Научная статья на тему 'Мотив «Трагического шута» в пьесе Александра Вампилова «Утиная охота»'

Мотив «Трагического шута» в пьесе Александра Вампилова «Утиная охота» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1240
147
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
А. ВАМПИЛОВ / ГЕРОЙ / ТРАГИЧЕСКИЙ ШУТ / A. VAMPILOV / HERO / TRAGIC CLOWN

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Пилат Валенты

Обосновывается трактовка героя пьесы А. Вампилова «Утиная охота» как трагического шута.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The motif of the “tragic clown” in Alexander Vampilov “Duck Hunt”

The author gives an interpretation of A.Vampilov hero of the play "Duck Hunt" as the tragic clown.

Текст научной работы на тему «Мотив «Трагического шута» в пьесе Александра Вампилова «Утиная охота»»

Валенты Пилат

МОТИВ «ТРАГИЧЕСКОГО ШУТА» В ПЬЕСЕ АЛЕКСАНДРА ВАМПИЛОВА «УТИНАЯ ОХОТА»

Когда в августе 1972 года трагически погиб А. Вампилов, никто не думал, что его творчество в такой степени повлияет на развитие драматургии 1970-х, 1980-х, и даже 1990-х годов. Но о силе влияния его пьес писали многие драматурги так называемой новой волны, в их числе прозаик и драматург Л. Петрушевская: «К тому времени [1973 год — В.П.] я уже посмотрела спектакль Володи Салюка "Утиная охота" по Вампилову. Я смотрела его два раза с хвостиком... Я была потрясена пьесой и игрой актеров. Буквально дрожала как кошка, увидевшая птичку... А после первого спектакля "Утиной" я... твердила: "Почему не я написала эту пьесу" и "я так много знаю об этих людях"»1.

Признание к Вампилову однако пришло только после его трагической гибели, когда его пьесы попали на московские и ленинградские подмостки, о нем заговорила и тогдашняя критика2, а в 1980-е было написано несколько серьезных работ об этом интересном драматурге3. Во второй половине 1970-х годов пьесы А. Вампилова попали в польские

1 Петрушевская Л. Маленькая девочка из «Метрополя». СПб., 2006.С. 280.

2 Демидов А. Заметки о драматургии А. Вампилова // Театр. 1974. № 3; Соловьев В. Праведники и грешники Александра Вампилова // Аврора. 1975. № 1; Лакшин В. Дни и годы героев Вампилова // Юность. 1976. № 5; Рудницкий К. По ту сторону вымысла. Заметки о драматургии А. Вампилова // Вопросы литературы. 1976. № 10; Сахаров В. Театр Александра Вампилова // Наш современник. 1976. № 3; Смел-ков Ю. Обновление конфликта // Новый мир. 1976. № 4; Тендитник Н. В битве за человеческие сердца // Сибирь. 1976. № 1; Боровиков С. Естественность и театральность. Драматургия А. Вампилова // Наш современник. 1978. № 3; Гушанская Е. Драматургия Александра Вампилова // Звезда. 1981. № 2.

3 Тендитник Н. Мастера. Иркутск, 1981; Сушков В. Александр Вампилов. Размышления об идейных корнях, проблематике, художественном методе и судьбе творчества драматурга // Литературная учеба. 1984. № 1; Бугров Б. Русская советская драматургия. 1960-1970-е годы. М., 1981.

театры, и в польской театральной прессе появились рецензии и обзоры творчества сибирского драматурга1. Их авторы, высоко оценивая проблемные и художественные достоинства драматургии A. Вампилова, обращали внимание на связь его творчества с наследством Н. Гоголя, А. Чехова и других драматургов XIX века. Как справедливо заметила русская исследовательница М. Громова, «можно оспаривать те или иные трактовки его критиками и режиссерами, принимать или не принимать некоторые суждения о его героях, о жанровом своеобразии его произведений. Однако, расходясь в частностях, критики единодушны в том, что драматургия Вампилова имеет глубокие корни в русской классике. Не часто по отношению к современной драматургии можно услышать, что в таланте автора есть "нечто и от чеховской сценической сложной простоты, нечто от гоголевской химеры, нечто от Салтыкова-Щедрина"»2. М. Громова подтверждает этот тезис, анализируя пьесу «Прошлом летом в Чулимске», считая, что в композиционном плане к чеховской драме ближе всего эта пьеса Вампилова5. Можно с этим согласиться, но мне хотелось бы больше внимания уделить драме «Утиная охота», поскольку именно в этой пьесе концепция героя очень близка к чеховской традиции.

