Научная статья на тему 'Незаконное отстранение кандидата (списка кандидатов) от участия в предвыборной кампании как основание для отмены решения избирательной комиссии о результатах выборов'

Незаконное отстранение кандидата (списка кандидатов) от участия в предвыборной кампании как основание для отмены решения избирательной комиссии о результатах выборов Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
575
82
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
предвыборная кампания / отмена решения избирательной комиссии / отказ в регистрации кандидата (списка кандидатов) / отмена регистрации кандидата (списка кандидатов) / меры уголовно-правового принуждения / denial of registration of a candidate (list of candidates) / cancellation of registration of a candidate (list of candidates) / election campaign / invalidity of elections / measures of criminal coercion

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Боровикова Ирина Анатольевна

Рассмотрены нарушения законодательства о выборах органами публичной власти, которые могут повлечь отмену решения избирательной комиссии о результатах выборов. Среди способов незаконного отстранения кандидата (списка кандидатов) от участия в предвыборной кампании выделяются незаконный отказ в регистрации кандидата (списка кандидатов), незаконная отмена регистрации кандидата (списка кандидатов), применение мер уголовно-правового принуждения в отношении кандидата.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Боровикова Ирина Анатольевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article deals with the analysis of violations of election law by public authorities as grounds of elections invalidity. The author notes that the most widespread violations of election law are illegal denial of registration of a candidate (list of candidates), illegal cancellation of registration of a candidate (list of candidates), application of measures of legal coercion.

Текст научной работы на тему «Незаконное отстранение кандидата (списка кандидатов) от участия в предвыборной кампании как основание для отмены решения избирательной комиссии о результатах выборов»

УДК 342.8 И.А. БОРОВИКОВА

ББК 67.400.82 аспирант Байкальского государственного университета

экономики и права, г. Иркутск e-mail: irina-irk@mail.ru

НЕЗАКОННОЕ ОТСТРАНЕНИЕ КАНДИДАТА (СПИСКА КАНДИДАТОВ) ОТ УЧАСТИЯ В ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ КАК ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ОТМЕНЫ РЕШЕНИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ

Рассмотрены нарушения законодательства о выборах органами публичной власти, которые могут повлечь отмену решения избирательной комиссии о результатах выборов. Среди способов незаконного отстранения кандидата (списка кандидатов) от участия в предвыборной кампании выделяются незаконный отказ в регистрации кандидата (списка кандидатов), незаконная отмена регистрации кандидата (списка кандидатов), применение мер уголовно-правового принуждения в отношении кандидата.

Ключевые слова: предвыборная кампания, отмена решения избирательной комиссии, отказ в регистрации кандидата (списка кандидатов), отмена регистрации кандидата (списка кандидатов), меры уголовно-правового принуждения.

I.A. BOROVIKOVA

post-graduate student, Baikal State University of Economics and Law, Irkutsk

e-mail: irina-irk@mail.ru

ILLEGAL REMOVAL OF CANDIDATE (LIST OF CANDIDATES) FROM ELECTION CAMPAIGN AS BASIS FOR INVALIDITY OF ELECTIONS

The article deals with the analysis of violations of election law by public authorities as grounds of elections invalidity. The author notes that the most widespread violations of election law are illegal denial of registration of a candidate (list of candidates), illegal cancellation of registration of a candidate (list of candidates), application of measures of legal coercion.

Keywords: election campaign, invalidity of elections; denial of registration of a candidate (list of candidates); cancellation of registration of a candidate (list of candidates); measures of criminal coercion.

К случаям незаконного отстранения кандидата (списка кандидатов) от участия в предвыборной кампании как основания для отмены решения избирательной комиссии о результатах выборов следует отнести прямо законодательно предусмотренный незаконный отказ в регистрации кандидата (списка кандидатов), а также незаконную отмену регистрации кандидата (списка кандидатов), которая рассматривается как иные нарушения избирательного законодательства (п. 3 ст. 77 федерального закона «Об основных

гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ [10]; далее — Федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав).

