Научная статья на тему 'Мир детей в творчестве Мустая Карима'

Мир детей в творчестве Мустая Карима Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
1489
12
Поделиться
Ключевые слова
"ТАГАНОК" / "РАДОСТЬ НАШЕГО ДОМА" / "ДОЛГОЕ / ДОЛГОЕ ДЕТСТВО" / СКАЗКИ / FAIRY TALES / ЛЕГЕНДЫ / LEGENDS / ПОСЛОВИЦЫ / PROVERBS / ПРИТЧИ / PARABLES / НАЦИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА / NATIONAL CULTURE / ЭСТЕТИЧЕСКИЕ НРАВСТВЕННЫЕ ТРЕБОВАНИЯ / AESTHETIC MORAL REQUIREMENTS / РЕАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ / REAL RELATIONSHIPS / ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ЧУВСТВА / EMOTIONAL FEELINGS / TRIPOD / A JOY OF OUR HOUSE / LONG / LONG CHILDHOOD

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Валеев Ильяс Иштуганович

Народный поэт Башкортостана Р.Т. Бикбаев утверждает, что произведения М. Карима стали духовной сокровищницей не для одного поколения учащихся. Они открывают творчество писателя от детских тропиночек до школьного порога, становясь взрослее, раскрывают новые стороны творчества поэта. По словам М. Ломуновой, будущий поэт вобрал «в себя легенды, сказки. Великое множество знала их Старшая Матью…». Сказки М. Карима отличаются своей «двуликостью»: с одной стороны, они обращены к детям, нацелены на восприятие ими основной морали сказки, а с другой к родителям, точнее нацелена: на их совместное чтение, обсуждение. Например, урок мудрости и тема надежды звучат в поэтической сказке М. Карима «Улыбка», написанной в стиле восточных сказок, действие в ней развертывается во времена праотцов. Стара сказка, но смысл ее вечно молод: «Что на земле И окрик и приказ? Улыбка их сильнее Во сто раз!». М. Карим считал, что задача детского писателя приблизить ребенка к реальным человеческим отношениям, готовить его к испытаниям. Это он и утверждает своими произведениями для детей.

CHILDREN''S WORLD IN WORKS BY MUSTAY KARIM

According to the national poet of Bashkortostan Ravrl Brkbaev, works by Mustay Karim have become a spiritual treasure house not only for one generation of pupils. They have got acquainted with the writer's creative activity from their childhood till school years. Becoming adults, children reveal its new aspects. As M. Lomunova said the future poet has embodied legends, tales. His elder mother (Mustay Karim's father had two wives) knew lots of them. Tales by Mustay Karim are noted for their being addressed to children, aimed at understanding the main idea of a tale by them, on the one hand, and to parents, aimed at reading together, discussion, on the other. For example, ideas of wisdom and hope permeate Mustay Karim's poetic tale Smile written in the style of an Oriental tale. The tale unfolds the times of forefathers. The tale is old but its point is young forever: What on the earth /And shout and order?/ Smile is stronger them /A hundred times! As Mustay Karim considered the task of a children's writer is to bring a child closer to real human relations and prepare him for difficulties. And Mustay Karim proves this idea in his literary works.

Текст научной работы на тему «Мир детей в творчестве Мустая Карима»

И.И. Валеев

УДК 82.09(470.57)

мир детей в творчестве мустая карима

Аннотация

Народный поэт Башкортостана Р.Т. Бикбаев утверждает, что произведения М. Карима стали духовной сокровищницей не для одного поколения учащихся. Они открывают творчество писателя от детских тропиночек до школьного порога, становясь взрослее, раскрывают новые стороны творчества поэта. По словам М. Ломуновой, будущий поэт вобрал «в себя легенды, сказки. Великое множество знала их Старшая Мать...».

Сказки М. Карима отличаются своей «двуликостью»: с одной стороны, они обращены к детям, нацелены на восприятие ими основной морали сказки, а с другой — к родителям, точнее — нацелены на их совместное чтение, обсуждение. Например, урок мудрости и тема надежды звучат в поэтической сказке М. Карима «Улыбка», написанной в стиле восточных сказок, действие в ней развертывается во времена праотцов. Стара сказка, но смысл ее вечно молод:

«Что на земле

И окрик и приказ?

Улыбка — их сильнее

Во сто раз!».

