Научная статья на тему 'Михаил Булгаков как интернациональное явление'

Михаил Булгаков как интернациональное явление Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
432
58
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Михаил Булгаков как интернациональное явление»

Е. А. Яблоков (Москва)

Михаил Булгаков как интернациональное явление

М. А. Булгакову довелось родиться незадолго до Дня святых Кирилла и Мефодия. Поэтому состоявшаяся в Институте славяноведения РАН 17-19 мая 2016 г. конференция «Михаил Булгаков и славянская культура»* соединила две даты: 125-летний юбилей Булгакова и День славянской письменности и культуры.

Один из популярнейших в мире русских писателей, который создал в своих произведениях колоритный образ Москвы, биографически был связан с несколькими славянскими странами — Украиной, Польшей, Болгарией, Сербией, Хорватией. В его текстах множество «знаков» славянской истории и культуры периода XVII-XX вв. Одна из важнейших черт поэтики Булгакова — активное использование мотивов славянской мифологии. Уже со второй половины 1920-х гг. его произведения получили известность в Европе, переводились на славянские языки, ставились в театрах. Во второй половине XX в. к театральным постановкам добавились кинематографические (так, первые фильмы по роману «Мастер и Маргарита» сделаны в начале 1970-х гг. сербским режиссером А. Петровичем и польским режиссером А. Вайдой). К тому же за последние полвека в славянских странах вышли многочисленные работы о жизни и творчестве писателя, сложились традиции булгаковедческих исследований. Эти и другие проблемы активно обсуждались на конференции — кстати, принять «заочное» участие в ней мог любой желающий, поскольку ход заседаний транслировался в Интернете.

Ряд выступлений был посвящен общим вопросам булгаковской поэтики, анализу базовых мотивов, формирующих художественный мир писателя. Так, в докладе Е. А. Иваньшиной (Воронеж) «Между живыми и мертвыми: о генеративных узлах, граничной семантике и обрядах перехода в творчестве М. Булгакова» рассматривалось общее семантическое «ядро» булгаковских текстов, анализировался их инвариантный мифопоэтический сюжет, являющийся трансформацией сюжета волшебной сказки. Доклад Е. А. Яблокова (Москва) «Куколь-

* Конференция проводилась при поддержке Российского гумани-

тарного научного фонда (грант № 16-04-14028г).

ные персонажи в произведениях М. Булгакова» был посвящен важным в художественном мире писателя оппозициям «естественное / искусственное», «органическое / механическое». Е. Н. Ковтун (Москва) в докладе «Михаил Булгаков и славянская фэнтези» говорила о влиянии булгаковского стиля на представителей современных литературных течений, о том, в какой мере можно считать Булгакова предшественником одной из наиболее популярных разновидностей фантастической литературы. В докладе Н. М. Куренной (Москва) «Мотив дворянской усадьбы в раннем творчестве М. А. Булгакова» образ усадьбы в рассказе «Ханский огонь» и повести «Роковые яйца» проанализирован как гротескный символ изменений, произошедших в социально-политическом устройстве страны, распада культурных основ российской жизни. Доклад А. Г. Ляпустина (Москва) «Христо-логия М. А. Булгакова в свете теории двух источников» был посвящен генезису евангельского сюжета в романе «Мастер и Маргарита», в том числе проявившемуся в нем влиянию книги Д. С. Мережковского «Иисус Неизвестный». Н. М. Филатова (Москва) в докладе «О польских родственных связях Л. Е. Белозерской-Булгаковой» рассказала о малоизвестных эпизодах биографии второй жены Булгакова, а также затронула некоторые аспекты истории польского бул-гаковедения — в частности, речь шла о деятельности крупнейшего польского ученого-русиста, эссеиста и переводчика А. Дравича, автора книги «Мастер и дьявол».

Значительная часть докладов была посвящена вопросам рецепции булгаковского творчества (читательское восприятие, литературная критика, сценическое воплощение и т. п.) в европейских странах. И. А. Герчикова (Москва) в докладе «М. Булгаков на чешской сцене» говорила не только о судьбе пьес Булгакова в Чехии (начиная с драмы «Дни Турбиных», которая уже в 1927-1928 гг. ставилась русскими эмигрантскими театрами и самодеятельными коллективами), но и о переводах булгаковских текстов, начиная с первого чешского издания романа в 1928 г. А. Ибришимович-Шабич (Сараево) в докладе «Произведения М. Булгакова на сценах сараевских театров» представила часть большого исследования, посвященного тому, как бос-нийско-герцеговинская литературная и театральная критика воспринимала постановки русских классиков — среди которых Булгакову принадлежит особое место. Доклад Ю. П. Гусева (Москва) «Воланд в Будапеште» был посвящен довольно экзотичному аспекту булга-коведения: речь шла о личности и биографии советского авиаконструктора (итальянско-венгерского происхождения) Р. Л. Бартини,

который, предположительно, мог оказаться одним из «прототипов» булгаковского Воланда. А. В. Усачева (Москва) в докладе «М. Булгаков в современной Румынии: "Мастер и Маргарита" глазами румынских литературоведов» проанализировала отношение к булга-ковскому роману в Румынии начиная с 1960-х гг. до сегодняшнего дня, выявила основные тенденции посвященных писателю критических работ. Е. Малити (Братислава) в докладе «Михаил Булгаков в словацкой культуре: вопросы рецепции и перевода» говорила как об общих проблемах восприятия творчества Булгакова в Словакии, так и о различных подходах переводчиков к булгаковским оригиналам; кроме того, речь шла о воздействии творчества Булгакова на современных словацких писателей. М. Лойк (Любляна) в докладе «Постановки произведений Булгакова на словенской сцене» охарактеризовала ряд спектаклей — не только постановок оригинальных булгаковских пьес («Мольер», «Иван Васильевич», «Зойкина квартира», «Мертвые души», «Бег», «Багровый остров»), но также предпринятых словенскими режиссерами инсценировок прозы писателя («Собачье сердце», «Мастер и Маргарита»). В докладе А. Г. Шешкен (Москва) «Булгаковский мотив в македонской литературе XXI века (роман В. Урошевича "Невеста змея", 2008)» рассмотрено сатирическое произведение современного македонского писателя, пародирующее сюжет волшебной сказки и имеющее ряд мотивных перекличек с романом «Мастер и Маргарита».