В свое время польский исследователь Рышард Пшибыльски заметил, что многие герои Чехова принадлежат к так называемым лишним людям, которые вызывают то ли сострадание, то ли пренебрежение4. Конечно, таких героев А. Чехов не придумал, они, как известно, появились раньше в конкретных общественно-политических условиях, и литература XIX века их запечатлела (А. Пушкин, М. Лермонтов, И. Тургенев, И. Гончаров и др.). Создавая образ Зилова, А. Вампи-лов тем самым продолжает эту традицию, хотя его герой действует в совершенно других условиях, но как бы впитывает в себя менталитет лишнего человека, одновременно демонстрируя легкомысленное

1 Hebanowski S. Kilka uwag na marginesie. Zeszlego lata w Czulimsku // Teatr. 1974. № 21; Niesiob^dzki J. Na scenie i poza scen^. Szkice o teatrze Polski pólnocnej. Kraków, 1978; Gren Z. Od Czulimska do Sopotu // Zycie Literackie, 1974; Wisniewski G. Polsko-radzieckie stosunki kulturalne w latach siedemdziesi^tych. Poznan, 1980; Pawlak E. Pa-mi^c i trwanie. Warszawa, 1980; Pilat W. Twórczosc Aleksandra Wampilowa. Z zagadnien poetyki. Olsztyn, 1986.

2 Громова М. Русская драма на современном этапе (80-90-е гг.). М., 1994. С. 25.

3 Там же. С. 30-31.

4 Przybylski R. Wtajemniczenie w los. Szkice o dramatach. Warszawa, 1985. S. 141.

отношение к действительности. Он неоднократно шутит с действительностью, воспринимает ее как предмет именно шутки, что в результате ведет его к «снижению своего образа». Как заметил Д. Лихачев, такое «снижение своего образа, разоблачение типичны для средневекового и, в частности, древнерусского смеха. Авторы притворяются дураками, "валяют дурака", делают нелепости и прикидываются непонимающими. На самом же деле они чувствуют себя умными, дураками же они только изображают себя, чтобы быть свободными в смехе»1.

Как мне кажется, именно такое отношение к окружающему миру демонстрирует главный герой «Утиной охоты». Он все время шутит, иногда притворяется дураком, хотя на самом деле он образованный, умный человек, но в результате не ладит с окружающей средой, что ведет его к личной трагедии. Под маской цинизма, смеха, легкомысленного поведения скрывается трагедия человека, который, как Иванов, герой одноименной пьесы А. Чехова, не чувствует ни любви, ни сочувствия, только какую-то пустоту, усталость, не понимает, что происходит с его душой. Чеховский герой осоздает, что сломал жизнь жены, но не в состоянии сделать какой-то решительный шаг. Таков же и Зилов из «Утиной охоты». Как заметила М. Семанова, истоки внутреннего конфликта надо искать не в героях пьес А. Чехова, но в окружающей их действительности2.

А. Вампилов часто подчеркивал, что после 1956 года и в России появилось «потерянное поколение», которое воспитывалось в условиях сталинского террора, а после 1956 года оказалось, что тогдашние абсолютные догмы оказались ложью. Смех, цинизм стали просто маской, но также и попыткой убежать от проблем настоящего мира. Именно маска, игра3, внутренний бунт против существующих порядков являются способом контакта героя с окружающей средой. Часто Зилов пародирует черты своего характера. Его супружество — это тоже пародия, как и любовь к Ирине. Показывая свое или отрицательное, или равнодушное отношение к окружающим его событиям, Зилов доводит свой бунт до абсурда, становится «вечным мальчиком», который понимает,

1 Лихачев Д., Панченко А., Панырко Н. Смех в Древней Руси. Л., 1984. С. 7.

2 См.: Семанова М. Чехов — художник. М., 1976. С. 186—187.

