Научная статья на тему 'МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ВЫСТАВКА«ФОРМА 2.0. ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО» ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА'

МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ВЫСТАВКА«ФОРМА 2.0. ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО» ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
186
34
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСКУССТВО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА / ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО / МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА / КОСТОРЕЗНОЕ ИСКУССТВО / КЕРАМИКА / ФАРФОР / ТЕКСТИЛЬ / «ФОРМА» / ART OF THE RUSSIAN FAR EAST / DECORATIVE ART / INTERREGIONAL EXHIBITION / BONE CUTTING ART / CERAMICS / PORCELAIN / TEXTILE / “FORMA"

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Полуднева Евгения Игоревна

В статье даётся обзор одного из разделов Межрегиональной художественной выставки «ФОРМА 2.0. Декоративное искусство» (г. Новокузнецк), посвящённого современному декоративно-прикладному искусству Дальнего Востока. Рассматривается видовое, сюжетное, жанровое и техническое разнообразие представленных произведений. Определены основные особенности, отличающие современное декоративное искусство Дальневосточного региона: обращение к традиционным промыслам и их переосмысление, неразрывная связь с жизнью региона, стремление к станковизму.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE INTERREGIONAL ART EXHIBITION “FORMA 2.0. DECORATIVE ART”. DECORATIVE ART OF THE FAR EAST

The article gives an overview of one section of the Interregional art exhibition “FORMA 2.0. Decorative art” (Novokuznetsk), which is devoted to the decorative and applied arts of the Russian Far East. The diversity of forms, genres, plots and techniques in the art of the region have been analyzed on the example of selected items. The main features which distinguish the contemporary decorative art of the Russian Far East have been determined, such as references to the traditional arts and crafts and their interpretation, the inseparable connection with the life of the region, the tendency to easel forms.

Текст научной работы на тему «МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ВЫСТАВКА«ФОРМА 2.0. ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО» ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА»

УДК 7.036/74 Е. И. Полуднева

Приморская государственная картинная галерея Владивосток, Россия

ХРОНИКА

МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ВЫСТАВКА

«ФОРМА 2.0.

ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО»

Декоративное искусство Дальнего Востока

В статье даётся обзор одного из разделов Межрегиональной художественной выставки «ФОРМА 2.0. Декоративное искусство» (г. Новокузнецк), посвященного современному декоративно-прикладному искусству Дальнего Востока. Рассматривается видовое, сюжетное, жанровое и техническое разнообразие представленных произведений. Определены основные особенности, отличающие современное декоративное искусство Дальневосточного региона: обращение к традиционным промыслам и их переосмысление, неразрывная связь с жизнью региона, стремление к станковизму.

Ключевые слова: искусство Дальнего Востока; декоративное искусство; межрегиональная выставка; косторезное искусство; керамика; фарфор; текстиль; «ФОРМА».

В. В. Леватаев. Бабушкины пуговицы. 2020. Медь, эмаль. 30x30

Собственность автора

Межрегиональный художественный проект «ФОРМА», созданный под патронажем Регионального отделения Урала, Сибири и Дальнего Востока PAX и Союза художников России, впервые был реализован в 2019 году в рамках открытия Сибирского центра современного искусства «ФОРМА» в Новокузнецке.

В 2020 году организаторы проекта озвучили довольно амбициозную задачу: серией больших межрегиональных выставок собрать в одном выставочном

пространстве ведущих современных художников и мастеров декоративно-прикладного искусства Урала, Сибири и Дальнего Востока, объединив силы трёх крупнейших регионов страны [2, с. 159] и показав значимость современных художественных процессов, проходящих в этих регионах.

Радует, что, благодаря таким крупномасштабным проектам, декоративно-прикладное искусство и народные промыслы не остаются на периферии художественной сцены, а получают под-

держку и привлекают интерес специалистов и зрителей.

С самого основания деятельность центра современного искусства «Форма» мыслилась гораздо шире, чем проведение межрегиональных выставок. В планах организаторов проекта - строительство художественных мастерских, проведение международных симпозиумов и конференций, создание просветительского журнала. В этой ситуации панорамное видение необходимо.

Подобные выставочные проекты, объединяющие несколько крупных областей, представляют собой серьезный срез современной художественной жизни и демонстрируют «уровень творческих сил, спектр авторских исканий и тематический диапазон» [3, с. 10].

