Научная статья на тему '«Негероический» герой А. Вампилова'

«Негероический» герой А. Вампилова Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
2875
432
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА / ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДРАМА / ГЕРОЙ «БЕЗГЕРОЙНОГО ВРЕМЕНИ» / АНТИГЕРОЙ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Денисова Татьяна Николаевна

В статье идет речь о ярком представителе драматургии 70-х годов XX века Александре Вампилове, создателе психологической драмы, который ввел в литературу новый тип героя своеобразного «лишнего человека» XX века.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

A. VAMPILOV 'S «NONHEROIC» HERO

The article is about an outstanding dramaturgy representative of the 70s XX century Alexandr Vampilov the creator of psychological drama, who introduced in the literature a new type of character a distinctive «unnecessary person» of the XX century.

Текст научной работы на тему ««Негероический» герой А. Вампилова»

УДК 821.151.1.09. «1917/1991»

ДЕНИСОВА Татьяна Николаевна, аспирант кафедры теории и истории литературы Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова. Автор 3 научных публикаций

«НЕГЕРОИЧЕСКИЙ» ГЕРОЙ А. ВАМПИЛОВА

В статье идет речь о ярком представителе драматургии 70-х годов XX века - Александре Вампилове, создателе психологической драмы, который ввел в литературу новый тип героя - своеобразного «лишнего человека» XX века.

Философская проблематика, психологическая драма, герой «безгеройного времени», антигерой

В драматургии 50-60-х годов своеобразие концепции личности заключалось в пафосе утверждения романтического героя своего времени, активного и деятельного преобразователя окружающей действительности.

Однако уже к концу 1960-х - началу 1970-х в драматургии обозначается проблема несосто-явшейся личности, что было связано, по мнению П. Богдановой, с тем, что «ранний этап 50-х - начала 60-х годов в театре был этапом социального оптимизма» 70-е были отмечены отсутствием иллюзий, рухнувших вместе с от-тепелью»1.

Изображение процесса перехода от социально активных молодых героев 50 - 60-х, годов «оттепели», их надежды на изменение мира - к разочарованию, краху надежд, к утере идеалов и иллюзий, обозначившееся в психологической драме 60-х, получило в дальнейшем глубокое художественное и аналитическое воплощение в творчестве А. Вампилова 70-х годов.

А. Вампилов начинает там, где закончили его предшественники - в точке «поражения

© Денисова Т.Н., 2011

молодого героя, убеждающегося в тщетности романтических упований»2. За внешним, часто благополучным его существованием стоит драма молодого человека 70-х годов XX века, в основе которой лежит разлад между идеалами и действительностью, переосмысление роли обманутого поколения, поколения, не избежавшего серьезных нравственных потерь.

В драмах Вампилова появляется новый герой - неудобный, противоречивый, не всегда понятый. Некоторые критики считали, что вам-пиловские герои нетипичны, не соотнесены со своим временем; что это - герои-одиночки, живущие узкими частными интересами, оторванные от коллектива, «это бездеятельные люди, не участвующие активно в производственном процессе, не соответствующие высоким нравственным требованиям, которые к ним предъявляются»3. С появлением героев с недостатками, слабостями и даже пороками, в критике возникло много споров об их «положительности», либо «отрицательности». А.Ю. Мещанский отмечает, что «в действующих лицах пьес

драматурга выводятся скорее не потерянные для общества люди, маргинальные личности, а типы героев, не вписывающихся в рамки социальных представлений о благополучии»4. Сам Вампилов считал: «Чтобы достойно жить, необходимы героические усилия. Важно не то, что человек делает, не то, что он говорит, - важно то, что с ним происходит»5. Драматург исследует социально-нравственную проблематику жизни общества, которая выпестовала русскую литературу, подняв ее до уровня философского осмысления. Вампилов подчинялся чеховскому эстетическому принципу «рисовать жизнь такою, какова она есть на самом деле», и, по мысли Ли Хуна, подвел черту под социальной эйфорией 60-х годов, художественно исследуя те социально-нравственные метастазы, которые разъедали общество и личность6.