М. Карим считал, что задача детского писателя приблизить ребенка к реальным человеческим отношениям, готовить его к испытаниям. Это он и утверждает своими произведениями для детей.

Ключевые слова: «Таганок», «Радость нашего дома», «Долгое, долгое детство», сказки, легенды, пословицы, притчи, национальная культура, эстетические нравственные требования, реальные отношения, эмоциональные чувства

Ilyas I. Valeyev

CHILDREN'S WORLD IN WORKS BY MUSTAY KARIM

Abstract

According to the national poet of Bashkortostan Ravil Bikbaev, works by Mustay Karim have become a spiritual treasure house not only for one generation of pupils. They have got acquainted with the writer's creative activity from their childhood till school years. Becoming adults, children reveal its new aspects. As M. Lomunova said the future poet has embodied legends, tales. His elder mother (Mustay Karim's father had two wives) knew lots of them.

Tales by Mustay Karim are noted for their being addressed to children, aimed at understanding the main idea of a tale by them, on the one hand, and to parents, aimed at reading together, discussion, on the other. For example, ideas of wisdom and hope permeate Mustay Karim's poetic tale Smile written in the style of an Oriental tale. The tale unfolds the times of forefathers. The tale is old but its point is young forever:

What on the earth /And shout and order?/ Smile is stronger them /A hundred times!

As Mustay Karim considered the task of a children's writer is to bring a child closer to real human relations and prepare him for difficulties. And Mustay Karim proves this idea in his literary works.

Key words: The Tripod, A Joy of Our House, Long, Long Childhood, fairy tales, legends, proverbs, parables, national culture, aesthetic moral requirements, real relationships, emotional feelings

Во вступительной статье к одному из томов Библиотеки мировой литературы для детей Н. Павлова отмечает: «Характер многообразного творчества Мустая Карима — поэта, прозаика, публициста, драматурга — неотделим от детства. Оно осталось с ним и в нем, откликнулось искренностью, доверчивостью, добротой его книг» [12, с. 3—4].

Писатель Б.Т. Евсеев поинтересовался однажды у М. Карима, когда он впервые и серьезно начал писать для детей и о детстве. «Первые книги для детей я начал писать в 50-х годах, — сказал он. — Я очень боялся писать для детей. А первая повесть моя называлась «Радость нашего дома»... Это была повесть о дружбе...

©Валеев И.И., 2015

Потом я другую написал повесть. Она получилась интересней, глубже, реалистичней. В 1950 году жил я около большого озера за Уралом в крепкой большой деревне. И вот как-то я иду по деревенской улице и вижу: стоит мальчик оборванный, грязный, лет семи-восьми и поет песню:

Хороша, хороша, замечательная,

Нужно быть сознательным обязательно...

Этот мальчишка так запал мне в душу, что я написал о нем повесть, «Таганок» называется. Кроме того, я писал для маленьких детей небольшие рассказы...» [8, с. 5].

В ходе этого же разговора М. Карим признался, что боится писать для детей стихи: «Слишком это ответственно, слишком это простая и высокая поэзия...», — размышлял он.

Как справедливо утверждает Р. Бикбаев, учащиеся Башкортостана начинают открывать творчество М. Карима от детских тропиночек до школьного порога, становясь взрослее, раскрывают новые стороны творчества поэта, полнее понимают их [2, с. 9].

Равиль Тухватович подчеркивает, что «детские повести башкирского писателя с удовольствием читают ребята различных национальностей» [3].

Широкий круг стран, дети которых читают книги М. Карима, очертила А. Гайсина: «Я рада за детей из других стран, на языки которых переведены книги Мустая Карима. Так, повесть «Таганок» звучит на английском, грузинском, казахском, молдавском языках; «Радость нашего дома» — на грузинском, туркменском, украинском, а «Долгое-долгое детство» — на болгарском, латышском, литовском, казахском, словацком, украинском... А сколько детей имеют счастье наслаждаться чтением книг Мустая Ка-рима на башкирском, татарском и русском языках!» [4].

Писать для детей — задача трудная и ответственная. Ответственная потому, что юный читатель с непосредственной глубокой верой принимает каждое слово и образ автора. Быть может, именно поэтому некоторые читатели «пришли» к Мустаю Кариму через маленьких почитателей его таланта.