Декоративно-прикладное искусство определяет художественные особенности региона ещё более ярко. В отличие от произведений станковых форм - живописи, графики и скульптуры, куда автор вкладывает те или иные смыслы в большей степени сознательно, декоративное искусство и произведения народных промыслов как бы подспудно вбирают в себя смыслы и идеалы, которые транслирует мастер как носитель определённой художественной традиции и некоего культурного кода той области, в которой он живёт. Поэтому подобные проекты ничуть не менее значимы, нежели те, что посвящены искусству, традиционно определявшемуся как «высокое» в европейской культуре.

Дальневосточный регион на выставке «ФОРМА 2.0. Декоративное искусство» представили Улан-Удэ (Бурятия), Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре (Хабаровский край), Якутск (Якутия), Владивосток, Находка и Партизанск (Приморский край).

Не удивительно, что декоративное искусство крупнейшего региона страны отличается большим сюжетным и жанровым, техническим и видовым разнообразием. В экспозицию вошли изделия из металла, кости, дерева и кожи, керамика, фарфор,

Г. Н. Родионов. Колибри. 2015. Бивень мамонта, золото,

бриллиант, резьба, инкрустация. 12x2x2

Собственность автора

текстиль, батик, эмали, произведения ювелирного искусства. Их отличают высокий художественный и технический уровень, богатая творческая фантазия мастера, сочетание традиций и новаторства, осмысление и интерпретация элементов национальной культуры, а также обращение к проблемам

М. Н. Слепцов. Невеста. 2019. Рог оленя, резьба. 24x11x18

Собственность автора

современного общества, что довольно нехарактерно для данного раздела изобразительного искусства.

В последнее десятилетие косторезный промысел в России переживает подъем, о чём свидетельствуют результаты Международного фестиваля косторезного искусства, в 2019 году прошедшего в Магадане уже во второй раз. Исследователи выделяют два основных направления в современной резьбе по кости: с одной стороны - стремление возродить и сохранить традиции конкретной местности и школы, с другой - поиск индивидуальной манеры и жажда творческой свободы [4, с. 6], а также обогащение традиций, накопленных столетиями, новыми техниками и содержанием [5, с. 132].

Эти тенденции демонстрируют и произведения косторезного искусства, представленные мастерами из Якутии и Бурятии: В. Н. Амыдаевым, А. А. Винокуровым, В. И. Капустиным, К. М. Мамонтовым, Ф. И. Марковым, Г. Н. Родионовым, М. Н. Слепцовым, Бато-Мунко Чимитовым. Резьба по кости животных является одной из наиболее интересных и богатых художественных традиций этих регионов, отражающих непростые, но уважительные отношения человека и природы. Специфика этих от-

Б.-М. Чимитов. Зимние скачки. 2020. Бивень мамонта, дерево, резьба. 13,5x6x9

Собственность автора

ношений обусловлена древним культом шаманизма и мифологической картиной мира.

Якутское косторезное искусство весьма синкретично: наряду с традициями резьбы по кости местных народов, оно впитало в себя традиции северорусской холмогорской резьбы, а в советское время, во многом благодаря творчеству Фёдора Маркова [5, с. 131], испытало влияние японской миниатюрной скульптуры нэцкэ и её позднего сувенирного варианта окимоно. Сегодня якутские мастера предпочитают круглую станковую скульптуру из бивня мамонта, рога оленя или лося, моржового клыка, достигнув в художественной обработке этих материалов высокого мастерства. Все они, так или иначе, в своём творчестве обращаются к кругу тем, связанных с бытом народов Севера, с их традиционным жизненным укладом: мотивы рыбной ловли, охоты, оленеводства неизменно появляются в творчестве якутских мастеров. Также их привлекают анималистические сюжеты, посвящённые преимущественно северной фауне, и, конечно, сюжеты, связанные с культом шаманизма и мифологическими представлениями народов Севера.

Василий Амыдаев мастерски решает как небольшие статичные композиции («Рыба-чок», «Подарок»), так и динамичные («Новый день», «Рыбак Колымы»), Он тщательно в мельчайших деталях прорабатывает поверхность, передавая фактуру волос, меха, рыбьей чешуи. Для его работ характерно равновесие натуралистичности и стилизации, без которого невозможно обойтись в миниатюрной скульптуре. Работы «Осень» и «Хозяева Тундры» мастер решает в виде барельефа и, исходя из формы материала, виртуозно вписывает в него композицию произведения.