3 См.: Эпштейн М. Игра в жизни, игра в искусстве // Современная драматургия.

1982. № 2.

что совершает поступки без всякого рационального смысла, становится «трагическим шутом».

А. Чудаков писал, что, когда была написана пьеса «Иванов», тогдашняя критика констатировала, что такой герой не имеет ничего общего с действительностью1. Так писала критика и после появления драмы А. Вампилова. Как заметил А. Смелянский, практически никто не понял настоящего смысла «Утиной охоты», когда пьеса была поставлена на многих сценах России. Сомнительным тогда казался прежде всего главный герой — то ли алкоголик, то ли скандалист, пьющий с друзьями, чтобы тут же сказать им, что о них думает. Одновременно в этом герое было много привлекательного2.

Действительно, такой образ героя был неоднозначен. Польский исследователь Р. Пшибыльски справедливо подчеркнул, что «лишний человек» Тургенева и Гончарова у Чехова стал «своеобразным шутом, надевшим маску Дон Жуана». Таким же является и Зилов, это, как дальше замечает Р. Пшибыльски, «комический тип мужчины с психикой мальчика»3. Добавлю, что, создавая своего героя, А. Вампилов пытался не только высказать свое слово о тогдашнем мире, но и одновременно критически отнестись к «гамлетизму». На вопрос, что в такой ситуации делать, тургеневский герой ответил бы: «Надо подчиниться судьбе». Вампилов, как замечает М. Громова, дает своим героям возможность «осмотреться».

«Главные герои пьес Вампилова: сельский учитель Третьяков, студенты Колесов и Бусыгин, инженер Зилов, следователь Шаманов — показаны в драматически напряженные моменты своей жизни, на "пороге", который надо переступить, чтобы расстаться со своим собственным "духовным предместьем". Жизненная ситуация, в которую они поставлены, требует от каждого из них решительного шага. От того, как они поступят, зависит вся дальнейшая их судьба. Проснуться перед "порогом" или продолжать существование — спячку; броситься в бой за справедливость или стоять в стороне и равнодушно предоставить другим "добиваться невозможного", биться головой в стену; признать свой образ жизни бездарным ее прожиганием, порвать решительно с прошлым и начать новую жизнь или продолжить воспринимать весь

1 Чудаков А. Мир Чехова. М., 1986. С. 284-291.

2 Смелянский А. После «Утиной охоты» // Лит. газета. 1979, 21 февр.

3 PrzybylskiR. Wtajemniczenie... С. 152-153.

этот кошмар как должное — надо всем_этим автор заставляет задуматься своих героев едва ли не впервые, приостановив своей волей привычный поток жизни, дав им возможность "осмотреться"»1..

Граница между трагическим и комическим по отношению к окружающему миру у Зилова очень тонка. Как уже было сказано, маска и игра — это способ контакта героя со средой, в которой он действует. Польский литературовед Ирэна Гурска, говоря о творчестве известного поэта и драматурга Тадеуша Ружевича, писала, что в мире, где отсутствуют нравственные ценности, авторитеты, появляются, как правило, шутовские выходки, что, в конце концов, ведет к гротеску2. Именно такое изображение героя в «Утиной охоте» А. Вампилова. Эта концепция потом была продолжена драматургами среднего и молодого поколения такими как Николай Коляда («Барак»; «Канотье»), Михаил Волохов («Игра в жмурки»), Михаил Угаров («Оборванец») и др.3.

Своеобразный протест А. Вампилова против наброшенной системы этических норм характерен и для новейшей русской драматургии. Если сегодня говорить о театре абсурда, посмодернистской интерпретации действительности, то путь к такому театру открыл А. Вампилов4.

1 Громова М. Русская драма... С. 29—30.

2 Gorska I. Dramat jako filozofia dramatu na przykladzie twörczosci Tadeusza Rözewicza. Poznan, 2004. S. 92.

3 См.: Pilat W., Na progu XXI wieku. Szkice o wspölczesnej dramaturgii rosyjskiej. Olsztyn, 2000. S. 37.

4 См.: Фербер Ф, Свербилова Т. Пьесы Александра Вампилова в контексте американской культуры (элементы театра абсурда) // Современная драматургия. 1992. № 2.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.