Моделью для типа вампиловского героя в той или иной степени стал Третьяков из пьесы «Дом окнами в поле». Многие черты характера Третьякова можно наблюдать и в героях более поздних произведений Вампилова: Колесове, Бусыгине, Зилове, Шаманове. Они образованны, способны к сильным чувствам, не удовлетворены реальностью; они объединены желанием понять жизнь и найти свое место, внутренней свободой и раскованностью. И каждый из них, делая выбор, в разной степени идет на нравственный компромисс. Как утверждает

А. Собенников, автор показывает судьбу одного и того же героя в двух разных прочтениях: «обретение человеческого лица, подлинного «Я»... и утраты «Я», разрушение человека»7. Выбор героя вампиловских пьес становится все более трудным и мучительным. Как замечает С.Н. Моторин, главной особенностью выбора, перед которым оказывается вампиловский герой, является его «неявность»: «Проблема состоит не в том, чтобы решить, какой из путей правильный, и пойти именно этим путем, а в том, что необходимо увидеть саму возможность выбора»8. Причем выбор героев должен носить не умозрительный, а деятельный характер.

Прием двойничества, по определению Т. Журчевой, один из основных в вампиловс-кой поэтике9.

Как считают Н. Лейдерман и М. Липовец-кий, через всю драматургию Вампилова проходит система достаточно устойчивых драматургических типов, образующих вполне четкие дуэты 2. В его пьесах обязательно есть характер блаженного чудака, своеобразного юродивого XX века, «чудика», который позднее обозначился в творчестве Шукшина10; этому типу противостоит герой-прагматик. Благодаря такому приему главный герой оказывается на перекрестке противоположных возможностей и на протяжении всей пьесы совершает свой собственный выбор. Вампилов не ставил перед собой задачи создать образ «положительно прекрасного человека», а пытался разобраться в проблеме: кто он, герой того безгеройного времени, в котором жил он сам? И в полной мере этот вопрос решается в образе «героя нашего времени» - центрального персонажа «Утиной охоты» Викторе Зилове.

«Утиная охота» - самая творчески выстраданная и самая горькая из пьес Вампилова. Она стала не только его художественным открытием, но и, по наблюдению М.И. Громовой, «поворотным моментом развития советской драматургии»11. Именно в этой «драме несо-стоявшейся человеческой жизни» появляется литературный тип, бывший традиционным для русской литературы XIX века и позже трансформировавшийся в творчестве драматургов «новой волны» - тип «лишнего человека».

Этот тип героя (Виктор Зилов) появляется в вампиловских пьесах не внезапно: он продолжает линию его персонажей. Характеризуя своего героя, Вампилов намекает в подробной ремарке на царящую в его душе дисгармо-нию12. Виктор Зилов не только представляет собой «портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии», но к нему подходят все классические характеристики «лишнего человека»: так же, как Печорин, он «бешено гоняется за жизнью», стремясь реализовать свой личностный потенциал, но разрушает все вокруг, не находя соответствия своим идеалам в реальности. Трагическая обреченность одаренной личности, «неспособность реализовать себя, приводит

к отчуждению от среды, доходящую до полного отрыва, выпадению из нее». Ли Хун отмечал, что Зилов лишь автоматически подчиняется привычкам, главная из которых - ложь6. Еще

В.Г. Белинский высказал недоверие словам «лишних людей»: «Они сами не знают, когда лгут, а когда говорят правду, когда слова их -вопль души, или когда они - фразы»13. Эти слова можно отнести и к Зилову, перестающему различать игру и реальность, а ложь становится привычкой и необходимостью. Он лжет на работе и дома, и, привыкая к вранью, убежден в своей искренности. В.Г. Белинский замечал, что в характерах таких людей «нет полноты ни в каком чувстве, ни в какой мысли, ни в каком действии.»13.