Александр Винокуров в работах «Добыча», «Прогулка», «Охотник-чарканщик» предпочитает гладкость, лаконичность, обобщённость форм.

Для современных косторезов зачастую характерно стремление к декоративности, сочетанию различных материалов и приме-

нению ювелирных техник. Иногда якутские мастера сочетают кость и дерево в станковой скульптуре («Осень» Василия Амыдае-ва, «Носорог» Георгия Родионова), используя дерево в качестве основания. Владимир Капустин сочетает бивень мамонта с деревом и поделочным камнем, использует ювелирную технику инкрустации для создания композиции «Горностай». Георгий Родионов также применяет элементы ювелирной техники в декоративной композиции «Колибри».

Фёдор Марков и Михаил Слепцов в своем творчестве часто обращаются к многофигурной композиции, используя в качестве подставки фрагмент оленьего рога. Этот тип композиции в якутском косторезном искусстве 1960-1970-х годов развивал известный мастер-косторез Семён Пестерев [5, с. 129]. Такой прием помогает передать динамику, движение, разворачивающееся на подставке, придаёт сюжету повествовательный стиль, как, например, в работах Фёдора Маркова «Наперекор всему», «Начало» и Михаила Слепцова «Летний день», «Невеста», «Юный пастух».

Косторезное искусство Бурятии представлено работами Бато-Мунко Чимитова из Улан-Удэ. В работах Чимитова заметно влияние буддизма и китайского искусства резьбы по слоновой кости. В декоративном блюде «Алан Гоа» и в создании ножен и рукояти бурятского национального ножа «Тэмээн» мастер использует технику орнаментальной сквозной резьбы в сочетании с реалистичными барельефными фигурами людей и верблюдов. Мастер с помощью тончайшей ювелирной гравировки, характерной для косторезного искусства стран Юго-Восточной Азии, передаёт элементы костюма, оружия и украшений героев. Работы «Сагаан Убэгэн (Белый старец)» и «Чингиз-Хан» созданы под влиянием буддийской скульптуры. Несмотря на миниатюрность, в них присутствуют спокойствие и монументальность, наряду с богатой декоративностью. В скульптуре «Чингиз-Хан» мастер тщательно прорабатывает фактуру всех элементов, использует орнаментальную гравировку в виде побегов растений, принизывающую витиеватым ритмом всю композицию. Бато-Мунко Чимитову бле-

А. С. Цырендор-жиева. Пейзаж. Триптих. 2016. Эскиз

А. О. Цибиковой. Конский волос, гобеленная техника,

ручное ткачество. 157x137

Собственность Александра Важенина

стяще удается как изображение людей, так и анималистические образы. В скульптуре «Зимние скачки» мастер великолепно передает динамику композиции, используя прием с подставкой из кости и дерева, умело сочетая гладкие лаконичные формы и выборочные элементы с тщательно проработанной фактурой (роскошная шерсть верблюда и меховая опушка в костюме наездника).

Наряду с косторезным искусством бурятские и якутские мастера издавна славятся традициями художественной обработки металлов. Произведения литой бронзовой скульптуры представили мастера из Бурятии: Е. А. Болсобоев, Б. Ц. Базаров, В. Д. Гатапов, Б. Д. Яндаков. Украшения и предметы обихода из кованого и литого серебра, бронзы, меди, латуни, мельхиора представили мастера из Якутии: Н. А. Васильев, Н. И. Ермолаева, Н. М. Пермякова, В. Соловьёва, А. О. Фёдорова.

Искусство, с одной стороны, является одним из лучших способов формирования и выражения национального самосознания народа, а с другой - ничто так не объединя-

ет людей по всему миру и не способствует трансляции гуманистических ценностей. Подобный синкретизм характерен и для искусства современной Бурятии. Исторические корни народов Забайкалья восходят к культуре кочевых племён, перемещавшихся на огромной территории Центральной и Юго-Восточной Азии. По словам Т. А. Бо-роноевой, «и сейчас в ментальности бурят сохраняется чувство природного единства с живой бескрайней степью и необъятным небом над ней, с ее мифами и духами» [1, с. 161].

