью (=«пустотой»: «Но Пушкин нарочито писал роман ни о чем... Роман образован из отговорок, уводящих наше внимание на поля стихотворной страницы и препятствующих развитию избранной писателем фабулы. Действие еле-еле держится на двух письмах с двумя монологами любовного кви-про-кво, из которого ровным счетом ничего не происходит, на никчемности, возведенной в герои, и, что ни фраза, тонет в побочном, отвлекающем материале» [7, с. 5253]).

При таких обстоятельствах судьба буктрей-лера по «Евгению Онегину» вполне предсказуема: любому автору этой новой формы презентации известной книги придется «лавировать» между иллюстрациями, а сюжет подменять «общими словами».

Именно эти «общие слова» и представляют особенный интерес для исследователя русской классики в историко-функциональном аспекте, поскольку позволяют судить о «ярлыках», до которых, по Н.А. Рубакину, «сворачиваются» любые художественные тексты в культурной памяти нации: «К отделу суправербальной библиопсихологии относится исследование не только перехода отдельных слов в каждой фразе в бессловесные переживания или в переживания, выраженные другими словами, но и перехода нескольких фраз в одно общее суммарное переживание и перехода нескольких текстов, книг и целых групп книг - в их суммарные переживания высшего порядка» [8, с. 157]. По мнению исследователя, суправербальность -основа возникновения аксиом, ярлыков, прочно заслоняющих истинную суть текста, не дающих возможности взглянуть на произведение (или творчество автора в целом) непредвзято: «Ярлык объективируется как проекция и держится по большей части на эмоциях, а не на фактах» (там же). Отметим, что механизм «сворачивания» «высокой» литературы до «шифра», «кода», «формулы» родственен механизму возникновения прозвищ - нередко вопреки фактам, под воздействием каких-то темных, непознаваемых импульсов. Между тем природа этих импульсов, возможно, скрывается в общенациональном «ядре» и соотносится с глубинными «формулами» вневременного культурного пласта [9].

В то же время заметим, что три обнаруженных нами буктрейлера демонстрируют несколько разных коммуникативных стратегий образования таких ярлыков, что, на наш взгляд, свя-

зано с общими прагматическими задачами создания таких буктрейлеров.

Отметим, что буктрейлеры к «Евгению Онегину» создаются преимущественно школьниками, участвующими в конкурсах либо просто выполняющими задание нового типа, подобное прежнему «напиши реферат», или по заказу библиотек - на более профессиональном уровне.

Один из обнаруженных нами буктрейлеров к роману в стихах, выполненный вполне профессионально по заказу библиотеки Волгоградского государственного университета (автор ролика - omega1109@yandex.ru), предваряется комментарием: «“Евгений Онегин” - классическое произведение Александра Сергеевича Пушкина, которое в представлении не нуждается. Это одна из тех книг, с которой должен быть знаком каждый человек, считающий себя культурным. Роман не имеет ограничений по возрасту, образованию, полу и прочим различиям - это книга для всех без исключения. Роман в стихах А.С. Пушкина “Евгений Онегин” - произведение, которое раскрывает во всей многогранности все стороны русской души, русского общества, русской любви. С первых строк романа слушатель попадает в неповторимый и прекрасный мир пушкинской эпохи. Прогулки по Летнему саду с маленьким Евгением, онегинская скука в роскошных питерских гостиных, переживания первой любви вместе с Татьяной, любование русской природой - и невольно описанное поэтом становится близким, родным, понятным...» [10]. Даже при беглом анализе вводного комментария становится очевиден «тематический» принцип характеристики романа: гуляние в городском саду, светские гостиные (тема «Онегин»), любовь, русская природа (тема «Татьяна»). Такой «расклад» вполне соответствует устойчивой с XIX века системе анализа этого произведения (оппозиция светского и душевно опустошенного Евгения Татьяне, представляющей собой лучшее, что есть в русском народе). Сам буктрейлер при этом построен как череда меняющихся картинок (известных иллюстраций к роману в стихах) под музыку П.И. Чайковского. Интересны подписи к картинкам: четыре части ролика «любовь», «предательство», «убийство», «одиночество». Этот обзор содержания романа завершается полным текстом письма Татьяны из фильма Марты Файнс (герой с волнением читает строки письма, героиня слушает игру скрипачки на светском приеме - происходит наложение двух планов первого «витка» отношений героев и его зеркального «двойника»). В конце буктрейлера

перечислены авторы иллюстраций, музыки, фильма, использованного в ролике. Таким образом, направленность буктрейлера - актуализация классического текста, в котором есть все, что необходимо современному динамичному читателю, искателю, что бы интересного почитать: любовь, предательство, убийство, одиночество, драма сердец и взаимного непонимания. Отметим, что это единственный буктрейлер, пытающийся динамизировать сюжет, представить его в виде «чтива».

