Научная статья на тему 'Неизвестные публикации Ю. В. Балакина на страницах газеты «Источник»'

Неизвестные публикации Ю. В. Балакина на страницах газеты «Источник» Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
39
5
Поделиться
Ключевые слова
ТЕОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ТЕОЛОГИЯ В ОМГУ / ПРОСВЕЩЕНИЕ / THEOLOGICAL EDUCATION / THEOLOGY IN THE OMSK STATE UNIVERSITY / EDUCATION

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Шульга Р.Б.

Представлены статья Ю. В. Балакина «Теология в Омском университете», написанная в 2004 г., и одно из его последних интервью весной 2014 г., напечатанные в студенческой газете «Источник». В них содержатся размышления Ю. В. Балакина о теологическом образовании, своей судьбе и служении.

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Шульга Р.Б.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Unknown Publication Y. Balakina in the Newspaper “Istochnik”

This publication presents the article Y. Balakina “Theology in Omsk University”, written in 2004, and one of his last interviews in the spring of 2014. They were being printed in the student newspaper “Istochnik”. They contain reflections, Y. Balakina on theological education, his destiny and ministry.

Текст научной работы на тему «Неизвестные публикации Ю. В. Балакина на страницах газеты «Источник»»

ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2017. № 1 (13). С. 199-204. УДК 378

Р. Б. Шульга

НЕИЗВЕСТНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ Ю. В. БАЛАКИНА НА СТРАНИЦАХ ГАЗЕТЫ «ИСТОЧНИК»

Представлены статья Ю. В. Балакина «Теология в Омском университете», написанная в 2004 г., и одно из его последних интервью весной 2014 г., напечатанные в студенческой газете «Источник». В них содержатся размышления Ю. В. Балакина о теологическом образовании, своей судьбе и служении.

Ключевые слова: теологическое образование; теология в ОмГУ; просвещение.

R. B. Shulga

UNKNOWN PUBLICATION Y. BALAKINA IN THE NEWSPAPER "ISTOCHNIK"

This publication presents the article Y. Balakina "Theology in Omsk University", written in 2004, and one of his last interviews in the spring of 2014. They were being printed in the student newspaper "Is-tochnik". They contain reflections, Y. Balakina on theological education, his destiny and ministry.

Keywords: theological education; theology in the Omsk State University; education.

Этой публикацией хотелось бы представить всеобщему вниманию статью и интервью Юрия Васильевича, созданные с интервалом в десять лет. Они посвящены размышлениям о теологическом образовании, первопроходцем и основателем которого он был. Нужно напомнить, что ОмГУ был первым государственным вузом в РФ, где открылась теология, поэтому данные материалы представляют большой интерес для изучения истории теологического образования в РФ.

Статья «Теология в Омском университете» была написана к десятилетию теологии в ОмГУ и опубликована на страницах студенческой газеты факультета «Источник» в 2004 г. В ней Ю. В. Балакин пишет о состоянии теологического образования в ОмГУ, о проблемах восприятия теологии абитуриентами и всей университетской корпорацией. Он полемизирует с недоброжелателями,

© Шульга Р. Б., 2017

обосновывает необходимость и важность теологии. Как говорит он сам, «миссия коллектива преподавателей», а значит, и его -«рассеять мрак невежества». Эта статья подводит итог существования теологии в связи с первым юбилеем. Позже Юрий Васильевич назовёт эти годы «романтическим периодом теологии».

Вторая публикация является одним из последних (а может быть, последним) интервью Ю. В. Балакина, где он отвечает на всесторонние вопросы о себе и деле своей жизни. Это интервью записала студентка социально-гуманитарного факультета Вероника Копена весной 2014 г. для номера газеты «Источник», посвящённого 20-летию теологии. Текст интервью был обработан самим Юрием Васильевичем, поэтому в нём нет вопросов корреспондента, а есть разделы, отражающие размышления автора о теологии,

университете, о студентах и трудностях обучения, своей судьбе и хобби.