Один из бурятских мастеров, чьё творчество генетически связано с культурой кочевников, - скульптор и ювелирных дел мастер Баясхалан Базаров. В своём творчестве Базаров обращается к истории и мифологии древних монголов, воплощает фантазийные образы, навеянные древними легендами детей степи, в бронзовой литой пластике. В скульптуре «Гуа-Марал» мастер воплощает образ легендарной прародительницы монголов, от которой вёл свой род великий полководец Чингисхан. Это идеал

женщины-воительницы, воспетый в бурятском и монгольском эпосе.

Евгений Болсобоев в технике бронзовой литой пластики создает анималистические образы с выразительными геометричными формами, навеянные скифским звериным стилем. К образу кочевника обращается и Валерий Гатапов в парной композиции «Гунны».

Якутию в этот раз представили преимущественно серебряных дел мастера предметами утилитарного назначения. Произведения Ньургуйааны Пермяковой, Никиты Васильева, Надежды Ермолаевой продолжают национальную традицию ювелирного дела. В художественном оформлении изделий мастера используют гравированные геометрические и растительные орнаментальные мотивы, чернение, сочетают металл с деревом и костью. Творчество Александры Фёдоровой более эклектично, в её работах можно встретить как традиционные старинные техники филиграни и перегородчатой эмали, инкрустации кабошонами (браслет «Айыл^а уЬуктуута»), так и тенденции современного ювелирного искусства с его стремлением к футуристич-ности и неправильным формам (гарнитур «Таас Бас»).

К якутской традиции праздничного убранства коня обращается Александр Манжурьев. Ритуальные маски для лошадей жениха и невесты изготовлены из кожи и украшены литыми и чеканными накладками из бронзы и латуни, а также бисерным шитьем.

Художник-ювелир из Владивостока Анастасия Буравлёва использует природные и анималистические мотивы, столь близкие любому жителю города у моря, в кольце «Гость маяка».

В целом произведения бронзовой литой пластики, ювелирного искусства региона демонстрируют высокий художественный и технический уровень авторов, поиск индивидуального стиля без отрыва от традиций регионального искусства.

Немногочисленно представлена скульптура из дерева произведениями А. А. Цыденова и Е. О. Найденовой. Анатолий Цыденов в скульптурах «Охотник» и «Воин-кочевник» обращается к национальным образам Бурятии, а Евгения Найденова в абстрактной композиции «Дух с Хмельницких щёк» отталкивается от природной формы и фактуры материала, создавая образ, близкий по духу дальневосточной тайге.

Произведения текстильного искусства представили мастерицы из Бурятии, Якутии, Владивостока и Партизанска: Э. Г. Буи-нова, Б. Дамбиева, А. С. Цырендоржиева, А. Н. Зверева, О. А. Рахлеева, М. П. Рехлясова, Н. Е. Федулова, В. В. Захаренко, Е. Ф. Шлык.

В Бурятии традиция гобеленного ткачества из конского волоса возродилась в 1970-х годах благодаря художницам Н. Дульби-новой, С. П. Ринчиновой, Т. Н. Тиминой [6, с. 130]. Сейчас эту традицию продолжают Баярма Домбиева, Алима Цирендоржиева, Надежда Федулова, представившие тканные вручную гобелены из конского волоса. В триптихе «Пейзаж» Цирендоржиевой, выполненном по эскизу Аллы Цибиковой, слились воедино традиции китайской средневековой живописи, образы русских сказок и дух кочевых народов евразийских степей.

А. Н. Илларионов. Шаманка. 2020. Керамика, фарфор, глазури, ручная лепка. 55x37x24

Собственность автора

А. Н. Илларионов. Маска. 2002. Керамика, фарфор, глазури, ручная лепка. 47x44x26

Собственность автора

А. А. Буравлёва. Гость маяка. Колъцо-скулъпту-ра. 2018. Серебро, родий, золочение, кость, корунд, шпинель, жемчуг. 18,5

Собственность автора

Современные якутские мастерицы также ткут гобелены и плетут циновки из конского волоса. Для их работ часто характерно ярусное построение и простой геометрический орнамент, как в циновках из конского волоса Марии Рехлясовой. Эту же тенденцию отражает и ковёр «Земля Анабар» Анны Зверевой, выполненный в смешанной технике. Художница в своей работе создает своего рода изобразительную модель мира народов Севера, а именно - анабарских долган, охотников и оленеводов.