По признанию Г. Шафикова, в большую литературу он пришел через творчество Мустая Ка-рима: «... где-то в шестом или седьмом классе, — пишет он, — в руки мне попалась книжка Мус-

тая Карима «Цветы на камне», изданная в Москве, в обыкновенном бумажном переплете. И она сразу же стала ... желанной и необходимой ... Тогда я учился в девятом классе» [22].

Задача детского писателя, как считал Мустай-ага, приблизить ребенка к реальным человеческим отношениям, бережно готовить его к испытаниям. Это он и утверждает своими произведениями для детей [17, с. 150].

Среди них определенное место заняли его сказки. Именно в сказке открывается детям путь в поэзию, с нее начинается освоение бездонной сокровищницы национальной культуры. Кто хоть когда-нибудь был на детских спектаклях кукольных театров, тот был свидетелем того, как острые коллизии и сложные ситуации, в которые попадают герои сказок, горячо и искренне волнуют маленьких зрителей. Переживая судьбу героев сказки, они сами приобщаются к их высоким моральным качествам.

В предисловии к сборнику стихов и поэм Мустай Карим признался: «Что за воротами нашего дома — большой мир, я это впервые узнал от моей матери. Она меня часто уводила в лес или в горы, пересказывала десятки сказок, загадывала сотни загадок. Все это мне очень нравилось» [9, с. 3].

Этим и определяются, в самом общем смысле, особые эстетические и нравственные требования, которые ставит детская литература перед теми, кто пытается заявить себя в этом роде искусства.

По словам М. Ломуновой, будущий поэт не случайно вобрал «в себя легенды, сказки. Великое множество их знала Старшая Мать. Ездил в ночное с ребятишками-сверстниками, впитывал истории, слышанные у костра» [17, с. 12].

Сказки Мустая Карима отличаются своей «двуликостью»: с одной стороны, они обращены к детям, нацелены на восприятие ими основной морали сказки, а с другой — адресованы родителям, точнее — нацелены на их совместное чтение, обсуждение этих сказок и сказочных героев.

Как полагал Мустай Карим, богатый детский фольклор, накопленный и проверенный в продолжение столетий народом, донесли до нас не хрестоматии, а детские игры.

Произнося веселые игровые заклинания, приказывая огню гореть, дождю — перестать или припустить сильней, улитке — высунуть рога, а

божьей коровке — улететь на небо, мы как бы впервые чувствовали свою власть над природой.

Во многих произведениях Мустая Карима немало «страшных образов», сказочно-фольклорных историй. Это не случайно. Сказовый стиль отвечает всему поэтико-прозаическому эпосу о рождении, смерти, любви, ненависти, войне и мирной жизни.

Повесть Мустая Карима «Бе??ец ещец йэме» (1951; «Радость нашего дома»), например, полна народных оборотов речи, башкирских легенд, поэтических по самой своей сущности.

Чудесна сказка о батыре Тимербеке, рассказанная бабушкой «из аула Тимертау».

В продолжение разговора об этой повести хочется поделиться своими сомнениями по поводу утверждения Г. Гулия. В рецензии к книге он писал: «Есть к автору одна претензия. Автор, по-моему, рисует детей — Ямиля, Оксану и других башкирских ребят — какими-то благообразными. И характеры у всех хорошие — они почти не ссорятся, послушные и очень умные дети. «Я сразу полюбил дядю Петра», — заявляет Ямиль. Оксану он обычно называет «сестричкой». Мать называет Ямиля «сыночком». Сладенькие словечки и выражения, встречающиеся в повести, вызывают только досаду.

«Людей роднят не язык и богатство, — говорит старый дед Мансур, — людей роднит сердце». У героев книжки — добрые сердца. Событие, о котором рассказывается в ней, прекрасно. Так, к чему же все это еще и подслащивать?» [7].

Вряд ли можно согласиться с таким выводом.

Мустай Карим в письме С. Баруздину рассказывает историю создания повести, возникшей из фронтовых воспоминаний. Солдат-башкир после боя ночью из нейтральной полосы вынес тяжело раненую женщину с двумя девочками. Они бежали от немцев к нашим, те открыли огонь... Тот же солдат взялся отвезти мать с дочерьми в госпиталь. Женщина умерла, и тогда солдат написал жене, чтобы она приехала за старшей девочкой. Это было в Днепропетровске. Как сложилась судьба ребенка, усыновивших его людей, писателю было неизвестно, но случай этот запал в память, стал впоследствии основой повести.

