Научная статья на тему 'Миротворческая операция в Абхазии (1994-2008 гг. ): основные задачи Коллективных сил по поддержанию мира в зоне межнационального конфликта'

Миротворческая операция в Абхазии (1994-2008 гг. ): основные задачи Коллективных сил по поддержанию мира в зоне межнационального конфликта Текст научной статьи по специальности «Военная история»

1155
132
Поделиться
Журнал
Армия и общество
Область наук
Ключевые слова
миротворческая деятельность / поддержание мира / миротворческая операция / коллективные силы / Абхазия

Аннотация научной статьи по военному делу, автор научной работы — Дудин Павел Викторович

<i>Дудин П.В. </i>Миротворческая операция в Абхазии (1994-2008 гг.): основные задачи Коллективных сил по поддержанию мира в зоне межнационального конфликта Настоящая статья посвящена миротворческой операции в Абхазии (1994-2008 гг.). В ней раскрываются международно-правовая база нахождения российских миротворцев в зоне конфликта, количественно-качественный состав контингента, а также основные задачи, выполняемые коллективными силами по поддержанию мира.

This article is devoted to peacekeeping operation in Abkhazia (1994-2008). It discloses the international legal base of Russia"s peacekeepers stay in the zone of conflict, quantitative and qualitative composition of the population, as well as major activities of the collective peacekeeping forces.

Текст научной работы на тему «Миротворческая операция в Абхазии (1994-2008 гг. ): основные задачи Коллективных сил по поддержанию мира в зоне межнационального конфликта»

Дудин П.В.

МИРОТВОРЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ В АБХАЗИИ (1994-2008 гг.): ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ КОЛЛЕКТИВНЫХ СИЛ ПО ПОДДЕРЖАНИЮ МИРА В ЗОНЕ МЕЖНАЦИОНАЛЬНОГО КОНФЛИКТА

Содружество Независимых Государств на основе российского воинского контингента в течение более чем четырнадцати лет проводило миротворческую операцию в Абхазии. С начала ввода в 1994 г. в зону конфликта Коллективных сил по поддержанию мира было осуществлено разъединение вооруженных формирований конфликтующих сторон, образованы зоны безопасности и ограничения вооружений. Это способствовало остановке кровопролития в регионе, а также созданию необходимых условий для политического диалога между сторонами.

В Уставе СНГ закреплено положение, что государства-члены проводят согласованную политику в области коллективной безопасности, разоружения и контроля над вооружениями, строительства Вооруженных Сил и поддерживают безопасность в Содружестве, в том числе с помощью групп военных наблюдателей и Коллективных сил по подержанию мира [1]. Согласно данному пункту Устава, на основании указа Президента РФ 1994 г. № 1178, постановления Совета Федерации Федерального собрания РФ 1994 г. № 136-1 СФ, а также решения Совета глав государств «Об использовании Коллективных сил по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта» от 21 октября 1994 г. в зону грузиноабхазского конфликта был введен российский контингент Коллективных сил по поддержанию мира (КСПМ) в СНГ [2, л. 167]. Количественно-качественный состав группировки претерпел со времен ее введения в зону конфликта незначительные изменения.

1. Личный состав (в том числе офицеров) 1 561 (199) чел.

2. Бронетанковая техника 135 ед.

3. Автомобильная техника 267 ед.

4. Артиллерия (минометы) 30 ед.

5. Стрелковое вооружение 2 943 ед.

6. Вертолеты (Ми-8, Ми-24) 4 ед.

Табл. 1. Численность личного состава, количество вооружения и военной техники КСПМ в Абхазии (данные на 1 августа 2008 года) [3, л. 69].

Проведенное автором исследование показало, что к числу основных задач, выполняемых КСПМ1, в рассматриваемый период относились [3, л. 61]:

1. Обеспечение строгого соблюдения прекращения огня, установления мира и предотвращение возобновления военных действий в зоне конфликта путем разъединения вооруженных формирований конфликтующих сторон.

