Научная статья на тему 'Некоторые особенности психогенеза язвенной болезни'

Некоторые особенности психогенеза язвенной болезни Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
270
63
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Некоторые особенности психогенеза язвенной болезни»

Пожилой человек: качество жизни

8. Москвитин П.Н. Персонологические различия в процессе профессиональной идентификации психотерапевтов и психотерапии суицидального поведения // Суицидология. - 2011. - № 3. - С. 17-20.

9. Моуди Р. Жизнь после смерти. - М, 1994.

10. Положий Б.С., Панченко Е.А. Дифференцированная профилактика суицидального поведения // Суицидология. - 2012. - № 1. - С. 8-12.

11. Приленский Б.Ю., Родяшин Е.В., Приленская А.В. Интегративный подход в психотерапии суицидального поведения // Суицидология. - 2011. - № 2. - С. 49-51.

12. Российский статистический ежегодник. 2012: Стат. сб. / Росстат. - 2012. - 786 с. ISBN 978-589476-532-1

13. Семенова Н.Б. Особенности эмоциональной сферы коренной молодежи Севера как фактор риска суицидального поведения // Суицидология. - 2011.

- № 2. - С. 11-13.

14. Солдаткин В.А., Дьяченко А.В., Меркурьева К.С. Исследование суицидологической и аддиктологи-ческой обстановки в студенческой среде г. Ростова-на-Дону // Суицидология. - 2012. - № 4. - С. 60-64.

15. Церковникова Н.Г. Психологические особенности личности подростка, склонного к суицидальному поведению // Суицидология. - 2011. - № 2. - С. 25-27.

16. Цыремпилов С.В. Суицидогенная ситуация в Бурятии: вопросы влияния этнокультуральных факторов и пассионарности этносов // Суицидология.

- 2012. - № 3. - С. 48-51.

17. Pritchard C., AmanullahS. An analysis of suicide andundetermined deathsin 17 predominatly Islamic countries contrasted with the UK // Psychol. Med. -

2007. - Vol. 37, № 3. - Р. 421-430.

18. Katz-Sheiban B., Eshed Y. Fact and myths about siucide: a study of Jewish and Arab students in Israel // Omegs (USA). - 2008. - Vol. 57, № 3. - Р. 279298.

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХОГЕНЕЗА ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ

Ю.В. Ковалев

ГБОУ ВПО Ижевская ГМА МЗ РФ, г. Ижевск, Россия

Глубинная психология указывает на особую роль желудка и кишечника в развитии человека. Для ребенка быть вскармливаемым и укачиваемым значит быть оберегаемым и любимым. Он узнает также, что процесс приема пищи связан с тем, чтобы нечто брать и отдавать и имеет общее с обладанием, владением, послушанием, озлобленностью и отвержением. Эти взаимосвязи находят свое отражение и в крылатых выражениях. Если у кого-то «что-то давит на желудок» или если он «не может что-то переварить»,

это раздражает его «до рвоты», от этого «делается дурно, тошнит», то человек, в конце концов, «наживает себе дыру в желудке», разочарование «съедает» его. Кто-то становится, «как кислота», или реагирует, «показывая зубы» [3].

Наряду с пищевым поведением система пищеварения в особенности пригодна для соматического посредничества в выражении проблематики уверенности и защищенности, ибо еда представляет собой самую первоначальную форму собственности, гарантирующей существование, а пищеварение - самую первоначальную форму управления и пользования этой собственностью [2].

К стремлению к защищенности и собственности могут присоединяться алчность и стремление к власти, в обращении с содержимым кишечника может разыгрываться проблематика отдавания и удержания, а также стремление к успеху и навязчивое послушание с одной или упрямство и отвергание с другой стороны.

Психосоматическая медицина пытается понимать язык органов как выражение эмоциональных феноменов и отграничивать от факторов конституции и предрасположенности. Stae-helin (1963, цит. по [2]) соотнес телесные феномены, относящиеся к пищевому поведению и пищеварению, с определенными эмоциональными процессами:

- трудности овладения (стоматит, симптомы слизистой рта),

- «неспособность что-то проглотить» (нарушения питания, глотания),

- «быть отвергаемым, презираемым» (потеря аппетита, изжога, рвота, похудание),

- безуспешные хронические усилия что-либо переварить, усвоить (боли в желудке, чрезмерная перистальтика, пилороспаэм, язва),

- хроническая невозможность что-то переработать (боли, энтероколит, раздражимость толстого кишечника),

- «невозможность отдать что-либо» (хронические запоры), «желание выбросить что-либо» (хронический понос).