Ольга Рахлеева также работает в гобеленной технике, но с более современными материалами - шерстяной пряжей, акрилом, джутом в сочетании с трафаретной печатью. Её гобелены больше походят на станковые произведения абстрактного искусства. Она использует сочетание вертикальных и горизонтальных линейных ритмов. Очень интересный пейзажный образ, близкий к абстракции, художница создаёт в гобелене «Тарын (Нетающий лёд)». Вертикальные ритмы первого плана создают ощущение гигантского монолитного ледяного массива, а ярусное построение ком-

позиции дальнего плана позволяет создать иллюзию бескрайнего пространства ледяной пустыни.

Художница из Находки Валентина За-харенко представила гобелен «Осенний этюд», выделяющийся среди остальных работ ярким, звучным, насыщенным цветовым аккордом.

Эржен Буинова работает в жанре текстильной аппликации, обращаясь к художественным приемам старинной буддийской живописи танка. Её персонажи - бурятские красавицы в национальных одеждах и героини бурятских легенд, как в произведении «Девушка-лебедь». Образ лебеди восходит к мифологическому сюжету о прародительнице хоринских бурят деве Шун Хубуун.

К технике буддийской танка обращается и Анатолий Цыденов в произведении «Традиции гостеприимства», выполненном гуа-шевыми и акварельными красками по грунтованной ткани.

И, наконец, Елена Шлык представила абстрактные композиции в технике аппликации из текстиля, кожи и предметов фурнитуры («Чёрный квадрат с изюминкой», «Танцовщик», «Осень»),

Изделия из керамики и фарфора демонстрируют разнообразие технических приемов, идей и художественных решений в творчестве дальневосточных керамистов: А. С. Дугаровой, К. Б. Гречанова, А. С. Гре-чановой, Т. А. Перепёлкиной, Ш. Ф. Шахназарова, Г. Г. Добрыниной, Е. А. Мельник, М. Н. Гуляевой, А. Н. Илларионовой. Тема пандемии столь глубоко затронула и изменила нашу жизнь, кардинально повлияв, в том числе, на художественную сферу, что это не могло не отразиться на творчестве современных художников. Альбина Гречанова осмысляет отношения с окружающим миром людей, столкнувшихся с новыми обстоятельствами, в композиции из двух глазурованных блюд «Соу1с1-ная». Константин Гречанов и Тамара Перепёлкина представили керамические скульптуры и скульптурные композиции («ВшрроИв СгесЬапоу1з», «Поцелуй», «Рыбы зимой плывут»), демон-

стрирующие широкий спектр технических приемов, тщательную проработку фактуры поверхности, удивительные живописные эффекты, созданные с помощью цветных глазурей. Галина Добрынина и Екатерина Мельник черпают вдохновение в образах родного города («Свежий ветер», «Корабли», «Владивосток», «С добрым утром, Вла-дик!»). Шахназар Шахназаров в декоративном панно «Букет» создает живописный образ, экспериментируя с сочетанием цветных глазурей и смальты. Мария Гуляева смело сочетает роспись эмалями и цветными глазурями в блюде из шамота «Северные мотивы», глину и эмаль - в подсвечнике «Якутская лошадь». Аюша Илларионова представила серию образов якутских шаманок. Выразительный абрис фигур художница создает с помощью традиционных причесок в виде бараньих рогов. Александра Дугарова работает в старинной китайской, но ставшей традиционной для русского фарфорового искусства технике подглазур-ной росписи кобальтом. Художница представила серию блюд с живописными фантазийными преимущественно женскими образами, навеянными легендами Бурятии.

Эмальерное искусство уже давно вышло за рамки прикладного, и современные мастера, работающие с художественной эмалью, преимущественно создают станковые произведения в жанре натюрморта, работы с повествовательным сюжетом, абстракции, приближая своё искусство к своего рода живописи горячими эмалями. Эмальерное искусство Дальнего Востока представлено работами В. Ф. Бабурова, А. П. Номар, Е. А. Мельник, В. В. Леватаева, Е. О. Найденовой. Работы Владимира Бабурова «Натюрморт войны» и «Пантеон» полноправно можно назвать живописью эмалью на меди. Обращаясь к столь серьезной теме войны, с помощью, казалось бы, исключительно декоративной техники художник создает душераздирающий образ. Валерий Леватаев в работах «Бабушкины пуговицы», «Грозовое облако» и «Петербургские сны» также пишет горячими эмалями на меди. Анастасия

Номар создает яркие натюрморты в фо-вистском стиле, построенные на сочетании крупных локальных цветовых пятен. А Екатерина Мельник в сюжетных композициях «С Рождеством» и «Шедевр в механике» экспериментирует с техникой перегородчатой эмали. Необычную декоративную композицию «Улов» из дерева, проволоки и горячей эмали на меди представила Евгения Найденова.