Несмотря на все усилия КСПМ, ежегодно сообщалось о порядка 50 случаях нарушений данного пункта. На основе анализа архивных документов можно заключить, что пик общего количества нарушений пришелся на 1994 и 1995 гг. В то же время во второй половине рассматриваемого периода (2004 - 2008 гг.) наметилась очевидная тенденция к снижению обстрелов населенных пунктов и постов КСПМ. Автор связывает это с нежеланием представителей незаконных вооруженных формирований вступать в прямое столкновение с российскими миротворцами, что направило действия против КСПМ в несколько иную плоскость (участилось минирование местности, а также случаи провокационных действий против контингента).

2. Создание условий для безопасного и достойного возвращения людей, покинувших зону конфликта, в районы их прежнего постоянного проживания.

Проблема возвращения беженцев носила достаточно острый характер. Связано это было с тем, что значительная часть населения Абхазии была вооружена личным стрелковым оружием. Данное обстоятельство могло превратить стихийное возвращение беженцев в массовые столкновения с неясным исходом, но почти наверняка с большими человеческими жертвами с обеих сторон.

В итоге обозначенная проблема до конца так и не была решена. Однако за годы операции при активном содействии КСПМ из Зугдидского района, где проживают временно перемещенные лица (беженцы), вернулось к местам своего прежнего проживания в Гальский район более 2 тыс. чел. [3, л. 74]. При этом необходимо заметить, что возвращение беженцев носило несистемный характер, так как полной гарантии их безопасности не мог дать никто.

1 Основные задачи были оформлены протокольным решением Совета министров обороны го-сударств-участников СНГ «О деятельности коллективных сил по поддержанию мира в зоне конфликта в Абхазии, Грузия в 2007 году». - Прим. авт.

3. Содействие в восстановлении районов, пораженных конфликтами, в том числе в оказании гуманитарной помощи, проведении разминирования, воссоздании основных систем жизнеобеспечения населения.

Командованием КСПМ организациям и учреждениям, находившимся в зоне конфликта, оказывалась всесторонняя помощь:

- в восстановлении пораженных районов, в том числе в оказании гуманитарной помощи;

- в медицинских услугах жителям Сухумского, Очамчирского и Гальского районов Абхазии;

- в проверке основных маршрутов движения на наличие взрывоопасных предметов и разминировании;

- в выделении инженерной техники, а также грузовых автомобилей для решения народно-хозяйственных задач;

- в решении проблемных вопросов дома престарелых и детского дома в г. Сухуми и др.

Качественное выполнение Коллективными силами по поддержанию мира данных мероприятий заслужило высокие оценки со стороны как официальных лиц Абхазии и Грузии, так и руководителей соответствующих учреждений и предприятий. Неоднократно со словами благодарности в адрес миротворцев обращались руководители администраций районов, которым оказывалось содействие, а также мирные жители из числа гражданского населения Абхазии.

4. Тесное сотрудничество с персоналом Миссии ООН по наблюдению в Грузии (МООННГ) и другим персоналом ООН, находящимся в регионе.

Сотрудничество заключалось в проведении встреч между командованием КСПМ, представителями Миссии и руководящим составом конфликтующих сторон. Командование миротворческих сил было не просто рядовым участником данных встреч, а зачастую их инициатором, а также главным гарантом безопасности представителей сторон, ведущих переговоры.

Также представители Коллективных сил по поддержанию мира продуктивно взаимодействовали и оказывали в случае обращения помощь персоналу различных международных организаций, заинтересованных в урегулировании конфликта. В число этих организаций вошли «Врачи без границ», «Акция по борьбе с голодом», организация по разминированию «Hallo Trast», Международный «Красный Крест». Регулярные визиты в зону конфликта заместителя генерального секретаря ООН - начальника департамента по миротворческой деятельности

господина Жан-Мари Г уенно, а также других должностных лиц ООН наглядным образом подтвердили успехи и значимость деятельности КСПМ в регионе [4, с. 92].

5. Осуществление во взаимодействии с Миссией ООН контроля за нахождением в зоне безопасности тяжелого вооружения.