И еще одно воспоминание вошло в нее. В 1946 году Мустай Карим лечился в санатории, в Шафраново. На местном базарчике он часто

встречал мальчонку лет семи, тот прибегал из соседнего аула и кормился здесь, на базарчике, рассказывая о себе удивительные истории. Запомнились его голос, жесты, сама манера разговора. Этот мальчик стал рассказчиком в будущей повести. Если в этом произведении, говорит писатель, «есть некоторая доля умиротворенности и слащавости, то все от голоса того мальчика. Он, голодный, оборванный, мечтающий о голубой, именно о голубой рубашке, так сладко говорил обо всем. Кстати, на том же базарчике мы ему все-таки купили голубую рубашку. Потом расстались и больше не встретились.

Мальчик и та далекая девочка соединились в моем взбудораженном воображении и заставили написать эту повесть» [13, с. 320].

И если кто-то замечает в повести «Радость нашего дома» «подслащивание», ответим ему словами самого автора: «...пусть так. Ибо дети никогда не жалуются на трудности. Даже уродливые, хилые дети играют в непобедимых богатырей, голодные оборванцы воображают, что они царевичи. В «Радости нашего дома» я смотрю на мир глазами детей, стараюсь постичь его воображением детей (выделено мной. — И.В.). Еще о голодных: если бы голодные взрослые заметили, что кусок глины похож на ломтик хлеба, то это причинило бы им страдание. А голодные дети «пекут» хлеб из глины и в этом находят облегчение. Вот так, на мой взгляд, по-разному воспринимается действительность.

В «Радости...» я сознательно «приукрашивал» жизнь и взрослых, их взаимоотношения, чтобы сказать, что при всех ужасах войны мечта о добре и гармонии, человечность и сострадание остаются первоосновой нравственного бытия людей» [13, с. 320]. А чуть позже он об этой своей повести сказал следующее: «Дети у меня не горюют, не плачут, живут своей жизнью, играют, а идет война. Я не показывал там ужасов голода. Ведь дети шести—семи лет, размышлял я, не всегда замечают и осознают тяготы жизни. Голод — не голод, для них часто не это главное. Баруздин тогда сказал, что немного патоки я в этой книги переложил, да и название несколько мелодраматическое. Но вот я перечитал сейчас, и не каюсь. Именно в то тяжкое время такая вот, может чересчур «светлая» книжка, и должна была написаться» [8, с. 5].

П. Павлова подметила еще одну интересную особенность этой повести. «Понятие и слово «вме-

сте» стали у него (Мустая Карима. — И.В.) сквозными, — пишет она. — Они в воспоминаниях о детстве, когда так много знали и видели, так мечтали «все вместе». И в напутствии, которое дает мать ребятам из «Радости нашего дома», — «идите все вместе, взявшись за руки», и даже в том, как входят в дом старики, дедушка Мансур с бабушкой Фархунисой, — тоже взявшись за руки. В этом глубокий смысл, объединяющий поэзию, драматургию, публицистику Мустая Карима в законченный художественный мир» [12, с. 5].

Мог ли предположить М. Карим в далеком 1951 году, что у его повести «Радость нашего дома» в 2004 г. последует продолжение? И напишет его ученик лицея № 60 г. Уфа Саша Егоров. Сам по себе этот факт уникальный и трогательный: какие должны были быть задеты струны в маленьком человеке после прочтения этой повести, чтобы у него появилось желание продолжить ее! [21].

Сколько раз бывало, что, взахлеб читая интересную книгу, с грустью замечал: до конца осталось совсем немного, впереди расставание с любимыми героями... А хотелось идти с ними дальше. Это высшее проявление читательской любви, когда чтение становится не только сопереживанием, но и сотворчеством.

Очень растрогало Мустая Карима письмо Саши Егорова, который сочинил продолжение любимой им повести и весьма современно озаглавил ее «Радость нашего дома — 2». Поэт позвонил школьнику и сказал, что ему понравилось.

«Второй повестью» по порядку появления М. Карим назвал свою книгу «Ос таган» (1966; «Таганок») [13, с. 320].