Автору этих строк довелось быть редактором большей части номеров газеты «Источник». Газета выходила небольшими тиражами, распространялась среди факультетского сообщества, и в библиотеки г. Омска попадали далеко не все номера. Публикация размышлений в серьёзном научном издании представляется важным делом сохранения и изучения наследия Юрия Васильевича.

На страницах газеты «Источник» были и другие его публикации, например воспоминания о А. И. Петрове. В данном случае представлены только две, так как они объединяются тематически как размышления о теологии и её миссии, позволяют увидеть динамику представлений и мыслей Юрия Васильевича.

Этой публикацией нам хотелось бы оставить память о размышлениях и где-то наставлениях Юрия Васильевича.

Теология в Омском университете [1]

Светскому теологическому образованию в России - десять лет; теологическому образованию в Омском государственном университете - десять лет. То и другое начиналось одновременно. Казалось бы, десять лет - немалый срок, чтобы теология стала привычной для общества. Тем не менее нетрудно представить диалог, происходящий между только что зачисленным на первый курс студентом-теологом и кем-либо из его знакомых. Из серии вопросов: Куда поступил? Кем будешь? Что такое теология? Кому и зачем нужны будут теологи? - легко ответить на первый вопрос; формально просто ответить и на второй вопрос - буду теологом (в самом деле, кем же ещё). Два последних вопроса часто остаются без ответа. Я не первый год встречаюсь с первокурсниками по поводу курса «Введение в специальность», знаю, с какого нулевого фактически уровня приходится отталкиваться в преподавании, догадываюсь, что некоторым первокурсникам теология не видится с первого взгляда серьёзной наукой. Совершенно очевидно, что эти выводы следует распространить и на всё взрослое окружение наших студентов и, логично, на большую часть нашего сегодняшнего общества. Ладно бы ещё люди просто не знали о теологии, нередки, увы, случаи, когда знания их превратны и даже враждебны. С этим приходилось сталкиваться не один раз, правда за пределами факультета теологии и мировых культур. Эту ограниченность знаний и недоброжелательность к преподаванию теологии в светском учебном заведении можно понять: теология в системе высшего образования новейшей России одна из молодых и совершенно новых специальностей, она объявилась в государстве, формально и фактически ставшем правопреемником Советского Союза; десятилетиями в общество внедрялись принципы атеизма. Религиозные чувства считались признаком темноты и отсталости, мало совместимыми с передовым двадцатым веком. Богословие как научная дисциплина в те времена было известно весьма ограниченному кругу людей, в основном духовного звания. В России до 1917 года полное теологическое образование в светских учебных заведениях не практиковалось; в университетах были богословские кафедры, но и они периодически то открывались, то закрывались. Таким образом, теологическое образование в современной России начиналось в полном смысле слова с чистого листа. Поэтому не стоит удивляться почти тотальному неведению о теологии и теологическом образовании, какое было десять лет назад. Печально то, что общество и поныне не считает теологию полновесной научной и педагогической дисциплиной.

И сейчас ещё, к сожалению, распространено убеждение в том, что теология (по-русски -богословие) и непредвзятое научное творчество несовместимы, что учёный должен руководствоваться только критериями логики, что человеческие эмоции не участвуют в научном поиске. В ответ на такие настроения можно привести высказывание А. Эйнштейна, с позиции этих настроений абсолютно необъяснимое и даже абсурдное: «Достоевский дал мне больше, чем Гаусс» (Гаусс - известный математик). Вероятно, дело тут в том, что и Достоевский, и Гаусс -достойнейшие представители человеческой культуры, но творчество первого определялось более многообразными и более «общечеловеческими» культурными традициями, чем творчество второго. Отсюда и тот огромный эвристический потенциал, которым обладает его творчество. С другой стороны, любая попытка оценить такой феномен мировой культуры, каким был и есть Ф. М. Достоевский, без обращения к традициям богословия (например, с позиции чистой психологии) будет не только неполной, но и извращённой.