Буктрейлер Юрия Булдыги, девятиклассника, представляет собой смену известных иллюстраций (преимущественно тех же, что и в ролике omega1109), сопровождаемых подписями (общая информация о романе, времени его создания), а затем - закадровый голос читает письмо Онегина Татьяне. Ролик завершается текстом: «К чему любовь настоль жестока, что мы не вправе с ней совладать! Любить я буду вечно вас, но вместе нам не быть», по-видимому, принадлежащему самому автору ролика. По классификации Ю. Щербининой, бук-трейлер относится к числу атмосферных - воссозданию тягучей лиричности романа, полного тоски и несчастной любви.

Наконец, пользователь «Библиотека Бажова» помещает буктрейлер на «Евгения Онегина», сопровождаемый текстом: «О Русь! Православная, родная! Одухотворяет, любит, очищает! Жизненный уклад в гармонии с природой - лад». Этот текст становится лейтмотивом подборки пейзажей и иллюстраций, к которым подобраны подходящие строчки из текста романа. Основных «узлов» в ролике несколько: тема деревни и природы, исторической славы Москвы, очень немного о любовных переживаниях, тут же вновь сменяющихся картинами природы, деревенских церквей. В завершение ролика возникает изображение книги и подпись: «Хотите читать лучшее, начните с “Евгения Онегина”! Эта книга есть в библиотеке П.П. Бажова» [11].

Таким образом, мы можем наблюдать три разные тенденции в создании буктрейлера на классический текст. В первом случае задача -«заставить» читать, мотивировать обращение к книге (представить ее как книгу с захватывающим сюжетом). Автор первого ролика не стремится как-либо акцентировать личность Пушкина, подчеркнуть значимость автора в этом произведении (Пушкин здесь фактически не упоминается). В этом можно усмотреть попытку выведения текста из «классического пантео-

на» в пространство современного чтения - «Евгений Онегин» предстает здесь как интересное произведение. Во втором ролике личность Пушкина фигурирует постоянно, почти в каждом кадре есть какой-либо его портрет, авторское начало значимо для автора бук-трейлера и он ни на минуту не дает забыть зрителям, что речь идет именно о пушкинском тексте, а Пушкин - величайший поэт «по умолчанию». Здесь «Евгений Онегин» оказывается произведением знаковым для культуры вообще (и - как показывает последняя надпись ролика - лично значимым для автора буктрейлера). Наконец, третий ролик максимально отстранен от текста романа вольной интерпретацией авторов. Здесь фундаментальными становятся понятия национальной идентичности - «русский», «православный», «родная природа», «лад, гармония». Религиозное благоговение и красота природы выступают здесь синекдохой содержания (вопреки реальной ситуации), а чтение «Евгения Онегина» приравнивается к причащению ко всему «родному», «глубинному». «Евгений Онегин» здесь - необходимый текст.

Все эти стратегии представляются интересными по самому своему пафосу. Отметим, что ни в один из буктрейлеров не вошла тема сна Татьяны, противопоставление Москвы и Петербурга, убогость усадебной жизни (социальный аспект). Совершенно проигнорированы авторские отступления, не использован материал X главы. Литературоведческая составляющая вообще отошла на последний план, освобождая пространство для творческих интерпретаций произведения, написанного почти 200 лет назад. Тем не менее важно, что акцентирован именно тот пласт значений романа в стихах, что был отмечен, как мы уже говорили, критикой XIX века (концепция Достоевского). Татьяна права, Онегина жалко, все это на фоне русской природы и народных обычаев.

Насколько такая новая форма медиакоммуникации, как буктрейлер, способна вернуть современное поколение к книге? Несомненно, важно, что создать буктрейлер теперь может практически любой обладатель компьютера: множество удобных и простых в освоении программ позволяют монтировать изображение и звук подобных роликов. Но подбор музыки, текста, иллюстраций, создание сюжета ролика -все это проявление новой читательской активности. Необходимо прочесть текст, прежде чем интерпретировать его в виде аудиовизуального ряда (это не абсолютное утверждение для таких

произведений, как «Евгений Онегин», уже «свернувшихся» в ярлык).