Если в «Радостях...» автор смотрит на мир глазами детей, то в «Таганке» описывает события уже глазами взрослого человека [11, с. 379]. В этой повести, как он сам пишет, «речь идет тоже о трудных годах... Но эти трудности не навязываются ни героям повести, ни читающим ее. Я этим вовсе не отгораживаю детей от житейских невзгод, я просто не хочу моих героев отрывать от их — ими выдуманного — мира, где реальность смешана с мечтой. У этого мира есть свои трудности и печали, свои невзгоды и невозвратные утраты, что для них поважнее действительных трудностей, действительных невзгод в мире взрослых. Детей нужно учить быть стойкими перед своими невзгодами, быть честными

перед своими трудностями, тогда они, уже став взрослыми, не изменят себе» [13, с. 320—321].

Детство всегда вспоминается как большой отрезок жизни, в которой время, до краев наполненное открытиями, кажется долгим. «О?он-о^ак бала сак» (1976; «Долгое-долгое детство») — так и назвал Мустай Карим автобиографическую повесть. «Как-то я спросила, — пишет родная сестра поэта Салиса Каримова, — у своего брата: «Абый, а почему ты назвал свою книгу «Долгое-долгое детство»? Он сказал: «Ну, по разным причинам. Хотя бы потому, что поэт долго-долго не выходит из детства, остается ребенком» [6, с. 30].

В детских повестях М. Карима нет плохих людей. Не потому, что, по его мнению, их нет вообще. «Может, и есть, — говорит он, — но я их не вижу. Если глаз и приметит — душа не приветит» [12, с. 6].

Добротой искрятся и другие произведения М. Карима, адресованные детям: «Туда или сюда» (1966), «Батя Ялалетдин» (1996), «Абубакир» (2005). Кстати, главный герой последнего рассказа погиб, спасая детей от пожара.

Про свою небольшую книжку «Туда или сюда» башкирский писатель размышлял так: «... в ней говорится о ее (героини Альфии. — И.В.) общении с природой, с говорящими цветами, с писклявыми грибами. Она рассказывает грустную сказку о детстве Деда Мороза, который вынужден был уйти в холодный край, потому что его — снежного мальчика — обижали плохие ребята. В той же книжке есть сказка про медведя и белугу, которые затеяли драку в реке Уфимке в жаркий день...

И здесь реальность чередуются с выдумкой» [13, с. 321].

О детях в своих книгах М. Карим говорит как о людях с большим миром чувства. Но только чувства эти часто непонятны взрослым, потому что перешагнуть через пропасть, отделяющую взрослого от ребенка, можно только любя. Только любовь соединяет и позволяет взрослым понять этот мир.

Для Мустая Карима детство — пора вызревания в человеке начал, становящихся его опорой в дальнейшем. Это — точка отсчета, с которой начинается человек.

Говоря об истории возникновения ответного письма на послание башкирского народа, М. Карим пишет: «В те дни, прочитав в газете, чудом

дошедший до меня послание башкирского народа сыновьям и дочерям — воинам, я взялся написать от имени фронтовиков ответное письмо. Я ощущал внутренне озарение и в то же время радость. Не беру ли на себя непосильное? Все-таки осмелился. Мне вдруг показалось, что знаю каждого по имени, что сквозь зарево ночных взрывов вижу лица всех, к кому обращены мои думы, что передо мной разом открылся весь облик Башкирии, полный мужества, выносливости, тоски и надежды... Сегодня уже издалека, не с огненных рубежей смотрю я в четыре миллиона пар твоих глаз, Башкирия. Бессчетно много среди них честных, надежных, добрых, сияющих. ЭТО — ПРЕЖДЕ ВСЕГО ГЛАЗА ДЕТЕЙ» (выделено мной. — И.В.) [15, с. 481—482]. Как не вспомнить здесь Н.А. Добролюбова, который считал, что писатели «должны учиться, смотря на детей, должны сами переродиться, сделаться как дети, чтобы достигнуть ведения истинного добра и правды. Если уже мы хотим обратить внимание на воспитание, то надо начать с того, чтобы перестать презирать природу детей и считать их неспособными к восприятию убеждений разума. Напротив, надо пользоваться теми внутренними сокровищами, которые представляет нам натура дитяти. Многие из этих природных богатств нам еще совершенно неизвестны, многое, по слову Евангелия, утаено от премудрых и разумных и открыто младенцам!» [15, с. 371].