Попытаемся понять, кому же всё-таки необходимо теологическое образование. Прежде всего - я глубоко в этом убеждён - теологическое образование необходимо любому человеку, независимо от научной ориентации. Любой человек личностно в нём заинтересован, даже если он и не догадывается об этом. Затем, уже в процессе постижения теологических знаний, приобщающийся к ним человек (если это приобщение искренне) обязательно понимает, как он много мог бы личностно потерять без теологического образования. Здесь мы видим полную аналогию эстетическому воспитанию и образованию. Мы ведь не спрашиваем, кому нужно эстетическое воспитание, - ясно, что в той или иной мере оно необходимо всем.

Вместе с тем нельзя забывать нигилистические крайности не очень далёкого прошлого с известным лозунгом: «Сбросим Пушкина с корабля современности». Сейчас, к счастью, в нашем обществе нет разногласий по поводу значимости эстетического воспитания и по поводу значимости Пушкина в нашей жизни. Эстетическое образование совершенно необходимо каждому, и поэтому общество должно быть предельно заинтересовано в нём. Я не только надеюсь, но и уверен в том, что аналогия двух образований - эстетического и теологического - продолжится до признания теологического образования жизненно важным для нашего общества. Оно потенциально есть, говоря словами А. С. Пушкина, «залог самостояния» человека, «залог величия его».

Выше я написал: только после приобщения к океанически безбрежному теологическому знанию человек понимает, насколько духовно бедным он мог бы остаться без этого. Это подтверждает личный опыт наших преподавателей, которым нередко приходится слышать признания наших выпускников в том, что, когда-то случайно попав «на теологию» (по недобору баллов на факультеты более престижные), они теперь благодарны судьбе за нечаянный выигрышный расклад. На пороге постуниверситетской жизни становится ясным, какой сильный эмоциональный и духовный заряд был приобретён на студенческой скамье, и это, разумеется, касается не только теологии. Но теологическое образование открывает пытливому уму действительность предельно широко, даёт возможность увидеть человека и его вселенную не только глазами человека, но и глазами Бога. Студенты, которые любят учиться (таких большинство), искренне говорят на пороге выпуска о том, как интересно было учиться на факультете, какой совершенно незнаемый ранее мир открывался перед ними страница за страницей. Теперь этих наших бывших студентов можно не спрашивать, кому нужно теологическое образование; оно не просто запись в официальном документе, оно часть жизни человека, «залог самостояния» его.

Написав предыдущий абзац, я задумался о вещах менее возвышенных и более житейских. Кроме духовного заряда университетское образование во все времена предоставляло человеку определённую специальность и, следовательно, возможность обеспечить жизнь себе и семье. Известно, какие специальности в университете дают в этом отношении неизмеримо больше гарантий, чем теология. В основном наши выпускники ориентируются на преподавательскую работу в разного рода учебных заведениях (среди которых и высшая школа). Приходится признать, что с оплатой труда в этой сфере (особенно начинающим и особенно в средней школе) дело обстоит крайне плохо. Вечное столкновение идеалов и прозы жизни.

Но вернёмся к вопросу: «Что же такое теология как учебная дисциплина?» За десять лет теологического образования в Омском университете преподаватели и студенты освоили три варианта государственного стандарта по теологии. Первый стандарт был опубликован в 1993-м, он и стал основанием приёма студентов на первый курс в 1994 году. Разработке этого стандарта предшествовали споры не только о том, каким быть этому стандарту, но и быть ли ему вообще, то есть нужна ли вообще теология в светском учебном заведении. Противники бакалавриата по направлению «теология» не были против изучения истории религии вообще, они были против конфессионально ориентированного изучения религии, против выделения одной конфессии как особо предпочтительной для обучения, против приглашения лиц духовного звания в университетские аудитории. Хотя в первом варианте стандарта конфессии не обозначались, но те, кто отвергал стандарт, отвергали, по существу, православную направленность теологического образования. Уже опубликованный стандарт вызвал волну газетных статей и дискуссий на телевидении, в которых ясно обозначились те самые и непонимание, и враждебность в отношении теологического образования, о которых говорилось выше. Говорилось и говорится о том, что введение теологии противоречит демократическим ценностям, что это - стремление ввести духовную монополию и поставить общество под идеологический диктат. Материалы этих дискуссий заинтересованно обсуждались на кафедре, и они укрепили нашего первого за-