Ощущение «пустоты сердца» мучает героя: «Мне все безразлично. Все на свете. Неужели у меня нет сердца?» Как заметила Фесенко Э.Я., у Зилова нет связи с прошлым (отношение к умирающему отцу), нет связи с будущим (детей нет, он не мечтает о них)14. В его монологе, обращенном к жене, но льющемся в пустоту, с центральным мотивом разочарования и сосредоточения на своем внутреннем мире, можно услышать перекличку с лермонтовскими «Думой» и «Героем нашего времени», в которых дана характеристика героя 30-х годов 19 века -героя «безгеройного времени»13. В критике осмысление этого монолога неоднозначно: Б. Сушков считает, что этот монолог Зилова -свидетельство его раскаяния, возможности возрождения, ибо охота привлекает его потому, что там он ощущает возможность появления себя, другого, что «.нет больше его прежнего, другого и не будет»15. «Этими короткими фразами, - пишет А.В. Лакшин, - будто гвозди заколачиваются». Критик не оставляет Зилову надежды на возрождение16. Зилов занимает свое место «в ряду лишних людей семидесятых», не видящих смысла в жизни, не находящих своего применения6. «Зилов - это боль Вампилова, боль, рожденная угрозой нравственного опустошения, потери идеалов, без которых жизнь человека совершенно обессмысливается», -отмечал О. Ефремов17. Драматург, обращаясь не к сложившемуся герою, а к становящему-

ся, исследует такое, распространенное среди молодежи семидесятых, явление, как утрата нравственных критериев, духовная пустота, апатия и равнодушие.

Отношение к Зилову в критике было неоднозначным. В работах Н. Тендитника18, Я. Бул-гана19, Н. Котенко20, трактовки вампиловского героя абсолютно различны, но во всех трех Зилову отказывается в позитивной жизненной перспективе. До сих пор идет острая полемика о «загадке Зилова». О. Кучкина отзывается

о Зилове как о человеке «конченном», хотя и ощущающем свою деградацию21. Н. Акилов считает Зилова эгоцентристом с обывательскими интересами, утверждается, что такие, как Зилов, нетипичны и опасны, т.к. мешают строить светлое будущее22; В. Савицкий и

В. Лакшин сходятся в оценке Зилова, считая, что утиная охота, куда он так стремится,- это лишь самообман, суррогат мечты давно духовно опустошенного человека. Из Зилова сделали «редкостный образчик цинизма». О нем писали: «.Перед нами смертельная тоска. Отчетливо видно: Зилову жить нечем и незачем. По сцене мыкается мертвец»23. Но, как справедливо отметила Э.Я. Фесенко, нельзя назвать вампиловского героя «живым мертвецом», если вместе с ним Вампилов размышляет на «вечные темы» - о Жизни и Смерти, о Воскресении и Любви14.

В критике звучат голоса и в поддержку Зи-лова: Н. Антипьев утверждает, что хотя сам Зилов чувствует себя «лишним человеком», но он - «не лишний для жизни. Он самый нужный для нее»24. Т. Шах-Азизова рассуждает о «трагичной и беспощадной» утиной охоте,25 а Е. Стрельцова проводит параллель между Зи-ловым и шукшинским героем Егором Прокуди-ным: «Родство героев - в нехватке внутренних ресурсов начать вторую жизнь»26. Очень точно Э.Я. Фесенко отнесла Зилова к тому типу человека, который «прекрасно испугался» (испугался стать похожим на своего двойника Диму -истинно мертвую душу)». О многозначности образа главного героя говорит и Г. Чебато-ревская, отмечающая постоянное ожидание пробуждения в душе Зилова, которое так и

не состоялось27. И хотя воскрешение Зилова на страницах драмы не произошло, но она полна скрытого смысла и оставляет чувство уверенности, что встреча героя не только с Верой, но и с Богом обязательно произойдет.

Александр Вампилов стремился показать внутреннюю сложность неоднозначного человека. Его герой - мыслящий, рефлексирующий -задается вопросами: «Зачем? Кто я? В чем сущность человеческого бытия?» А.Вампилов, как и М.Ю.Лермонтов, не осуждает саму жизнь, значение имеет лишь то, как персонажи пьес ее проживают. Режиссер О. Ефремов, сравнивая Зилова с «Героем нашего времени», отмечал: «Зилов ... есть такое «горькое лекарство», которое, как выяснилось, нужно и нам, людям совершенно иного времени. Нужно для того, чтобы нравственно очиститься, содрогнуться

от зрелища духовного опустошения человека, очень на нас похожего, совсем не изверга и не подонка» 17

Сложность оценки вампиловских персонажей в том, что они исследуются автором так глубоко, что однозначная оценка невозможна: все смешивается. Граница между Добром и Злом оказывается затушеванной, стертой многооттеночными отношениями между персонажами.