Внимание участников конференции привлекали экранизации произведений Булгакова — как современные, так и осуществленные несколько десятилетий назад. Три доклада были в той или иной мере посвящены итало-югославской картине «Мастер и Маргарита», поставленной в 1972 г. сербским режиссером А. Петровичем. Д. Мара-вич (Нови-Сад) в докладе «Фильм А. Петровича "Мастер и Маргарита" по мотивам романа М. А. Булгакова» рассказывала о возникновении замысла, процессе создания картины, ее восприятии публикой и критиками, а также об истории запрещения фильма. Целью доклада А. Майер-Фраатц (Иена) «Экранизации романа "Мастер и Маргарита" польского режиссера А. Вайды и югославского режиссера А. Петровича как критические комментарии к современности начала 70-х годов XX века» стало сопоставление двух картин в аспекте режиссерского замысла: с одной стороны, «собственно» экранизация (Петрович), с другой — «авторское» публицистическое произведение с использованием мотивов булгаковского романа (Вайда). В докладе И. Перушко (Загреб) «Михаил Булгаков в интерсемиотическом и

межъязыковом переводе: итало-югославская экранизация романа "Мастер и Маргарита" (1972) и хорватский сборник ранней прозы М. Булгакова "Как закалялся мастер" (2013)» рассматривались теоретические проблемы, связанные с «переводом» литературного произведения на язык других видов искусства.

Разумеется, речь шла и о собственно переводческой деятельности. Е. С. Вучкович (Москва) в докладе «Авторская трансформация фразеологизмов как средство создания комического эффекта в повести "Собачье сердце" и ее отражение в сербских переводах» на конкретных примерах анализировала и систематизировала затруднения, возникающие при переводе булгаковских фразеологизмов. С. А. Заболотная (Воронеж) в докладе «"Белая гвардия" на македонском языке: комментарий и перспективы» рассказала о ведущейся работе по переводу первого романа Булгакова на македонский язык и имеющихся языковых проблемах. Доклад Н. Н. Стариковой (Москва) «Реалии советской Москвы в словенском переводе романа "Мастер и Маргарита" (к проблеме контекста)» был посвящен трудностям перевода, обусловленным сложной художественной структурой булгаковского романа, соединением в нем нескольких культур -ных и историко-религиозных традиций, стилистических и языковых пластов, пропущенных через сатирический, гротескный быт московской жизни 1930-х гг. Е. В. Шатько (Москва) в докладе «Специфические "советские" реалии в переводах романа "Мастер и Маргарита" (на материале переводов В. Флакер и М. Чолича)» сопоставила два перевода, не только разнящихся на уровне языковых особенностей их авторов, но отражающих принципиальное различие стратегий при передаче специфических примет эпохи в данном произведении. Говоря о проблемах перевода, участники конференции неоднократно затрагивали также вопросы комментирования булгаковских текстов, вызывающих специфические затруднения у иностранного читателя. Так, в докладе Н. А. Луньковой (Москва) «Проблема переводческого комментария (на примере перевода романа "Мастер и Маргарита" на болгарский язык)» был рассмотрен переводческий комментарий к изданию недавнего (2012 г.) перевода булгаковского романа и проанализированы недочеты, допущенные комментатором.

Среди булгаковских произведений наибольшее внимание привлекал роман «Мастер и Маргарита»; несколько выступлений посвящено поэтике этого произведения. И. З. Белобровцева (Таллин) в докладе «Роман "Мастер и Маргарита": точка видения как оценка» проанализировала связи между пространственными категориями

в «закатном» романе и аксиологической системой писателя. Близким по проблематике явился доклад венгерской исследовательницы И. Киш (сейчас преподающей в Москве) «Диалог на обрыве: к вопросу о формообразующих принципах в творчестве М. Булгакова» — речь шла о мотиве «обрыва», играющем важную роль во всех редакциях «Мастера и Маргариты» и выступающем одной из важнейших визуальных форм пространства, времени и повествования. В докладе А. Петрова (Белград — Питтсбург) «Эротическое в романе "Мастер и Маргарита"» речь шла о пародийном функционировании эротических мотивов в данном произведении и их влиянии на систему персонажей булгаковского романа. А. А. Кораблев (Донецк) в докладе «"Мастер и Маргарита" как роман-путь» проанализировал «открывающие» книгу образы Бездомного и Берлиоза, которые, по мнению выступавшего, персонифицируют две рецептивные установки: непосредственную, предполагающую сосредоточенность на тексте и диалогический контакт с автором, и опосредованную — предусматривающую знание контекста, а также наличие «доказательств» и определенной «точки зрения».

Видеозаписи всех прозвучавших на конференции докладов размещены на портале Института славяноведения РАН (http://www. inslav.ru/sobytiya/2344-2016-bulgakov).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.