ведующего отделением теологии Александра Ивановича Петрова в мысли как раз совершенно определённой - необходимо усиливать православную составляющую в обучении наших студентов. Среди лекторов, которых слушали студенты, был высокопреосвященнейший владыка Феодосий (он читал курс гомилетики), а также другие представители Омско-Тарской епархии. Поэтому, когда в 2000 году был опубликован второй государственный стандарт по направлению «теология» с уже конкретно обозначенным православным блоком дисциплин, кафедра достаточно легко приступила к его осуществлению в учебном процессе. Этот стандарт продолжает действовать и сейчас для наших студентов второго - четвёртого курсов. Что касается студентов первого курса, то к ним применим стандарт уже третьего поколения - по специальности «теология». Срок обучения нынешних первокурсников увеличивается до пяти лет, против четырёх у бакалавров. Этот стандарт при естественном сохранении православного блока усиливает педагогическую направленность обучения: выпускники получат специальность «Теолог. Преподаватель теологии».

Ситуация, сложившаяся вокруг теологии в современном обществе, естественно, накладывает отпечаток на процесс преподавания на нашем факультете. Коллектив преподавателей и сотрудников факультета видит свою задачу не только в передаче знаний, но и в определённой миссии (хочется думать, что мы отвечаем высокому смыслу этого слова). Эта миссия заключается в том, чтобы рассеять мрак невежества (приходится писать именно так, «высоким штилем»), скрывающий ясные и благородные цели теологического образования, приобщить обучающегося к высокой духовности - к Богу - через чтение Священного Писания, через изучение трудов святых отцов, через посещение, пусть и нечастого, университетского храма св. мученицы Татианы. Скажут - это малые дела. Пусть так, но за малыми делами нужно уметь видеть большие дали. В добрый час! Счастливый путь и ангела в дорогу нашему факультету!

Зав. кафедрой истории и теории религии Ю. В. Балакин, 2004 г.

Балакин Юрий Васильевич: «Главное, что должен сделать учащийся человек, -выстроить иерархию ценностей, расставить приоритеты» [2]

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Юрий Васильевич БАЛАКИН - один из основателей отделения теологии, человек, который многие годы возглавлял кафедру истории и теории религии, как пишут студенты в интернет-рейтинге преподавателей, «Человек-солнце». В связи с 20-летним юбилеем Юрий Васильевич вспомнил об основных вехах развития теологии, студенчестве и своих интересах.

Физики и лирики

После окончания школы поступил в престижный по тем временам Новосибирский электротехнический институт, собираясь стать инженером-физиком. Однако энтузиазм в отношении технических наук быстро иссяк. Мне всегда нравилась история и литература, поэтому закономерным было решение поступить на историко-филологический факультет Томского государственного университета. Во время учёбы в университете увлёкся древностями Сибири, участвовал в археологических экспедициях. Сибирские культуры, как оказалось, столь же захватывающе интересны, как и всегда меня привлекавшие древние культуры Востока. Позже археологический опыт пригодился в процессе преподавания истории Древней Греции и Рима на историческом факультете Омского университета. Он же, этот опыт, как это ни покажется странным, повлиял и на мой выбор в пользу теологии.

Интерес к древностям, разумеется, не ограничен лишь вниманием к артефактам; закономерно возникает стремление понять, что переживали и о чём думали сами создатели древних культур. Из этих моих размышлений возник спецкурс «Проблемы исторической психологии», который затем трансформировался в спецкурс «Психология древних религий». До теологии отсюда два шага.