В завершение хотелось бы отметить украшения работы Елены Абрамовской и Натальи Намын. Елена Абрамовская работает в довольно необычном для региона стиле «Тиффани», используя популярную в эпоху модерна технику на стыке ювелирного и витражного искусства (броши «Коралловая ветка» и «Летящая»), Наталья Намын представила необычные украшения из серебряной глины в сочетании с плиссированной бумагой из серии «Калипсо».

В целом работы, представленные на выставку, говорят о том, что декоративно-прикладное искусство Дальнего Востока по-прежнему демонстрирует большой художественный и технический потенциал, бережное отношение к традиции, народным промыслам, издавна бытовавшим на территории региона, но при этом их творческое переосмысление и поиск новых художественных возможностей, неугасаемый интерес к жизни региона и его современным культурным реалиям, стремление к стан-ковизму и использованию декоративных техник для создания живописного образа, бережное отношение к природной красоте материала и жажду экспериментов.

Литература

1. Бороноева, Т. А. Современное изобразительное искусство Бурятии: поиск ментальных оснований художественной культуры // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). - Санкт-Петербург, 2010. - С. 160-166.

2. Высоцкая, Т. М. ФОРМА. Межрегиональный проект: Урал, Сибирь, Дальний Восток. Сибирский центр современного искусства. Новокузнецк. 21—23 августа 2019 // Изобразительное искусство Урала, Сибири и Дальнего Востока. -Красноярск, 2019. - № 1. - С. 159-163.

3. Зотова, О. И. XII Региональная художественная выставка «Дальний Восток» : вступ. статья // Дальний Восток: XII Региональная художествен-

ная выставка : каталог / Петропавловск-Камчатский, 14 сент. -14 окт. 2018. - Владивосток : Рубеж, 2018. - С. 10-23.

4. Зотова, О. И. Традиции и мастерство : вступ. статья // Косторезное искусство народов мира: II Международный фестиваль : каталог / Магадан, 25-30 окт. 2019. - Владивосток : Рубеж, 2019. - С. 6-11.

5. Иванова-Унарова, 3. И. Косторезное искусство Якутии. Тенденции развития // Изобразительное искусство Урала, Сибири и Дальнего Востока. - Красноярск, 2019. - № 1. - С. 123-133.

6. Санжиева, Е. Г. Творческое наследие художников и мастеров декоративно-прикладного искусства Бурятии 1960-1970-х гг. // Вестник Восточно-Сибирского государственного института культуры. - Улан-Удэ, 2018. - №3 (7). - С. 129-131.

Об авторе

Полуднева Евгения Игоревна - научный сотрудник научного отдела Приморской государственной картинной галереи. К. Б. Гречанов. E-mail: e.poludneva@mail.ru

Dirijopolis Grechanovis. 2020. Керамика, глазури. 36x40x17

Собственность автора

THE INTERREGIONAL ART EXHIBITION "FORMA 2.0. DECORATIVE ART".

DECORATIVE ART OF THE FAR EAST

Poludneva Evgenia Igorevna Researcher at the scientific department in the Primorye State Art Gallery.

Abstract: The article gives an overview of one section of the Interregional art exhibition "FORMA 2.0. Decorative art" (Novokuznetsk), which is devoted to the decorative and applied arts of the Russian Par East. The diversity of forms, genres, plots and techniques in the art of the region have been analyzed on the example of selected items. The main features which distinguish the contemporary decorative art of the Russian Par East have been determined, such as references to the traditional arts and crafts and their interpretation, the inseparable connection with the life of the region, the tendency to easel forms.

Keywords: art of the Russian Par Past; decorative art; interregional exhibition; bone cutting art; ceramics; porcelain; textile; "FORMA'.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.