Такой случай из раннего детства писателю помнится... Летним солнечным днем он сидел у ворот своей избы. Напротив, на пустыре, у самой тропинки что-то блестело. А фантазия мальчика уже рисовала сказочный мир, где жили и драконы и великаны... На пустыре же, в нескольких шагах от дома, как раз и было жилище богатырей. Под небольшим бугром они зарыли клад и нечаянно обронили одну из драгоценностей... И тут прошел по тропинке прохожий и отшвырнул ногой ту блестку. «И потух так любовно построенный мною мир. Но... до сих пор в моей душе светит искорка того луча, упавшего на осколок стекла» [11, с. 375].

Не та ли искорка сберегла в нем и в зрелые годы способность удивляться жизни, воспринимать ее как чудо? Не эти ли свойства души позволили столь чутко передать мир ребенка в повести «Долгое-долгое детство»?..

Этот мир всегда был ему интересен. Не раз он задастся вопросами: какова цель литературы

для детей? Как можно дольше сохранить детство в ребенке, сберечь, дабы не померкло раньше времени? ... Впрочем, почему же только в ребенке. Доверчив (а это ли не самое прекрасное, что присуще детству?) его Прометей, доверчив лирический герой его стихов — «медленно седеющей младенец» [17, с. 749].

«Детство у всех хорошая пора», — сказал М. Карим во время встречи в редакции газеты «Ленинсы» [14]. Но это не означает, по мнению писателя, ведения праздного образа жизни. «Детей нужно учить быть стойкими перед своими невзгодами, быть честными перед своими трудностями, тогда они, уже став взрослыми, не изменят себе» [13, с. 320]. И не случайно в «Таганке», например, писатель призывает: «... пусть дети поверят в реальность мечты, пусть их не пугает несбыточность желаний» [13, с. 320].

Мустай Карим неоднократно говорил о том, что рос он как раз в атмосфере доброй требовательности и это не могло не сказаться в создании произведений для детей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Альфия Каримова: «Я с детства знала, что отец — человек уникальный» // Республика Башкортостан. — 2012. — 22 сентября.

2. Бикбаев Р. Полпред народа // Советская Башкирия. — 1958. — 28 мая.

3. Бикбаев Р. Голос народа // Вечерняя Уфа. — 1999. — 20 октября.

4. Гайсина А.А. Внучка называет меня Оло инэй // Вечерняя Уфа. — 2004. — 21 октября.

5. Гамзатов Р.Г. О бурных днях Кавказа. Стихотворения, сказания, поэмы / пер. с авар. А. Вознесенского и др. — М.: Современник, 1989.

6. Год без Мустая. — Уфа: Инеш, 2006.

7. Гулиа Г. Повесть для детей // Литературная газета. — 1952. — 11 декабря.

8. Евсеев Б. Сказки Мустая Карима // Детская литература. — 1993. — № 7.

9. Карим М. Стихи и поэмы. — М.: Гос. изд-во худож. лит-ры, 1985.

10. Карим М. Живите красиво! // Яшь Ленинчы. — 1979. — 26 мая.

11. Карим М. Собрание сочинений. В 3 т. Т. 3. — М.: Худож. лит., 1973.

12. Карим М. Радость нашего дома. Рыбаков А.Н. Кортик. Сотник Ю.В. «Архимед» Вовки Грушина. Троепольский Г.Н. Белый Бим Черное ухо. Сладков Н.И.

За пером синей птицы. Успенский Э.Н. Крокодил Гена и его друзья: Повести и рассказы / вступ. ст. Н. Павловой. — М.: Дет. лит., 1986.

13. Карим М. Притча о трех братьях. — М.: Современник, 1988.

14. Карим М. Горжусь своей судьбой... // Ленинец. — 1989. — 21 октября.

15. Карим М. Соч. в 5 т. Т. 5. — Уфа: Китап, 1999.

16. Курамшина L. Альфия Каримова: «С годами наши вкусы все больше сходятся» // Вечерняя Уфа. — 2004. — 20 октября.

17. Ломунова М.Н. Мустай Карим: Очерк творчества. — М.: Худож. лит., 1988.

18. Мустай Карим — это долгое детство // Уфа. — 2004. — № 10.

19. Николаев П.А. Поэмы о человеке // Карим М. Помилование: Повести. — М.: Дружба народов, 1999.

20. Николенко И. Мустай Карим — радость каждого дома // Республика Башкортостан. — 2011. — 20 октября.

21. Радость нашего дома — 2. Пятиклассник Саша Егоров написал продолжение повести Мустая Кари-ма // Вечерняя Уфа. — 2004. — 10 сентября.