Пристрастно учащийся

По смыслу слова «студент» (от латинского "studio") не просто занимающийся чем-либо человек, но занимающийся этим со страстью. По своему опыту знаю - увы! - реально таких сту-

дентов немного, но они были всегда, есть и будут. Во все времена студент сталкивается с главным препятствием в учёбе - необходимостью преодолеть себя (qui se vincit - «побеждает тот, кто побеждает себя»). В юности такая победа не всем даётся, она симптом зрелости. Мне кажется, главное, что должен сделать учащийся человек, - выстроить иерархию ценностей, расставить приоритеты; этим и определится его отношение к учёбе.

Теология в Омском университете - романтический период

В 1994 году состоялся первый набор на отделение теологии. Руководителем теологического отделения стал Александр Иванович Петров, он же стал заведующим вновь созданной кафедрой истории и теории религии. Мы, сотрудники новой кафедры, изучая государственный стандарт по направлению «Теология», чувствовали себя первопроходцами: впервые за всю историю России светский вуз предлагает молодым людям получить теологическое образование. Конкретно мы слабо представляли особенности этого образования, но явно ощущался прилив сил, сопровождающийся элементом авантюризма. Сам тогдашний министерский стандарт давал возможность достаточно больших вариаций: преподаватели в рамках в общем виде сформулированных положений создавали учебные планы, руководствуясь собственными научными интересами. Последующие стандарты оказались более строго конфессионально (православно) ориентированными. Но уже с самого начала работы отделения теологии у нас преподавали епархиальные священники и мы ощущали сильную поддержку правящего архиерея. На сегодняшний день сотрудничество с Епархией укрепилось, получило юридическое основание.

Студенты-теологи первых выпусков и тогдашние преподаватели, как я сейчас понимаю, в определённом смысле были соучениками как раз в силу неоформленности представлений об университетской теологии, статус которой мы часто обсуждали со студентами.

Теологическая миссия

Каждый вид деятельности в той или иной форме формулирует сверхзадачу, которую он стремится реализовать. Это называется миссией. Изначально слово «миссия» - церковное, имеет значение «просвещение», просвещение светом Христовым. В этом последнем смысле мы и старались понимать свою миссию; я думаю, это единственно возможная миссия теологического образования. Но это не значит, что студентов нужно активно подталкивать к воцерков-лению; процесс обучения ни в коем случае не должен определяться конфессиональными или иными пристрастиями студентов и преподавателей. И если студент-теолог, определившийся по профилю нашей кафедры первоначально в силу внешних обстоятельств, становится сознательно православным, то это происходит - я в этом уверен - благодаря проснувшемуся интересу к предусмотренным стандартом дисциплинам. Сделать интересным для студентов преподавание этих дисциплин - в этом и состоит реализация миссии.

Атеисты и религиозные фанатики

Современная теология - наука актуальная и в этом смысле прикладная, может быть более всех гуманитарных наук имеющая практическое применение. Закономерно, что в своё время несколько наших выпускников из числа отслуживших в армии молодых людей были приняты на работу ФСБ именно в качестве специалистов-теологов. Вопросы религиозной жизни становятся всё более и более актуальными, и на каждом уровне нужно иметь адекватную картину этих процессов как в органах управления, так и в деловых организациях. Исследованиями такого рода нельзя пренебрегать, выйдет, что называется, себе дороже. У нас есть возможность вооружить наших студентов посредством немалого ряда дисциплин методологией и методикой таких исследований, показать им мировоззренческое многообразие современной религиозной жизни. Нередко - увы! - современная религиозная деятельность принимает формы фанатизма. Религиозные фанатики, мне думается, люди прежде всего малообразованные, плохо знающие ту религию, адептами которой они себя провозглашают. Эти люди, как это ни странно, мало религиозны, но сильно политизированны. Не случайно, что, вплоть до нюансов, совпадает (формально) деятельность религиозных фанатиков и деятельность так называемых воинствующих атеистов.

За двадцать лет существования теологии в ОмГУ (православной в своей основе) у нас получали образование мусульмане, католики, протестанты, иудеи, а также представители нетрадиционных религий и, наряду с этим, те, кто твёрдо считал себя атеистом, и те, кто пока не определился с религиозным выбором. И что важно, большинство из них учились с неподдельным

интересом. Главное, что общение студентов с преподавателями и студентов между собой происходило и происходит на основе взаимопонимания и уважения.