Патрулирование Коллективными силами по поддержанию мира во взаимодействии с МООННГ приводило к тому, что периодически сообщалось об обнаружении в зоне безопасности тяжелого вооружения и техники. Массовая их концентрация в зоне ограниченного вооружения накануне событий августа 2008 г. также указывала на агрессивность планов грузинского руководства. Тем не менее тот факт, что данным оружием фактически так и не удалось воспользоваться, говорит о значимости деятельности КСПМ.

Более того, степень скрытности, с которой происходило наращивание запрещенного в регионе вооружения у представителей грузинской стороны, подчеркивала эффективность предыдущей деятельности в данном вопросе представителей миротворческих сил и Миссии. Показательными в этом отношении выглядят совместные действия патруля КСПМ СНГ и военных наблюдателей МООННГ, под контролем и в присутствии которых 7 октября 2002 г. грузинской стороной был осуществлен вывоз склада тяжелого вооружения и боеприпасов, находившегося в населенном пункте Чхалта [5, л. 11]. Это стало важным шагом к снятию напряженности в Кодорском ущелье, грозившей перерасти в очередную вооруженную стычку между конфликтующими сторонами.

6. Обеспечение безопасности ключевых систем жизнеобеспечения (Ингур-ГЭС, мост через р. Ингури).

Для обеспечения безопасности Ингур ГЭС, которая снабжает электричеством треть населения Абхазии, а также часть населения Грузии, были специально выставлены отдельные дополнительные посты миротворческих сил. Благодаря организации патрулирования в районе объекта была обеспечена бесперебойная работа ГЭС и созданы благоприятные условия для трудовой деятельности ее персонала. Многочисленные попытки незаконных вооруженных формирований тем или иным образом подорвать ее функционирование на протяжении всей миротворческой операции так и не увенчались успехом.

2 Такая информация содержится в резолюции № 1124, принятой Советом Безопасности ООН на его 3307-м заседании 31 июля 1997 г. - Прим. авт.

Отдельного рассмотрения заслуживает и деятельность КСПМ применительно к мосту через р. Ингури. Он связывал Южную и Северную зоны безопасности. На момент ввода в регион российских миротворцев он был разрушен. Силами инженерных подразделений контингента его благополучным образом удалось восстановить [6, л. 61]. В дальнейшем уровень обеспечения безопасности объекта был настолько высок, что именно на нем проводились еженедельные четырехсторонние встречи с участием представителей конфликтующих сторон и Миссии ООН по наблюдению в Грузии.

7. Принятие мер по пресечению действий террористических, диверсионных формирований и других вооруженных групп, находящихся в Гальском районе и проникающих извне, и др.

К числу основных мер, принимавшихся КСПМ СНГ для урегулирования в зоне ответственности и зоне безопасности возникавших конфликтов и споров между конфликтующими сторонами, можно отнести следующие:

- оказание содействия в освобождении и обмене заложников;

- совместное патрулирование военнослужащих КСПМ СНГ и военных наблюдателей МООННГ зоны Кодорского ущелья (за указанный исторический период было проведено более 170 совместных патрулирований);

- организация совместного патрулирования с представителями противоборствующих сторон в Г алльском и Зугдидском районах;

- постоянное оказание помощи органам правопорядка конфликтующих сторон в борьбе с криминальными группами (в случае их обращения);

- эвакуация раненных и больных жителей, проживающих в верхней части Кодорского ущелья;

- проведение еженедельных четырехсторонних согласительных встреч [7, л. 36].

Однако, несмотря на деятельность миротворцев, военно-политическая обстановка в зоне конфликта в Абхазии, на протяжении всего исторического периода характеризовалась как сложная, напряженная и нестабильная.

Положительное влияние на развитие обстановки в регионе оказывали согласованные действия КСПМ СНГ и Миссии ООНН в Грузии по наблюдению и контролю за соблюдением конфликтующими сторонами ранее достигнутых договоренностей по поддержанию мира и урегулированию конфликта, мер по снижению криминогенной напряженности в Галльском районе Абхазии и Зугдидском районе Грузии, в Кодорском ущелье.

Однако отсутствие устойчивого двухстороннего политического грузиноабхазского диалога, конструктивных взаимоприемлемых предложений на межгосударственном уровне, участившиеся попытки силового давления Грузии в разрешении конфликта во многом ослабляли эффективность приложенных усилий.