Специфические теории выдвигают на первое место формирование при ЯБ характерного бессознательного конфликта. Ф. Александер [1] в 1932 г. предположил, что при язвенной болезни имеется специфическая конфликтная ситуация, при которой потребности, идущие из оральной сферы переживаний (желание быть избалованным, вознагражденным, желания зависимости) оказываются фрустрированными. При постоянной фрустрации значительно выраженной у язвенной личности орально-рецептивной потребности в зависимости, заботе и ласке появляется

36

Тюменский медицинский журнал Том 15, № 2, 2013

Пожилой человек: качество жизни

хронический бессознательный регрессивный голод или гнев. Это перерабатывается регрессивно и превращается в потребность накормить себя. Данная реакция проявляется физиологически устойчивой вагусной гиперреактивностью, в том числе и вне собственно пищеварительной фазы, что приводит к гиперсекреции желудочного сока и обусловливает развитие язвы.

По Alexander (1934) конфликт пациента гиперактивного язвенного типа заключается в том, что «отвергаются сильные оральные тенденции», поскольку они несовместимы со стремлением Я к независимости и активности. Сознательная установка пациента гиперактивного типа такова: я успешен, деятелен, продуктивен и независим, охотно занимаю лидерскую позицию и являюсь ориентированной на себя и даже агрессивной личностью. Одновременно в бессознательном имеет место в точности противоположная установка чрезмерно сильной потребности в любви, зависимости и помощи.

«Желудочные функции иногда расстраиваются у людей, которые стыдливо реагируют на свое желание получить помощь или проявление любви со стороны другого человека, желание опереться на кого-либо. В других случаях конфликт выражается в чувстве вины из-за желания отобрать силой что-либо у другого, как часто бывает в случаях соперничества у сиблингов, когда ребенок хочет единолично владеть родительской любовью и ревнует к остальным детям. Причина объясняющая, почему желудочные функции столь уязвимы для подобного конфликта, была найдена в широкоизвестном факте, что еда представляет собой первое явное удовлетворение рецептивно-собирательного желания. В мыслях ребенка желание быть любимым и желание быть накормленным связаны очень глубоко. Когда в более зрелом возрасте желание получить помощь от другого вызывает стыд или застенчивость, что нередко в обществе, главной ценностью которого является независимость, желание это находит регрессивное удовлетворение в повышенной тяге к поглощению пищи. Эта тяга стимулирует секрецию желудка, а хроническое повышение секреции у предрасположенного индивида может привести к образованию язвы» [1].

Таким образом, у человека в связи с некоторыми особенностями воспитания в раннем детстве формируется своеобразный характер, приводящий к тому, что индивид испытывает во взрослом состоянии постоянную потребность в защите, поддержке и опеке. При этом в нем одновременно воспитано и уважение к силе, самостоятельности и независимости, к которым он

стремится. В результате происходит столкновение двух взаимоисключающих потребностей (в опеке и самостоятельности), что приводит к неразрешимому конфликту и язвенной болезни.

Неудовлетворенная или чрезмерно сильная потребность в привязанности и надежности, как и пища, перерабатывается желудком. Желудок реагирует так, будто человек голоден.

По мнению Г. Фрайбергера [6] Значительное число язвенных больных относится к псевдонезависимым пациентам. Пациенты вынуждены подавлять агрессивно звучащие реакции разочарования во избежание развития страха дальнейшего лишения объекта. Эти защитные фрустра-ционно-агрессивные желания, в свою очередь, приводят к стимулированию секреции желудочного сока и переносу состояния равновесия между агрессивными и защитными факторами в область желудочно-дуоденальной слизистой оболочки.

Указанные выше особенности внутриличностных конфликтов, переживаемых больными ЯБ, по существу являются разновидностью распространенного невротического конфликта, описанного В.Н. Мясищевым, как «неврастенический». Неврастенический конфликт представляет собой противоречие между возможностями личности, с одной стороны, ее стремлениями и завышенными требованиями к себе - с другой. Б.В. Иовлев (1974) кратко определил неврастенический конфликт следующим образом «не имею достаточно сил, но хочу». Схема 1 иллюстрирует гипотетический психогенез язвенной болезни.

Схема 1

Психогенез язвенной болезни

Неосознаваемые внутриличностные конфликты

Конфликт «зависимости -независимости» Конфликт между «хочу и могу»

Подавляемое внутреннее напряжение Усиление ваготонии

Гиперкомпенсаторное поведение («бегство в работу») Развитие невроза и ремиссия язвенной болезни

Формирование язвы

Именно в цивилизованных странах проходит процесс перестройки, нарушающий принципы патриархального порядка во многих областях, в особенности в семье и церкви. Тем самым человек в момент, когда он испытывает особую угрозу, ставится перед проблемой личной ответственности. У большого числа страдающих; заболеваниями желудка стремление к профессиональному успеху и деньгам вытесняют заботы о духовной пище. Многие люди неспособны отвечать этим требованиям и прибегают в отягоща-

Том 15, № 2, 2013 Тюменский медицинский журнал

37

Пожилой человек: качество жизни

ющих ситуациях к регрессивным защитным механизмам [2].