Незаконный отказ в регистрации, незаконная отмена регистрации кандидата (списка кандидатов) влекут невозможность участия в избирательной кампании кандидата, избирательного объединения. Восстановление в правах кандидата, избирательного объединения за несколько дней до дня голосования ставит

© ИА. Боровикова, 2011

их в неравные условия с иными участниками избирательной кампании, так как восстановленный в правах кандидат лишается реальной возможности проведения полноценной агитационной кампании, что в конечном итоге может повлиять на результаты голосования.

Возможность признания выборов недействительными (в качестве меры защиты пассивного избирательного права) вследствие незаконного отказа в регистрации кандидата (списка кандидатов), признанного таковым после дня голосования, не раз была подтверждена решениями Конституционного суда Российской Федерации [3; 6]. Однако в судебной практике нередки избирательные споры, когда требование о признании выборов недействительными предъявляется вследствие вынесения незаконного решения об отказе в регистрации кандидата (списка кандидатов), хотя и отмененного до дня голосования, но существенно повлиявшего на результаты выборов. Как правило, влияние на волеизъявление избирателей обусловливается невозможностью провести полноценную предвыборную кампанию, воспользоваться правом на бесплатную агитационную печатную площадь, бесплатное эфирное время. В условиях восстановления кандидата в правах за несколько дней до дня голосования вероятна ситуация полного отсутствия возможности проведения предвыборной агитации, что нарушает принцип равенства кандидатов, декларированный ст. 39 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав.

При рассмотрении дел данной категории суды руководствуются правовой позицией, в соответствии с которой кандидат поставлен в неравные условия с иными участниками избирательной кампании вследствие незаконного отказа в регистрации, незаконной отмены регистрации в случае, если кандидатом использованы меньший объем эфирного времени, меньшая печатная площадь при проведении предвыборной агитации по сравнению с иными кандидатами. При рассмотрении дел подобной категории следует оценивать обстоятельства ведения кандидатом своей избирательной кампании с учетом времени, оставшегося на осуществление предвыборной агитации, печатной площади и объема эфирного времени, использованных кандидатом в целях агитации, количества проведен-

ных агитационных публичных мероприятий, а также с учетом разницы в числе голосов, полученных по результатам выборов.

Так, определением Верховного суда Российской Федерации от 29 октября 2008 г. отказано в требовании о признании результатов выборов недействительными и назначении повторных выборов [2]. Как установлено судом, постановлением территориальной избирательной комиссии от 18 января 2007 г. К. было отказано в регистрации в качестве кандидата. Определением Верховного суда Российской Федерации от 18 февраля 2008 г. указанное постановление отменено, и постановлением территориальной избирательной комиссии от 20 февраля 2008 г. К. зарегистрирован как кандидат в депутаты. При этом суд установил, что пассивное избирательное право К. было восстановлено судебным постановлением до дня голосования. За оставшееся до этого дня время он использовал такое же количество бесплатного эфирного времени и такую же бесплатную печатную площадь для агитационных материалов, какие были предоставлены другим кандидатам, а также такой же объем платного эфирного времени, печатной продукции и иных агитационных материалов. Таким образом, суд пришел к верному выводу о том, что оснований полагать, что заявитель был поставлен в неравные условия с другими кандидатами в депутаты, не имеется.

Аналогичная позиция высказана в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. [5]. В то же время в одном из своих определений Верховный суд Российской Федерации отметил, что незаконное отстранение кандидата от участия в выборах влечет искажение характера выборов как свободных не только для него, но и для избирателей [4].

Фактическое отстранение лица от ведения предвыборной кампании возможно также путем неправомерного применения к кандидату мер уголовно-правового принуждения, связанных с ограничением свободы: задержание подозреваемого,

домашний арест, заключение его под стражу (ст. 91, 98 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации). Так, согласно материалам дела, рассмотренного Верховным судом Российской Федерации,

гражданин РФ предъявил требование об отмене решения избирательной комиссии о результатах выборов, поскольку в связи с его незаконным содержанием под стражей в период проведения избирательной кампании систематически нарушались его права на равные с другими кандидатами условия проведения избирательной кампании: он был лишен возможности встречаться со своими доверенными лицами, лично участвовать в предвыборной агитации, самостоятельно определять ее формы и методы, беспрепятственно выпускать и распространять аудиовизуальные агитационные материалы, выступать по телевидению и радио перед избирателями и принимать участие в массовых предвыборных мероприятиях [8].