Правительство Абхазии остро реагировало на агрессивные заявления политического руководства Грузии по «абхазскому вопросу». Действия Тбилиси в Южной Осетии, в том числе и против миротворческих сил, не оставляли у абхазского руководства сомнений в том, что похожий сценарий может повториться в зоне конфликта в Абхазии. Справедливость данных опасений подтвердилась впоследствии тем, что достоянием гласности стали разрабатываемые Министерством обороны Грузии во главе с И. Окруашвили планы нападения на непризнанную республику.

Начиная с 2005 г. в регионе стала складываться крайне напряженная обстановка в связи с действиями официальных должностных лиц Грузии по принуждению личного состава КСПМ к визовому режиму нахождения в зоне конфликта. В связи с этим Командующий КСПМ генерал-майор С. Чабан дал указания строго руководствоваться п. 39 Положения о Коллективных силах в СНГ и Мандатом на проведение операции [8, л. 23]. Участились различного рода провокационные действия со стороны грузинских властей по отношению к личному составу КСПМ. Примером этого может служить предпринятая Грузией попытка в марте 2006 г. обвинить российскую сторону в шпионской деятельности. Грузинские спецслужбы незаконно захватили офицеров КСПМ и пытались выдать их за представителей военной разведки Российской Федерации. Несмотря на то, что формально конфликтная ситуация была разрешена, отношения между странами с того момента резко ухудшились.

Проведенный анализ позволяет автору заключить, что объективные трудности урегулирования грузино-абхазского конфликта были в первую очередь связаны (и дальнейшее развитие ситуации это подтвердило) с отсутствием конкретных дипломатических, военных и экономических шагов со стороны Грузии. При этом грузинские власти робко пытались оправдать свою позицию несостоятельными заявлениями о неспособности КСПМ СНГ выполнять возложенные на них мандатом СНГ задачи.

Таким образом, несмотря на усилия, которые предпринимались КСПМ СНГ, а также международными гуманитарными организациями по наблюдению и контролю за соблюдением конфликтующими сторонами ранее достигнутых до-

говоренностей по поддержанию мира и урегулированию конфликта, обстановка в зоне грузино-абхазского конфликта оставалась сложной и нестабильной. Причинами этого были отсутствие устойчивого двухстороннего политического грузино-абхазского диалога, конструктивных взаимоприемлемых предложений на государственном уровне, учащение попыток силового давления Грузии в разрешении конфликта, неспособность силовых и правоохранительных структур обеих сторон контролировать общую ситуацию в зоне конфликта. Свою роль в нагнетании конфликта сыграли также раскольнические действия США и ряда стран Западной Европы, которые активно содействовали эксцентричным действиям, предпринимаемым одиозным руководством Грузии. Результатом такой политики стала вооруженная агрессия грузинской стороны против Южной Осетии и Абхазии в августе 2008 г. В свою очередь, действия КСПМ, в том числе и во время конфликта, наглядным образом продемонстрировали их способность выполнять задачи по поддержанию мира в соответствии с требованиями мандата на проведение миротворческой операции в полном объеме, то есть выступать гарантом обеспечения безопасности и стабильности в регионе.

* * *

1. Устав Содружества Независимых Государств // Вестник Межпарламентской Ассамблеи. СПб., 1993. № 2.

2. Текущий архив Секретариата СМО. 1994, д. 1, т. 3.

3. Текущий архив Секретариата СМО. 2008, д. 4, т. 18.

4. Сборник документов, касающихся вопросов урегулирования конфликта в Абхазии, Грузия, принятых в период 1992 по 1999 гг. М., 2000.

5. Текущий архив Секретариата СМО. 2003, д. 4, т. 12.

6. Тезисы выступления заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации Е. Севастьянова «О приоритетных направлениях сотрудничества военных ведомств и организаций воспитательной работы стран Содружества в интересах укрепления взаимопонимания и добрососедства государств-участников СНГ» // Текущий архив ШКВС СНГ. 1999, д. 84.

7. Текущий архив Секретариата СМО. 2007, д. 4, т. 17.

8. Текущий архив Секретариата СМО. 2003, д. 4, т. 16.