22. Шафиков Г. Мустай рядом с нами // Известия Башкортостана. — 1994. — 5 октября.

REFERENCES

1. Al'fiia Karimova: «la s detstva znala, chto otets — chelovek unikal'nyi» [Al'fiia Karimova: Since My Childhood I Have Known that My Father is a Unique Person]. Respublika Bashkortostan — The Republic of Bashkortostan Newspaper, September 22, 2012 (In Russ.).

2. Bikbaev R. Polpred naroda [The People's Ambassador]. Sovetskaia Bashkiriia — Soviet Bashkiria Newspaper, May 28, 1958 (In Russ.).

3. Bikbaev R. Golos naroda [Voice of the People]. Vecherniaia Ufa — Evening Ufa Newspaper, October 20, 1999 (In Russ.).

4. Gaisina A.A. Vnuchka nazyvaet menia Olo inei [My Granddaughter Calls Me Olo Inei]. Vecherniaia Ufa — Evening Ufa Newspaper, October 21, 2004 (In Russ.).

5. Gamzatov R.G. O burnykh dniakh Kavkaza. Stikhotvoreniia, skazaniia, poemy [Turbulent Days of the Caucasus. Poems, Tales]. Transl. from Avar by A. Voznesensky, etc.]. Moscow, Sovremennik Publ., 1989 (In Russ.).

6. God bez Mustaia [A Year without Mustay]. Ufa, Inesh Press, 2006 (In Russ.).

7. Gulia G. Povest'dlia detei [A Story for Children]. Literaturnaia gazeta — Literary Gazette, December II, 1952 (In Russ.).

8. Evseyev B. Skazki Mustaia Karima [Tales by Mustay Karim]. Detskaia literatura — Children's Literature, no. 7, 1993.

9. Karim M. Stikhi i poemy [Poems and Verses]. Moscow, Gosudarstvennoe izdatel'stvo khudozhes-tvennoi literatury Publ., 1985 (In Russ.).

10. Karim M. Zhivite krasivo! [Live a Good Life]. Lash'Leninchy — YoungLenininst, May 26, 1979 (In Russ.).

11. Karim M. Sobranie sochinenii. V31. T. 3 [Collected Works. In 3 Vol. Vol. 3]. Moscow, Khudozhestvennaia literatura Press., 1973 (In Russ.).

12. Karim M. Radost' nashego doma. Rybakov A.N. Kortik. Sotnik Lu. V. «Arkhimed» Vovki Grushina. Troepol'skii G.N. Belyi Bim Chernoe ukho. Sladkov N.L. Za perom sinei ptitsy. Uspenskii E.N. Krokodil Gena i ego druz'ia: Povesti i rasskazy [Karim M. A Joy of Our House. Rybakov A.N. The Dagger. Sotnik Iu.V. "Archimedes"of Vovka Grushin. Troyepolsky G.N. White Bim, the Black Ear. Sladkov N.I. To Get the Feather of the Bluebird. E.N. Uspensky. Crocodile Gena and His Friends: Stories]. Introductory Article by N. Pavlova. Moscow, Detskaia literatura Press, 1986 (In Russ.).

13. Karim M. Pritcha o trekh brat'iakh [A Parable of Three Brothers]. Moscow, Sovremennik Publ., 1988 (In Russ.).

14. Karim M. Gorzhus' svoei sud'boi... [I am Proud of My Fate]. Leninets — The Leninist, October 21, 1989 (In Russ.).

15. Karim M. Soch. v S t. T. S [Writings. In 5 Vol. Vol. 5]. Ufa, Kitap Publ., 1999 (In Russ.).

16. Kuramshina G. Al'fiia Karimova: «S godami nashi vkusy vse bol'she skhodiatsia» [Alfiia Karimova: "Our Tastes Have Been Getting Similar More with the Passing of Years"]. Vecherniaia Ufa — Evening Ufa, October 20, 2004 (In Russ.).

17. Lomunova M.N. Mustai Karim: Ocherk tvorchestva [Mustay Karim: An Essay on Creative Work]. Moscow, Khudozhestvennaia literatura Press, 1988 (In Russ.).