В настоящее время в распоряжении врача имеются весьма эффективные медикаментозные средства. Без лекарственной терапии нельзя обойтись хотя бы из-за часто острых соматических проявлений язвенной болезни. В то же время, учитывая генез язвенной болезни, нельзя недооценивать роль психотерапии [4, 5].

Литература:

1. Александер Ф., Селесник Ш. Человек и его душа: познание и врачевание от древности и до наших дней: Пер. с англ. - М.: Прогресс - Культура; Изд-во Агентства «Яхтсмен», 1995. - 608 с.

2. Любан-Плоцца Б., Пельдингер В., Крегер Ф. Психосоматический больной на приеме у врача. Пер. с немец. - СПб.: НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 1996. - 255 с.

3. Пезешкиан Н. Психосоматика и позитивная психотерапия. Межкультуральные и междисциплинарные аспекты на примере 40 историй болезни -М.: Медицина, 1996. - 464 с.

4. Приленская А.В., Приленский Б.Ю. Многоуровневая психотерапевтическая программа для лиц с нарушениями пищевого поведения // Тюменский медицинский журнал. - 2010. - № 1. - С. 67-68.

5. Сацук Д.В., Парубцова Т.С., Живаева Ю.В. Влияние типов личности на психосоматические расстройства // Академический журнал Западной Сибири. - 2012. - № 5. - С. 43-44.

6. Фрайбергер Г. Частная психосоматика / Психиатрия, психосоматика, психотерапия / Под ред. Кис-кер К. П., Фрайбергер Г., Розе Г. К., Вульф Э. Перевод с нем. - М.: Алейта, 1999. - С. 123-l4l.

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЗДНЕЙ ШИЗОФРЕНИИ

Р.М. Логутенко, П.Б. Зотов

ГБУЗ ТО ОКПБ, г. Тюмень, Россия

E-mail авторов: logutenko78@mail.ru

Возрастную группу больных пожилого возраста страдающих шизофренией, принято разделять на две основные группы: пациенты, у которых психическое расстройство возникло поздно (после 40 лет) и, разумеется, основный часть людей, у кого оно сформировалось в раннем возрасте, а к настоящему времени они постарели. В хронологическом аспекте именно Kraepelin в 1896 году обозначил, что психоз у молодой категории больных, который он назвал “юношеское слабоумие”, мог также проявляться в среднем или в пожилом возрасте. В дальнейшем Bleuler ввел понятие

“шизофрения с поздним началом”, чтобы описать это заболевание сходное с шизофренией, возникающее в пожилом возрасте при отсутствии явных признаков органического заболевания головного мозга.

Считается, что распространенность шизофрении (с ранним до 40 лет, с поздним и с очень поздним началом после 60 лет) в группе людей в возрасте 65 лет и старше составляет около 1% [7]. Из них примерно 25% имеют заболевание с поздним или с очень поздним началом, а остальные 75% - это индивиды, заболевшие в раннем возрасте и дожившие до пожилых лет [8].

Для шизофрении с очень поздним началом, по сравнению с ранним и с поздним началом, характерны следующие признаки [9, 10]:

• сопутствующее сенсорное нарушение;

• социальная изоляция;

• более высокая вероятность зрительных галлюцинаций;

• меньшая вероятность формальных расстройств мышления;

• меньшая вероятность эмоционального притупления;

• меньшая вероятность шизофрении в семейном анамнезе;

• более высокий риск развития поздней дискинезии;

• достоверно большее количество заболевающих женщин, чем мужчин.

Отмечено, что в позднем развитии шизофрении преобладает параноидная. Реже возникает приступообразная шизофрения. Возможность манифестации у пожилых вялотекущей и злокачественной форм сомнительна.

Параноидная шизофрения проявляется мелкомасштабным бредом, чаще всего бредом материального ущерба, ревности, отравления, ипохондрическим. Вербальные галлюцинации сочетаются с обонятельными и тактильными. Из психических автоматизмов в основном выявляются сенестопатические.

Для приступообразной шизофрении особенно характерны затяжные тревожные, бредовые и ипохондрические депрессии. В межпри-ступных промежутках сохраняются аффективные колебания, резидуальные бредовые нарушения.

Шизофрения с поздним началом, как правило, не приводит к глубокому психическому дефекту. Негативные изменения личности в значительной мере нивелируются, перекрываются стойкими психическими изменениями сосудисто-возрастного генеза [1, 4]. Следует помнить о том, что негативные изменения лич-

38

Тюменский медицинский журнал Том 15, № 2, 2013

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.