Постепенно отходя от романтизма шестидесятых, А. Вампилов предложил абсолютно новую для советской драматургии 70-х годов XX века концепцию героя - «негероического человека», фатально одинокого, одаренного, не видящего пути к самореализации, с утерянными нравственными ориентирами, продолжая галерею «лишнего человека» в русской литературе.

Примечания

1 Богданова П. Большая перемена // Современная драматургия. 1999. № 4. С. 163.

2 Лейдерман Н., Липовецкий М. Современная русская литература 1950-1990-х годов: в 2 т. Т. 2. С. 272.

3 Нечаева И. Приметы современной психологической драмы // Писатели и литературный процесс. Вып. 4. Душанбе, 1974. С. 74.

4 Мещанский А.Ю. Феномен пьянства в драматургии А. Вампилова // Семантика и прагматика слова и текста. Архангельск, 2010. С. 176.

5 Вампилов А. Я с вами, люди. М., 1988. С. 245.

6Хун Ли. Художественный мир А. Вампилова-драматурга. М., 2006. С. 101, 122.

7 Собенников А. Чеховские традиции в драматургии А. Вампилова // Чеховиана: Чехов в культуре 20 века. М., 1993. С. 156.

8 Моторин С.Н. Творчество Александра Вампилова и русская драма 80-90-х годов XX века. М., 2002.

С. 36.

9 Журчева Т. Драматургия А. Вампилова в историко-функциональном освещении. Куйбышев, 1984. С. 179.

10 Мартиросян О.А. Своеобразие типа героя В.М. Шукшина // Вестн. Помор. ун-та. Сер.: Гуманит. и соц. науки. 2009. № 3. С. 50-53.

11 Громова М.И. Русская современная драматургия. М., 1999. С. 50-51.

12 Вампилов А. Прощание в июле. Пьесы. М., 1977.

13 Белинский В.Г. Герой нашего времени. Сочинение М. Лермонтова. СПб., 1840. URL: http://az.lib.ru/b/ belinskij_w_g/text.

14 Фесенко Э.Я. Философская драма Александра Вампилова. // Res philologica. 2000. Вып. 2. С. 225, 227.

15 Сушков Б. Александр Вампилов. М., 1989.

16 Лакшин В. Дни и годы героев Вампилова // Юность. 1976. № 5.

17 Ефремов О. О Вампилове // Вампилов А. Дом окнами в поле. Иркутск, 1981. С. 624-625.

18 Тендитник Н. В битве за человеческие сердца // Сибирь, 1972. № 6.

19 Булган Я. Время в пьесах молодых // Театр. 1972. № 5.

20 Котенко Н. Испытание на самостоятельность // Молодая гвардия. 1972. № 5.

21 Кучкина О. Характер «вообще» и характер-проблема // Театр. 1974. № 2.

22 Акилов Н. Раздумье о судьбе таланта // Театральная жизнь. 1975. № 1.

23 Рудницкий К. По ту сторону вымысла. Заметки о драматургии Вампилова // Вопр. литературы. 1976. № 10.

24 Антипьев Н. Герой сопротивления канонам. Наедине с совестью. М., 1981.

25 Шах-Азизова Т. Загадки утиной охоты // Независ. газ. 1992. 20 авг

26 Стрельцова Е. Героический тупик // Театр. 1992. № 10.

27 Чебаторевская Т. Такой разный Александр Вампилов // Лит. газ. 1974. 22.05.

Denisova Tatiana

A. VAMPILOV’S «NONHEROIC» HERO

The article is about an outstanding dramaturgy representative of the 70s XX century - Alexandr Vampilov -the creator of psychological drama, who introduced in the literature a new type of character - a distinctive «unnecessary person» of the XX century.

Контактная информация: e-mail: tatyana.772011@yandex.ru

Рецензент - Николаев Н.И., доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории литературы Северодвинского филиала Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.