18. Mustai Karim — eto dolgoe detstvo [Mustay Karim — This Long Childhood], Ufa, no.10, 2004 (In Russ.).

19. Nikolaev P.A. Poemy o cheloveke [Poems about the Humans]. In: Karim M. Pomilovanie: Povesti [Mustay Karim. Pardon: Stories]. Moscow, Druzhba narodov Press, 1999 (In Russ.).

20. Nikolenko I. Mustai Karim — radost' kazhdogo doma [Mustay Karim as a Joy of Every House]. Respublika

Bashkortostan — The Republic of Bashkortostan, October 20, 2011 (In Russ.).

21. Radost' nashego doma — 2. Piatiklassnik Sasha Egorov napisal prodolzhenie povesti Mustaia Karima [A Joy of Our House — 2. The 5th Grader Sasha Egorov

Has Written a Sequel to the Story by Mustay Karim]. Vecherniaia Ufa — Evening Ufa, September 10, 2004 (In Russ.).

22. Shafikov G. Mustai riadom s nami [Mustay is beside Us]. Izvestiia Bashkortostana — Bashkortostan News, October 5, 1994 (In Russ.).

Об авторе

Валеев Ильяс Иштуганович (р. 25.01.1949, Мечетлинский р-н БАССР) — педагог. Д-р пед. наук (1999), проф. (2000). Отличник просвещения СССР (1988) и РСФСР (1986), почетный работник высшего профессионального образования РФ (2003). В 1992 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме «Самоуправление учащихся как средство эффективности патриотического воспитания (на материалах национальных школ-интернатов Башкирской АССР)» (Москва, МОПИ им. Н.К. Крупской), в 1999 г. — докторскую по теме «Этнопедагогические основы патриотического воспитания школьников (на материале Республики Башкортостан)» (Московский открытый университет им. М. Шолохова). Автор около 60 монографий, книг, учебно-методических пособий.

Научные труды: Народность и патриотизм. Уфа, 2000; Мустай Карим: воин, поэт, гражданин. М., 2004; Мустай Карим — явление мировой культуры. В 2 т. Уфа, 2007; Башкирская этнопедагогическая культура как фактор мировой цивилизации. В 3 т. Уфа, 2012; Гуманизм Мустая Карима. В 2 т. Уфа, 2013; Советский период истории России. Уфа, 2014; Постсоветская Россия. Уфа, 2015.

About the Author

Ilyas I. Valeyev (born January 25, 1949, Mechetlinsky district, the Bashkir ASSR), educationist. Dr.Sc. (Pedagogics) (1999), professor (2000). High Achiever of Education the USSR (1998) and the Russian SFSR (1986), Honorary Worker of Higher Vocational Education of the Russian Federation (2003). In 1992 defended his thesis for a candidate's degree on Student Government as a Method of Effective Patriotic Upbringing (Exemplified by the National Boarding Schools of the Bashkir ASSR) at the N. Krupskaya Moscow Regional Teacher Training Institute, and in 1999 his doctoral dissertation on Ethnopedagogical Basis of Patriotic Upbringing of Pupils (Exemplified by the Republic of Bashkortostan) at the M. Sholokhov Moscow Open University. Author of about 60 monographs, books, manuals.

Scholarly works: National Spirit and Patriotism. Ufa, 2000 (In Russ.); Mustay Karim: Warrier, Poet and Citizen. Moscow, 2004 (In Russ.); Mustay Karim as a Phenomenon of the World Culture. In 2 Vol. Ufa, 2007 (In Russ.); Bashkir Ethnopedagogical Culture as a Factor of the World Civilization. In 3 Vol. Ufa, 2012 (In Russ.); Mustay Karim's Humanism. In 2 Vol. Ufa, 2013 (In Russ.); Post-Soviet Russia. Ufa, 2015 (In Russ.).

НИК "Башкирская энциклопедия" оказывает следующие виды услуг:

• подготовка и выпуск универсальных и отраслевых энциклопедий, словарей, справочников, научных, научно-популярных и популярных изданий по государственным заказам и заказам юридических и физических лиц;

• полиграфическое исполнение различных книг, журналов, брошюр и т.д.;

• изготовление печатной продукции (буклеты, пригласительные билеты, календари, визитки и т.д.);

• перевод текстов любой сложности с башкирского языка на русский, с русского на башкирский, английский языки;

• составление и художественное оформление родословных (шежере).

НИК имеет исключительные права на все выпущенные издания.

450006, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Революционная, 55. Тел.: 8 (347) 250-03-92