Скорее всего, буктрейлер к классическому тексту останется способом «самовыражения» автора, который может привлечь внимание нескольких зрителей, не более, может быть использован в качестве фрагмента какого-либо публичного мероприятия. Конкурсы буктрейле-ров, тем не менее, могут стимулировать этот переходный вид искусства. Для России, во многом «перескочившей» период комиксовой культуры и сразу вступившей в период более сложных визуальных форм, буктрейлер может оказаться спасительной формой консенсуса между теряющей свои былые позиции книжной культурой и общим триумфом визуальности в современной культуре. Вопрос о коммуникативной эффективности буктрейлера (заставит ли он зрителя стать читателем и взять в руки книгу) остается открытым. Выскажем предположение, что основная тенденция в развитии буктрейлеров к классическим текстам (если они окончательно не превратятся в аналог былых школьных сочинений) - их превращение в тизеры (о тизерах пишет Щербинина, указывая на главное отличие буктрей-лера и тизера - последний должен «загадать загадку», заинтриговать). Возможно, именно интрига вокруг хорошо известного текста и может привлечь читателя в новых условиях.

В то же время отметим, что, как показывает и небольшой обзор буктрейлеров к «Евгению Онегину», основное, что они демонстрируют, -это неустранимость классики из нашей жизни. В том или ином виде она все равно будет присутствовать в культуре, как бы ни воздействовала на жизнь современного человечества смена технологических укладов.

Список литературы

1. Щербинина Ю. Смотреть нельзя читать: бук-трейлерство как издательская стратегия в современной России // Вопросы литературы. 2012. № 3. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://magazines.russ.rU/voplit/2012/3/s8.html (дата обращения 13.05.2013).

2. Добрянская А. Бройлерные трейлеры // Октябрь. 2012. № 3. С. 154-156.

3. Шевцова Н.В. Коммуникативная функция бук-трейлеров к произведениям классической литературы // Челябинский гуманитарий. 2012. № 3 (20). С. 68-74.

4. Загидуллина М.В. Классические литературные феномены как историко-функциональная проблема (Творчество А. С. Пушкина в рецептивном аспекте): Дис. ... д-ра филол. наук. Екатеринбург, 2002. 552 с.

5. Sambeek-Weideli B. van. Wege eines Meister-werks: Die russische Rezeption von Puskins “Evgenij Onegin”. Bern; Frankfurt a. M.; NY; Paris: Lang, 1990. 510 s. (Slavica Helvetica, Bd. 34).

6. Головатая Г. В. "Евгений Онегин" Пушкина и

Чайковского, текст и версии: Дис. ... Канд. искусствовед. М., 2008. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.dissercat.com/content/evgenii-

onegin-pushkina-i-chaikovskogo-tekst-i-versii#ixzz2T8xjOw6t (дата обращения 13.05.2013).

7. Терц А. (Синявский А. Д.). Прогулки с Пушкиным. М.: Глобулус, Изд-во НЦ ЭнАс, 2005. 112 с.

8. Рубакин Н.А. Психология читателя и книги. Краткое введение в библиологическую психологию. М.-Л.: ГИЗ, 1929. 308 с.

9. Загидуллина М.В. Классическая литература как часть массового сознания // Вестник ЧелГУ. Сер. 2. Филология. 2000. № 1. С. 96-108.

10. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://Hb.volsu.m/virtvyst/?p=2173 (дата обращения 13.05.2013).

11. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.youtube.com/watch?v=dmmЦj 0рН290 (дата обращения 13.05.2013).

NEW FORMS OF MEDIA COMMUNICATION: BOOK TRAILERS TO «EUGENE ONEGIN»

M. V. Zagidullina

We examine book trailers as a new form of advertising in the book industry (on the example of «Eugene Onegin»). Following some critics and scholars, the author proposes to consider book trailers to classic books as consolidation of «labels» to which the mass perception of the famous fiction is reduced. From this perspective, book trailers not only become some kind of «media products» intended to generate interest in the book among the new «media» (visually oriented) generation of students, who have to be acquainted with the classical text, but at the same time they represent «the formula of the text» (or even the formula of the writer), thus becoming the material for the analysis of classical works in the historical and functional aspects.

Keywords: «Eugene Onegin», A.S. Pushkin, myth of the writer, Russian literature, classical literature, book trailer.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.