Вперёд в прошлое

Теология - наука чрезвычайно консервативная, и это её сильно выделяет из числа гуманитарных, а тем более естественнонаучных дисциплин. Священным текстам, на которые по преимуществу опираются теологи, не одна тысяча лет. Теологи мыслят вполне в духе лозунга: «Вперёд в прошлое». Каждое поколение вновь и вновь прочитывает сакральные тексты и каждое поколение вновь и вновь актуализирует их, прочитывает их в контексте сего дня.

Сейчас информационная среда существенно меняется, доступ к информации становится более мобильным и более широкоохватным. Мне кажется, при возможности быстро найти информационный источник, становится востребован не узкий специалист, а «дилетант» в лучшем смысле этого слова - человек, которому известны многие вещи, пусть даже поверхностно; это не исключает глубокого знания по какой-то одной дисциплине. «Дилетант» быстро найдёт информацию, причём, что очень важно, центральную по данной проблеме информацию.

Коллекционер мыслей

По своим внутренним наклонностям я коллекционер, с детства собирал книги. С начальной школы обзаводился записными книжками, в которые заносил понравившиеся мне афоризмы, мысли, бог знает откуда залетевшие в мой детский мир. Это и стало на долгие годы тем, что называют хобби. Со временем поиск «мыслей» стал вполне осознанным. Это сильно помогало при написании научных работ и подготовке лекций. Например, из подобной коллекции сложилась книга «Христианские писатели 11-ХУ веков».

Я благодарен учившей меня одиннадцать лет советской школе. В те годы школа стремилась использовать лучшие традиции дореволюционной гимназии. Купив к 1 сентября учебники, я, как правило, быстро прочитывал их и ждал новых впечатлений от уроков именно благодаря общению с учителем. У нас были потрясающие учителя!

Раньше информация не обрушивалась в таком обилии, как сейчас. Но информационная бедность, как известно, порождает жажду искать.

Научная корпорация

Запоминающиеся моменты на протяжении этих 20 лет, конечно, были. Вообще в памяти остаётся не столько академическая работа, сколько маёвки, посвящения, дни факультета, концерты, спортивные мероприятия, капустники.

Информационная бедность порождает жажду искать

О музыке. С юности люблю Александра Скрябина; одни только названия его симфонических произведений: «Прометей. Поэма огня», «Поэма экстаза» - вызывали повышенное сердцебиение. Часто слушаю музыку к балету «Весна священная» Игоря Стравинского.

Давний поклонник бардовской песни, особенно её классических вариантов 60-х годов. В наше время, благодаря Интернету, открыл для себя многих замечательных авторов и исполнителей песен. Радует использование в песнях стихов лучших поэтов прошедших десятилетий.

О живописи. С глубокого детства отложились в памяти картины Исаака Левитана («Золотая осень», «Над вечным покоем»). Из художников ХХ века нравятся американский художник Рокуэлл Кент (пейзажи Гренландии и Аляски) и наш соотечественник Николай Рерих.

Могу назвать два фильма, вызвавшие у меня эмоциональное потрясение, - «Гамлет» (режиссёр Г. Козинцев, актёр И. Смоктуновский, автор музыки Д. Шостакович) и «Андрей Рублёв» А. Тарковского. С возрастом острота переживаний притупляется, и никогда уже не будет такого отношения к кино, каким оно было у меня в 16-18 лет.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Интервьюер В. Копена

ЛИТЕРАТУРА

1. Балакин Ю. В. Теология в Омском университете // Источник. - 2004. - № 5 (27). - С. 4-5.

2. Копена В. Балакин Юрий Васильевич: «Главное, что должен сделать учащийся человек, -

выстроить иерархию ценностей, расставить приоритеты» // Источник. - 2014. - № 1 (42). -С. 2-3.