Как отметил Верховный суд Российской Федерации, поскольку заявитель в период проведения избирательной кампании на законном основании находился под стражей и в изменении избранной меры пресечения следственными органами ему было отказано, то он вправе был использовать такие формы и методы предвыборной агитации, которые ему были доступны в условиях содержания под стражей, предусматривающих ограничение определенных прав и свобод лица, в отношении которого избрана данная мера пресечения.

Осуществление заявителем указанных предвыборных агитационных мероприятий в условиях содержания под стражей в следственном изоляторе фактически связано с возможностью его перемещения за пределы территории следственного изолятора, а такая возможность нормами избирательного законодательства Российской Федерации не регулируется и определяется в каждом конкретном случае соответствующими

должностными лицами с учетом требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г. № 103-Ф3 [9], а также Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы [7].

Суд не согласился с утверждениями заявителя о том, что ограничение его права на проведение предвыборной агитации не позволило выявить действительное волеизъявление избирателей, поскольку оно основано лишь на предположениях заявителя и ничем не подтверждено. Напротив, в материалах дела содержались сведения о том, что за этого кандидата проголосовало достаточно много избирателей, тем не менее большинство избирателей, выразив свою волю, отдали предпочтение другому кандидату. При этом каких-либо данных, подвергающих сомнению действительную волю избирателей, судом не установлено.

Следует отметить, что пребывание лица в указанном учреждении может быть обусловлено противоправными действиями других кандидатов, желающих любыми способами устранить одного из конкурентов. В этой связи требуется детальный анализ существа обвинения и оснований ограничения участия лица в избирательной кампании. Целесообразно предусмотреть специальные механизмы участия в выборах граждан, обвиняемых в совершении преступлений, вина которых еще не доказана. Иное приведет к тому, что претенденты окажутся в неравном положении, поскольку не обеспечиваются равноправие кандидатов и состязательность избирательной кампании [1, с. 25].

Список использованной литературы

1. Горбунов В.А., Кликушин A.A. Защита судами общей юрисдикции публичных интересов избирательного корпуса // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 6. С. 20—25.

2. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2008 г. по делу № 80-Г08-14 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2003 г. № 215-О // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. № 5.

4. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2003 г. по делу № 25-ГО3-5 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».

5. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. по делу № 50-Г04-2 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

6. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2002 г. № 1-П // Собрание законодательства РФ. 2002. № б. Ст. б2б.

7. Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы: утв. Приказом M-ва юстиции РФ от 14 окт. 2005 г. № 189 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 4б.

8. Решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 марта 200б г. по делу № ГКПИ0б-б9 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

9. Собрание законодательства РФ. 1995. № 29. Ст. 2759.

10. Собрание законодательства РФ. 2002. № 24. Ст. 2253.

Bibliography (transliterated)

1. Gorbunov V.A., Klikushin A.A. Zashchita sudami obshchei yurisdiktsii publichnykh interesov izbiratel'nogo korpusa // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2009. № б. S. 20—25.

2. Opredelenie Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 29 oktyabrya 2008 g. po delu № 80-G08-14 [Elektronnyi resurs]. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».

3. Opredelenie Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 5 iyunya 2003 g. № 215-O // Vestnik Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii. 2003. № 5.

4. Opredelenie Sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 29 maya

2003 g. po delu № 25-GO3-5 [Elektronnyi resurs]. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».

5. Opredelenie Sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 17 marta

2004 g. po delu № 50-G04-2 [Elektronnyi resurs]. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».

6. Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 15 yanvarya 2002 g. № 1-P // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2002. № б. St. б2б.

7. Pravila vnutrennego rasporyadka sledstvennykh izolyatorov ugolovno-ispolnitel'noi sistemy: utv. Prikazom M-va yustitsii RF ot 14 okt. 2005 g. № 189 // Byulleten' normativnykh aktov federal'nykh organov ispolnitel'noi vlasti. 2005. № 4б.

8. Reshenie Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 2 marta 200б g. po delu GKPI06-69 [Elektronnyi resurs]. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».

9. Sobranie zakonodatel'stva RF. 1995. № 29. St. 2759.

10. Sobranie zakonodatel'stva RF. 2002. № 24. St. 2253.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.